Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

  

Экономика

Основы экономической культуры


Раздел: Бизнес, финансы

 

Глава третья. Экономическая культура Средневековья

 

Раздел 3.1. Роль учения Христа в обновлении социально-экономических отношений в цивилизационном процессе

 

Причинами новизны и распространения христианства в низах населения в начале первого тысячелетия н.э. явились формы ярко выраженного протеста нового вероучения против насилия и вера перво-христиан в главный завет Иисуса: не в силе Бог, а в правде.

По утверждению английского историка философии и общественной мысли Н. Эрла, человечество примерно каждые шестьсот лет создает новую веру. Так, в VI в. до н.э. возникли буддизм, иудаизм и конфуцианство. ВI в. зародилось христианство, а в ХШ в. оформилось средневековое христианство, которое, как мы увидим, коренным образом отличается от его первоначальной формы. Кроме того, седьмое столетие после Христа отмечено появлением Магомета, пророка ислама, а девятнадцатое столетие ознаменовалось сразу двумя вероучениями - марксизмом и бахай (пророки - Маркс и Бахаулла) (152; 245).

Учение Христа сводилось не просто к чисто религиозной проповеди близкого царства Божия и подготовки к нему, но прежде всего - к замене ветхозаветных предписаний. Вместо первобытного закона возмездия: око за око и зуб за зуб, - проповедь Христа "не противься злому"; вместо библейского каинства - "примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой"; вместо жестокосердия и корысти - "мирись с соперником своим"; "просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Мф.,5:23~25; 39; 42).

Альтруистические заветы первохристианских общин, несмотря на духовную тягу к небу, оказались силой, способной обновить социально-экономические отношения на земле, повлиять на человечество.

Прежде всего это касалось самой сердцевины учения: кому служить?

"Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне" (Мф.,6:24).

Стремление к наживе и эгоизму древние христиане метко назвали маммонизмом: "трудно имеющим богатство войти в Царствие Бо-жпе'(Лк., 18:24). От Христа последовала и прямая отповедь, навеянная состоянием Иерусалимского храма: "дома Отца Моего не делайте домом торговли".

Для экономической инициативы и предприимчивости учение Христа оставляло весьма узкий коридор. Господь самодовлеют; под богатством первохристиане подразумевали независимость от всего, кроме Господа, а под бедностью -потребность в Боге (15; 86).

Социальной программы в виде системы определенных планов и предписаний, направленной на преодоление и устранение бедности и нужды, Иисус не предлагал. Он не касался экономических условий своей эпохи, поставив принципиально иную тему для всей новейшей истории, в том числе и для либеральной экономики: тему свободной человеческой личности, ее духовности, самоценности. В Евангелии от Луки он напутствует учеников своих: "не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело —одежды" (Лк„12:22,23).

На первый план выступает вера, затмевая не только идеологию, но и экономику.

Древнее христианство завоевывало мировую известность прежде всего демократической организацией своих общин, отсутствием национальных предпочтений и ограничений, отменой культовых жертвоприношений, обещанием спасения в этой жизни. Проповедь человеческого братства и единения (люди суть дети одного Отца, они соединяются во Христе, в Котором нет разницы между рабом и свободным, между мужчиной и женщиной, эллином и иудеем, варваром и скифом) на многие столетия стала самой притягательной темой свободной человеческой личности.

Но наиболее значимой по своим всемирно-историческим последствиям стала новая оценка труда, восстановление человеческого труда в полном его достоинстве. Старое аристократическое пренебрежение к труду в христианском учении исчезало. Именно в этом коренном повороте воззрений на труд кроются корни экономической культуры и процветания христианских стран, ставших очагами европейской цивилизации.

Богатеть 6 Бога означало нормальное, дозволенное приобретение собственности трудом праведным; излишек предосудителен; взаймы давать нужно, не ожидая ничего; рост на капитал отцы древней христианской церкви осуждали.

Неожиданной гранью повернул святое благовествование от Луки Лев Толстой, выразитель характернейших черт русского крестьянского духа. В основу своего учения Л.Н. Толстой положил естественноис-торический принцип. В перекличку с Евангелием Толстой так объяснял закон жизни, ее предназначение и благо:

"Птица так устроена, что ей необходимо летать, ходить, клевать, соображать, и когда она все это делает, тогда она удовлетворена, счастлива, тогда она - птица. Точно так же и человек, когда он ходит, ворочает, поднимает, таскает, работает пальцами, глазами, ушами, языком, мозгом, тогда только он удовлетворен, тогда только он - человек" (186; 31).

То есть человек проявляет свою природу в труде; неработающий да не ест. Работа- святое дело,- именно такой тезис отстаивал в своей духовной прозе другой христианский писатель России Н.В. Гоголь. -Всякую работу делай так, как бы ее заказал тебе Бог, а не человек; тогда работа - святое дело. Тогда такая работа спасет твою душу (186; 31).

Законодательными нормами древности были три основных пункта; существование божественного провидения, умерение человеческих страстей и бессмертие человеческих душ. Учение Христа сводилось не просто к чисто религиозной проповеди близкого царства Божия и подготовки к нему, но прежде всего - к замене ветхозаветных предписаний. Первичная форма народного самоустройства выглядела как чисто архитектоническая, естественно-хозяйственная.

Раздел 3.2. Духовные и материальныеистоки русской экономической -культуры

Перейдем к изложению важнейшей части хозяйственного фундамента, на котором строилась экономическая культура Киевской Руси, а впоследствии создавалось русское национальное государство, - изучению техники, организации и удельного веса промышленности в общей системе цивилизационного развития России, начиная с периода разложения первобытной общины восточных славян и заканчивая временем распада Киевской Руси.

Любящие превыше всего личную независимость, славяне занимались земледелием и скотоводством, ловлей птиц и зверей, рыболовством и бортничеством, варили соль, приготовляли пищу и питье, плотничали, выделывали одежду и обувь» сукно и шерсть, меха, золотые и серебряные изделия. Их не привлекали жажда наживы, возможность торговать, забвение родины. Не было закрытости рода - племени, лишь единство родной земли. Само слово "славянин", по некоторым трактовкам, образовалось как горожанин, киевлянин. Славно - древнейшее имя юго-восточного конца Новгорода, аристократическая часть города, в отличие от болотистого Городища.

В IV-VI вв. у восточных славян шло разложение первобытной общины. В этот период в хозяйстве народа господствовало пашенное земледелие и оседлое скотоводство, сравнительно большое развитие получили ремесла, приобрел известное значение и обмен.

К примеру, древняя Русь пользовалась железом собственной выплавки» а не привозным. С ростом общественного разделения труда прежде всего обособилось наиболее сложное металлургическое производство. Железные топоры на территории древней Руси были известны с V в. до и. э. Высшая ступень варварства начинается, по выражению Ф. Энгельса (1820-1895), с плавки железной руды и переходит в цивилизацию через изобретение буквенного письма и применение его для записывания словесного творчества.

Начиная с VI в. появляются укрепленные жилища крупных земельных собственников. Возникают значительные города: Киев, Новгород, Чернигов, Переяславль. Богатые земельные собственники эксплуатировали челядь (рабов). Но рабство на Руси не стало господствующим способом производства и вскоре было вытеснено новыми, феодальными формами зависимости.

Слово люди в древней Руси означало низшее население, подвластную массу, в противоположность свободным мужам.

Одной из наиболее ранних форм торговли следует считать ярмарочный торг. Еще в I - VI вв., когда славяне жили патриархально-родовым строем, они сходились на "игрища межю селы1* (1Щ 29). На этих игрищах охотники, звероловы, бортники и землепашцы обменивали излишки своего труда на оружие и другие нужные предметы.

Наряду с ярмарочной существовала передвижная торговля купцов-воинов, начинавшаяся с прибытием торговых караванов к определенной пристани, под открытым небом, возле прибывших судов и заканчивавшаяся с их отбытием.

Свое историческое призвание славянские племена, в отличие от многих народов древнего мира, ощущали не в войне, как, положим, греки и римляне, но в мирной деятельности, в кочеваньи, освоении земель и ремесел. Первородный закон повелевал жить трудами рук своих - еще до принятия православия, как и препоручение власти снизу вверх, главный признак славянской системы.

Введение христианства в 988 г., в период княжения Владимира Красное Солнышко (980-1015), как знак цивилизованности* способствовало распространению грамотности и культуры на Руси, осуждало крайности крепостничества, но при этом призывало холопов и смердов к полному повиновению их владельцам. Новая церковь бралась строить

и направлять всю жизнь человека - от появления его на свет и до самой могилы.

В тот период торговля находилась в тесной связи с церковью, что обуславливалось как потребностью церкви в реализации предметов культа, так и сосредоточением богомольцев, среди которых удобно было вести торг на прицерковных площадях. При строительстве церквей предусматривались специальные помещения для приема, хранения и отпуска товаров.

По мнению Н.М. Карамзина, нужнейшие Искусства механические, равно как и Свободные, были известны древним Россиянам (100,т,1; 173). Не называя эту форму домашней промышленностью, историограф, открывший, по образному впечатлению А.С. Пушкина, Древнюю Россию, как Колумб Америку, сравнивал современную ему экономическую культуру начала XIX в. с древним периодом: "И ныне селянин Русской делает собственными руками почти все необходимое для его хозяйства: в старину, когда люди менее сообщались друг с другом, они имели еще более нужды в сей промышленности" (100,тЛ; 173).

Городские ремесленники, выделившиеся в XI-XII вв. в особые общественные группы, привели к обособлению от ярмарочного торга городских и сельских базаров, работавших уже регулярно в праздничные и другие дни недели (179; 56). Сосуды славянского типа с личными клеймами гончаров широко распространялись по всем землям, входившим в состав Древнерусского государства. Особыми видами ремесел были стеклянное производство, обработка дерева, строительство и отделка каменных зданий, изготовление одежды, тканей, обработка колеи (156; 14-15).

Основными экспортными товарами были меха, воск, мед, лен, кожа, пенька, ювелирные изделия, оружие, кольчуги и др., собираемые в виде-дани с подвластных территорий (247; 22 - 23). Размеры дани, место и время сбора поначалу заранее князьями не определялись и зависели от случая, но впоследствии дань постепенно становилась оброком.

Кредитные отношения в торговле принимали на первых этапах формы одолжения по дружбе, а затем - отдачу денег в рост под процент с целью получения барыша.

Церковь учила: каждого человека постоянно сопровождают два ангела - един правдив, а другой злобен. Сердце человека подвергается посещениям то одного, наполняясь помыслами о чистоте, чести и о всяком праведном деле, то другого ангела, который своеволен, несправедлив, жаден и завистлив: "затворити двери сердечник злобе, не даты места в себе, а благому - отверзати и приимате".

Ежедневные заботы ранних ангелов и хранителей о духовном спасении вверенных им людей сводились к православной молитве;

"Когда солнце заходит, все людские ангелы идут к Богу поклониться, на небо восходят и приносят дела человеческие, добрые и злые. Богобоязливого человека ангел, радуя, идет к Богу на поклонение, а злого человека ангел, плача, идет к Богу и говорит: Господи вседержителю 1 Повели мне, да не буду с этим злым и грешным человеком Только имя Твое нарещает, а угождает плоти, грехи к грехам прилагаючи, и не единой молитвы не творит от сердца ни днем, ни ночью, и на подаяние согбенные руки его: только собирает, а не подает. И говорит Господь: не оставляйте и тех: может, и те примут покаяние, и если не покаются и придут ко Мне, тогда буду судить их. Также и утром в первый час дня ангелы людские приходят на поклонение к Богу, давая ответ о людях, что в ночи сотворили" (36, т. 2; 128).

Расстаться с язычеством и привыкнуть к покаянию было непросто. Природа в главных своих представителях (Солнце, Месяц и Звезды, Море и Реки, Земля) обращалась денно-нощной МОЛИТВОЙ К Творцу с жалобою на человека. Вот один пример "Слова от видения Павла Апостола":

"Вся тварь велению Божию повинуется, только люди преступают заповедь Божию. Солнце много раз молилось Богу, говоря; Господи Вседержителю! Доколе будешь терпеть неправды человеческие и мно-же беззакония? Повели, Господи, да сожгу их всех, чтоб зла не творили. И глас ему был от Господа: все это знаю и видит око мое, но терплю нм, покаяния ради до времени: если же не покаются, тогда буду судить им. Месяц и звезды молились Богу, говоря: нам, Господи, дал ты область светить ночью: доколе будем смотреть мы на беззаконный блуд и давление детей, и на разбой и татьбу? Повели нам, да погубим злотворящих людей! И был им Глас от Господа: все видит око мое, но чаю обращения их; если же не покаются, буду судить их. И море, и реки вопияли, молясь Богу: скажи нам, Господи, да потопим злых людей, которые, по нас плавая, разбоем промышляют и творят зло. И был к ним Глас от Господа: все то я видел; но если не покаются, буду судить их. И земля возопила, жалуясь на людей: я, Господи, больше других тварей осуждена. Не могу терпеть блуда, разбоя, татьбы и волхвования, клеветы и прочих злоб, как сын досаду родителям творит, а дочь матери и брат брату: многие неправды люди творят. Повели мне, Господи, да не проращу всеянного за злобы их: пусть изомрут голодом. И был ей Глас: все это я видел, и ничто от меня не утаится: все обнажено пред очами моими. Если не покаются, буду судить их" (36, т. 2; с.1271).

Предание о языческом обряде бракосочетания до конца XIX века удержалось в народных песнях, по которым богатырь венчается со своею невестою круг ракитового куста.

Наша древняя церковная письменность получает свое законное место как выражение религиозных идей древнерусского общества.

Близки к народному язычеству оказывались и "Голубиные книги", отнесенные церковью к разряду отреченных, о содержании которых можно судить по короткому фрагменту:

У нас белый свет зачался от суда Божия;

Солнце красное от лица Божьего,

Самого Христа - царя небесного;

Млад светел месяц от грудей его;

Звезды частые от риз Божьих;

Ночи темные от дум Господних;

Зори утренни от очей Господних;

Ветры буйные от свята духа;

У нас ум - разум самого Христа,

Самого Христа, царя небесного;

Наши помыслы от облак небесных;

У нас мир - народ от АЬамия,

Кости крепки от камеии;

Телеса наши от сырой земли;

Кровь руда наша от Черна моря (279, т. 1; 102).

Нужда в письменности появилась не только с необходимостью массового покаяния, но и с накоплением богатств, то есть развитием товарно-денежных отношений: нужно было, по наблюдениям академика Д.С. Лихачева, зафиксировать количество товаров, долги, различные деловые обязательства, письменно закрепить передачу накопленных богатств по наследству и т.д. В письменности нуждалось и государство, особенно при заключении договоров (134; 16).

Из Палеи и хронографов, по замечанию русских историков, наши предки знакомились с содержанием "Илиады" и "Одиссеи", только, к сожалению, не в их прекрасной поэтической форме, а в сухой переделке византийского прозаика (87, т.2; 1676).

Потребность же в истории удовлетворялась в народе устными преданиями, сказаниями, легендами, позднее - агиографической литературой, житиями святых. Эпос становился основным историческим источником славян.

Даже берестяные грамоты XI-ХШ вв., найденные в Новгороде (частные письма, счета, завещания, торговые записи, любовные послания), свидетельствуют о высоком чувстве чести, разиитом в обществе, о высоком достоинстве человека, о патриотизме новгородцев, о сложной повседневной жизни простого народа.

В начале колонизации, при наличии многих свободных земель, каждый селился, где ему было угодно, и занимал земли, куда топор, соха и коса ходили. Даже когда подобные заимки разрастались в селения, принципы "расчисти и твое", "кто берс, тот и оре", "кто первый пришел с косой, тот и прав", "владей, куда топор, соха и коса ходят" (122, т.2; 148-149) становились основой собственности.

Автор духовной прозы о народе Н.В. Гоголь в одной из последних журнальных статей писал:

"Что же такое русский крестьянин? Он раскинут, или, лучше сказать, рассеян, как семена по обширному полю, из которого будет густой хлеб, но только не скоро. Он живет уединенно в деревнях, отделенных большими пространствами, удаленных от городов,- и городов мало чем богатое иных деревень... Он способен переменить тотчас свою жизнь, но только когда вокруг его явятся улучшения, а побывавши в городе, русский поселян ин уже бросает земледелие и делается промышленником, и тут вдруг развивается его деятельность, и сказывается его живая, хлопотливая природа; с помощью живости и сметливости он в непродолжительное время делается богачом" (186; 34).

Пока земельный простор во много раз превышал трудовую способность населения, последнее не ощущало надобности в регулировании ни землевладения, ни землепользования: они отличались полной неопределенностью (122, т.2; 150), чем тут же и воспользовались князья, а также их дружинники, для которых земельные наделы за службу не имели цены без трудящихся на этих землях крестьян.

ВIX - XII вв. все восточные славяне были объединены в древнерусское государство, образование которого стало естественным результатом экономического и политического развития восточных славян. Рост производительных сил сопровождался увеличением разделения тру-да> совершенствованием ремесел (гончарного, горного дела, обработки металлов н т.д.) и земледелия. Земледелие и ремесла, развивая потребности, утраивали развитие человеческих сил и способностей, направленных на мирный, созидательный труд.

Обратим внимание: орать землю обозначало пахать или взорывать ее для посева, превращать в пашню, росчисть, подсеку, огнище, пост-радь; оратай - пахарь, земледел, хлебо- и землепашец, добрый, крепкий корень государства. Глагол ратовать в первородном смысле обозначал не только - бороться, драться, воевать, творить брань, сражаться, но и - сопротивляться силе, спасать, защищать, подавать помощь при беде. Из этого естественного права человека - права на сопротивление насилию, - и родилось понятие рать - воинство, ополчение, боевая сила.

Не сегодня замечено: в "Слове о полку Игореве" и других летописных списках образы земледельческого и ремесленного труда успешно привлекаются древнерусскими авторами для противопоставления их войне и брани. Автор "Слова" - противник любых захватнических походов.

Обращения же (сказания) к православным святым (памяти их) с ожиданием благодатен видны из одного перечня молитв допетровской Руси:

О разрешении неплодства и бесчадия преподобному Роману Чудотворцу;

Об освобождении от трудного рождения жен пресвятой Богородицы Федоровской;

О том же - великомученице Екатерине;

О сохранении здравия младенцев;

О просвещении разума к учению грамоте;

Об избавлении от блудныя страсти;

Об избавлении от винного запойства;

От сохранения от пожара и молнии;

О бездожии и ведре;

Об обретении украденных вещей и бежавших рабов;

О сохранении от злого очарования... (240, том 1; 164-165).

Ни О чем другом на Руси не молились.

Мирный труд сопровождался ростом городов, развитием архитектуры. Городские ремесленники снабжали своими изделиями не только соседние, но и дальние города.

Достаточно высокий уровень материальной и духовной культуры домонгольской России сомнений не вызывает. Представления о славянах как народе диком, варварском, имеющем мхто кул;д и потребностей, давно развеяны. Многолетние раскопки в Пскове и Новгороде позволяют сделать твердый вывод, что древняя Русь, по крайней мере ее городские обитатели, достигли высокого уровня материальной культуры. Улицы городов были покрыты деревянными мостовыми уже в X в. Обнаружены остатки новгородского деревянного водопровода, лодей и кораблей, беговые лыжи, масса игрушек, шахматы, много железных предметов -от ножей до пил. Установлено, что в древнем Новгороде умели закалять сталь. В домонгольских слоях раскопов обнаружено свыше 100 тысяч остатков кожаной обуви, в то время как часть лаптя встречена единожды, хотя условия для сохранности лыка там идеальные. В Новгороде нашли свыше ста кожаных мячей. Древнерусские кожевенники прекрасно владели разными технологическими приемами выделки кожи - от юфти до книжного пергамена. Домонгольская Русь развивалась на уровне передовых стран тогдашней Европы (156; 113,119).

Только народ свободной творческой души мог так ощутить и выразить однажды свою земную природу, полученную в удел:

Высота ли, высота поднебесная,

Глубота, глубота акиян - море,

Широко раздолье по всей земли,

Глубоки омоты днепровскня.

При таком восприятии далей неоглядных и ощущении единства личности, природы и общества на протяжении веков возникали цивилизация и культура на пространстве Богом врученной державы.

Древняя Россия формировалась на перекрестке социально-культурных влияний Византии, Западной Европы, Скандинавии, Закавказья и Ближнего Востока. Былинный гусляр Ставр Годинович "одну струну натягивал от Киева, другую от Царьграда, третью от Иерусалима". Другой былинный герой, Соловей сын Будимеровнч, кроме золотой казны и сорока сороков черных соболей, бурнастых лисиц, доставлял в Киев от славного города Леденца (по вполне вероятному предположению ~ из Венеции) дорогую камку с секретом, на злате, на серебре - не погнется:

Что не дорога камочка - узор хитер:

Хитрости были Царя - града,

А и мудрости Иерусалима,

Замыслы Соловья Будимеровича.

Одним из первых историков, обративших внимание на то, что политическая и административная сторона русской истории слишком увлекала наших исследователей старины и надолго закрывала собою существенный вопрос экономический, был Н.Я. Аристов (1834 -1882). Его работа "Промышленность древней Руси" (1866) о состоянии древнерусского экиномического быта, о недостатке в России третьего или среднего сословия, настоящего делового, интеллектуального класса, явилась первой книгой о масштабах и характере экономической деятельности русского народа, его образованности, о связанных с этим материальном достатке и складе характера (9; 1-308).

Основной формой промышленности, неотделимой от сельского хозяйства, была домашняя форма, неизбежный спутник натурального крестьянского хозяйства (домашняя выработка шерсти, полотна, домашнее мукомолье, производство одежды, обуви, утвари и т.д. для собственных потребностей из принадлежавшего крестьянам сырья).

Первой формой промышленности, выделившейся из патриархального сельского хозяйства, стало ремесло, необходимая составная часть городского и деревенского производства. Часть сельского населения занималась либо исключительно ремеслом (выделкой кож, шитьем обуви, одежды, кузнечной работой, окраской домашних тканей, отделкой крестьянских сукон, переработкой зерна в муку и т.д.), либо сочетала эту работу с земледельческим трудом. При этом вначале главенствует не товарное производство, а лишь товарное обращение. По мере развития товарно-денежных отношений ремесленник начинает производить для рынка, то есть становится мелким товаропроизводптелем. Жизнь ремесленника Киевской Руси оценивалась сравнительно высоко: за убийство его "Русская Правда" определяла виру 12 гривен, то есть в 2 раза больше, чем за убийство холопа или смерда.   ВIX-XII вв. отмечены следующие профессии ремесленников, составившие затем основной корпус русских фамилий: кузнецы и оружейники, ювелиры, литейщики, ковали, копьевщики, плотники, столяры, косторезы, писцы, чеканщики, ткачи, гончары, скорняки, кожемяки, седельники, сафьянники, тульники и др.

С ростом ремесла и городов связано возникновение и развитие товарного производства, приведшего к чеканке собственной русской  монеты и образованию торгов, древних рынков вокруг церквей, служивших местом продажи товаров. На первых этапах торговлей занимались непосредственно сами производители, то есть ремесленники, крестьяне. В товарные отношения втягивались крестьянские и вотчинные хозяйства, поставлявшие на рынок продукцию земледелия (рожь, овес), а также соль, рыбу, мед и т.п.

Вместе с князьями торговлей занималось и духовенство, хотя в условиях бездорожья и ярмарочной торговли существенную роль брали на себя бродячие торговцы - офени и прасолы. В качестве транспортных средств в Древней Руси применялись волокуши, колесные повозки, сани с впряженными в них быками или лошадьми.

Возникновение внешних торговых отношений восточных славян с другими народами уходит в глубь веков. С этими целями использовались речные и морские суда (ладья, челн, струг).

Славяне вывозили на арабский восток не только меха, мед, воск, оружие, мечи, стрелы, свинец и т.п., но и изделия ремесленной промышленности и рабов. Древняя Русь по знаменитому пути из варяг в греки ввозила шелковые и золототканые ткани, сукно, бархат, предметы художественного ремесла, церковную утварь, стекло и фаянс, драгоценные камни, пряности, фрукты и вино, краски, коней-скакунов, благородные и цветные металлы.

В период начальной истории государства восточных славян, как и у других народов, отмечен строй военной демократии. Главным органом власти было народное собрание - вече, которое выбирало военного предводителя, вождя для ведения военных действий и защиты от врагов. С захватом значительной военной добычи повышалась роль военной дружины, возглавляемой князем, которая становится господствующей частью общества. Князь и военная дружина образуют государственный аппарат, состоящий из старшей дружины (бояр) и младшей дружины (рядовые воины).

Военная добыча не восполняла потребностей князя и военной дружины, которые устанавливали государственный налог с подопечного населения в виде дани. Но по мере того, как устанавливались нормы дани с населения, уже не сама дань, а земля с населением, регулярно платившим эту дань, стала представлять главную ценность для властвующей верхушки. Вчерашние воины становились вотчинниками, оседлыми землевладельцами.

Эта дань, собираемая князьями с населения, питала внешнюю торговлю н ростовщичество, древнейшие формы капитала вообще.

На определенном этапе хозяйственного развития древней России, страны обширных лесов, богатых промысловым зверем, роль денег выполняли меха, вначале одновременно со скотом, а потом вытеснив его в силу многих преимуществ (большей сохранности, транспортабельности, делимости и т.д.).

Основными денежными единицами древней Руси были гривна серебра и ее фракции. Вес гривны серебра в XII в. колебался около 200 г. Одна гривна серебра равнялась 4 гривнам кун, которые были денежно-счетными единицами. Одна гривна золота считалась в десять раз дороже гривны серебра.

Гривна и куна, а также резана, ногата, векша служили основными металлическими денежными единицами не только в торговле, но и в процессе взимания дани. Серебряная гривна делилась на 20 ногат, 25 кун, 50 резан и 100 векш. Гривна кун была самым крупным серебряным меновым знаком на древнерусском рынке до конца XIV в., когда его заменил рубль. Тогда же вместо кун появилось название деньги, имеющее тюркское происхождение.Найдены неопровержимые дока-зательстьа чеканки монеты на Руси в X-XI вв. на основе арабских дирхем как одного из свидетельств ее большой роли в политической и экономической жизни Европы и Азии того периода. Выделялись две системы веса денежной гривны - северная и южная. Внутри этих систем весовые соотношения были относительно стабильны и сохранялись в неизменности с конца X до второй половины ХШ в.

Что касается ростовщического кредита, то он при натуральном в основном характере народного хозяйства носил в значительной степени потребительский характер. Известны вспышки гнева горожан-ремесленников, разбивавших дворы ростовщиков в отместку за непомерные проценты (резы). Отношение церковников древней России к резоимству было весьма противоречивым. Церковь подвергала моральному осуждению лишь резоимство духовных лиц, ограничиваясь уговорами ростовщиков-мирян, чтобы те брали "легкие" проценты.

Главной статьей хозяйства являлась пахотная земля. Колонизация имела не военный, а крестьянский, земледельческий характер. У Н.М. Карамзина, сторонника самодержавной опеки, можно прочесть о наших предках:

"Сей народ, подобно всем иным, в начале гражданского бытия своего не знал выгод правления благоустроенного, не терпел ни властелинов, ни рабов в земле своей, и думал, что свобода дикая, неограниченная есть главное добро человека...Каждое семейство было маленькою, независимою республикою" (101; 42).

Автор "Очерков первобытной экономической культуры" Н.И. Зибер (1S44 ~ 1883) считал неверным тезис народничества о том, что община -чисто русское явление, и потому к России не применимы никакие законы капиталистического развития. Зибер, один из первых альтруистов- популяризаторов экономического учения К, Маркса в России, подчеркивал, что славянские племена считали основным источником богатства земледельческий труд. Но не только. Напомню: древнейшие находки железных шлаков из болотных руд свидетельствуют, что древняя Россия пользовалась железом собственной выплавки, а не привозным. Рудные ресурсы были обнаружены и использовались нашими предками и в Тульско - Каширском районе, и в Олонецком крае, и в Устюжне-Железопольской, в Галицкой провинции, на Урале и в районе Ям-Копорье. Общедоступность подобного промысла выделила его в особую профессию уже с древнейших времен; сбыт железа шел на сторону, в безрудные районы.

О некоторых связанных с этим чертах народного характера ' Н.И. Зибер отзывался так:

"Труд народ считает вообще единственным справедливым способом для приобретения права собственности. Он не признает, напрн-! мер, права на лес вполне неприкосновенным, потому что на лес не употреблено человеческого труда, вследствие чего и порубку чужого, в особенности казенного леса, народ не считает воровством в полном смысле этого слова, между тем как бортяное дерево признается неприкосновенным, потому что на него положен труд" (Si; 180)..

С природой неприкосновенности результата труда, осязательности воздействия на внешнюю среду в трудовом процессе связывались совершенствование человеческой природы и осуществление человеком в конкретном труде своего предназначения.

Автор книги "Опыт теории налогов" Н.И. Тургенев, один из создателей "Союза благоденствия", сторонник либеральных свобод, веривший в благодетельную роль свободной конкуренции, не раз подчеркивал, что древняя Россия до поры до времени не знала ни политического, ни гражданского рабства; права и вольности народа оберегались в его золотой век большим и малым судами присяжных, а в установлении верховной власти участвовали избирательные собрания граждан.

Варяги в Новгороде и Киеве встретили социально им близкий и нуждавшийся в сотрудничестве класс гостей - купцов, занимавшихся внешней торговлей, гоапъбой. Предпринимательством и торговлей жила большая часть населения. Товары для внешней торговли добывались путем обложения данью охотничьих, звероловных и земледельческих племен, населявших Русь, организацией князьями и купцами-боярами самостоятельных промыслов и ремесел, завязыванием особых экономических связей с окрестным населением. Обеспечение безопасности торговли делало купцов воинами: они носили оружие, участвовали в народном ополчении, нанимали дружины для охраны торговых караванов. Вооруженные шайки пиратов замечены в Европе с начала IX века. Тогда же появилось и слово варяги, заморские пришельцы с Балтики. В областном русском лексиконе варяг -разносчик мелочной торговли, варяжить - заниматься мелочной торговлей. У В.И. Даля - варяга = провор, бойкий расторопный человек. В архангельском лексиконе варяжа - заморец; заморье, заморская сторона.

Заметим, что из пяти видов власти (по закону, по обычаю, по происхождению, по природе, по насилию) наши предки IX в. не выделили ни один и придумали свой вариант: впасть по приглашению. Русский человек, по замечанию А.И. Солженицына, сторонился власти и презирал ее как источник неизбежной нечистоты, соблазнов и грехов, более вдохновляясь идеей правды Божьей на Земле (235; 165 ~ 166).

Новгородские торговцы в XI - XII вв. проникали в дальние неизведанные страны, за сине море. В "Повести Временных лет" под 1096 годом приводится рассказ Гюраты Роговича о торговле новгородцев с юргой (ISO; 209- 210). Прообразом былинного Садко, по мнению исследователей, был реальный человек Сотко Сытина, упоминаемый в летописи 1167 г. в качестве строителя церкви Бориса п Глеба и Новгороде.

Государственный порядок подразумевал администрацию налогов. Налоги складывались из податных окладов, доставляемых населением (повоз), либо князья сами ездили за ними (полюдье). К ним присоединялись добровольные приношения- дары, поклоны, почеапье. Кормление становилось политическим правом Рюриковичей, оборона земли и торговых караванов - их политической обязанностью. Русская земля как союз самостоятельных областей, своеобразная земская федерация, держалась за счет связей экономических, племенных и церковно-нравственных.

Не знала домонгольская Россия и закрепощенных сословий. Это явление царской эпохи нашей истории, - подчеркивал глубокий знаток русского права В.И. Сергеевич (1832 -1910). -В княжескую же эпоху все население представляло единообразную массу, разные слои которой отличались один от другого достоинством, а не правами, тем паче -наследственными, сословными. Не существовало закреплений и по занятиям: всякий мог быть землепашцем, рудознатцем, кузнецом, охотником, иметь поземельную собственность, заниматься торговлей и ремеслами. Не знала древняя Россия и территориального подданства: князья, в отличие от средневековой Европы, не были господами земли, земля была Божьим достоянием. Развитие княжеской власти сдерживалось вечевым, обычаем. Пришлое племя "варяги-русь", прежде чем превратиться в сословие, ославянилось, разбавляясь туземной примесью, приняв обычаи и язык.

Служба князю как наемному, кормовому охранителю, обязанному блюсти Русскую землю и иметь рать с погаными, обуславливалась договорными отношениями; летописи наполнены свидетельствами самостоятельности бояр и служилых людей. Дружина князя составлялась из лиц, добровольно поступивших на место служения и имевших возможность оставить князя: вольным воля. Дружина имела смешанный состав: рядом с обрусевшими потомками варягов несли службу туземные славяне, а также восточные и западные инородцы - от берендеев и половцев до евреев и ляхов.

При отсутствии юридически организованных сословий и приказного начала в древнерусской администрации, различия между людьми обуславливались естественными условиями и проистекали из различия в занятиях, образовании, величины имущества, качества собственности и роли человека в экономическом производстве.

Либеральный взгляд на собственность - мной заведено, мной приобретено ~ на заре русской истории был заменен монопольным наследственным правлением землей и водой, право на которое получили князья в потомстве Владимира Святого, превращаясь из платных стражей в военно-полицейских правителей русских земель.

Отражением гражданского общества XI-XII вв. явилась "Русская Правда", имевшая не только правовое, но и социально-экономическое значение и названная Б.О. Ключевским торговым кодексом капитала. В этом документе не упоминается смертная казнь; кровная месть заменена денежной вирой (штрафом). По принципу материального возмещения ("гривна за гривну", а не "зуб за зуб") предусматривалась и компенсация причинённого ущерба.

Самые высокие начеты налагались за причинение убытков и нарушение прав собственника. Бот, к примеру, уголовные статьи:

"Кто порчею уморит у кого-либо скотину, продажи (штраф) 12 гривен и гривна урока за пакость.

Кто перервет веревку в перевесе, продажи 3 гривны, и обиженному гривна кун.

Кто похитит борть или испортит ее, перекопает межу бортную, запашет межу ральную, перегородит тыном межу дворную, срубит дерево межное, продажи 12 гривен".

Подобной же величины штраф - 12 гривен - налагался, к примеру, за украденного раба. Зато за покражу челнока - 8 кун, ладьи - 60 кун, струга - гривна, морской ладьи - 3 гривны. Кража скота наказывалась строже, если скот украден из хлева и клети, чем в случае кражи с поля или луга.

Сам термин "преступление" древности неизвестен. Вместо него употреблялись выражения; обида {это и убийство, и неплатеж долга), сором, пагуба, протор.

"Русская Правда" почитала законными проценты - по 10 кун в год на гривну. Поскольку 25.кун составляли гривну, то законные проценты допускались высокими - 40 на 100. Из процентов отдавались не только деньги, но медь в наставе, жито в присыпе, скотина в приплоде.

Ответственность купца за утрату чужих денег или товара видоизменялась в зависимости от того, случалась такая пагуба от Еога или по вине самого купца. Взявший, скажем, товары и деньги в кредит и потерявший их вследствие кораблекрушения, напэдения врагов или пожара, не подлежал обычным для того времени способам взыскания -продаже в рабство или насилию со стороны кредиторов, но в качестве потерпевшего по воле Божьей освобождался от ответственно ста.

Рабом в "Русской Правде" почитался:

а). Тот, кого свободный человек купит, хотя бы за лолгривны, при свидетелях, и хотя бы одну ногату за него дал;

б). Тот, кто женится на рабе чьей-либо;

в). Кто без условий примет на себя должность рабскую.

Кто брался работать у другого из жалованья, участка или за хлеб, тот почитался не рабом, а закупом, или работником. Купа -зерно, скот, деньги, взятые в долг. Закупничесшбо возникало ил договоров займа как следствие частного права, с последующим возможным превращением закупа в раба, холопа, челядинца. Однако, презрение к физическому труду в народе не возникало: оно казалось несовместимым с достоинством первородно свободного человека.

Но работа, производительный труд противополагались свободе: такова привычная категория мышления древности. Само слово работа в основе своей имеет раба: работа означала и рабство; работное ярмо -это и рабское и трудовое иго; работать (трудиться) иработить (порабощать) -слова одного корня. Работа в русском языке -это страдание: страда, страдать обозначает то же, что труд, рабошатъ.

Д.И. Менделеев в "Письмах о заводах", характеризуя обширность России, отдаленность границ и запертость морей, замечал, что, как бы ни был трудолюбив человек, ему с землею большую часть времени года нечего у нас делать, а потому русская работа страдная. Труд у нас и считается страданием, наказанием, - не утешением, не радостью, не потребностью, нет жажды и жадности труда, оттого ни избытка, ни сбережений не видно (149; т. XX, 103).

Д.И. Менделеев, вслед за своими предками, отличал труд от работы, вкладывая в определение труда общую пользу:

"Труд непременно обуславливается полезностью совершаемого не для одного себя, но и для других. Польза же для других всегда отзывается пользою для себя, что и выражается в сущности прежде всего этическими представлениями о труде для других, своих ближних, за что и наступает рай в душе" (749; т. XX, 106).

Деньги или капитал являлись основой всей системы наказании и поощрений в "Русской Правде", что свидетельствует о развитых товарно-денежных отношениях в Киевской Руси, через которую пролегали пути мировой торговли в IX-XII вв., и дыхание мирового рынка интенсифицировало народно-хозяйственные процессы в сторону накопления капитала. Особенно важными в этот период были торговля мехами п торговля людьми — работорговля. Раб (кощей) и рабыня (чага) были излюбленным и ходовым товаром киевского торга; завладение этим товаром с целью опояонитпъся челядью вызывало кровавые княжеские усобицы, хотя главным источником древнерусского рабства был кредит и условия займа. Необходимость кредита возникала в народе, где были и силь'ные, и слабые, смерды и наймиты, бояре и княжий мужи. А по богатству ы общественному положению - мужи летние, нарочитые, передние, старейшие; в противовес им - меньшие, мизинные, худые, черные люди. Середину общественной лестницы занимали торгово-промышленные классы: купцы и гости. Неоплатные долги приводили бедняков к долговому холопству и закупничеству, состоянию полного и долгого рабства.

Подвижничество во имя Христа, пост и лишения, милостыня и молитва, - все это общие черты древнерусского благочестия. Не могли примириться души, возвышенные и любящие, глубоко проникнутые учением Христа, ~ с гнусным рабством.

Молодой бакалавр А.П. Щапов на торжественном акте Казанской духовной Академии в 1859 г. горячо осуждал возникшее столетия назад закабаление народа:

"Вот тиун, судья, мучимый ненасытимой жаждой кун, богатых пиров и обедов, несправедливо осуждает невинного и продает бедного в рабство богатому и сильному. Вот резоимец или ростовщик дает взаймы деньги бедному за безбожные проценты: приходит срок и, если бедный не уплачивает всего долга и роста, - он делается вечным холопом резоимца. Там ябедник, сутяга подкупает многих послухов-лжесвидетелей на свободного человека, - и суд отдает ему в холопство этого сироту, кругом опутанного несправедливой клеветой. А вот шайки ушкуйников нарочито устремляются по дорогам на добычу рабов, хватают по селам крестьян и продают их в рабство басурманам" (279,тЛ; 56).

Но личная зависимость крестьянина-хлебопашца в ранние периоды отечественной истории и экономической культуры шла рука об руку с древней общинной кооперацией, оживаемой спорадически в чрезвычайных случаях и сегодня в виде помочи. Походила на общину и численностью, и складом русская крестьянская семья. Дарение земельных участков, отдача их по душе в монастырь, залог, продажа, завещание вполне свободны. Начиная с XII в. ощутимо господство частной собственности, по преимуществу князей, монастырей, бояр и других служилых людей, как и разного рода мелких владельцев.

Спокойное обладание и возможность обработки земли при помощи сельскохозяйственного инвентаря могли иметь лишь сильные владельцы или те из мелких, которые встали под их защиту. В связи с этим заметно стремление мелких землевладельцев передать землю монастырям, окняжить или обояритъ ее, то есть признать юридическими собственниками князя, боярина или монастырь, часто выполнявший роль банка, а самим стать зависимыми владельцами. Зависимое владение становилось рядом с собственностью как самостоятельная форма обладания с такими разновидностями, как пожизненное владение (владелец выговаривал себе право владения землей до конца своей жизни» после чего участок земли должен перейти к верховному собственнику), родонаследственное владение ("доколе род изведетца"), временное зависимое владение (пока продолжается служба владельца).

Мало-помалу переход земель из рук в руки подчиняется княжескому надзору, укрепляющему обладание, но вместе с тем развивающему представление, что вся земля БО владениях КЕЛЗЛ принадлежит ему как верховному собственнику, а частные владельцы обладают ею лишь с его согласия. Военная служба требовала больших расходов. Задолженность не только дружинников, но и высших бояр, н самих князей монастырям, игравшим роль банкиров и ростовщиков, принимала громадные размеры. В монастырях можно было получить и деньги, и оружие, и платье, мужское и женское, и заложить не только землю, но и движимое имущество. Земля превращалась в меновую ценность, переходила из рук в руки по долговым обязательствам и купчим сделкам. Из-за нехватки денежных капиталов землей уплачивались денежные долги даже без предварительного залога.

Таким образом, хозяйственные инстинкты создавали первые опорные пункты частнокапиталистической идеологии, а торговый капитализм становился важным экономическим фактором народного хозяйства страны.

Принцип поземельной политики князей - земля не должна выходить из службы - и укрепление единоличной власти над властью народных собраний и советов старейшин привели к появлению двух форм частной поземельной собственности: вотчина и поместье. Зависимое состояние землепашцев с течением времени делалось наследственным. Служилый класс обеспечивался не только землей, но и крестьянским трудом.

Характерно происхождение основного корпуса служилого дворянства. Официальная родословная книга, составленная в правление царевны Софьи, насчитывала 930 столбовых дворян со времен Рюриковичей. По расчету племенного происхождения оказалось русских фамилий - 33%, немецкого и западноевропейского происхождения - 25%, польско-литовского - 24%, татарского и вообще восточного -17%, неопределенного -1%. Из 23-х митрополитов домонгольского периода 17 были греки, национальность трех не установлена, и лишь трое были русские. Откуда взрасти национальной элите?!.

А новгородцы, по горькому признанию летописца, продавали суздальцев втрое дешевле овец.

Основы новой социальной жизни оборачивались забвением старого завета Христа: не в силе Бог, а в правде.

Подводя краткие итоги данного раздела, можно констатировать, что введение кириллицы (славянской азбуки) и принятие христианства в качестве государственной религии способствовало распространению грамотности и экономической культуры на Руси. Нуиода в письменности обострилась развитием товарно-денежных отношений, необходимостью фиксации собственности, количества товаров, долгов, различных деловых обязательств, завещаний о наследстве и заключением государственных торговых и политических договоров. Образование древнерусского государства стало естественным результатом экономического и политического развития восточных славян, имеющих единый закон, как "христиане всех стран, где веруют во святую Троицу, в единое крещение и исповедуют единую веру" (180; 130), но соблюдающих и предания отцов. Берестяные грамоты XI - XIII вв., найденные в Великом Новгороде (частные письма, счета, завещания, торговые записи, любовные обращения) свидетельствуют о демократизме и высоком чувстве чести, развитых в обществе, о высоком достоинстве человека, о патриотизме новгородцев, о сложной и экономически насыщенной повседневной жизни простого народа, о его духовных и нравственных ценностях. Ограничусь краткими примерами из лексики "Повести временных лет" (XI - XII вв.). Так, общеславянское слово хлеб первоначально обозначало хозяйство, добро, а слово пища употреблялось для обозначения духовной пищи, райской пищи, атакжеи монастырской пищи. Особого внимания заслуживает термин цена, который в "Повести временных лет" встречается только в текстах договоров, где речь идет об установленной стоимости или выкупной цене за пленника. Зато в религиозно-христианской тематике и в экономической деловой письменности развитие семантики слова цена шло от обозначения понятий осуждение, наказание, месть, потом - искупление злодеяния установленным размером выкупа и, наконец, стоимость вообще.

Торговая лексика начального периода в истории цивилизационного развития России свидетельствует о развитой самостоятельной системе ремесел и торговли в Киевской Руси. Кроме нескольких заимствованных скандинавских и тюркских терминов (щеляг, товар, ногата), остальной корпус составляют церковнославянизмы {купля, торговля, купец, цена, плата) и общеславянские слова {торг, торговище, гость, дело, работа, прикуп, мзда, богатство, Ьань, мыто, золото, серебро, грив-на> куна, веверица, бель, резана и др.).

Главной целью социально-экономического развития и вытекающего из него смысла экономической культуры становилось создание нравственной, образованной, национально-ориентированной человеческой личности и созидание цивилизованного общества, соответствующего потребностям таких личностей.

Раздел 3.3. Исследование влияния церковно-феодальной системы в Западной Европе и военно-феодальной — в России на развитие ци~ вияизационного процесса

Средние века (400-1300) имеют определяющее значение в социально-экономической и политической истории Европы.

Огромное влияние на развитие европейского права как основы экономики и политики имело собрание римских законов> изданное императором Юстинианом в 534 г.

О размахе византийской торговли в правление Юстиниана можно судить по работе VI в. "Христианская топография Косьмы Индикоп-лова". Византия, находившаяся на стыке между Европой и восточным миром, получала товары из Цейлона, Индии и Китая, из Багдада и Сирин, из южной Руси; отправляла во все страны света продукты своего производства, а также товары, доставленные сюда внешними рынками. Золотая византийская монета безант была принята в качестве платежного средства на всех рынках Средиземноморья и сохраняла такое положение с VI в. до времен крестовых походов.

Условия экономического обмена определялись торговыми договорами, весьма тяжелыми для иностранцев, которым государственная таможня навязывала стеснительные условия ввоза и вывоза товаров. Государственная казна в одном только Константинополе получала многомиллионный доход от съемщиков мест торговли, за продажу прав торговли и от таможенных сборов. Предприимчивые византийские купцы получали из западной Европы руду и обработанные металлы, из южной Руси - хлеб, соленую рыбу, соль, мед, икру, меха и пушные товары, лен, пеньку. По кладам византийских монет, открытым в России и Скандинавии, можно восстановить торговые пути византийских купцов и оценить масштабы их торговой деятельности, прерванной почти на столетие арабским вторжением в Средиземноморье. С конца IX в. Византия еще раз завоевала господство на средиземноморском рынке и сохраняла его в течение двух последующих веков.

По данным арабских источников, с купцов - русов, доставлявших меха, царь Рума (Византии) взимал десятую часть (десятину) в виде пошлины. Объединение Киева и Новгорода или, по старинным названиям, Киявии и Славин, привело к упорядочению торговых отношений восточнославянского государства с Византией, к заключению в 907 г. Олегом первого всеобъемлющего договора с Константинополем. Да и крещение Руси в 988 г, было связано с византийской ориентацией, а именно:

♦          в системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение и всецело зависела от императора;

 восточная церковь не связывала богослужение языковым каноном: Рим придерживался теории трехъязычия признавая боговдохновен-ными только еврейский, греческий и латинский языки;

♦          русское государство становилось под Божие заступничество, а

великокняжеская власть получала прочную опору в проповеди ее божественного происхождения.

Бурная средневековая торговля благоприятствовала развитию городов, земледелия, животноводства в континентальной Европе, извлечению и переработке значительных природных богатств, постройке дорог, плотин, копей и других инженерных сооружений.

Феодализм как общественная формация получил свое первоначальное название от порядка несения обязательной военной службы, налагавшейся на собственников владений - феодов. Владельцы феодов раздавали участки своей земли частным лицам порой вместо жалованья во временное или пожизненное пользование или за отбывание какой-либо повинности, преимущественно— военной, а также за несение оброчной повинности.

Мелкий собственник при этом, нуждаясь в защите, отдавал свой участок феоду, обязываясь платить за это известную пошлину или нести личную службу. Кроме рабов, появлялось новое сословие - крепостные, обеспечивавшие владельцам более производительный труд.

Интерес к земле и земледелию, пришедшему в упадок со времен великого переселения народов, проявляла и христианская церковь.

Прилагая христианскую мораль как систему нравственного учения к обыденным действиям человека, законодательство церкви регулировало и экономическую сторону деятельности людей на основании церковно-экономической доктрины. Средневековый кодекс правил поведения рассматривал человеческую жизнь с точки зрения нравственного

благополучия; цель законодательства заключалась в установлении среди людей истинного царства Божия.

Каноническое право считало корнем всякого зла сребролюбие, уподобляемое любовной страсти; оно не поддается простому регулированию и должно, по мнению церкви, искореняться целиком.

Не пользовалась расположением средневековых ортодоксов и торговля, в отличие от земледелия и ремесел, законных способов приобретения богатства, пищи и одежды. Труд - напряженный, упорный, усердный - рассматривался средневековыми канонистами лишь как средство аскетического упражнения. Экономический человек wm предприниматель, стремившийся личным трудом извлечь наибольшую выгоду или достигнуть обогащения, церковными доктринерами порицался.

Европейское общество между V и XII веками переживало начальный период возникновения либеральной цивилизации (взамен традиционалистской), различные элементы которой обретали жизнь, выпутываясь из хаоса. Ф. Гизо, один из теоретиков цивилизации, сделал парадоксальный вывод, что объединению частных сил христианской Европы, формированию национальных элит и правительств содействовали крестовые походы, начавшиеся в конце XI в. и заполнившие собой XII и XIII века в Европе. Крестовые походы подтвердили исключительное господство религиозных идей над всем существом человека; они закрепили понятия личной предприимчивости и свободы, содействовали политическому и религиозному единению и централизации власти; содействовали заимствованию от Востока многих средств цивилизации, содействовавших затем эпохе великих географических открытий.

Крестовые походы познакомил» европейцев с греческой и мусульманской культурой, с новыми земледельческими образцами (рис, арбузы, лимоны, шелковица), с компасом и способами изготовления сахара, хлопчатобумажных, шелковых и ковровых тканей; по восточным образцам создавались кожевенные и стеклянные заводы; шло обогащение банковских домов Пизы, Генуи, Венеции. Европейцы стали пользоваться ветряными мельницами, заимствованными из Сирии. Умножение числа водяных и ветряных мельниц в XI- ХШвв. вызвало первую европейскую революцию в механике, сыгравшую определенную роль в экономическом подъеме Европы. С Ближнего Востока, наконец, европейцы получили спирт и водку, имевшие там лечебное применение с IX в. Купцы западноевропейских стран захватили торговые пути по Средиземному морю на Восток. Путь из варяг в греки значение потерял.

Эти походы, носившие религиозный характер и предоставлявшие откровенную возможность обогащения за счет войны, а не народного труда, поставили перед католической (вселенской) церковью вопрос ребром: что приносят войны народам, разорение или культуру? Гибель сотен и тысяч людей или внутреннее развитие каждого народа? Жестокость военных нравов или единение человеческих масс для достижения желаемой цели?

Одно несомненно: угасание Византийской империи началось не со славянского щита на вратах Царьграда, а с появления в конце XI в. крестоносцев в Константинополе. В период крестовых походов произошло и окончательное разделение церквей на католическую и православную.

Центральным пунктом церковно-экономической теории и канонической доктрины зрелого средневековья стало воскрешение денежного процента, одного из гениальных изобретений человеческого ума.

Католическая церковь в очередной раз попыталась запретить ростовщичество. Один из канонов Лотеранского собора, созванного папой Александром III в 1179 г., гласил:

"Мы повелеваем, чтобы заведомые ростовщики не допускались к причастию, и, если они умрут, пребывая в своем грехе, чтобы их не хоронили по христианскому обычаю, а священники не принимали от них милостыни" (186; 51).

Русский экономист, автор труда "Философия хозяйства" С.Н. Булгаков замечал в связи с этим, что ростовщичество, запретное для христиан, становится естественной монополией иудеев (32; 19).

Банкиры и ростовщики становились орудием в руках прежде всего церковной власти (затем уже- светской), поскольку определения по делам о правомерности кредитных или займовых сделок выносили церковные суды латинского Запада.

Дальнейшее развитие феодальной системы оказывало важное влияние на индивидуальность, энергию личности, на ее способность и право к сопротивлению.

Перелом во взглядах и новизну церковно-экономической доктрине в соответствии с менявшимся в Европе хозяйственным строем придал философ средневековья Фома Аквинский (1225-1274), сформулировавший пять доказательств бытия Бога. Авторитетнейший церковный философ исследовал вопросы экономики как частные проблемы прикладной этики или общего учения о справедливости.

Стараясь приспособить доктрину к условиям складывающейся хозяйственной жизни, Фома Аквинский прежде всего поставил торговлю в один ряд с производительным сельским трудом, составлявшим, согласно канонической доктрине средневековья, естественную деятельность человека, в которой он наилучшим образом служит Богу, и промыслами, то есть ремесленным трудом по переработке даров природы.

Физический труд Фома Аквинский считал служением Богу: не только нравственно добрым делом, но и необходимым требованием

божественного закона и естественного права. Поскольку отдельный человек не может удовлетворить все возрастающих потребностей, он награждается не только правом на труд, но и обязанностью трудиться для других.

Отстаивая правомерность торговой деятельности, Ф. Аквинскпй доказывал, что ни один город не в состоянии обойтись без обмена товарами в виде привоза съестных припасов, необходимых для поддержания жизни, и продажи имеющихся в избытке изделий местных ремесленников. Не усматривал авторитетнейший богослов греховности и в торговой прибыли, если только она умеренных размеров и составляет плату за труд в сфере товарообмена и за риск при доставке товара. Фома Аквинский в известной мере узаконил и ростовщичество, допуская, что лицо, дающее взаймы, может, не совершая греха, договориться с должником о получении вознаграждения за убыток в виде процентов в зависимости от времени просрочки. При этом совесть, представленная в человеке Богом как особое естественное свойство, склоняющее к добру и отвращающее от зла, как бь: отодвигалась на задний план.

Крупные банкиры, стараясь избежать гнева Всевышнего и заботясь о душе своей, ежегодно отчисляли известную часть доходов в пользу монастырей, монашеских орденов и иных духовных учреждений.

Для дальнейшего обхода запрещений в средневековой Европе создаются и набирают опыт различные институты торгового права, проводится таксация товаров и услуг, нормирование ссудного процента и процента по вкладам.

В европейских городах влиятельной силой становятся ыорсовые и ремесленные гильдии. В торговых гильдиях объединяются не только владельцы земель, но и купцы, пользующиеся разными привилегиями ( в виде монополии местной торговли или освобождения от тех или иных налогов). Крупные торговые гильдии стремились получить право чеканки монеты и содержания ярмарок, позднее добивались свободного суда н самоуправления.

Стремление расширить; состав ремесленных и торговых гильдий приводило в ряде стран, например, в средневековой Англии, к принятию очень важной привилегии, а именно: каждый из.людей, пробывший в течение одного года с днем членом такой гильдии, становился свободным человеком.

С этого начиналось обновление крепостной зависимости под действием прежде всего личных интересов землевладельца, который обнаружил, что обработка земли посредством сдачи ее свободному фермеру гораздо выгоднее не только рабского, но и крепостного труда. На исходе средних веков в городских поселениях Западной Европы общество впервые начинает разделяться на предпринимателей и наемных рабочих. Личное освобождение мастерового, члена ремесленной гильдни, и фермера, члена торговой гильдии, служило важным стимулом к развитию деловой инициативы и накоплению капитала. Принуждение силой заменялось экономическим принуждением к труду. Труд в результате многовекового ,опьгта превращался в одну из потребностей человеческой природы - вместо всеобщего средства добывания хлеба г. поте лица своего.

Европейское среднезековье заканчивалось образованием представительной власти сословий. Еще при жизни Фомы Аквинского, в 1265 г., был созван Ве стминстерский парламент из двух палат, и королевская власть в Англии не могла ввести ни одного налога без согласия парламента. А в 1302 г. в парижском Нотр-Даме начало работу представительное собрание, постановившее не признавать в церковных делах никакого главы, кроме Бога, Примерно через десять лет папа вынужден был издать буллу, которой ликвидировался орден тамплиеров. Имущество французских храмовников переходило в руки короля франков.

Правда, новгородская вечевая республика с главным органом власти - народным собранием, существовала к тому времени около двух столетий.

Переключение транзита византийских и восточных товаров на Европу с дороги Константинополь - Киев - Европа на морской и сухопутный транзит по маршруту Константинополь - Италия - Рейн - Балтика привело к вовлечению в орбиту нового торгового оборота Великого Новгорода, ушедшего от своих былых интересов на юге. Русь днепровская, городовая, торговая сменялась верхневолжской, удельно-княжеской, вольно-земледельческой Русью, посредницей между двумя мирами - Европой и Азией.

Как бы ни трактовать совокупность политических, экономических и географических факторов (княжеские междуусобицы; переключение транзита византийских и восточных товаров в Европу и активное вовлечение в орбиту нового торгового оборота Великого Новгорода; роль половцев, участивших свои набеги на русскую землю; падение уровня пассионарности и усиление в связи с этим центробежных тенденций и т.п.)) но с начала XIII в. происходит утрата собственной античности древней России, распадение русской народности с потерей связующего центра Б Киеве. В огромном раннефеодальном государстве восточных славян не сложились прочные экономические, политические и культурные связи между отдельными княжествами. Для удержания единства, по мнению академика Д.С. Лихачева, "требовались высокая общественная мораль, высокое чувство чести, верности, самоотверженности, развитое патриотическое сознание и высокий уровень словесного искусства" (134; 50). Даниил Заточник заключал свое отношение к княжим мужам словами почтенной давности: мужи злата добудут, а златом мужей не добыты.

Экономическая жизнь восточного славянства перемещалась на северо-восток, в междуречье Оки и Волги. Русь днепровская, городовая, торговая сменялась верхневолжской, удельно-княжеской, вольно-земледельческой Русью. Главной сценой нашей древней истории становилась срединная полоса Европейской России, лес, степь, река - переходная страна, посредница между двумя мирами - Европой и Азией.

Что касается оценок монголо-татарского завоевания Руси (от жестокого ига, стоившего русским многих лет унижений и грабежа, до выбора между Ордой и католическим Западом, сделанным Александром Невским в пользу Орды), то и здесь необходимо подтвердить главное:

гарнизонов монголы в русских городах не ставили, не устанавливали и своей постоянной власти, даже налогов сами не собирали, доверив это нелегкое бремя русским князьям Рязани, Твери, Москвы, Ростова и Суздаля. Серапиои, оратор XIII века, указывал своим слушателям на татарские погромы, как на Божию казнь за двоеверие и грубые языческие нравы своих современников (36,т.2; 69). Церковь православную каким-либо гонениям ордынцы не подвергали, от дани освободили совсем, ее собственность объявили неприкосновенной.

Жестокая немецко-шведская агрессия в середине XIII в., успешно отраженная дважды князем Александром Невским (1220-1263), угрожала потерей государственной, религиозной и культурной самостоятельности древнерусских земель.

Золотоордынские ханы провели перепись подвластного им населения, подчинили своему контролю деятельность удельных князей, обуздывая одним князем другого. Москва обязана своим Величием ханам,-это мнение Н.М. Карамзина.

В результате столкновения двух цивилизаций - оседлой, земледельческой, торговой и кочевой, степной, военно-феодальной, которое привело к двухвековой зависимости русских княжеств, централизованное русское государство формировалось в весьма неблагоприятных условиях, но с преобладанием в нем патриотической доминанты.

Вследствие нашествия на целых полстолетия прекратилось каменное строительство в России (277; 54).

Подпадение России под монгольское владычество сопровождалось повсеместным развитием таможенных сборов. Усиление власти удельного князя и осознанная необходимость уплачивать через него дань и общему властителю - хану, привели к возникновению значительного числа новых податей и пошлин. Сборы потеряли прежний, частноправовой характер и взыскивались во имя права князя требовать известных платежей от подданных.

Не без влияния ордынского рынка возникли и деньги в период княжения Дмитрия Донского (1350-1389, великий князь московский с 1359 и владимирский с 1362), и новая их единица - рубль.

Неутратил своей экономической и политической самостоятельности в период ханского владычества на Руси господин Великий Новгород, обладавший громадной территорией от Сумского посада на Белом море до водораздела Западной Двины и Ильменских рек. Озеро Ильмень, как известно, играло весьма важную роль в великом водном пути из северозападной в юго-восточную Европу (из варяг в греки). Держась этого пути, первоначальная внутренняя торговля новгородцев направлялась и находила прибыль преимущественно в южной России. Новгородские купцы (вспомним хотя бы былинного Садко), рассеянные по разным городам от Чернигова до Волыни, в Киеве имели особую церковь св. Михаила, известную под названием новгородской божницы. Одним из самых желательных предметов мены со стороны новгородцев были меха: соболи, горностаи, песцы, черные куны, рыбьи зубы. Со стороны же южной Руси торговую статью составлял прежде всего хлеб, без ввоза которого извне новгородская неродгшая земля существовать не могла. Из Византии на север попадали золото, вина, овощи и ткани, а из Европы через Балтику- сукна, вина, пряности, драгоценные изделия, За них надо было предоставить "готам" и "немцам" морские и северные товары: ворвань, моржовую кость, меха, соль, а также воск. Славянский великий Новгород, по верному замечанию А.П. Щапова, явился мирным торгово-промышленным переводчиком между европейским Ганзейским союзом и восточными инородцами, ибо славные переселенцы Новгорода, к примеру, богатые гости Строгановы, "отворяли уж настежь Уральские ворота в Сибирь» в Азию" (279, доп. том; 17), ставя на путях гостьбы, торга свои погосты, посады, города, ряды.

Основанием этого кругового торга служила северная промысловая добыча, боярская колонизация Поморья (так назывались в совокупности берег Белого моря и долины рек, текущих в Белое море). Новгородцы оседали на громадных пространствах, устремляя на северные реки, берега Белого моря, на Урал свою предпринимательскую энергию и капиталы. К далеким морским берегам - Терскому, Поморскому, Обонежью - проникали хорошо снаряженные и снабженные всем необходимым партии колонистов для основания там новых промыслов или приобретения новых становищ для морского лова. В удобных бухтах возникали боярские вотчины, промысловые поселки с русским населением. Капиталист управлял заимками из Великого Новгорода и был заинтересован только в том, чтобы из его отдаленной крепостной вотчины в срок и в достаточном количестве шел товар на новгородский торг. Поселения носили вполне промышленный характер. Север быстро становился жизненно необходимым для Новгорода, поставляя ему не только пушнину, соль, рыбу, речной жемчуг, но и болотную железную руду в крицах {крица - свежая глыба вываренного из чугуна железа, идущая под огромный водяной, кричный молот, для отжимки, проковки и обработки в полосовое и другое железо). _

Славяно-русское движение на восток было вольнонародным; новгородские славяне образовали земский союз с финскими племенами - чудью, весью, мерей.

Торговля немецких городов с Новгородом и другими городами средневековой России совершалась ганзейским союзом, международной купеческой гильдией, в состав которой входило до 150 североевропейских городов (померанских, вендских, прусских, вестфальских, голландских, ливонских). Ганза являлась ассоциацией не купцов, а городов, представители которых собирались на сеймы и там решали совместно все важнейшие вопросы, которые касались торговли их жителей со странами, расположенными у Северного и Балтийского морей. Поле деятельности Ганзы занимали Англия, Фландрия и Брабант, скандинавские государства, Новгород, Псков и северо-западные русские города, центры княжеств - Смоленск, Витебск, Полоцк,,Владимир.

Ганза являлась не хозяйственным объединением, а военно-политическим союзом (снаряжение и охрана торговых экспедиций, торговые фактории, монополии и привилегии, торговое право и режимы и т.п.).

Что касается датировки торговых сношений Новгорода (и его пригородов - Пскова и Старой Русы) с европейскими городами, то они происходили с XI столетия, а в конце XII в. появляется первый договор между новгородцами и немцами; к этому же времени относится и грамота императора Фридриха Т Любеку (1188 г.), разрешающая беспошлинную торговлю в этом городе русским, готам, норманнам и другим народам Востока. Позже активное место в торговле с Новгородом и другими северо-западными областями России занимают ливонские города на Балтике - Дерпт, Ревель и Рига. В Новгороде, видимо, меньше тратилось сил и средств на войны, чем на беспокойном юге; в нем активнее развивались ремесла, росла торговля с ближними и дальними соседями, шел процесс умножения богатств и освоения новых территорий.

Не следует чрезмерно преувеличивать активный характер русской торговли с Западной Европой. Не будучи в собственном смысле морской республикой, Новгород вряд ли мог вести обширную торговлю морем, хотя караваны судов новгородцы со времен былинного Садко снаряжали на собственные капиталы, собственными головами и ругами.

Торговля связывала Великий Новгород тесными узами со всей Россией и содействовала объединению княжеств. Договора же с соседями позволяли удерживать мир на длительный период.

История торговли представляет собой и часть истории культуры, в которой нельзя не заметить усовершенствований в торговом быту: воспринятые от иноземцев орудия и система веса, орудия мены, выработка собственно, новгородской и псковской монетной системы. Если Россия сбывала за границу преимущественно сырье и полуфабрикаты, то Ганза платила ей за это продуктами обрабатывающей промышленности, сделанными нередко из русского материала.

Немаловажно и непосредственное влияние торговли на быт русского народа. Благодаря частым торговым сношениям и примеру живших в . Новгороде немцев, готов, норвежцев, датчан, появляются усовершенствования в постройке как частных жилищ, так и общественных храмов. Кроме зодчества (а новгородцы и псковичи славились в древней Руси каменосечною хитростью), замечается влияние и в других искусствах: появляются новые сюжеты в новгородской иконописи, меняется мода, даже певческое искусство.

К концу XIV в. относится прогресс в промышленности, в первую . очередь в Новгороде, меньше всего пострадавшем от татарского ига; там процветали почти все тогдашние ремесла: возникла отечественная артиллерия; более широко по сравнению с киевским периодом распространились водяные мельницы, бумага вместо пергамента и бересты; чеканка монет; мастерские по изготовлению книг и икон.

Восстанавливая традиции архитектуры домонгольского периода, новгородские зодчие и их заказчики в лице отдельных бояр, купеческих объединений и коллективов "улпчан" вели поиск новых художественных и строительно-технических решений ~ не только в церковном, но и гражданском строительстве с конца XIII по XV в. Были воз-': ведены укрепления Старой Ладоги, Порхова, Копорья, Яма, Орешка.

В крепостном строительстве достигли значительных успехов зодчие Пскова.

Первым городом северо-восточной Руси, в котором возобновилось каменное строительство, была Тверь (1285-1290 гг.). В Москве начало каменного строительства относится ко второй четверти XIV в. (277; 56).

Господин Великий Новгород своей самостоятельностью, высоким уровнем развития торгового капитализма, республиканским вече, представлявшим своеобразный парламент, оказывал экономическое и политическое сопротивление монгольским ханам и мог существенно изменить направление исторического развития страны, если бы не насильственное присоединение Новгорода к Москве в 1478 г., в результате которого промышленность и экономика этого процветающего края, а главное, держатели капитала и промыслов, были фактически уничтожены. Так поступали раньше лишь с иноземными врагами.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Основы экономической культуры

 

Смотрите также:

 

Вводный курс по экономической теории  Азбука экономики   Словарь экономических терминов   Экономика и бизнес   Введение в бизнес    Управление персоналом   Как добиться успеха  Организация предпринимательской деятельности  «Экономическое развитие общества»