Бизнес

 

Современная институционально-экономическая теория


Раздел: Бизнес, финансы

 

 

 

 

 

 

 ПРЕДПРИЯТИЕ И ПРИБЫЛЬ

 

 

остаточный доходЧто такое остаточный доход - это доход, производимый подразделением сверх минимально необходимой нормы прибыли, устанавливаемой администрацией компании

 

Теперь мы должны более конкретно и подробно рассмотреть сущность дохода и влияние неопределенности на общую форму организации экономической жизни. Представляется, что самый лучший способ сделать это - начать с общества, в котором неопределенность отсутствует, а затем ввести ее в рассмотрение и постараться выяснить, какие изменения произойдут при этом в структуре общества.

 

Поэтому мы возвращаемся к рассуждениям гл. IV, где изучалась механика обмена и конкуренции в условиях отсутствия неопределенности (и прогресса). Мы будем следовать той же методике, что и в гл. IV, т.е. сначала поставим задачу в как можно более простой форме и исследуем воздействие различных факторов по отдельности, а реальную жизнь во всей ее сложности будем анализировать "синтетически", мысленно конструируя ее из составляющих элементов.

 

Формулируя наши рабочие допущения, необходимо проявить известную аккуратность, чтобы ради простоты исследовался некоторый минимум неопределенности и в то же время обсуждение проблемы оставалось максимально близким к реальности. Наиболее очевидное исходное требование - исключить из рассмотрения факторы социального прогресса и на первом этапе ограничиться исследованием статичною общества. Но интерпретация этого постулата должна носить дифференцированный характер. Как уже неоднократно отмечалось, если бы жизнь общества была абсолютно неизменной, то не было бы вообще никакой неопределенности, и именно на таком допущении основывался наш анализ в гл. IV. Такая ситуация совершенно несовместима с наиболее существенными явлениями мира, в котором мы живем, но ее изучение служит аналитической цели выделения эффектов неопределенности.

 

 В реальной жизни изменения различаются и по сути, и по степени, поэтому изучение таких гипотетических условий, при которых все изменения сводятся к наиболее фундаментальным и неотвратимым по роду и по масштабу, является уже менее абстрактным. Общества могут почти не прогрессировать (как бывает на самом деле), и отсюда вытекает очевидное упрощение - из рассмотрения исключаются прогрессивные изменения.

 

Если абстрагироваться от всех перечисленных в гл. V элементов прогрессивных изменений, то в человеческой жизни все же останется немало неопределенности из-за изменений, имеющих характер случайных колебании, которые нельзя игнорировать, не совершая насилия над реальностью. Мы не можем точно сформулировать условия, при которых неопределенность достигает практического минимума, но это и не нужно; достаточно грубо обрисовать ситуацию, которую мы намерены рассмотреть. Выделим ряд факторов, влияющих на степень неопределенности, которым следует уделить особое внимание. Прежде всего это продолжительность производственного процесса, так как, чем больше времени он занимает, тем, естественно, с большей неопределенностью сопряжен. Большое значение имеет и общий уровень жизни.

 

Наиболее устойчивы и предсказуемы "низменные" потребности человека, т.е. в основном потребности в предметах первой необходимости. Чем выше мы поднимаемся по шкале ценностей, тем больше места в мотивации занимают эстетический элемент и влияние социальной среды и с тем большей неопределенностью связано предвидение потребностей и их удовлетворение. Кроме того, в нормальных условиях результаты производственных процессов в обрабатывающей промышленности, как правило, легче поддаются контролю и предварительным расчетам, нежели в сельском хозяйстве. Следует также иметь в виду научно-технический прогресс и развитие социальной организации. Возросшие возможности прогнозировать будущее и управлять ходом событий явно способствуют уменьшению неопределенности; еще важнее роль обсуждавшихся в предыдущей главе различных механизмов, призванных уменьшать неопределенность путем объединения случаев.

 

Мы можем упростить все эти сплетения факторов, приняв более или менее четкие и, насколько это возможно, реалистичные допущения. Просто скажем, что речь идет о США начала XX в., но при этом мы отвлекаемся от прогрессивных изменений, т.е. предполагаем постоянство численности и состава населения и отсутствие характерной для современной жизни тенденции изменений и улучшений. Из рассмотрения исключаются изобретения и усовершенствования технологии и организации, так что общая ситуация, какой мы знаем ее сегодня, останется стационарной. То же самое относится к сбережению нового капитала, разработке новых природных ресурсов, географическим перемещениям населения, а также перераспределению прав собственности на блага, уровней образованности разных слоев населения и т.д. Но мы не будем исходить из допущений о всеведении людей, их абсолютной рациональности и отсутствии элемента капризности в их индивидуальном поведении. Мы пренебрегаем природными катаклизмами, эпидемиями, войнами и т.д., но не "обыденными" неопределенностями, связанными с погодой и т.п., превратностями бренной жизни1 и неопределенностями человеческого выбора.

 

Возвращаясь к типу социальной организации, описанному в гл. IV2, рассмотрим последствия внесения в ситуацию минимальной степени неопределенности. При этом мы должны постоянно иметь в виду основные характеристики того общества, которое мы до сих пор конструировали. Предполагается, что, действуя в условиях полной свободы и не вступая в тайные сговоры, люди организовали экономическую жизнь с  первичным и вторичным разделением труда, использованием  капитала и т.п. и развили все это до уровня, который мы на- блюдаем в современной Америке. Принципиальным вопро- сом, заставляющим нас напрячь воображение, является внутренняя организация производственных групп или предприятий. При отсутствии какой бы то ни было неопределенности,  когда каждый обладает совершенным знанием о ситуации, не было бы причин для возникновения чего-либо вроде ответст- венного управления или контроля над производственной дея- тельностью. Не нашлось бы места даже маркетингу в каком-либо реалистическом смысле. Поток сырья и п ро извод ст вен- ных услуг шел бы через производственные процессы к потре- бителю совершенно автоматически.

 

При этом нам нет надобности напрягать воображение,  предполагая, что людям присущи сверхъестественные способ- ности всеведения. Мы можем трактовать описанную выше си- туацию как результат длительного процесса эксперимеитиро- вания методом проб и ошибок. Если сами люди и их условия  жизни будут оставаться абсолютно неизменными, то в резуль- ,тате возникнет четкая организация, совершенная в том смыс- ле, что ни у кого не будет побудительных мотивов что-либо  менять. Так что нет необходимости представлять организацию производственных групп таким образом, будто каждый рабочий делает как раз то, что нужно, и всегда вовремя - в стиле "предустановленной гармонии" с деятельностью других.  Вполне возможно существование менеджеров, надзирающих и  т.п. для координации деятельности отдельных людей. Но в условиях полного знания и определенности такие функционеры - просто работники, выполняющие чисто рутинные функ- ции без какой-либо ответственности, на одном уровне с теми, кто занят чисто техническими операциями.

 

С внесением в эту райскую ситуацию неопределенности -недостаточной осведомленности и необходимости действо- вать, опираясь на мнение, а не на знание, - положение дел полностью меняется. При отсутствии неопределенности человек отдает всю свою энергию деланию вещей; сомнительно,  чтобы деятельность разума могла вообще участвовать в такой  ситуации; в мире, устройство которого допускает теоретическую возможность совершенного знания, вполне вероятно, что все органические перестройки носят здесь технический характер, а все организмы суть автоматы. При наличии неопределенности само "делание" чего-либо, осуществление реальной деятельности приобретает поистине второстепенный характер; первостепенной проблемой или функцией становится решение: что и как это делать. Мы уже указывали на две наиболее важные характеристики социальной организации, обусловленные неопределенностью. Во-первых, блага производятся для рынка, исходя из совершенно безличных прогнозов о потребностях, а не для удовлетворения нужд производителей. Производитель принимает на себя ответственность за предвидение нужд потребителя. Во-вторых, работа по прогнозированию и одновременно значительная часть управления производством еще сильнее концентрируется в очень узкой группе производителей, и мы встречаем, наконец, нового функционера экономики - предпринимателя.

 

Когда присутствует неопределенность, а задачи принятия решений - что и как производить - оказываются важнее, чем само производство, внутренняя организация производственных групп перестает быть делом маловажным или технической деталью1. Настоятельной задачей становится централизация функций принятия решений и управления, и неизбежен процесс "цефализации", подобный происходящему в ходе эволюции живых организмов и вызванный теми же причинами. Рассмотрим этот процесс и обусловливающие его обстоятельства. Порядок нашего анализа проблемы определяется разработанной в гл. VII классификацией элементов неопределенности; в связи с каждым из них, независимо от других элементов, люди могут сильно отличаться друг от друга.

 

Остаточный доход – это доход, денежные потоки от которого продолжают поступать вам в течение долгого промежутка времени за работу, которую вы сделали когда-то. Остаточный доход ещё называют пассивным или резидуальным доходом.

 

В первую очередь, между видами деятельности существуют различия с точки зрения типа и объема знаний, необходимых для того, чтобы успешно управлять ими, навыков и склонностей, находящих применение при выполнении рутинных операций. В наши дни предметами конкуренции производственных групп или предприятий являются профессиональное мастерство и управленческие способности, и естественным ее результатом становятся существенные передвижки личного состава. В конце концов будет достигнуто такое положение дел, когда каждый производитель займет место, соответствующее наиболее эффективному применению специфического, конкретно для него, сочетания этих двух качеств.

 

Но еще более важные изменения влечет стремление самих групп к специализации путем выявления индивидов, обладающих выдающимися управленческими способностями нужного типа, возложения на них ответственности за работу группы и предоставления им права направлять и контролировать деятельность других ее членов. Вряд ли заслуживает особого упоминания тот факт, что определяющим фактором организации промышленности является способность разума одного человека давать общее направление рутинной физической и умственной работе других. Следует также учитывать, что люди различаются по своим способностям осуществлять эффективный контроль над другими людьми, равно как и по интеллектуальному потенциалу, позволяющему принимать решения о том, какие действия целесообразны. Кроме того, свою роль играет и то обстоятельство, что люди различаются и по степени уверенности в своих суждениях и силах, а также по склонности действовать согласно своим мнениям, т.е. "идти на риск". Именно этими различиями обусловлен наиболее фундаментальный результат изменения формы организации: возникает система, при которой самоуверенные и склонные к авантюрам "принимают на себя риск" или "страхуют" сомневающихся и нерешительных, гарантируя им заранее определенный доход в обмен на реальные результаты труда.

 

Как метод остаточного дохода используется для конвертации доходов

 

Таким образом, неопределенность порождает следующие четыре тенденции в отборе людей и специализации их функций: (1) отбор трудоных ресурсов для определенных видов деятельности на основе знаний индивидов и их способности к суждениям; (2) аналогичный отбор на основе способности к прогнозированию, так как разные виды деятельности требуют весьма различной степени обладания таким талантом; (3) специализация внутри производственных групп, в результате которой индивиды, обладающие повышенными способностями прогнозировать ход дел и руководить людьми, назначаются на управленческие должности, а остальные работники становятся их подчиненными; (4) лица, уверенные в силе собственных суждений и готовые "подтверждать их" делами, специализируются в принятии на себя риска. Между этими четырьмя тенденциями существуют тесные связи. Мы вообще не отделяем самоуверенности от склонности к авантюрам, так как эти два качества проявляются в действии схожим образом и на самом деле представляют собой не более чем разные аспекты одной и той же черты характера; точно так же бесстрашие и склонность приуменьшать опасность, как это хорошо известно, нераздельны во всех сферах деятельности, хотя мысленно мы считаем их разными качествами. Кроме того, тенденции, помеченные номерами (3) и (4), действуют совместно. С точки зрения наших представлений о человеческой натуре, ситуация, когда один человек гарантирует другому определенные результаты действий последнего, не имея при этом возможности руководить его работой, выглядит нереалистично или, по крайней мере, весьма странно. В то же время никто не согласится подчиняться другому лицу, не получив таких гарантий. В результате возникает "двойной контракт" типа хорошо известного из истории способа обойти законы о ростовщичестве. Также очевидно, что подобная система вообще не была бы действенной, если бы и у того, кто выносит квалифицированное суждение, и у других лиц не было уверенности в его правоте, т.е. в суждении людей как о собственных суждениях, так и о суждениях других должно быть больше верного, чем ошибочного.

 

В результате такой многосторонней специализации функций возникает предприятие с системой наемного труда. Его существование в нашем мире является прямым следствием фактора неопределенности; оставшаяся часть книги будет посвящена детальному исследованию этого феномена во псех его разнообразных аспектах и связях с экономической деятельностью человека и структурой общества. Такая форма организации не является ни необходимой, ни фатально неизбежной, ни единственно мыслимой, но при определенных условиях она обладает известными преимуществами и способностью в той или иной степени эволюционировать. Суть предприятия - в специализации функции ответственного руководства экономической жизнью, причем эти два элемента -ответственность и контроль - неотделимы друг от друга; именно этой последней характеристикой предприятия чаще всего пренебрегают. В условиях предпринимательской системы экономической деятельностью управляет особый общественный класс-бизнесмены; строго говоря, именно они являются производителями, тогда как основная масса населения просто снабжает их производственными услугами, предоставляя в распоряжение этого класса и самих себя, и свою собственность; предприниматели в свою очередь гарантируют поставщикам производственных услуг фиксированное вознаграждение, Точно определить эти функции и проследить их по всей структуре общества - дело долгое, так как специализация никогда не бывает полной; но в конце концов мы обнаружим, что в свободном обществе ответственность и контроль действительно неразрывны. В свободном обществе любое действенное вынесение суждения, любое принятие решений сочетается с соответствующим несением неопределенности - принятием на себя ответственности за эти решения.

 

Специализация функций влечет и дифференциацию вознаграждений. Продукция общества делится на два и только на два вида дохода -доход по контракту, т.е. по существу рента, в терминах экономической теории', и остаточный доход, или прибыль. Но дифференциация дохода по контракту, как, впрочем, и прибыли, никогда не бывает полной; никакая разновидность дохода не встречается в чистом виде, так что в любом реальном доходе присутствуют элементы и ренты, и прибыли. При наличии неопределенности (являющейся необходимым условием дифференциации) нельзя даже определить, какая именно часть дохода относится к одному виду, а какая -к другому; и все же частичное разграничение возможно, а в причинно-следственном плане отличие одного вида остаточного дохода от другого отчетливо видно.

 

Мы можем представить себе процесс, в ходе которого общество, в котором первоначально отсутствует неопределенность, в результате внесения последней трансформируется в предпринимательскую социально-экономическую организацию. Перестройка будет осуществляться теми же методами проб и ошибок и иод воздействием той же мотивации (стремление каждого индивида улучшить свое положение), что и описанные нами ранее. По-прежнему следует постоянно иметь в виду идеализированное ограничение, заключающееся в выравнивании всех возможных альтернативных вариантов целенаправленного поведения на уровне каждого индивида, осуществляемом путем распределения усилий и отдачи от них между доступными линиями поведения. При новой системе услуги труда и собственности реально поступают на рынок, становятся товаром, покупаются и продаются. Таким образом, они занимают место на сравнительной шкале ценностей и в ценовом выражении трактуются как объекты, однородные с фондом ценностей, составленным из прямых средств удовлетворения потребностей.

 

У нового устройства дел есть еще одна характерная черта -при нем уже невозможно совершенное равновесие. Поскольку производственные планы основываются на ожиданиях, а реально достигнутые результаты, как правило, не совпадают с ожидаемыми, колебания не сойдут на нет: ведь все изменения, которые вносят индивиды, относятся к установившейся шкале ценностей, а эта система цен подвержена случайным

колебаниям, вызванным непредвиденными причинами; следовательно, в планы приходится постоянно вносить коррективы. Ценность человеческих суждений проверяется исключительно экспериментами, которые всегда сопряжены с известной долей провалов или ошибок, никогда не бывают завершенными, и, поскольку человек смертен, их приходится постоянно возобновлять с самого начала.

 

Обратимся теперь к рассмотрению в общих чертах двух типов дохода индивида, предусмотренных предпринимательской системой организации, - дохода по контракту и прибыли. Как мы это делали до сих пор, попытаемся объяснить ход событий, встав на позицию людей, реально действующих или принимающих решения и интерпретирующих свои действия, исходя из обычной человеческой мотивации. Фоном проблемы служит ситуация свободной конкуренции, при которой имеет место соперничество между всеми людьми, включая и тех, кто в данный момент занимается предпринимательством, а также между всеми материальными средствами производства по поводу их найма или использования соответственно; в то же время все предприниматели ведут конкурентную борьбу за производственные услуги, а все остальные - за то, чтобы самим стать предпринимателями. Существенным для понимания следствий такой ситуации является тот факт, что люди действуют и конкурируют друг с другом, основываясь на своем представлении о будущем. В целях упрощения и конкретизации картины предположим, как и прежде, что существует некая группировка людей и вещей под управлением других людей, выступающих в роли предпринимателей (для начала можно считать эту группировку случайной), причем, как было только что сказано, и предприниматели, и все прочие охвачены конкуренцией.

 

Система производства и распределения вырабатывается посредством предложений и контрпредложений, основывающихся на двоякого рода ожиданиях. Рабочий запрашивает вознаграждение в размере, который, по его мнению, предприниматель в состоянии ему заплатить, и в любом случае не согласится на меньшее, чем может получить от какого-либо другого предпринимателя или если сам станет предпринимателем. Точно так же и предприниматель предлагает каждому рабочему столько, сколько, с его точки зрения, необходимо для приобретения услуг последнего, и в любом случае не более того, чего, по его оценкам, заслуживает данный рабочий; при этом он прикидывает в уме, что он сам может получить, если станет рабочим. Все расчеты ориентированы на будущее; условия прошлого и даже настоящего выступают исключительно в роли оснований для предсказаний того, что можно ожидать в дальнейшем.

 

Поскольку в условиях свободного рынка на любой товар может существовать лишь одна цена, конкурентные торги должны привести к некоей общей ставке заработной платы. Эту ставку можно описать как ожидаемую общественную или конкурентную ценность продукта рабочего, причем, как мы уже говорили выше, термин "'продукт" употребляется в смысле конкретного вклада данного рабочего. Размер ставки заработной платы определяется отнюдь не мнениями о будущем, которых придерживается та или другая сторона переговоров о найме; эти мнения только устанавливают верхнюю и нижнюю границы, за пределами которых соглашение невозможно. Механизм корректировки цен точно такой же, как и на любом другом рынке. Всегда существует установившаяся единая ставка заработной платы, которая неизменно соответствует точке равенства спроса и предложения. Если в какой-то момент число работодателей, готовых нанимать рабочую силу по повышенной ставке заработной платы, превышает число наемных работников, готовых согласиться на установившуюся ставку, то последняя соответственно увеличивается; аналогичная картина наблюдается при противоположном балансе мнений. Окончательное решение, принимаемое любым индивидом по поводу собственных действий, базируется на сравнении существующей на данный момент цены с субъективным суждением о значимости товара.

 

 В данном случае такое суждение имеет отношение к косвенной значимости, выводимой из двоякой оценки будущего, включающей как технологические, так и ценовые неопределенности. Когда наниматель принимает решение, предлагать ли заработную плату по текущей ставке, а наемный работник-соглашаться ли на такую заработную плату, оба должны оценивать продукт (т.е. конкретный вклад) рабочего в технологическом или физическом измерении и ожидаемую цену его на рынке. Оценивание включает два варианта вычисления или оценки вероятности. Само предприятие может носить характер авантюры, сопряженной с многочисленными и принципиально непредсказуемыми факторами. В подобном случае решение зависит от "оценки объективной вероятности" успеха или от целого ряда таких вероятностей, соответствующих разным степеням успеха или провала. И разумный человек, как правило, будет учитывать вероятное "истинное значение" оценок для всех факторов.

 

Теперь становится ясен смысл термина "общественные", или "конкурентные", ожидания. Вопрос, которым задается каждая из сторон соглашения о найме, связан просто с самим фактом различия между текущей нормой вознаграждения за услуги, являющиеся предметом сделки, и собственной оценкой их ценности с учетом поправок вероятностного характера. Величина же этого различия значения не имеет. Потенциальный наниматель может точно знать, что данный вид услуг обладает для него ценностью, намного превосходящей цену, которую он платит, но он должен платить по ставке, установившейся в ходе конкуренции, так как понимает, что факт его приобретения данных услуг окажет на эту ставку не больше влияния, чем если бы он вообще воздержался от торгов. Реальная текущая ставка определяется исключительно общей оценкой всей совокупности параметров, т.е. ценой, регулируемой "предельным" спросом.

 

Характер организации, которой мы здесь занимаемся, во многом такой же, как и у описанной в гл. IV, где были приняты допущения об отсутствии неопределенности и прогресса. Ценность для производственной группы работника или части оборудования определяется их конкретным физическим вкладом в объем выпуска - с учетом принципа уменьшения отдачи по мере увеличения доли данного вида ресурсов в общей комбинации - и ценой этого вклада - с учетом принципа уменьшения полезности по мере увеличения количества производительной энергии, расходуемой предприятием на изготовление данного конкретного продукта. Но теперь уже нельзя экспериментальным путем точно и объективно определить факторы, от которых зависит функционирование организации; возможны лишь оценки данных с большими или меньшими пределами погрешности, и это обстоятельство является причиной того, что различие между двумя описанными ситуациями намного глубже, чем сходство между ними. В каждом предприятии функция проведения таких оценок и "гарантирования" их состоятельности другим членам группы возложена на ответственного предпринимателя, и в результате возникает новый вид деятельности и новый тип дохода, совершенно не известные в обществе, где нет неопределенности.

 

Даже в той гипотетической ситуации, которая рассматривалась в гл. IV, в каждой производственной группе, вероятно, должна иметь место концентрация определенных функций контроля и координации у одного или нескольких лиц. Но обязанности таких лиц носили бы просто рутинный характер и мало чем отличались бы от обязанностей других участников производства; это были бы такие же работники, как и все прочие, и их доход был бы не более чем обыкновенная заработная плача. Но когда управленческая функция начинает требовать вынесения суждений, которые могут оказаться ошибочными, и, как следствие, принятие на себя ответственности за правоту собственных мнений становится необходимым условием власти менеджера над другими членами группы, характер этой функции коренным образом преображается: менеджер становится предпринимателем.

Доход это прибыль

 

Он может (и наверняка будет) продолжать выполнять прежние технические, рутинные функции и получать прежнюю заработную плату; но, кроме того, он принимает ответственные решения, и поэтому естественно, что в его доход должен входить еще один, специфический, элемент, который экономист-теоретик именует "прибылью".

 

Эта прибыль - просто разность между рыночной ценой используемых предпринимателем производственных ресурсов, т.е. суммой, которую конкуренция с другими предпринимателями вынуждает его гарантировать в обмен на предоставление производственных услуг, и выручкой от реализации продукта, изготовленного с помощью этих ресурсов под его руководством.

 

Доход предпринимателя имеет явно сложный характер, и связи между составляющими его элементами трудно разглядеть. Один из этих элементов - обычный доход по контракту, получаемый за рутинные производственные услуги, которые предприниматель оказывает руководимому им бизнесу либо лично (заработная плата), либо предоставляя свою собственность (рента или доход с капитала). Сложен и специфический элемент дохода, поскольку очевидно, что он сам состоит из

двух элементов - расчета и удачи. Адекватное изучение и ана

лиз этого феномена требует и времени, и вдумчивости. Пред

посылки проблемы,  поставленной  в данной главе, должны

быть теперь ясны: это - неопределенность, присущая жизни

вообще и целенаправленному поведению в частности и тре-

бующая вынесения суждений в сфере бизнеса; экономия за

счет разделения труда, вынуждающая людей работать группа-

ми и делегировать функцию контроля, так как другие функ

ции  уже специализированы;  свойства человеческой  натуры,

обязывающие   того,   кто   руководит   деятельностью   других

брать на себя ответственность за результаты их действий; и

наконец,   условия   конкуренции,   когда   суждению   каждого,

предпринимателя противостоит суждение мира бизнеса в це-

лом, диктующее  первому  величину остаточных доходов по контрактам,

которые он обязан выплатить, прежде чем возьмет что-либо себе.

 

Первым шагом на подступах к рассматриваемой проблеме будет выяснение сути  предпринимательских способностей и ситуации спроса и предложения в их связи. Что касается первого подразделения дохода предпринимателя - обычной зара-: ботной платы за рутинные услуги труда и собственности, предоставленной бизнесу, то здесь комментарии  излишни.  Эта выручка - просто конкурентная такса оплаты данного уровня квалификации   или   вида  собственности.   Вне  сомнения,   на1 практике невозможно сказать, какова в точности эта норма. Дело не только в том, что в изменчивых условиях реальной , жизни безупречное таксирование предметов и услуг недостижимо; но кроме того, условия специализации предпринима-, тельской деятельности вполне могут привести к тому, что одни и те же вещи делаются предпринимателями и непредпри-. нимателями в трудно сопоставимых условиях. Следовательно, i в общем случае невозможно провести абсолютно четкую грань между элементами, являющимися заработной платой или рентой в чистом виде, с одной стороны, и порожденными неоп-.. ределенностыо - с другой. Серьезные затруднения возникают и при попытке установить соотношение между суждением и удачей, когда требуется определить ту часть дохода предпринимателя, которая связана с выполнением его специфической двоякой функции: осуществление ответственного контроля и страхование собственников производственных услуг от неопределенности и случайных колебаний их доходов.

 

Прежде всего скажем еще пару слов о самом процессе, посредством которого фиксируется предпринимательский доход. Чтобы отличить его от выплачиваемых предпринимателем доходов по контрактам за услуги, не связанные с вынесением' суждений, отметим, что последние являются вмененными до-, ходами, тогда как доход самого предпринимателя - остаточным. То есть в каком-то смысле размер дохода предпринимателя вообще не "определяется"; это-"то, что остается" после того, как "определятся" другие доходы. Цены производственных  услуг  "фиксируются"   на  рынке  в ходе  конкурентной'. борьбы   предпринимателей;   но   доход   предпринимателя   не . фиксирован: в него входит все, что остается после выплаты . фиксированных  доходов.   Таким   образом,   исследовать   его приходится косвенным путем, вникая в те силы,  которыми ' определяются фиксированные доходы и соотнося их со всем ' продуктом предприятия или общества.

 

При допущении о совершенной конкуренции на рынке , производственных услуг размер вознаграждений по контрактам, выплачиваемых каждым отдельно взятым предпринимателем, определяется конкурентными, или предельными, ожиданиями предпринимателей как группы, связанными с предложением каждого вида имеющихся ресурсов. Станет конкретный индивид предпринимателем или нет - зависит от того, достаточно ли сильна, чтобы стать руководством к действию, его убежденность в том, что использование им производственных услуг может принести больший доход, чем цена, назначенная на них другими людьми исходя из их представлений о доходе, который можно из этих услуг извлечь (с той же оговоркой, что убежденность этих людей должна реализоваться в их действиях). После того как индивид становится предпринимателем, размер его дохода зависит от того, достигает ли он успеха в производстве ожидаемого излишка продукции, т.е. от того, насколько правильным было его суждение. Но очевидно, что успех предпринимателя и равной мере определяется и несостоятельностью суждений его конкурентов либо же их худшими, по сравнению с ним, деловыми качествами. Эти два фактора - деловые качества и суждения о деловых качествах данного лица- неразрывно связаны между .V. собой, а деловые качества опять же включают суждение о внешних (относительно выносящего суждение лица) факторах и способности реализовать суждение в действиях.

 

Наконец, как мы неоднократно указывали, само предприятие может быть авантюрой. При принятии большинства решений, требующих вынесения суждения в сфере бизнеса или ответственного подхода к жизненным ситуациям в любой другой сфере, приходится учитывать факторы, не допускающие оценок, причем никто и не пытается их оценить. Само суждение выносится по поводу вероятности определенного исхода, т.е. процента успешных завершений данного предприятия при многократном его повторении. Поэтому поправка на везение носит двоякий характер. Требуется большое число проб для того, чтобы установить действительные вероятности, по поводу которых выносится суждение в любой конкретной ситуации, и одновременно провести грань между истинным качеством суждения и чистой случайностью. А если учесть, что наша классификация ситуаций в лучшем случае весьма грубо приближенная, то остается только удивляться, как это нам удается жить столь разумно. Попытаемся теперь более точно сформулировать принципы, позволяющие определить предпринимательский доход на языке законов спроса и предложения. Пассивный или остаточный доход - это денежный доход, который вы получаете независимо от количества физической или умственной деятельности

 

Спрос на некий вид производственных услуг зависит от крутизны кривой уменьшающейся отдачи от возрастающего объема других видов услуг, комбинируемых с первым. Так, хорошо известно, что, чем быстрее уменьшается отдача от возрастающего приложения труда и капитала к данному участку земли, тем выше земельная рента. Очевидно, и в случае предпринимательской деятельности комбинирование производственных услуг подчинено некоему закону уменьшающейся отдачи. В основе такого закона лежит уже отмечавшийся факт ограниченности кругозора прогнозирования и способности реализации суждений в действии. Чем масштабнее операции, которыми пытается руководить любой индивид в одиночку, тем ниже его эффективность в целом (как и в других вариантах закона уменьшающейся отдачи, "начиная с некоторого момента1'). Опять же спрос на предпринимателей, как и на любой вид производственных ресурсов, напрямую зависит от предложения других средств.

 

Предложение предпринимателей определяется следующими факторами: (а) наличие способностей - это понятие охватывает самые разнообразные элементы; (б) готовность применить их на практике; (в) возможности предоставления удовлетворительных гарантий; (г) сочетание перечисленных факторов в одном лице. Коль скоро общество в целом стремится обеспечить высокое качество управления предприятиями, этого можно достичь сочетанием "способностей" с "готовностью'' или всех трех факторов, равно как и путем массового предложения данных элементов по отдельности. Если готовность в сочетании с возможностями предоставления гарантий

 не подкреплена способностями, то, очевидно, произойдет распыление ресурсов; а способности, при отсутствии остальных факторов, будут попросту растрачены впустую. Пожалуй, важнейшая из проблем эффективности экономической организации в том и состоит, чтобы найти людей, способных квалифицированно управлять бизнесом, и закрепить за ними позиции, позволяющие осуществлять ответственный контроль.

 

Предложение предпринимательских качеств является одним из главных факторов, от которых зависит количество и размер производственных единиц в данном обществе. Будучи остаточным, предпринимательский доход определяется спросом на эту решительность, который в свою очередь зависит от уверенности в себе предпринимателей как класса, а не от непосредственного спроса на услуги предпринимателей. Сразу следует отметить, что предприниматели как класс вполне могут понести чистые убытки, которые придется компенсировать доходами от какой-то иной (не предпринимательской) деятельности. Таков был бы естественный результат там, где низкий уровень способностей сочетается с большой "отвагой". Вместе с тем если люди в целом адекватно судят о своих способностях, то общая норма прибыли будет, вероятно, низкой независимо от того, насколько велики или малы сами способности, но при низком уровне реальных способностей эта норма будет в гораздо большей степени подвержена изменениям и случайным колебаниям. Необходимым условием больших прибылей является жестко ограниченное предложение первоклассных способностей при низком общем уровне способностей и инициативы.

 

Для лиц, занимающихся теоретической экономией, анализ прибыли существенно упрощается благодаря тому, что традиционная теория распределения делает большой (и неадекватный) акцент на понятии остаточного дохода, особенно при интерпретации ренты. Но все же эту параллель не следует проводить слишком далеко, поскольку существует важное различие. Рента и, как это теперь понятно каждому, любая другая доля факторов производства в доходе - это то, что остается после вычета продуктов остальных факторов (где продукт - произведение предельного вклада единицы фактора производства на число единиц). Прибыль же (при наших текущих упрощенных условиях) - это остаток после вычитания платежей за услуги прочих факторов производства, определяемых предельными ценами, назначаемыми предпринимателями как классом на все производственные ресурсы в совокупности. В последнем случае речь идет не об остаточном продукте, а о погрешности в расчетах непредпринимателей и предпринимателей, которые не вынуждают успешных предпринимателей уплатить за производственные услуги столько, сколько могли бы заставить их заплатить.

 

Учитывая сложность аргументации, целесообразно кратко повторить ход рассуждений- В качестве первого приближения мы предположили, что в обществе каждый человек знает, каковы его собственные предпринимательские способности, но люди не имеют представления друг о друге с этой точки зрения. Следовательно, деление общественного дохода на прибыль и доход по контракту зависит от предложения предпринимательских способностей в обществе и темпа уменьшения отдачи от нее по мере приложения других факторов производства, т.е. доля прибыли в доходе растет, когда предложение предпринимательских способностей мало, а отдача быстро уменьшается. Остаточный доход, формула – это разница между чистой операционной прибылью организации и затратами на весь капитал организации.

 

 

Если люди - плохие судьи собственных способностей и не имеют представления о способностях других, то размер доли прибыли зависит от того, склонны ли они в целом переоценивать или недооценивать перспективы деловых операций, причем эта доля больше во втором варианте.

 

Примером того, как небольшое число людей, знающих, что делают, может извлекать крупные прибыли среди большой массы этого не ведающих, служит эксплуатация первобытных народов европейцами. Но если между последними возникает конкуренция, то с увеличением их числа обязательно настанет момент, когда они вынуждены будут назначать конкурентоспособные цены, причем все, что для этого требуется от эксплуатируемой массы, - это проявить ровно столько находчивости, сколько нужно, чтобы оказывать предпочтение большему вознаграждению по сравнению с меньшим. Требуемое для достижения этого результата число конкурентов зависит от степени наклона кривой уменьшающейся отдачи от предпринимательства, т.е. от ограничений на масштабы предприятия, которым может эффективно управлять один человек, причем представление о масштабах следует расширить, включил в них все многообразие ситуаций, с которыми приходится сталкиваться. На самом деле вопрос об уменьшающейся отдаче от предпринимательства сводится к степени имеющейся неопределенности1. Представить себе, что один человек в состоянии адекватно управлять деловым предприятием неограниченного размера и сложности, означает вообразить ситуацию полного отсутствия неопределенности.

 

Во всех предыдущих рассуждениях рассматривалась упрощенная ситуация, поскольку предполагалось, что каждый член нашего общества знает кое-что об истинной ценности собственных суждений и о своей способности управлять ситуацией в соответствии с ними, но о таких же качествах любого другого человека он имеет представление лишь в той мере, в какой мнение этого человека о себе проявляется в характере его действий. На самом деле суждения о других людях формируются на основе наблюдений за их деятельностью в течение известного периода, а кроме того, впечатлений от их внешности, разговора с ними и т.д., которые тоже могут претендовать на некоторую значимость. Такое знание других является одним из важнейших определяющих факторов для наших усилий разумно сосуществовать в организованном обществе. Труднее всего дается научное рассмотрение всех данных, связанных с практическими аспектами знания и неопределенности,

 

Оценки состоятельности мнений других людей и их способностей, несомненно, составляют самую значительную часть данных, на основе которых любой индивид принимает решения в собственной жизни; по крайней мере, так обстоит дело в сфере экономической деятельности при высоком урои-не организации последней. Эти оценки играют роль косвенных указаний на то, каких событий можно ожидать при тех или иных условиях; мы не знаем ничего существенного о самой проблеме и не скрываем своего неведения; зато мы знаем точку зрения других людей, чье суждение мы уважаем и готовы принять в качестве своего собственного мнения. Степень уверенности, которую мы ощущаем в своей собственной ситуации, это просто степень нашей уверенности в ценности суждения "авторитетного лица", чье мнение мы воспринимаем как самую лучшую информацию, которую мы можем получить по существу вопроса.

 

Безусловно, такой способ формирования мнений на основе мнений других сложен и неоднозначен: редко бывает, что при этом ни разу не проскальзывает собственное независимое суждение о сути дела. Происходит своего рода обоюдное усиление позиции: у нас есть какие-то собственные идеи, от которых мы отталкиваемся, и они согласуются со взглядами некоего авторитетного лица. Мы часто, если не всегда, верим в правоту своих действий, потому что в этом убежден тот, кто пользуется авторитетом в наших глазах, но в какой-то мере наша вера в последнего основана на том, что он придерживается взглядов, к которым мы сами уже склонялись. Более того, в значительной мере мы уверены в себе постольку, поскольку полагаем, что другие верят в нас, хотя опять же с другой стороны... Но сказанного достаточно, чтобы продемонстрировать сложный характер связей между нашим собственным мнением и мнениями других, не пытаясь при этом выразить все эти связи в виде логически упорядоченных тезисов. Все, что мы хотели подчеркнуть, - это важность косвенного знания, приобретенного посредством знания о знании других.

 

Соответственно неопределенность знания, на основе которого мы действуем, порождает определенные ошибки и в наших оценках тех, кого мы избираем в качестве авторитетов и чьим суждениям следуем. Чаще всего именно такой характер имеют неопределенности в сфере бизнеса, так что эта их разновидность требует особенно тщательного изучения. До сих пор мы исходили из допущения о единоличном и неделимом предпринимательстве; такое допущение вытекает из тезиса о невозможности знания одним лицом способностей другого. Ясно, что при отсутствии такого знания никто не отдал бы свои ресурсы в ведение другого без соглашения о действенных гарантиях их оплаты, и предпринимателем смог бы стать только тот, положение которого позволяло бы ему предоставлять такие гарантии без посторонней поддержки1, поскольку ни один человек не давал бы таких гарантий за другого.

 

 Таким образом, имела бы место полная и беспримесная специализация предпринимательства: ответственность и контроль были бы неразрывно связаны друг с другом. Но все меняется, когда у людей появляются знания или мнения о способностях других лиц выполнять предпринимательскую функцию и готовность действовать, руководствуясь этими знаниями или мнениями. Тогда предпринимательство перестает быть простой и строго изолированной функцией. Несомненно, именно такое положение дел наблюдается в реальной жизни, и именно такое, лишь отчасти специализированное и в той или иной мере рассредоточенное между разными людьми предпринимательство заслуживает наиболее тщательного изучения. Следует особо отметить несколько форм организации и способов распределения этой функции.

 

Простейшее из мыслимых разделений предпринимательства - отделение контроля от гарантий и осуществление этих функций разными индивидами. Такое устройство дел вполне естественно, так как часто бывает, что лицо, обладающее предпринимательскими способностями, не в состоянии предоставить удовлетворительные гарантии обещанных доходов по контрактам. При таких обстоятельствах часто оказывается обоюдно выгодным соглашение с индивидом, который может выступить в роли гаранта заключенных предпринимателем контрактов на производственные услуги, не обладая при этом способностью или не испытывая желания управлять предприятиями. Формы такого партнерства и условия дележа прибыли могут быть весьма разнообразными.

 

На самом деле нам известно, что обычно заключается новая сделка о заработной плате, т.е. гарант нанимает управляющего (директора) точно так же, как последний - носителей производственных услуг, которые он организует и контролирует. С такой передачей функций сопряжена качественная трансформация предпринимательства, которая заслуживает подробного рассмотрения, чем мы и займемся в следующей главе. А здесь отметим, что, как правило, непрактично полностью отделять ответственность за гарантии от контроля над предприятием. Редко бывает, что заинтересованность наемного предпринимателя в бизнесе исчерпывается его доходом по контракту. Обычно он либо совладелец, либо, по крайней мере, его жалованье регулируется таким образом, что становится очевидной зависимость продолжительности его пребывания в должности от процветания предприятия под его руководством.

 

Результаты оценивания предпринимательских способно

стей почти так же важны, как и трансформация предприни

мательской функции с частичной передачей ее другому инди

виду, и заключаются они в том, что специализация этой

функции в рамках предприятия может быть весьма неполной,

То есть теперь уже неверно, что люди всегда отказываются

доверять производственные услуги (в собственном лице или в

виде своего имущества) постороннему без соглашения о дей

ственных материальных гарантиях фиксированной оплаты

этих услуг. Если способности и честность менеджера пользу

ются доверием, то люди охотно будут работать и тогда, когда

гарантии их вознаграждения неполные или не имеют исковой

силы. В той мере, в какой этот феномен имеет место, собст

венники производственных ресурсов явным образом разделя

ют бремя неопределенности или "принятие риска", сопря

женного с предприятием. При более тщательном изучении

, предпринимательской функции с учетом сложных, до конца

, неясных и изменчивых условий реальной жизни проявляется

также и то обстоятельство, что собственники участвуют в

осуществлении эффективного контроля. Эта тема составляет

следующий этап нашею исследования (мы по-прежнему пока

отвлекаемся от фактора прогресса).

 

Термины

остаточный доход в сетевом маркетинге

остаточный доход формула

остаточный доход в млм

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Риск, неопределенность и прибыль»

 

Смотрите также:

 

Азбука экономики   Словарь экономических терминов   Экономика и бизнес   Введение в бизнес    Управление персоналом   Как добиться успеха 

 Менеджмент    Риск-менеджмент   Основы менеджмента 

 

 Управление финансовыми рисками   Внутренняя торговля   Индивидуальная предпринимательская деятельность   Методы продажи   Новые собственники    Основы оптовой торговли

 

Вводный курс по экономической теории

Курс предпринимательства
 

 

Организация предпринимательской деятельности

 

Составление бизнес-плана

Экономика для менеджеров