Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


 

медведицкая гряда 

Медведицкая Гряда

 

Вадим ЧЕРНОБРОВ, Екатерина ГОЛОВИНА 


 

 

ТЕНИ ОЖИВАЮТ В ПОЛНОЧЬ

(из журналистского блокнота Е.Головиной)

 

Историю эту рассказал мне Александр, долгое время живший в районе Медведицкой гряды. Верить или не верить его рассказу – решать, конечно, вам. От себя могу добавить лишь то, что зная его много лет, у меня сложилось о нем впечатление как о человеке серьезном, материалистически настроенном и начисто лишенном каких-либо «тараканов» в голове.

 

А дело было так. Мальчиком жил Александр на Кавказе, где был в ходу у местной ребятни весьма распространенный «обряд посвящения в пацаны». Поздно вечером «аттестационная комиссия» из числа прошедших испытание пацанов тайком от кандидата забрасывала на кладбище какой-нибудь мелкий предмет, а как стемнеет, вручала претенденту на высокое звание карманный фонарик, описывала в деталях объект поисков и оставляла в гордом одиночестве у кладбищенской ограды. Задача была проста: найти среди могил искомый предмет и предъявить поутру для опознания. Процедура была хоть и неприятной, но вполне осуществимой – мало кто во дворе оставался на веки вечные в разряде хлюпиков и маменькиных сынков...

 

Не хотел им прослыть и Александр, а посему всесторонне готовился к предстоящему испытанию. Только вот пройти его так и не довелось: за несколько дней до наступления экзамена очередной претендент на звание «свой в доску пацан» умер на кладбище от разрыва сердца. Родители устроили грандиозное разбирательство с публичной поркой, и «лавочку», понятное дело, прикрыли.

 

Прошло пять лет, семья Александра переехала в Поволжье, и он получил повестку в армию, в погранвойска...

 

– А знаешь ли ты, призывник, - вещал на собеседовании военкоматовский чин, - что пограничники – это бесстрашные люди, которые стойко стоят в дозоре, несмотря на холод, голод и зной? Не забоишься ли ты, Александр, шорохов ночи? Не рухнешь ли, аки кисейная барышня, в обморок прямо на посту? Оставишь ли границу на замке?..

 

Тот военкома, конечно же, заверил, что границу на замке оставит и в обморок не рухнет, а сам вспомнил тут же про несданный свой экзамен на смелость и решил провести эксперимент – отсидеть на местном кладбище. Чтоб, значит, и нервы перед армией проверить, и зачет в графе «свой в доску пацан» задним числом поставить, а заодно и научное исследование провести – на предмет того, действительно ли, как пишут в разных книжках, самая страшная чертовщина случается с людьми исключительно на третью ночь (см., например, «Вия»).

 

О культуре пития

 

Сказано – сделано, и той же ночью он отправился на кладбище. Как мы уже говорили, особым мистицизмом Александр никогда не страдал, а посему тому обстоятельству, что третья его ночная экскурсия приходилась точнехонько на момент полнолуния, он даже порадовался - прекрасный шанс для развенчания мракобесия.

 

Первые две ночи прошли под знаком торжества научной мысли. Ну видел он, как над могилами светящиеся призраки колыхались, так это фосфор из свежих захоронений поднимался. Заметил также, как кресты за оградками светились, ну так про огни святого Эльма он еще в школе читал... В общем, наука оказалась всесильной, и третья ночь, судя по всему, должна была быть такой же рутинной.

 

И действительно, на третью ночь было еще более светло (полнолуние) и еще более нестрашно и скучно. Отбыв положенные часы, с ощущением победителя и легким чувством разочарования (оно б, конечно же, хотелось, чтобы что-нибудь этакое произошло...) Александр двинулся к выходу. И у самых ворот услыхал вдруг храп, который доносился из свежевырытой, подготовленной для кого-то могилы. Последнее обстоятельство, впрочем, Андреева ничуть не испугало, а даже, наоборот, развеселило. Потому как ходила у них по городу байка о том, как местная пьянчужка забрела как-то среди ночи на кладбище и, провалившись в такую же точно яму, проспала в ней до утра. Под утро же именно на эту могилу пришли опохмеляться двое алкашей. Услыхав знакомое бульканье, женщина, понятное дело, очнулась и со словами «И мне, мужики, налейте!» протянула из могилы трясущуюся руку... В общем, после этого маневра один забулдыга преставился, что называется, не отходя от кассы, а второй, убегая, расшиб себе голову о каменный крест так, что бессменно возглавлял с тех самых пор городское общество трезвости, возможно, им же самим и основанное (история та, впрочем, давняя, подробности превратились в легенду).

 

Ну, Александру, понятно, стало интересно, не аналогичная ли жертва алкогольного падения там, в яме, похрапывает. Подошел тихонечко к могиле и стал в темноту вглядываться (жалея, что ни фонарика, ни спичек он, ради чистоты эксперимента, с собой не взяал). А могила глубокая, на дне ямы темнота кромешная, и решил он немножко подождать, чтобы глаза к ней, кромешной, привыкли. Ждал-ждал да на какие-то побочные мысли и отвлекся. А вернулся когда мыслями к могиле, понял вдруг, что не человек вовсе там на дне храпит, а собака это натуральная во сне повизгивает. Ну, пса ему и вовсе жалко стало, решил еще посидеть, чтоб разглядеть его да помочь выбраться... Но опять на что-то другое мысли отвлеклись, а когда вернулись, услышал он все то же человечье храпение без каких-либо собачьих примесей.

 

Тут уж любопытство его разобрало не на шутку, и стал он уже каждый звук отслеживать. И получилась у него какая-то чертовщина: вот храпит обычный человек (и никто другой – собака так храпеть не может), но постепенно, с каждым храпом человеческие рулады переходят в натуральное собачье повизгивание, а потом – так же постепенно – обратно в человечий храп...

 

Послушал-послушал он эти сонные переливы, да и решил крохотный камушек на дно ямы метнуть, чтобы, не дай Бог, не разбудить, а просто по звуку падения определить, в человека попадет или в собаку. Звук получился, как при падении о шерсть животного...

 

А после этого наступила тишина. И понял тут Александр каким-то шестым чувством, что таки разбудил он неведомого зверя и более того – что зверь этот, несмотря на полное безмолвие вокруг, начал неотвратимо со дна ямы подниматься... И заговорило в нашем герое чувство самосохранения: сидел-то он прямо на краю ямы и просматривался на фоне полной Луны прекрасно (в отличие от разбуженного Кого-то, начавшего свой медленный подъем из могилы), так что как ни прикидывай, а преимущества все - у таинственного кладбищенского обитателя... В общем, тихо, пятясь, не выпуская из поля зрения злополучную яму, вышел наш экспериментатор за ворота.

 

Бойся гигантов, в могилах сидящих!

 

А за воротами разобрало Александра любопытство по новой. Залег он тогда в кустах у кладбищенской ограды и стал за могилой следить – что дальше будет?  Пролежал минут тридцать и уж было домой собрался, как почувствовал вдруг тем же шестым чувством, что спровоцированное им движение достигло наконец края ямы. А вскоре и увидел, как медленно, колыхаясь из стороны в сторону, над могилой показалось НЕЧТО.

 

Сначала решил Александр, что дым это над ямой клубится – пригляделся, а сквозь него ни веток, ни Луны не видно, да и силуэт какой-то странный: вот, вроде, голова, а чуть повернет ею – и что-то совершенно «нечитаемое» получается. А самое главное, растет какими-то клубами бесформенными, как пузырями на кипящем молоке... И так поднималось оно над могилой, пузырилось в полном молчании, пока не выросло до совершенно ненормальных размеров – под семь метров вымахало, а полного своего роста еще не набрало. И тут понял наконец Андреев, что поднимается перед ним из могилы натуральный всадник – в седле, на коне, со шпорами, как и положено кавалеристу...

 

И стало тут нашему герою слегка не по себе. У акселерата этого уже ноги в стременах видны, еще чуть-чуть, и весь вылезет, что ему на ум придет (если есть он у него, конечно), неизвестно, а дома мама ждет, волнуется, да и в армию ему скоро – родину защищать... В общем, тихо пятясь и проклиная собственное любопытство, с кладбища он ушел. Ну а как выбрался на освещенную улицу, припустил, радостный, домой.

 

И вот идет он (почти бежит значит, вприпрыжку) домой, на улицах ни души, на часах – три ночи, а сзади как будто звон какой раздается... Прислушался наш мученик науки – а это и не звон вовсе, а натуральный стук копыт по асфальту, и все ближе, между прочим, и ближе... Юркнул он тогда в подвернувшийся переулок, забился в угол потемнее, смотрит, что дальше будет. А дальше странная вещь произошла – прозвенели копыта мимо, дальше по улице проскакали, а ни лошади, ни того, кто погнал ее среди ночи по городской мостовой, так в переулке и не мелькнуло... Пошел тогда Александр другой дорогой домой, от греха подальше. А через какое-то время слышит – опять копыта по асфальту барабанят, но уже навстречу... Андреев снова в переулок нырнул, и опять та же история – прогарцевал кто-то мимо на лошади, а ни лошади, ни наездника не оказалось. Звук один проскакал...

 

В общем, долго еще петлял наш любитель острых ощущений по улочкам родимого города, от навязчивой погони уходил, от невидимых копыт спасался, пока дома, наконец, не очутился и не уснул от избытка переживаний сном младенца.

 

И повторится все, как встарь

 

А через несколько дней началась у него совершенно другая жизнь... Два года как один пролетели, вернулся он в родимый город, в институт поступил, и про историю эту кладбищенскую долго не вспоминал. А потом полез как-то с друзьями школьными на крышу – звезды в телескоп наблюдать. В ночи, как водится, начали байки разные травить, вот тогда он всю эту историю им и выложил. И только последнюю фразу про сон младенца произнес, как услышали не поверившие было его товарищи цокот копыт по мостовой. С крыши головы свесили – вроде проскакал кто-то мимо, а вроде и нет... А звук-призрак добежал спокойненько до конца улицы, обогнул длиннющий гараж, на крыше которого затаились в молчании астрономы, и таким же бодрым аллюром рванул в обратном направлении. Только вот ведь незадача – в обратном направлении путь его лежал по огородам, вплотную к гаражу примыкающим, а там и земля помягче, и кустов побольше, и заборы, почитай, через каждые пять метров понатыканы. А лошадка таинственная, не снижая темпа и звонкости шага, проскакала по ним беспрепятственно и была такова... Надо ли говорить, что слезали они с крыши с чувством глубокого удовлетворения от сознания собственной целости и невредимости...

 

И опять забыл Александр в круговерти жизни про свою лошадиную эпопею. И опять вспомнил случайно, уже в Москве, в теплой студенческой компании... Рассказал со всеми подробностями, а наутро выслушал возмущенную отповедь двух рассерженных девчонок, которые в своих Новых Черемушках никак заснуть не могли, потому как всю ночь гарцевал под их окнами на площади какой-то ненормальный всадник, которого им даже и разглядеть-то не удалось, несмотря на свет от фонарей...

 

В третий раз он рассказал эту историю уже специально. И опять ему люди позвонили, и опять пожаловались на беспредел кавалерийский... И обрадовался тогда Александр, и возликовал до невозможности, потому как мощнейший аргумент в пользу существования призраков, натурально, получил. Но только было начал он переделываться в мистика и оккультиста, как призрак сделал дяде ручкой и от маневров своих пугающих напрочь отказался.

 

И сколько ни рассказывает теперь Александр леденящую эту историю, сколько ни пугает людей в тайной надежде на повторение аллюров, всадник тот кладбищенский больше народ не пугает и по улицам ночным не носится. И правильно, между прочим, делает...

 

 

... Вот такая история. По всему выходит, уважаемые физики и уфологи-исследователи, просто ученые и сочувствующие, что сетования по поводу невозможности изучения аномальных явлений (и шаровой молнии, в частности) полностью неуместны. Даже если самим не посчастливится увидеть что-либо «этакое», то уж очевидцев местных всегда найдете, да и местные достопримечательности в виде полигона шаровых молний, кладбища или мест посадок НЛО от вас никуда не убегут. Берите свои приборы и присоединяйтесь к нам (благо, подобные экспедиции мы проводим регулярно), почетный эскорт из огненных бестий (а если повезет, то и из прочей чертовщины) гарантируется. Но не дай Бог вам приехать сюда без провожатого, в некоторые места без противопатогенного костюма (у нас такой уже имеется) соваться особенно не советуем. Мы, например, весьма серьезно восприняли советы местных старожилов не посещать ночью Чертово логово и Ведьмину поляну.

 

Такие высокопоэтичные названия, как известно, просто так не даются...

 

 

Следующая страница >>>

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100