Вся электронная библиотека >>>

 Капитализм, социализм и демократия  

 

 

 

Капитализм, социализм и демократия  


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

Мысленный эксперимент

 

Предположим, что какое-либо общество пришло к решению преследовать, скажем,

некую религиозную секту, причем достигло его путем, полностью соответствующим

представлениям читателей о демократии. Это вовсе не такой уж фантастический

пример, как может показаться на первый взгляд. Общества, которые многие из нас с

готовностью признали бы демократическими, жгли еретиков у позорного столба (этим

отличалась, например, Женева во времена Кальвина) или преследовали их способами,

отвратительными исходя из наших современных моральных стандартов (хорошим

примером тому может служить колониальный Массачусетс). Случаи подобного рода

имеют значение и тогда, когда они происходят в странах с откровенно

недемократическими полити­ческими режимами. Наивно полагать, что демократический

процесс полностью исчезает, прекращает работать при автократии, что правитель,

обладающий властью, сознательно пренебрегает волей собственного народа и ни при

каких обстоятельствах не стремится ей следовать. Анализируя деятельность таких

правителей в самые разные периоды времени, мы можем прийти к заключению, что

аналогичные их поступкам действия зачастую предпринимались бы даже в том случае,

если бы господствовал не автократический режим, а самая демократическая мораль.

Например, по крайней мере ранние гонения на христиан вполне благосклонно

восприни­мались римским общественным мнением и, вероятно, были бы нисколько не

мягче, если бы римское общество было совершенной демократией [Существует пример,

который демонстрирует это со всей очевидностью. Светоний в своем жизнеописании

Нерона (Жизнь двенадцати цезарей, книга IV) сначала перечислил акты,

рассматривавшиеся им как незаслуживающие сурового осуждения, а отчасти даже

похвальные (partim nulla rеprеhеnsionе, partim etiam non mеdiocri laude digna),

 


 

и только затем описал явные преступления (probra ас scеlеra) этого периода.

Преследование Нероном христиан он ставил на первое место в череде самых

достойных административных деяний императора (afficti suppliciis Christiani,

genus hominum superstitionis novoе ac malеfiсoе). Нет причин сомневаться в том,

что Светоний выражал не что иное, как мнение (а в более широком смысле даже

волю) народа по данному вопросу. Отсюда вполне естественно предположить, что

основным мотивом Нерона при осуществлении гонений на христиан было не что иное,

как стремление утолить низменные страсти, потакать инстинктам собственного

народа).].

Охота на ведьм представляет собой другой пример подобного рода. Она выросла из  народных суеверий, из самой глубины души народных масс и вовсе не была  дьявольским изобретением священников и князей, которые, напротив, по мере сил и

возможностей старались бороться с этим явлением. Хорошо известно, что

католическая церковь сурово карала за колдовство. Но если мы сравним эти

действия с теми мерами, которые предпринимались против ересей (что было главной

заботой Рима), у нас немедленно сложится впечатление, что, преследуя ведьм,

Святой престол скорее шел на поводу общественного мнения, нежели сам на него

вли­ял. Даже иезуиты одно время довольно активно боролись с охотой на ведьм, но

не слишком в этом преуспели, особенно на первом этапе. С конца XVII и в XVIII

вв. (это было время окончательного утверждения абсолютизма на всем Европейском

континенте) преобладание в конце концов получили правительственные запреты.

Показательно то, с какой осторожностью действовала во всем, что касалось

запрещения преследования ведьм, столь сильная и властная правительница, как

императрица Мария-Терезия. Этот факт косвенно подтверждает, что она отчетливо

сознавала, что в этом отношении идет против воли своего народа.

Наконец, возьмем пример, который имеет определенную связь с современными

проблемами. Антисемитизм был одним из самых глубоко укоренившихся в душе

народных масс предрассудков в большинстве стран, где жило сколь нибудь

значительное число евреев относительно общего населения. В наши дни этот род

ксенофобии под рационализирующим влиянием капиталистической эволюции частично

сдал свои позиции. Однако и сегодня остается немало людей, которые могут

обеспечить успех любому политическому деятелю, обращающемуся к ним с

антисемитской ритори­кой, способной затронуть самые чувствительные струны их

нату­ры. (Большая часть антикапиталистических движений нашего времени хорошо

усвоила этот урок воздействия на массы.) Тем не менее в средние века евреи

выжили благодаря (и это не преувеличение) защите церкви и королей, которые

оградили их от небла­гоприятного общественного мнения и в конце концов добились

их эмансипации [Покровительственное отношение римских пап может быть

проиллюстрировано на примере буллы Etsi Judoeis (1120 г.), повторное

подтверждение которой преемниками папы Каликста указывало как на продолжение

этой политики, так и на сопротивление ей со стороны прихожан. Покровительство

европейских монархов легко объяснимо, если припомнить, что изгнание или массовое

уничтожение евреев означало для них прежде всего потерю дохода, в котором они

всегда так нуждались.].

А теперь вернемся к нашему эксперименту. Давайте перенесемся в гипотетическую

страну, которая, руководствуясь демократическими принципами в управлении,

практикует тем не менее преследование христиан, сожжение на кострах ведьм и

резню евреев. Мы, конечно, не одобряли бы таких действий, хотя они

предпри­нимались бы в полном соответствии со всеми тонкостями демок­ратической

процедуры. Основной вопрос заключается в следующем: можем ли мы одобрить

демократическое устройство как та­ковое, если оно приносит столь плачевные

результаты, и отдать ему предпочтение перед недемократическим, которое избежало

бы их? Если нет, мы поведем себя в точности как правоверные социа­листы, для

которых капитализм еще хуже, чем охота на ведьм, и которые ради того, чтобы

покончить с ним, готовы использовать какие угодно антидемократические методы.

Поскольку дело обстоит именно таким образом, то в этом отношении мы и они

находимся в одной лодке. Несомненно, существуют фундаментальные идеалы, которые

даже наиболее стойкий демократ в душе ставит выше самой идеи демократии. Все,

что он понимает под демокра­тией, заключается для него в убеждении, что именно

она-то и будет надежной гарантией таких идеалов, как свобода мысли и слова,

справедливость, ответственное правительство и т.д.

Причина, почему дело обстоит именно так, лежит на поверхности. Демократия - это

всего лишь метод, так сказать, определенный тип институционального устройства

для достижения законодательных и административных политических решений. Отсюда -

она не способна быть целью сама по себе, безотносительно к тем решениям, которые

будут приниматься в конкретных обстоя­тельствах при ее посредстве. Это положение

должно быть отправным пунктом любой попытки дать ее точное определение.

Какой бы ни была главная отличительная черта демократического метода, только что

рассмотренные исторические примеры учат нас нескольким достаточно важным вещам.

Во-первых, эти примеры позволяют нам отклонить любую попытку опровергнуть наше

исходное положение о том, что, будучи политическим методом, демократия, как и

любой другой метод, не может быть конечной целью сама по себе. Вполне возможно

возражение, что демократия является совершенно особым, исключительным методом,

который все-таки можно рассматривать в качестве абсолютного идеала или

непреходящей ценности. В принципе действительно можно. Несомненно, есть люди,

способные пола­гать, что, как бы ни была преступна или глупа вещь, которую

мож­но насадить с помощью демократической процедуры, воля народа без всяких

исключений должна преобладать или, во всяком случае, ей нельзя

противодействовать иначе как способом, освященным теми же демократическими

принципами. Но в подобных обстоятельствах (о которых речь шла выше) гораздо

более естественным кажется говорить о толпе вместо народа и бороться с се

преступны­ми инстинктами или глупостью всеми средствами, находящимися в нашем

распоряжении. Во-вторых, если мы соглашаемся с тем, что безусловная

приверженность демократии может означать лишь безусловную приверженность

определенным интересам и идеалам, которым, как ожидается, она служит, то из

этого вытекает, что хотя демократия, возможно, и не является абсолютным идеа­лом

в полном смысле этого слова, но заменяет, замещает его в си­лу того факта, что

она с необходимостью всегда и везде служит определенным интересам или идеалам,

за которые мы готовы бороться и ради которых, безусловно, готовы умереть.

Очевидно, что это не так [В особенности неверно, что демократия всегда, при

любых обстоятельствах будет защищать свободу совести лучше, чем автократия. Об

этом, в частности, свидетельствует наиболее известный из всех судебных

процессов, когда-либо происходивших на земле. С точки зрения евреев, Пилат,

несомненно, был представителем рим­ской автократии. Тем не менее именно он

пытался оказать покровительство свободе. Однако в конце концов ему пришлось

"умыть руки", уступив разнузданной демократии.]. Как и всякий другой метод, не

больше и не меньше, демократия всегда нацелена на достижение соответствующих

результатов и обеспечивает определенные интересы и идеалы. Рационально

обоснованная приверженность демократии таким образом предполагает не только

наличие системы надрациональных ценностей, но также достижение обществом такого

состояния, такой фазы своего развития, при которой демократия сможет приемлемо

функционировать. Предложения о совершенствовании демократии лишены всякого

смысла без ссылки на определенное время и конкретные обстоятельства [См. гл.

XXIV.]. К этому, собственно, во многом сводятся и аргументы ее противников.

В конце концов все это очевидно, и никого не должно удивлять или, хуже того,

шокировать. Страсти и достоинства, с которыми выражались демократические

убеждения в любой из рассмотренных выше конкретных ситуаций, это никоим образом

не обесцени­вает. Ясно осознавать относительную обоснованность собственных

убеждений и в то же время уметь непоколебимо отстаивать их в случае

необходимости - в этом и состоит отличие цивилизованного человека от варвара.

  

К содержанию:  Йозеф Шумпетер "Капитализм, социализм и демократия" 

 

 Смотрите также:

  

 Теория демократического социализма, окончательно сформировавшаяся...

социализм "уже вступает в фазу своего осуществления в рамках капитализма"). … В резолюции ИНК "Демократия и социализм" поставлена задача построения в Индии социализма...

Политические и правовые учения

 

Марксистская политико-правовая идеология. Социалистические...

Марксистская политико-правовая идеология (социал-демократия и большевизм). … марксизма возникли существенные разногласия об исторических судьбах капитализма и социализма, о...

 

Япония сделала беспрецедентный в истории экономический рывок...

Сторонники социализма считают, что «политическая демократия невозможна, если … Такое экономическое равновесие необходимо как при социализме, так и при капитализме.

 

Экономическая неопределенность и риски. Неопределенность...

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 184. Но самые строгие расчеты еще не гарантия успеха.

 

Последствия социалистической социальной революции

Переходному периоду от капитализма к развитому социализму, т.е. … многопартийной, плюралистской социалистической демократии, демократии не.

 

...это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия

...день основные политические системы — это тоталитаризм, коммунизм, фашизм, социализм и демократия. … Не забывайте, что капитализм означает способ производства товаров и услуг...

 

...К. Каутский, Р. Гильфердинг – теоретики организованного капитализма....

Гильфердинг Р. Капитализм, социализм и социал-демократия: сборник статей и речей Р. Гильфердинга. – М. – Л.: Госизлат, 1928.

Учебно-методическое пособие

 

...марксизма в России, образование российской социал-демократии

...класса "за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм".

История России

 

Экономическая культура как регулятор функционирования и развития...

Й. Шумпетер (1883 - 1950) в своем труде "Капитализм, социализм н демократия" (1942) обратил … государство, домашние хозяйства, занятость населения, процент и частные сбережения, семья...

 

Социал демократы. Социал-демократическая альтернатива...

российская социал-демократия переживала новый этап своего развития … развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма.

 

Последние добавления:

 

Адам Смит: Исследование о природе и причинах богатства народов

Людвиг Эрхард. "Благосостояние для всех"

 

Экономические теории и цели общества

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый