Вся Библиотека >>>

Русская история и культура

  

 

 Шедевры русской литературы

В списках не значился…

 

 

 

Борис Васильев 

 Биография Бориса Васильева

 

Борис Львович Васильев (родился 1924), русский писатель. Родился 21 мая 1924 в Смоленске. Сын кадрового офицера; мать — из известной семьи народников, участвовавших в организации кружка "чайковцев" и "фурьеристских" коммун в Америке. Ушел на фронт добровольцем после окончания 9-го класса, в 1943, после контузии, направлен в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Окончив ее в 1948, работал на Урале.

 

Печатается с 1954 (пьеса о послевоенной армии Танкисты; готовившийся в 1955 спектакль по ней под названием Офицеры по цензурным соображениям был снят). Увлечение сценой, свойственное Васильеву с детских лет, проявлялось и в создании пьес Стучите и откроется (1955), Отчизна моя, Россия… (1962, совм. с К.И.Рапопортом), сценариев ряда кинофильмов (Очередной рейс, 1958; Длинный день, 1960, и др.) и телевизионных передач. Истинный успех пришел к Васильеву после публикации повести А зори здесь тихие… (1969), инсценированной (1971) и экранизированной (1972, реж. С.И.Ростоцкий; Государственная премия СССР, 1975), определившей основную тему (несовместимость естественного человеческого, жизнерождающего и милосердного начала, воплощаемого, как правило, в женских образах, — и войны) и тональность творчества писателя (трагизм неизбежной гибели благородных и бескорыстных душ в столкновении с жестокостью и несправедливостью "силы", сочетающийся с сентиментально-романтической идеализацией "положительных" образов и сюжетным мелодраматизмом).

 

В обозначенном русле лежат и другие произведения Васильева, тематически обращенные прежде всего к военным и предвоенным годам, а в концептуальном плане выдвигающие на первый план этические проблемы любви, верности, товарищества, сострадания, нравственного долга и искреннего чувства в их противостоянии циническому прагматизму, шкурничеству и официальному догматизму (повести Иванов катер, 1967, опубл. 1970; Самый последний день, 1970; В списках не значился, 1974; Завтра была война, 1976; рассказы Ветеран, 1976; Великолепная шестерка, 1980; Встречный бой, 1979; Кажется, со мной пойдут в разведку, 1980; Вы чье, старичье?, 1982, Неопалимая купина, 1986; роман Не стреляйте в белых лебедей, 1973).

 

Светлые образы девушек, соединивших в себе неистовое правдолюбие и стойкость народоволок (Женя из повести А зори здесь тихие…, Искра из повести Завтра была война и др.) и жертвенную преданность высокому делу и любимым (героиня повести В списках не значился и др.), цельные и чистые образы современников (как на войне — старшина Васков, лейтенант Плужников, так и в мирное время — Егор Полушкин, деревенский "придурок", "бедоносец", стоящий в одном ряду с традиционными в русской литературе, от Ф.М.Достоевского до В.М.Шукшина, "святыми" чудаками, гибнущий в борьбе с браконьерами, покушающимися в корыстных целях на жизнь природы) в той или иной мере (и зачастую в повторяющейся художественной манере) проводят принципиальную для Васильева мысль о ложности и опасности для человека насильственных вторжений в естественный и прекрасный ход бытия.

 

Психология во многом типичного для поколения Васильева соотечественника — сына бурной и неоднозначной эпохи — раскрывается в автобиографической повести писателя Летят мои кони (1982). Искания и пути российской интеллигенции в контексте отечественной истории 19-20 вв. — основное содержание романов Были и небыли (1977-1980), И был вечер, и было утро (1987), Вам привет от бабы Леры… (1988), Утоли моя печали (1997), Картежник и бретер, игрок и дуэлянт: Записки прапрадеда (1998), во многом построенных на фактах коллективной биографии семьи самого Васильева.

 

Проблемы "смутного времени" (исторического "тупика" и поиски выхода из него) — центральные в исторических романах Васильева Вещий Олег (1996) и Князь Ярослав и его сыновья (1997). Сходные вопросы поднимает писатель и в своих многочисленных публицистических статьях 1980-1990х годов, призывающих к установлению приоритета национальной культуры над политикой (пример чему подал сам Васильев, выйдя в 1989 из КПСС, в которой состоял с 1952, а с начала 1990-х отойдя и от участия в "перестроечных" политических акциях).

 

В 1997 писатель был удостоен премии им. А.Д.Сахарова "За гражданское мужество". 

 

Источник Альдебаран

Часть первая

 

Глава 1

 

Глава 2

 

Глава 3

 

Глава 4

 

Часть вторая

 

Глава 1

 

Глава 2

 

Глава 3

 

Часть третья

 

Глава 1

 

Глава 2

 

Глава 3

 

Часть четвертая

 

Глава 1

 

Глава 2

 

Глава 3

 

Часть пятая

 

Глава 1

 

Глава 2

 

Глава 3

 

Эпилог

 

 

 На крайнем западе нашей страны стоит Брестская крепость. Совсем недалеко от Москвы: меньше суток идет поезд. И не только туристы — все, кто едет за рубеж или возвращается на родину, обязательно приходят в крепость.

 

 Здесь громко не говорят: слишком оглушающими были дни сорок первого года и слишком многое помнят эти камни. Сдержанные экскурсоводы сопровождают группы по местам боев, и вы можете спуститься в подвалы 333-го полка, прикоснуться к оплавленным огнеметами кирпичам, пройти к Тереспольским и Холмским воротам или молча постоять под сводами бывшего костела.

 

 Не спешите. Вспомните. И поклонитесь. А в музее вам покажут оружие, которое когда-то стреляло, и солдатские башмаки, которые кто-то торопливо зашнуровывал ранним утром 22 июня. Вам покажут личные вещи защитников и расскажут, как сходили с ума от жажды, отдавая воду детям и пулеметам. И вы непременно остановитесь возле знамени — единственного знамени, которое пока нашли. Но знамена ищут. Ищут, потому что крепость не сдалась, и немцы не захватили здесь ни одного боевого стяга.

 Крепость не пала. Крепость истекла кровью.

 

Историки не любят легенд, но вам непременно расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны. На десятом, в апреле 1942 года. Почти год сражался этот человек. Год боев в неизвестности, без соседей слева и справа, без приказов и тылов, без смены и писем из дома. Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был русский солдат.

 

 Много, очень много экспонатов хранит музей крепости. Эти экспонаты не умещаются на стендах и в экспозициях: большая часть их лежит в запасниках. И если вам удастся заглянуть в эти запасники, вы увидите маленький деревянный протез с остатком женской туфельки. Его нашли в воронке недалеко от ограды Белого дворца — так называли защитники крепости здание инженерного управления.

 

 Каждый год 22 июня Брестская крепость торжественно и печально отмечает начало войны. Приезжают уцелевшие защитники, возлагаются венки, замирает почетный караул.

 

 Каждый год 22 июня самым ранним поездом приезжает в Брест старая женщина. Она не спешит уходить с шумного вокзала и ни разу не была в крепости. Она выходит на площадь, где у входа в вокзал висит мраморная плита:

 

  С 22 ИЮНЯ ПО 2-Е ИЮЛЯ 1941 ГОДА

  ПОД РУКОВОДСТВОМ ЛЕЙТЕНАНТА НИКОЛАЯ (фамилия неизвестна)

  И СТАРШИНЫ ПАВЛА БАСНЕВА

  ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ И ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ ГЕРОИЧЕСКИ ОБОРОНЯЛИ ВОКЗАЛ.

 

 Целый день старая женщина читает эту надпись. Стоит возле нее, точно в почетном карауле. Уходит. Приносит цветы. И снова стоит, и снова читает. Читает одно имя. Семь букв: «НИКОЛАЙ»

 

 Шумный вокзал живет привычной жизнью. Приходят и уходят поезда, дикторы объявляют, что люди не должны забывать билеты, гремит музыка, смеются люди. И возле мраморной доски тихо стоит старая женщина.

 

 Не надо ей ничего объяснять: не так уж важно, где лежат наши сыновья. Важно только то, за что они погибли.

 

Смотрите также:

 

Алексей Толстой  Николай Лесков   Пушкин   Иван Тургенев   Николай Гоголь   Владимир Даль  Антон Чехов  Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Бунин   Сергей Аксаков   Михаил Булгаков (Мастер и Маргарита)   Василий Розанов   Сергей Есенин   Варлам Тихонович Шаламов    Александр Солженицын  

 

Вся Библиотека >>>

Русская история и культура

 

Rambler's Top100