Вся электронная библиотека >>>

 Капитализм, социализм и демократия  

 

 

 

Капитализм, социализм и демократия  


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

Социальная атмосфера капитализма

 

Из анализа, проделанного в двух предыдущих главах, должно быть достаточно ясно,

каким образом капиталистический процесс породил ту атмосферу почти всеобщей

враждебности по отношению к его собственному социальному строю, о которой я

говорил в самом начале этой части. Это явление настолько поразительно, а

объяснения, которые ему дают как марксизм, так и расхожие теории, настолько

неадекватны, что нам представляется необходи­мым несколько углубить теорию этого

вопроса.

1. Капиталистический процесс, как мы видели, постепенно сни­жает важность той

функции, за счет которой живет класс капитали­стов. Мы также видели, что он

имеет тенденцию разрушать свой защитный слой, уничтожать свои собственные

бастионы и разгонять гарнизоны, держащие линию обороны. И наконец, мы видели,

что капитализм создает тот критический склад ума, который, разрушив моральный

авторитет столь многих других институтов, в конце концов поворачивается против

своих собственных; буржуа к своему удивлению обнаруживает, что

рационалистическое отношение не ограничивается вопросом о законности власти

королей и попов, но начинает ставить под сомнение и институт частной

собственности, и всю систему буржуазных ценностей.

Буржуазная крепость оказывается, таким образом, политически беззащитной. А

беззащитные крепости всегда служили приманкой для агрессоров - особенно те, что

сулят богатую добычу. Агрессорам остается лишь найти своим враждебным помыслам

рациональное объяснение [Надеюсь, что никакой путаницы из-за того, что я

использую слово "рациональный" в двух разных смыслах, не возникнет. Завод

работает рационально, когда его производственная отдача на единицу затрат

высока. Мы находим рациональное объяснение своим действиям, когда придумываем

для себя и для окружающих такие причины этих действий, которые отвечают нашим

представлениям о добре и зле, независимо от того, каковы истинные мотивы этих

действий.], но это им всегда удается. Безусловно, на ка­кое-то время от них

 


 

можно откупиться. Но и эта последняя уловка перестает срабатывать, как только

они поймут, что могут получить все. Отчасти это и есть объяснение того, что мы

хотим объяснить. В той мере, в какой это так, - а объяснение такое, конечно,

неполно - этот элемент нашей теории подтверждается высокой корреляцией, которая

исторически существует между буржуазной безза­щитностью и враждебностью по

отношению к капиталистическому строю: пока буржуазия занимала прочные позиции,

особой враждебности она не вызывала, хотя поводов для враждебности в те времена

было гораздо больше; враждебность стала усиливаться одновременно с разрушением

защитных стен.

2. Логично, однако, задать вопрос, - и такой вопрос действительно задают в

наивном изумлении многие промышленники, которые честно полагают, что выполняют

свой долг перед всеми слоями общества, - с какой стати капитализм должен

нуждаться в ка­кой-то защите со стороны некапиталистических сил или преданности,

выходящей за рамки рационального? Разве он не может с честью выйти из этого

испытания? Разве наши предыдущие рассуждения недостаточно показали, что

капитализм может предъявить немало утилитарных доводов в свою защиту? Разве

невозможно его полностью оправдать? К тому же вышеупомянутые промышленники,

конечно, не упустят возможности подчеркнуть, что здра­вомыслящий рабочий,

взвешивая все "за" и "против" своего конт­ракта, скажем, с крупным сталелитейным

или автомобильным концерном, имеет все основания прийти к выводу, что дела его в

конце концов не так уж плохи и что сделка эта выгодна не только противной

стороне. Да, конечно, - только все это не имеет никакого отношения к делу.

Во-первых, совершенно неправильно считать, что главной при­чиной политических

нападок служит страдание и что для отраже­ния этих нападок достаточно привести

доводы в свою защиту. Политическую критику нельзя эффективно отразить разумными

доводами. Из того обстоятельства, что критика капиталистического строя

обусловлена критическим мышлением, т.е. установкой, отвергающей веру в ценности,

не поддающиеся рациональному объяснению, еще не следует, что рациональное

опровержение на­ветов будет услышано. Подобное опровержение может сорвать с этих

наветов покров рациональности, но оно никогда не сможет сразить ту

иррациональную движущую силу, которая за ними скрывается. Капиталистическая

рациональность не кладет конец иррациональным или внерациональным импульсам. Она

просто позволяет им выйти из-под контроля, снимая путы священных или

полусвященных традиций. В цивилизации, где нет ни возможности, ни желания

обуздать подобные страсти и подчинить их контролю, они неизбежно выходят из

повиновения. А раз уже они вышли из повиновения, то здесь не играет роли, что в

рационалисткой культуре их проявлениям, как правило, находится ка­кое-нибудь

рациональное объяснение. Точно так же как требова­ния обосновать свою

утилитарную функцию, предъявляемые королям, лордам и попам, никогда не допускали

возможности удовлетворительного ответа перед лицом беспристрастных судей, так и

капитализм предстал перед судьями, в карманах у которых уже ле­жит его смертный

приговор. Они его и вынесут, какие бы доводы не приводила защита; единственный

успех, на который может рас­считывать обвиняемый, - это измененная формулировка

обвинительного акта. Утилитарный разум, во всяком случае, плохо подходит на роль

главной движущей силы коллективных действий. В этом он никогда не сможет

тягаться с внерациональными детерминантами поведения.

Во-вторых, успех обвинения становится вполне объяснимым, как только мы поймем, к

каким последствиям могло бы привести решение дела в пользу капитализма.

Оправдание капитализма, да­же если доводов в его пользу было бы гораздо больше,

чем их есть на самом деле, в любом случае не было бы легкой задачей. Оно

потребовало бы от людей в своей массе такой проницательности и таких

аналитических способностей, которые совершенно выходят за рамки возможного. Да

что говорить, если практически любой вздор, который когда-либо говорился о

капитализме, всегда находил своего поборника в лице того или иного претендующего

на ученость экономиста. Но даже если оставить это обстоятельство в стороне,

рациональное признание экономической эффективности капитализма и перспектив,

которые он сулит, потребовало бы от неимущих совершить почти невозможный

моральный подвиг. Ведь эта эффективность заметна лишь в долгосрочной

перспекти­ве; таким образом, любые прокапиталистические доводы должны покоиться

на долгосрочных соображениях. Если же говорить о ближайшей перспективе, то

первое, что бросается в глаза, - это прибыль и неэффективность. Чтобы смириться

со своей судьбой, левеллер или чартист прежних эпох должен был бы утешать себя

надеждой на то, что его правнуки будут жить лучше. Чтобы иден­тифицировать себя

с капиталистической системой, современному безработному пришлось бы совершенно

позабыть про свою лич­ную судьбу, а современному политику - про личные амбиции.

Поскольку долгосрочные интересы общества целиком и полностью находятся в руках

верхних слоев буржуазного общества, люди совершенно естественно считают их

интересами только одного этого класса. А для народных масс важна именно

ближайшая перспекти­ва. Как и Людовик XV, они считают: "после нас - хоть потоп".

И, считая так, поступают совершенно рационально с точки зрения

индивидуалистического утилитаризма.

В-третьих, существуют будничные неурядицы или опасения этих неурядиц, с которыми

людям приходится бороться при любой социальной системе, - это неувязки и

разочарования, крупные и мелкие неприятности, которые причиняют боль, раздражают

и расстраивают планы. Думаю, что всем нам более или менее-свойственно целиком

приписывать их той части реальности, которая лежит за пределами нашего контроля,

и чтобы преодолеть этот сти­хийно возникающий враждебный импульс, необходима

эмоциональная привязанность к социальному строю, т.е. та самая вещь, которую

капитализм органически неспособен породить. Если эмоциональной привязанности

нет, этот импульс начинает жить своей жизнью и постепенно превращается в

неотъемлемую составную часть нашего психического склада.

В-четвертых, постоянно возрастающий жизненный уровень и в особенности

возможности проведения досуга, которые современ­ный капитализм предоставляет

тем, кто трудится, - впрочем, мне нет необходимости доводить эту фразу до конца

и вновь повторять самый избитый, старый и скучный довод, который, к сожалению,

совершенно справедлив. От века происходящее улучшение жизни, которое

воспринимается как должное, плюс индивидуальная незащищенность, которая вызывает

острое возмущение, - это, конеч­но, самая лучшая питательная среда для

социальных беспорядков.

  

К содержанию:  Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" 

 

 Смотрите также:

  

 Теория демократического социализма, окончательно сформировавшаяся...

социализм "уже вступает в фазу своего осуществления в рамках капитализма"). … В резолюции ИНК "Демократия и социализм" поставлена задача построения в Индии социализма...

Политические и правовые учения

 

Марксистская политико-правовая идеология. Социалистические...

Марксистская политико-правовая идеология (социал-демократия и большевизм). … марксизма возникли существенные разногласия об исторических судьбах капитализма и социализма, о...

 

Япония сделала беспрецедентный в истории экономический рывок...

Сторонники социализма считают, что «политическая демократия невозможна, если … Такое экономическое равновесие необходимо как при социализме, так и при капитализме.

 

Экономическая неопределенность и риски. Неопределенность...

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 184. Но самые строгие расчеты еще не гарантия успеха.

 

Последствия социалистической социальной революции

Переходному периоду от капитализма к развитому социализму, т.е. … многопартийной, плюралистской социалистической демократии, демократии не.

 

...это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия

...день основные политические системы — это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия. … Не забывайте, что капитализм означает способ производства товаров и услуг...

 

...К. Каутский, Р. Гильфердинг – теоретики организованного капитализма....

Гильфердинг Р. Капитализм, социализм и социал-демократия: сборник статей и речей Р. Гильфердинга. – М. – Л.: Госизлат, 1928.

Учебно-методическое пособие

 

...марксизма в России, образование российской социал-демократии

...класса "за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм".

История России

 

Экономическая культура как регулятор функционирования и развития...

Й. Шумпетер (1883 - 1950) в своем труде "Капитализм, социализм н демократия" (1942) обратил … государство, домашние хозяйства, занятость населения, процент и частные сбережения, семья...

 

Социал демократы. Социал-демократическая альтернатива...

российская социал-демократия переживала новый этап своего развития … развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма.

 

Последние добавления:

 

Адам Смит: Исследование о природе и причинах богатства народов

Людвиг Эрхард. "Благосостояние для всех"

 

Экономические теории и цели общества

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый