Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


 

А МЕСТА-ТО, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ИНТЕРЕСНЫЕ 

Медведицкая Гряда

 

Вадим ЧЕРНОБРОВ, Екатерина ГОЛОВИНА 


 

 

А МЕСТА-ТО, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ИНТЕРЕСНЫЕ

 

...Шесть «несезонных» месяцев (от «разведзвонков» до летней экспедиции) были потрачены на краеведческие бдения в Ленинской библиотеке, бездонные архивы которой «прочесывались» на предмет выяснения хоть каких-то подробностей о ходивших в искомом месте легендах и мифах. Ни стандартные общегеографические сведения, ни статьи в местной и центральной периодике, ни сталинские энциклопедии и довоенные книги, как не трудно догадаться, ничего сказочного и легендарного не содержали – обычная краеведческая рутина.

 

А вот дореволюционные фолианты и рассказы знатоков местной истории кое-что новое в наше представление о районе внесли. Что касается последних, то это в первую очередь относится к Евгению Иосифовичу ГАДУЧКУ, который не только изучал загадки этой местности, но и сам явился не меньшей загадкой. Впрочем, рассказ об этой неординарной личности достоин отдельной главы, и будет приведен чуть ниже.

 

 

В общем, худо-бедно, но в летнюю экспедицию мы отправлялись уже изрядно загруженные всевозможными интересными сведениями о «нашем» районе, многие из которых проверялись и перепроверялись уже на месте. Сведения же были весьма разнообразными. Выяснилось, например, что когда-то здесь находили кости динозавров и других ископаемых тварей, да и сейчас можно, не особенно утруждая себя, за полчаса набрать с земли корзину древних белемнитов ("чертовых пальцев"), раковины или что-либо еще.

 

А в деревне Б. бьет непонятно откуда взявшийся радиоактивный родник. То есть, взялся-то он понятно откуда – из-под земли, а вот почему радиометры в его воде зашкаливают – одному богу известно. Когда-то, поглядев на шустрое мельтешение цифр в своем приборе, здешний врач Герман Владимирович МАЮРЧЕНКО спешно отправил подозрительную воду на анализ в Москву. Из Москвы не менее спешно прибыли спецы – по всем показателям деревня должна была стоять на богатых залежах урана (или уж в крайнем случае – хранить под собой СИЛЬНЕЙШИЙ радиоактивный источник). Ни того, ни другого, как выяснилось, не было и в помине – чистыми оказались деревенские недра. Воду из родника местным пить отсоветовали, а почему она фонит и цифры приборные в галоп пускает, никто особо разбираться и не стал - мало ли чего странного на свете происходит, во все вникать, никакого бюджета не хватит... В общем, теперь за родником приглядывает лишь возмутитель спокойствия Маюрченко, отмечая про себя, что загадочную водную артерию явно облюбовали молнии – уж слишком часто почему-то в нее бьют.

 

Люди в здешних краях тоже проживали приметные. Кто первым обосновался, история умалчивает, но вот скифы в медведицких степях хозяйничали достаточно долго – чему свидетелями бесчисленные курганы. Местные, кстати, курганы откровенно игнорируют, подкрепляя свое показательное равнодушие бесчисленными историями о печальной судьбе пиратов-могилокопателей, «главный» из которых, как говорят, умер в конце 1990-х годов от страшной болезни. Было ли тому причиной что-то вроде «проклятья фараонов», или все оказалось более прозаично, никто особо не разбирается – в курганах здесь и сами не копаются, и чужим не советуют.

 

Чего, к слову, не скажешь о наших исторических соседях. Когда здешние земли вошли в состав Золотой Орды, татаро-монголы организовали в районе нынешнего поселка Д. (не без помощи подневольного труда, разумеется) колоссальные по тем временам раскопки. Цель этих земельных работ давно уже канула в Лету, а вот напоминание сохранилось – в виде искусственных насыпных холмов, исследованием которых занимался в свое время краевед Е.И.Гайдучок.

 

Но если скифы (или те же татаро-монголы, или еще более загадочные азсаки) – народ хоть и загадочный, но более-менее изученный, то вот кто делил с ними степную «жилплощадь» еще – тайна за семью печатями. Понавешали этих печатей неведомые племена, жившие (может, и раньше скифов, но никак не позднее 15-16 веков) северо-восточнее нынешнего поселка В. и усеявшие целое поле маленькими курганами полуметровой высоты – в результате получилось огромное кладбище. Скифы такого не делали.

 

У жителей поселка в ходу легенда, утверждающая, что народ этот "очень давно" был жестоко истреблен какой-то могущественной силой. Что за сила - никто не знает, но на поле-кладбище ходить боятся до сих пор, видимо, страшась магических сил. Что именно находится в тех курганах - никто почему-то не интересовался. Хотя кое-кто (например, местный фотограф-краевед Владимир Матвеевич ЗИМКОВ) утверждает, что курганчики - это могилы того самого истребленного народа, а извела его не неведомая сила, а другой неведомый народ, в могилках, соответственно, ничего, кроме костей нет, хотя никто вроде особо и не проверял. По крайней мере, пока никто эту версию еще не подтвердил.

 

Интересно, что на другом берегу реки, чуть выше по течению, в районе села Г., как рассказал другой краевед Александр Александрович ГАЙВОРОНСКИЙ, археологи как-то вскрыли древнее захоронение, в котором покоились настоящие лилипуты – люди ростом 50-60 см. Существует ли связь между строителями курганчиков и таинственными лилипутами, можно только гадать, но вряд ли кто-то удивился, если бы оказалось в результате, что они принадлежали к одному народу.

 

А какому народу принадлежало племя «гулливеров» - еще одна загадка здешних мест. Их бренные останки разрыли совершенно случайно при строительстве – древний могильник содержал скелеты гигантов ростом в 2,5 метра (некоторые говорят - "более 2 метров"), которые жили здесь, возможно, задолго до нашей эры. В деревне неподалеку от раскопок до сих пор вспоминают, как в прежние времена частенько во время пахоты находили на поле человеческие черепа "размером раза в два более обычного". Обладателей таких черепов называли "мамаями", почему так – никто не помнит, но вероятнее всего, мамаи и живший в здешней столице Золотой Орды хан Мамай – это представители все-таки разных народов.

 

Странные, очень странные народы жили здесь когда-то...

 

 

Жизнь «после татарина» особых тайн не насоздавала. Благодаря  успешным южным походам (или - по другой версии - благодаря добросердечию казаков-азсаков) Нижнее Поволжье вошло в состав Русского Царства. В ту пору здесь появились (и кое-где сохранились) поселения казаков и беглых. Когда Русь стала империей, ПЕТР Великий в начале XVIII века повелел прорыть канал чуть западнее Медведицкой гряды и соединить Волгу с Иловлей, а через нее с Доном и сделать, таким образом, первый Волго-Донской канал. Благородная идея не удалась, начальник стройки сбежал; нам, потомкам, в наследство от того времени остались большой сухой ров и вал, а также название железнодорожной станции - Петров Вал. Впрочем, поселок этот несколько в стороне от интересующих нас мест, так что вернемся в рамки границ района...

 

В списке персоналий, живших или бывавших в означенных границах – люди, составившие гордость отечественной истории. 

В 1773-1774 годах в здешних степях бывал известный исследователь Петр Симон ПАЛЛАС (1741-1811), первым в России описавший метеорит ("Палласово железо"). Он совершил множество поездок по России, изучал Поволжье, Урал, Сибирь... Материалы 6-летних путешествий Палласа по югу страны составили капитальный труд "Путешествия по разным провинциям России". По пути в Царицын он обратил внимание на огромное количество морских ракушек в степи и сделал вывод о недавнем (в геологическом масштабе времени) высыхании Каспийского моря. Имя Палласа сейчас носит самый большой район Волгоградской области - Палласовский...

 

Именно здесь руководитель штаба восстания декабристов поручик, князь Евгений Петрович ОБОЛЕНСКИЙ (1796-1865), имел свое имение и в 1825 году непосредственно перед историческим 14 декабрем приезжал в усадьбу, чтобы дать крестьянам вольную, но под влиянием возмущенных соседей и судьи, грозящего упечь князя в сумасшедший дом, отказался от этой затеи и освободил только некоторых...

 

Здесь же жил и творил известный композитор прошлого Николай Иванович БАХМЕТЬЕВ (в некоторых источниках - БАХМЕТЕВ) (?.1807-31.08.1891), который в 1842-1861 годах имел на своей усадьбе 70 музыкантов симфонического оркестра из крепостных крестьян, певцов и большого даже по нынешним меркам хора и актерского коллектива. Это на здешних расхлябанных дорогах родились его бессмертные строки "Однозвучно гремит колокольчик...", а кроме "Песни ямщика", еще и романсы "Борода ль моя бородушка", "Колечко" и многие-многие другие "хиты" прошлого, не забытые по сей день... Отсюда он уехал сначала в Саратов, потом в столицу по приглашению императора и в течение 20 лет, вплоть до 1873 года возглавлял хор, был директором Петербургской придворной певческой капеллы...

 

Тут же жил Павел Александрович БАХМЕТЕВ (1828-?), дальний родственник композитора Бахметьева, ученик Николая ЧЕРНЫШЕВСКОГО и прототип Рахметова в романе "Что делать". Это была весьма незаурядная личность, человек-легенда, настоящая история которого, будь она написана, оказалась бы отличным телесериалом или приключенческим бестселлером. Многие, впрочем, читая роман о Рахметове, включенный в советскую школьную программу, не могли отделаться от мысли, что такого человека в реальности никогда не существовало. Ан нет, существовал, и жил здесь же!.. Последние исторические сведения о нем крайне скудны, достоверно известно, что в 1857 году он через Лондонский банк оставил все свои деньги (20 тыс.франков) революционеру Александру ГЕРЦЕНУ (теперь вы знаете, на чьи деньги началась ревпропаганда в России?), а сам уехал "в Океанию" (остров Мадагаскар, не путать с современным названием тихоокеанской Океании) с целью основать Коммунистическую колонию. Там же следы его окончательно потерялись...

 

Где-то здесь в поволжских степях (точное место неизвестно) в середине XIX века присматривалась к тайнам природы, пыталась медитировать и вступать в связь с Высшим Разумом молодая любопытствующая девушка Лена, которую чуть позже мир будет знать как знаменитую писательницу, теософа и исследовательницу различных чудес и аномальных явлений Елену Петровну БЛАВАТСКУЮ (1831-1891). Почему именно здесь - понятно, Елена училась в Саратове, но что таинственного нашла она в здешних местах, что подтолкнуло ее к совершенно неординарным, революционным мыслям в древней эзотерической науке - это осталось за кадром биографов Блаватской...

 

 

Еще один замечательный человек, живший в этом степном краю, биографов пока не имеет. Однако, по отзывам многих знавших его людей, личностью был настолько неординарной и примечательной, что вполне заслуживает если не многокнижного  исследования жизни, то уж многостраничного – точно. 

 

 

 

Следующая страница >>>

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100