Вся электронная библиотека >>>

 Капитализм, социализм и демократия  

 

 

 

Капитализм, социализм и демократия  


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

5

 

Более явным станет и то фамильное сходство между коммерческой и  социалистической экономикой, которою читатель не мог не заметить с самого  начала. Поскольку это сходство, по-видимому, доставляет удовольствие

несоциалистам и некоторым социали­стам, а других социалистов раздражает, стоит

наконец ясно сформулировать, в чем оно состоит и чем обусловлено. Тогда мы

убедимся, сколь малы основания и для удовольствия, и для досады. Пытаясь

построить рациональную схему социалистической экономики, мы использовали

механизмы и понятия, которые традици­онно облекались в термины, знакомые нам по

теоретическим работам, рассматривающим проблемы капиталистической экономики. Мы

описали механизм, который сразу же становится понятным, стоит лишь ввести слова

"рынок", "купля и продажа", "конкурирующий" и т.д. Мы как бы использовали (или с

трудом удерживались от использования) такие отдающие капитализмом термины, как

цены, издержки, доходы и даже прибыли, тогда как другие - рента, процент,

заработная плата, а также и деньги - терпеливо ждали своей очереди.

Рассмотрим одну из бесспорно худших для социалистов ситуаций - наличие ренты,

т.е. дохода, получаемого при производительном использовании природных факторов,

скажем "земли". На­ша схема, разумеется, не предполагает, что всякий

землевладелец получал бы земельную ренту. Тогда что же следует из наличия ренты?

Всего лишь то, что всякая земля (а сверхизобилия земли в обозримом будущем не

предвидится) должна экономично использоваться или рационально распределяться,

так же как труд или другие производственные ресурсы. Для этого каждый участок

дол­жен получить экономическую оценку, исходя из которой будет оп­ределяться

целесообразность тех или иных предлагаемых вариан­тов использования этой земли.

Благодаря этим оценкам земля и включается в систему общественного учета. Без

этого социалисти­ческое общество было бы обречено на нерациональное

хозяйствование. Но проведение такой оценки земли вовсе не содержит уступ­ки

капитализму или капиталистическому духу. Все, что есть коммерческого или

капиталистического в земельной ренте - как в экономическом, так и в

 


 

социологическом смысле, - и все, чему может симпатизировать защитник частной

собственности (частный доход, частная собственность на землю и т.д.), здесь

полностью устра­нено.

"Доходы", которыми мы вначале наделили граждан социали­стического общества, -

это не заработная плата. В действительности, если их проанализировать, то станет

ясно, что этот доход - соединение принципиально разных экономических элементов,

из которых лишь один мог бы быть связан с предельной производительностью труда.

Премии, о которых затем шла речь, ближе к за­работной плате, выплачиваемой в

капиталистическом обществе. Но эти премии существуют только в бухгалтерских

книгах Цент­рального органа, где они фигурируют всего лишь как коэффициен­ты,

оценивающие труд разных видов и степеней сложности в це­лях рационального его

распределения. Эти коэффициенты по своему содержанию не имеют в себе ничего

схожего с заработной платой при капитализме. По ходу дела заметим, что поскольку

мы можем по своему усмотрению выбрать название для тех единиц, в которых

выражаются притязания граждан на потребительские товары, мы можем именовать их и

часами труда. И поскольку общее количество этих единиц в пределах ограничений,

определяемых целесообразностью, также устанавливается произвольно, мы можем

приравнять их к часам фактически отработанного времени при условии сведения

труда всех видов и степеней сложности к некоему стандартному труду в духе

Рикардо и Маркса. Наконец, на­ше гипотетическое общество может взять на

вооружение принцип, по которому "доходы" должны быть пропорциональны тому

коли­честву часов стандартной работы, которая была выполнена каж­дым членом

общества. Для осуществления этого принципа при­шлось бы ввести систему трудовых

чеков. Интересно, что если не принимать в расчет технические трудности, на

которых мы сейчас останавливаться не будем, система могла бы быть вполне

жизнеспособной. Но, очевидно, и тогда "доходы" не станут "заработной платой". Не

менее ясно также, что жизнеспособность такого механизма не может служить

аргументом в пользу трудовой теории стоимости.

Вряд ли есть необходимость проделывать подобную процедуру сопоставления в

отношении категорий прибыли, процента, цен и издержек. Причина упомянутого

фамильного сходства уже и так ясна: наш социализм ничего не заимствует у

капитализма, однако сам капитализм берет многое из совершенно универсальной

логи­ки выбора. Всякое рациональное поведение непременно должно иметь

определенное формальное сходство с любыми другими проявлениями рационального

поведения. А в сфере экономики унифицирующее влияние рациональности как таковой

особенно значительно, по крайней мере там, где дело касается экономического

поведения, описываемого чистой теорией. Категории, выражающие определенную

поведенческую модель, пропитываясь специфическим содержанием, связанным с некой

исторической эпохой в сознании рядового человека сохраняют приобретенный облик.

Если наше изучение экономики было бы исторически связано с социалистическим

обществом, то сейчас все выглядело бы так, будто при анализе капиталистических

процессов мы заимствуем экономические категории социализма.

Собственно говоря, у экономистов капиталистической ориентации нет оснований

особо ликовать по поводу того открытия, что социализму ничего другого не

остается, как использовать механизмы и категории капитализма. Но и у социалистов

столь же мало оснований отрицать это. Только самые наивные люди могут испытать

разочарование, осознав, что социалистическое чудо не создаст собственной логики.

И только приверженцы самых грубых и примитивных разновидностей социалистического

учения в самом этом факте видят угрозу, ибо для них капиталистическая экономика

- дикий сумбур, где нет никакой логики и порядка. Разумные же люди, как

социалисты, так и их оппоненты, в состоянии признать наличие сходства, хотя их

позиции при этом ничуть не сближаются. Однако в отношении использования

терминологии могут высказываться возражения: ссылаются на то, что неудобно

применять термины, несущие дополнительное, но тем не менее очень существенное

содержание, от которого не всякий способен эти термины отделить. К тому же

нельзя не учитывать и такой вариант: можно признать вывод о наличии глубинного

сходства экономической логики в социалистическом и коммерческом обществах,

однако отвергнуть конкретную схему или модель, с помощью которой мы пришли к

такому выводу (см. ниже).

Но и это еще не все. Некоторые экономисты - как социалисти­ческих, так и

несоциалистических взглядов - не только хотели, но просто горели желанием

обнаружить сильное фамильное сходство между социалистической экономикой, какой

она видится в буду­щем, и коммерческой экономикой с совершенной конкуренцией.

Есть даже школа социалистической мысли, готовая прославлять совершенную

конкуренцию и отстаивать социализм на том основа­нии, что социализм -

единственный способ достижения в современном мире тех результатов, которые несет

с собой совершенная конкуренция. Вполне очевидно, что такая позиция,

свидетельству­ющая на первый взгляд об удивительной широте ума, на самом деле

привлекает себе сторонников тактическими преимуществами. Просвещенный социалист,

не хуже всякого грамотного экономиста видящий слабости аргументации марксистской

и других социалистических теорий, может, таким образом, признать то, что, как

ему подсказывает чутье, нельзя не признать, и при этом не поступаться своими

убеждениями, потому что он признает то, что относится к той исторической стадии,

которая, несомненно, осталась в прошлом (если она вообще когда-нибудь

существовала). Такая пози­ция позволяет, проявляя благоразумие, обращать нападки

только на неконкурентную экономику и со знанием дела выдвигать обви­нения против

современного капитализма, в частности, в том, что он сделал целью производства

не удовлетворение потребностей людей, а извлечение прибыли. В отношении

конкурентной экономики такого рода обвинения были бы просто нелепы. Просвещенный

социалист может озадачить и смутить добропорядочных буржуа, уверяя их, что

только социализм позволит осуществить их собственные давнишние чаяния и то, что

проповедовали их экономические наставники. Однако аналитические преимущества,

полу­чаемые при акцентировании фамильного сходства двух типов экономики, не

столь велики [См. гл. VIII.].

Как мы уже убедились, отвлеченная концепция совершенной конкуренции, которая

была сконструирована в рамках экономической теории для решения ее собственных

задач, во главу угла ста­вит вопрос о том, могут ли отдельные фирмы, действуя

самостоятельно, оказывать влияние на цены своей продукции и своих факторов

производства. Если не могут - то есть если любая фирма - всего лишь капля в

море, и потому она вынуждена принимать цены, существующие на рынке, - тогда

теоретик говорит о существовании совершенной конкуренции. Можно

продемонстрировать, что в этом случае совокупным результатом пассивных реакций

всех индивидуальных фирм будут такие рыночные цены и такие объемы выпускаемой

продукции, которые имеют определенное формальное сходство с индексами

экономической значимости я объемами производства в нашем проекте

социалистической экономики. Однако во всех действительно существенных моментах

принципах образования доходов, отборе промышленных лидеров, распределении

инициативы и ответственности, определении успехов и неудач - во всем, что

формирует действительный облик конкурентного капитализма, представленный проект

социализма -противоположность совершенной конкуренции. От совершенной

конкуренции он отстоит гораздо дальше, чем от капитализма большого бизнеса.

Поэтому я не считаю, что социалистический проект можно отвергнуть на том

основании, что он представляет собой заимствование из коммерциализма или что

здесь социалистический запал растрачивается на какое-то неблагое дело. Мне

гораздо ближе взгляды тех социалистов, кто отвергает этот проект по другим

причинам. Действительно, я и сам подчеркивал, что предложенный метод создания

"рынка" потребительских товаров и ориентирование производства на показатели

этого рынка, в большей степени по сравнению со всеми другими (например, с

методом принятия решений большинством голосов) удовлетворяет запросы каждого

члена общества. Не существует института более демократичного чем рынок, и в этом

смысле наш метод обеспечит "максимальное удовлетворение". Но сам этот максимум

имеет краткосрочный характер [Однако это достоверно существующий максимум, и как

таковой он обеспечивает экономическую рациональность данной разновидности

социализма точно так же как максимум при конкурентном механизме обеспечивает

рациональность конкурентной экономики. Но и в том, и в другом случае это не

имеет большого значения.] и вдобавок является относительным, поскольку зависит

от того, что именно в данный момент люди включают в круг своих потребностей.

Только такая разновидность социализма, которая откровенно ставит во главу угла

"сытость" людей ("социализм бифштексов"), может сводить свою цель к достижению

"максимального удовлетворения". Я не стал бы осуждать социалистов, презирающих

такого рода цель и мечтающих о создании для человека новых форм культуры, а

возможно, и о создании человека нового типа. Если социализм действительно

внушает какие-то надежды, то они находятся именно в этой области. Социалисты,

придерживающиеся такой точки зрения, могут вместе с тем допускать, что их

государство будет руководствоваться реально существующими вкуса­ми граждан

только в вопросах, относящихся к чисто гедонистической сфере. Но в решении всех

других задач, не только в инвести­ционной политике, где мы и сами условно

прибегли к такому механизму, они признают необходимость Госплана. За гражданами

признается право выбора между горохом и бобами. Не исключено, что им будет также

предоставлена возможность выбирать между молоком и виски или покупкой лекарств и

благоустройством жи­лища. Однако им не позволят выбирать между праздностью и

посещением храмов, если последние будут сохранены в качестве того, что немцы

неуклюже, но многозначительно называют объекта­ми (или воплощением) культуры.

  

К содержанию:  Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" 

 

 Смотрите также:

  

 Теория демократического социализма, окончательно сформировавшаяся...

социализм "уже вступает в фазу своего осуществления в рамках капитализма"). … В резолюции ИНК "Демократия и социализм" поставлена задача построения в Индии социализма...

Политические и правовые учения

 

Марксистская политико-правовая идеология. Социалистические...

Марксистская политико-правовая идеология (социал-демократия и большевизм). … марксизма возникли существенные разногласия об исторических судьбах капитализма и социализма, о...

 

Япония сделала беспрецедентный в истории экономический рывок...

Сторонники социализма считают, что «политическая демократия невозможна, если … Такое экономическое равновесие необходимо как при социализме, так и при капитализме.

 

Экономическая неопределенность и риски. Неопределенность...

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 184. Но самые строгие расчеты еще не гарантия успеха.

 

Последствия социалистической социальной революции

Переходному периоду от капитализма к развитому социализму, т.е. … многопартийной, плюралистской социалистической демократии, демократии не.

 

...это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия

...день основные политические системы — это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия. … Не забывайте, что капитализм означает способ производства товаров и услуг...

 

...К. Каутский, Р. Гильфердинг – теоретики организованного капитализма....

Гильфердинг Р. Капитализм, социализм и социал-демократия: сборник статей и речей Р. Гильфердинга. – М. – Л.: Госизлат, 1928.

Учебно-методическое пособие

 

...марксизма в России, образование российской социал-демократии

...класса "за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм".

История России

 

Экономическая культура как регулятор функционирования и развития...

Й. Шумпетер (1883 - 1950) в своем труде "Капитализм, социализм н демократия" (1942) обратил … государство, домашние хозяйства, занятость населения, процент и частные сбережения, семья...

 

Социал демократы. Социал-демократическая альтернатива...

российская социал-демократия переживала новый этап своего развития … развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма.

 

Последние добавления:

 

Адам Смит: Исследование о природе и причинах богатства народов

Людвиг Эрхард. "Благосостояние для всех"

 

Экономические теории и цели общества

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый