Вся электронная библиотека >>>

 Капитализм, социализм и демократия  

 

 

 

Капитализм, социализм и демократия  


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

Социалистические группы в Соединенных Штатах

 

В Соединенных Штатах сложилась совершенно иная социальная ситуация, которая

оказалась тем не менее столь же неблагоприятной для развития подлинно

социалистического массового движения, как и ситуация в России. Таким образом,

оба этих случая имеют немало сходных моментов, которые не менее интересны, чем

различия между ними. Если аграрная Россия, невзирая на коммунистическую жилку,

имманентно присущую российской деревне, оставалась практически не затронутой

влиянием современной ей социалистической мысли, то аграрные Соединенные Штаты

породили такие антисоциалистические силы, которые готовы были разделаться с

любыми проявлениями марксизма, принимавшими сколько-нибудь заметный масштаб.

Если промышленная Россия не сумела создать массовую социалистическую партию,

поскольку развитие капитализма в России шло медленно, то промышленные

Соединенные Штаты не смогли этого сделать потому, что развитие капитализма в

этой стране происходило с головокружительной быстротой [Конечно, наличие

неосвоенных областей на Западе намного снижало возможности возникновения

социальных трений в США. И все же значение этого момента, как бы велико оно не

было, не следует переоценивать. Экономический прогресс постоянно создавал новые

неосвоенные области промышленного развития, и это обстоятельство было гораздо

более важным, чем возможность в любой момент сложить чемоданы и двинуться на

Запад.].

Однако самое важное различие было между интеллигенцией обеих стран. В отличие от

России в Соединенных Штатах до конца XIX в. интеллигенция не была ни

полубезработной, ни доведенной до отчаяния. Система ценностей, которая возникала

из общенациональной задачи развития экономических возможностей, вовлекала

практически все мозги в сферу бизнеса, что наложило деловой отпечаток на самый

характер американской нации. Вне Нью-Йорка интеллигентов в общепринятом

понимании вообще практически не было, а те, что были, в большинстве своем

переняли систему ценностей деловых людей. К тем же, кто исповедовал иные

ценности, Мэйн-стрит ["Главная улица" (англ.) - так часто назывались главные

улицы небольших американских городов. Здесь употребляется как символ

 


 

американской провинции- Прим. ред.] отказывалась прислушиваться и инстинктивно

относилась к ним неодобрительно, и это была куда более действенная

воспитательная мера, чем методы российской политической полиции. Враждебность

среднего класса по отношению к компаниям железнодорожным и коммунальных услуг и

любым крупным предприятиям вообще впитала в себя практически всю "революционную"

энергию, которая только была в этой нации.

Типичный американский рабочий - хороший специалист и уважаемый человек - в душе был бизнесменом и сознавал себя таковым. Он успешно занимался эксплуатацией

своих индивидуальных возможностей, заботясь о собственной выгоде, во всяком

случае, старался по возможности выгодно продать свой труд. Он понимал и в

значительной мере разделял образ мыслей своего работодателя. Когда ему это было

выгодно, он заключал союз с другими рабочими своего предприятия, но

принципиальные его установки оставались при этом прежними. Начиная примерно с

середины XIX в. подобная практика все более начала принимать форму рабочих

комитетов - предшественников послевоенных профсоюзов, создаваемых при компаниях,

экономическое и культурное значение которых наиболее полно раскрывалось в

условиях принадлежащих компаниям заводских поселков [Здравый смысл, заложенный в

основе подобных структур, и их соответствие специфике американских условий

настолько же очевидны, насколько очевиден тот факт, что у профсоюзов, а также у

радикальных интеллигентов они были бельмом на глазу. Лозунги наших дней -

недавно признанные официально - клеймят фабричные комитеты за то, что они якобы

являются порождением коварных замыслов работодателей помешать рабочим добиться

эффективного представительства своих интересов. Такая точка зрения вполне

естественна для тех, кто считает моральной аксиомой, что пролетариат должен

иметь свою боевую организацию, а также с позиций корпоративного государства,

складывающегося у нас на глазах. Однако она искажает историческую правду. То,

что работодатели предоставляли помещения для такого рода организаций, нередко

брали на себя инициативу и пытались на них повлиять, чтобы выработать

взаимоприемлемые решения, не исключает и не отрицает того, что фабричные

комитеты и их руководители выполняли весьма нужную функцию и, как правило,

весьма успешно служили интересам рабочих.].

Кроме того, рабочим часто было выгодно кооперироваться со своими коллегами по

профессии во всей стране, что позволяло им укреплять свои позиции в торге как

непосредственно с работодателями, так и опосредованно с представителями других

профессий. Этот интерес, сформировавший многие типично американские профсоюзы, в

значительной мере объясняет принятие профессионального принципа, который в

смысле охраны чистоты профсоюзных рядов эффективнее любого другого и благодаря

которому американские профсоюзы приобрели характер рабочих картелей. Как и можно

было ожидать, картели эти особым радикализмом не отличались, по поводу чего

долго сокрушались и сокрушаются как американские, так и зарубежные социалисты и

их попутчики. Их не интересовало ничего кроме зарплаты и рабочих часов, а во

всем остальном они готовы были идти навстречу запросам общества и даже своих

работодателей, в особенности в вопросах фразеологии. Это весьма наглядно

проявлялось в образе мыслей и поступках лидеров как независимых профсоюзов, так

и тех, которые входили в Американскую федерацию труда, которая этот дух

воплощала, а также в характерных для профсоюзной бюрократии попытках проникнуть

с помощью профсоюзных фондов в сферу промышленного и финансового

предпринимательства [Деятельность Уоррена Стэнфорда Стоуна из "Братства

железнодорожных инженеров" может служить прекрасной (хоть и относящейся к

несколько более позднему периоду) иллюстрацией последнего, а также ряда других

аспектов. В эпоху Самюэля Гомперса (председатель Американской федерации труда с

1886 по 1924 г. - Прим. ред.) подобных примеров было так много, что читатель

наверняка сможет продолжить их список сам. Вышесказанное не следует, однако,

понимать таким образом, что все американские профсоюзы отличаются или отличались

высокими вступительными взносами и искусно регулируемой численностью рядов,

сильно смахивающей на спекулятивные махинации монополиста, придерживающего свой

товар, чтобы он повыше ценился. Напротив, иммигранты завезли сюда с собой все

разновидности профсоюзов, которые только были в Европе, к тому же там, где для

этого были подходящие условия, особенно в относительно старых, устоявшихся

производствах и отраслях, возникали формы, аналогичные европейским.].

Конечно, тот факт, что кредо и лозунги американских профсоюзов, т.е. их

идеологические установки, были так нереволюционны и чужды классовой борьбе, сам

по себе еще ни о чем не говорит. Американские деятели профсоюзного движения были

не слишком склонны к теоретизированию, иначе они вполне могли бы придумать

какое-нибудь марксистское обоснование своим действиям. Однако нельзя отрицать и

того, что отстаивая свои интересы перед работодателями, они ни в косм случае не

считали, что находятся по другую сторону барьера. Такое сотрудничество - те, кто

его не одобряет, используют другое слово - "соглашательство" - с работодателями

ничуть не противоречило ни их принципам, ни логике ситуации. За исключением

узкого круга вопросов политические действия, по их мнению, были не только

ненужны, они были просто бессмысленны. А что касается влияния радикалов на

профсоюзы, то с тем же успехом эти последние могли бы попытаться обратить в свою

веру совет директоров Пенсильванской железной дороги.

Но в мире американских трудящихся был и другой мир. Помимо

высококвалифицированной рабочей силы иммиграция с самого начала включала в себя

некоторое количество неквалифицированной, причем численность последней после

Гражданской войны выросла как абсолютно, так и относительно. Значительную долю

этого прироста обеспечили те, кто попал в данную категорию не из-за недостатков

своего физического или умственного развития и не из-за лени, а из-за прошлых

жизненных невзгод или из-за пагубного влияния среды, из которой они происходили,

или просто из-за своего мятежного характера, неукротимого темперамента или

уголовных наклонностей. Вся эта публика была легкой добычей для эксплуатации,

которая облегчалась также отсутствием моральных уз, а некоторые ее представители

отвечали на подобное к себе отношение слепой, импульсивной ненавистью, которая

быстро переросла в криминальные действия. Во многих новых, быстрорастущих

промышленных поселках, где скапливались люди самого разного происхождения и

самых разных наклонностей, порядок (если это слово вообще применимо к тем

условиям) приходилось поддерживать незаконными действиями. Грубые люди, которым

подобное обращение отнюдь не прибавляло мягкости, сталкивались с работодателями

или их управляющими, которые не успели еще выработать в себе чувство

ответственности и часто были вынуждены применять грубую силу из страха не только

за свое имущество, но и за жизнь.

Социалистический наблюдатель сказал бы, что это была классовая борьба в самом

буквальном смысле - и что правота Марксова учения подтверждалась здесь ружейной

стрельбой. На самом же деле ничего подобного не было и в помине. Невозможно даже

представить себе условия более неблагоприятные для развития политического

лейборизма или серьезного социализма, и пока эти условия имели место, ни тот, ни

другой практически никак не проявлялись.

История "Рыцарей труда", единственной, по-настоящему важной общенациональной

организации рабочих, независимо от их квалификации или специальности (фактически

в нее принимались псе желающие), охватывает примерно десятилетие значительного

влияния и активных действий (1878-1889). В 1886 г. численность этого рыцарского

ордена приближалась к 700 тыс. человек. Та его часть, которую составляли

промышленные - в основном неквалифицированные - рабочие, активно участвовала, а

иногда даже инициировала стачки и бойкоты, сопровождавшие экономические спады

того периода. Внимательное изучение соответствующих программ и лозунгов

обнаруживает довольно бессвязную мещанину самых разных социалистических,

кооперативных и даже анархистских идей, которые восходят к широкому кругу

источников, в том числе к идеям Оуэна, к английским аграрным социалистам, учению

Маркса и фабианцам. Тем не менее политическое кредо, а также идея общего

планирования и социальной реконструкции проступают во всем этом достаточно

четко. Однако такая определенность целей объясняется на самом деле тем, что

документы эти мы невольно читаем с позиций сегодняшнего дня. На самом деле

никаких определенных целей не было и в помине, наоборот, именно расплывчатый

характер идеологии Счастья на земле - такой выбор слов объясняется тем, что

основатель движения Урия Стефенс в молодости готовился стать священником, - и

выдержки из американской Конституции привлекали к этому союзу самых разных

людей, начиная от фермеров и кончая специалистами-профессионалами. Орден таким

образом стал как бы биржей идей и планов реформаторов всех сортов. В этом смысле

он действительно выполнял ту функцию, которую имели в виду его лидеры, когда они

подчеркивали учебно-просветительский аспект его деятельности. Но организация,

основанная на глине столь разного замеса, была, по определению, неспособна ни на

какие действия. Как только верх взяла социалистическая идея, произошел раскол.

Аналогичную судьбу имели и другие подобные движения - популисты, последователи

Генри Джорджа и пр.

Напрашивается вывод, что американская рабочая среда того времени не давала

необходимого материала и движущего мотива для возникновения массового

социалистического движения. Это можно подтвердить, если проследить ту пить,

которая связывает рыцарей с Промышленными рабочими мира (Industrial Workers of

the World). Нить эта воплощается в карьере марксиста Де Леона и потому должна

иметь для правоверных особое значение [Тем более, что сам Ленин, обычно такой

скупой на похвалы, в нарушение всех своих привычек одобрительно отзывался о

работах и идеях Де Леона.]. Именно под его руководствам в 1893 г. входившие в

Орден рыцарей социалисты восстали против прежнего лидера Паудерли, нанеся тем

самым, как впоследствии оказалось, смертельный удар всей организации. Идея их

заключалась в том, чтобы создать инструмент для политических действий, более или

менее соответствующих марксистскому учению. Борьба классов, революция,

разрушение капиталистического государства - всему этому должна была

способствовать пролетарская партия. Однако ни Социалистическая рабочая партия

(Socialist Labour Party) (1890 г.), ни созданный Де Леоном Социалистический

альянс квалифицированных и неквалифицированных рабочих (1895 г.) особым влиянием

среди пролетариата не пользовались. Дело было не только в том, что ряды

последователей социалистов в рабочей среде были малочисленны, - само по себе это

ничего еще не решало - но им не удалось добиться и успеха русского образца, т.е.

захватить ключевые позиции в среде интеллигенции. Социалистическая рабочая

партия сперва раскололась, а затем сдала практически все оставшиеся у нее

позиции новой социалистической партии - Социалистическому альянсу.

Социалистический альянс в своей верности марксистским идеалам продвинулся дальше

любой другой социалистической партии в Соединенных Штатах. Во-первых, он был

правоверным уже по самому своему происхождению. Он возник из рабочего движения

1892-1894 гг., когда забастовки подавлялись силой, а федеральное правительство и

судебные органы решительно становились на сторону работодателей [Заметим, что

это происходило в то самое время, когда правительства большинства европейских

стран стали строить свою политику на совершенно иных началах. Однако такое

поведение американцев не просто говорит об их отсталости. Действительно,

социальный и политический престиж бизнеса и делового интереса в Америке был куда

сильнее, чем в любой другой стране, и вследствие этого американская демократия

уделяла проблемам рабочих гораздо меньше внимания, чем, скажем, юнкерское

правительство Пруссии. Но признание этого обстоятельства и даже вынесение ему

соответствующей оценки с моральных и человеческих позиций не мешает признать и

то, что отчасти благодаря неразвитости органов государственного управления,

отчасти благодаря усилению преступных элементов, с которыми никакой другой более

мягкий метод не прошел бы, и отчасти благодаря тому, что вся нация была

исполнена решимости идти по пути ускорения экономического развития, проблемы по

эту сторону океана представлялись в несколько ином свете, чем в Европе, причем

это было бы так, даже если бы американское правительство было совершенно

свободно от буржуазных шор.]. Такая политика со стороны государства заставила

встать на путь истинный многих из тех, кто раньше связывал свою судьбу с

"консервативными" профсоюзами. Во всяком случае, изменил свои взгляды Юджин

Дебс, который выступал сперва за промышленный юнионизм, а затем за политическую

борьбу. Во-вторых, правоверными были общие установки, принятые этой партией. Она

пыталась работать с профсоюзами, сея семена истинного учения изнутри. Она

существовала как профессиональная политическая организация и была революционной

в том самом смысле, в каком революционными были великие социалистические партии

Европы. Правда, учение ее было не вполне марксистским. Дело в том, что

Социалистический альянс не уделял должного внимания идеологическим установкам ни

при Дебсе, ни после него и допускал в своих рядах довольно широкий спектр

взглядов. И хотя ему так и не удалось вобрать в себя те небольшие рабочие партии

местного характера, которые то тут, то там возникали по всей стране, он

достаточно успешно просуществовал вплоть до послевоенного периода, когда

возникла серьезная конкуренция со стороны коммунистического движения.

Большинство социалистов, я думаю, согласятся, что это была единственная подлинно

социалистическая партия в истории Соединенных Штатов. Во всяком случае, о

масштабах социалистического движения в этой стране можно судить именно по числу

голосов, отданных за нее, хотя среди ее сторонников, как и в любом

социалистическом движении вообще, было немало случайных попутчиков.

У Де Леона был, однако, и другой шанс, и связан он был с Западной федерацией

шахтеров (Western Federation of Miners), чей радикализм, впрочем, не имел

идеологических корней, а объяснялся реакцией простого люда на тяжелые условия

жизни. Эта федерация стала краеугольным камнем в структуре основанной в 1905 г.

организации "Промышленные рабочие мира". Чтобы создать ее, Де Леон и его

соратники собрали воедино и обломки собственной партии, и остатки других

развалившихся организаций, а также созвали отовсюду людей с весьма сомнительной

репутацией, отколовшихся то ли от интеллигентов, то ли от пролетариев, то ли от

тех и других вместе. Однако союз имел сильное руководство и, следовательно,

сильную фразеологию. Помимо самого Де Леона, в руководство входили Хейвуд

(Haywood), Траутман (Trautmann), Фостер (Foster) и другие.

Рядом своих успехов движение это было обязано шоковым методам (при этом не

существовало ничего недозволенного) и духу бескомпромиссной борьбы, а тем, что

оно в конечном итоге потерпело поражение, - отсутствию чего-либо, кроме громких

фраз и шоковых методов. Поражение его было ускорено ссорами с коммунистами и

перебежчиками в лагерь коммунистов, а также нескончаемыми внутренними

разногласиями. Но я не стану повторять историю, которая уже была рассказана до

меня со всех мыслимых точек зрения. Для нас в ней важно только одно. Эту

организацию называли синдикалистской - даже анархистской, а несколько позже ее

привлекали к ответственности в соответствии с антисиндикалистским

законодательством, принятым в ряде штатов. Принцип "непосредственных" действий

на местах и идеологические уступки Западной федерации шахтеров, которая отдавала

промышленным профсоюзам ведущую роль в строительстве социалистического общества

(в этом заключается личный вклад Де Леона в классический марксизм или, если

угодно, его расхождение с ним), несомненно, говорит о том, что синдикалистской

его партия считалась по нраву. Но мне кажется более правильным говорить об

отдельных включениях элементов синдикализма в движение, которое по существу

имело чисто марксистские корни.

Таким образом, этот великий социолог - простой человек - опять оказался прав.

Типичный американец всегда считал, что социализм в целом, и социалисты в

частности, Америке не нужны. Насколько я понимаю, здесь мы в более развернутой

форме пытались показать именно это. Американское общество в своем развитии

практически перескочило через фазу социализма, которая в других странах видела и

победы чистого марксизма, и успехи Второго Интернационала. Проблемы, над

которыми бились европейские социалисты, в этой стране остались практически

непонятыми. Если подобные умонастроения и возникали, то лишь случайно, будучи

привнесенными сюда из Европы. Решая свои проблемы и вырабатывая свои собственные

установки, американцы время от времени заимствовали что-то из этих чужеземных

идей, но этим дело и ограничивалось, а последующие события еще сильнее отвратили

от социализма американских интеллигентов и пролетариев, не прошедших школы

марксизма.

  

К содержанию:  Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" 

 

 Смотрите также:

  

 Теория демократического социализма, окончательно сформировавшаяся...

социализм "уже вступает в фазу своего осуществления в рамках капитализма"). … В резолюции ИНК "Демократия и социализм" поставлена задача построения в Индии социализма...

Политические и правовые учения

 

Марксистская политико-правовая идеология. Социалистические...

Марксистская политико-правовая идеология (социал-демократия и большевизм). … марксизма возникли существенные разногласия об исторических судьбах капитализма и социализма, о...

 

Япония сделала беспрецедентный в истории экономический рывок...

Сторонники социализма считают, что «политическая демократия невозможна, если … Такое экономическое равновесие необходимо как при социализме, так и при капитализме.

 

Экономическая неопределенность и риски. Неопределенность...

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 184. Но самые строгие расчеты еще не гарантия успеха.

 

Последствия социалистической социальной революции

Переходному периоду от капитализма к развитому социализму, т.е. … многопартийной, плюралистской социалистической демократии, демократии не.

 

...это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия

...день основные политические системы — это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия. … Не забывайте, что капитализм означает способ производства товаров и услуг...

 

...К. Каутский, Р. Гильфердинг – теоретики организованного капитализма....

Гильфердинг Р. Капитализм, социализм и социал-демократия: сборник статей и речей Р. Гильфердинга. – М. – Л.: Госизлат, 1928.

Учебно-методическое пособие

 

...марксизма в России, образование российской социал-демократии

...класса "за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм".

История России

 

Экономическая культура как регулятор функционирования и развития...

Й. Шумпетер (1883 - 1950) в своем труде "Капитализм, социализм н демократия" (1942) обратил … государство, домашние хозяйства, занятость населения, процент и частные сбережения, семья...

 

Социал демократы. Социал-демократическая альтернатива...

российская социал-демократия переживала новый этап своего развития … развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма.

 

Последние добавления:

 

Адам Смит: Исследование о природе и причинах богатства народов

Людвиг Эрхард. "Благосостояние для всех"

 

Экономические теории и цели общества

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый