Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


 

У ВРЕМЕНИ В ПЛЕНУ 

Медведицкая Гряда

 

Вадим ЧЕРНОБРОВ, Екатерина ГОЛОВИНА 


 

 

У ВРЕМЕНИ В ПЛЕНУ

(из путевого блокнота Е.Головиной)

 

«Я выберу любое из столетий, войду в него и дом построю в нем», - эта строчка из Арсения Тарковского как нельзя лучше подходит ко всей этой истории. За исключением, пожалуй, фразы о выборе, ибо человек, о котором пойдет речь ниже, попал в наш век случайно.

 

О нем я услышала за два года до поездки на Медведицу от московского инженера-конструктора Вадима Черноброва. И ровно два года изводила его ехидными репликами, терзала вопросами, верила, не верила, искала доказательств... Съездив, поняла:  доказательств в этой истории быть просто не может. Есть только факт: Евгений Иосифович Гайдучок в n-ске действительно жил, чему свидетелями дочь, внук, сын и половина города.

 

Но все по порядку. Лет десять назад Чернобров заинтересовался физикой Времени. Ставил потихоньку опыты, выводил формулы и собирал в лаборатории свою первую машину времени. Собирал нелегально, ибо за подобную антинаучную самодеятельность в те времена можно было запросто схлопотать по шапке. Иными словами, ТОГДА о будущей темпоральной специализации Черноброва не знал никто.

 

Но почему-то именно к нему подошел тогда незнакомец и, представившись Евгением Иосифовичем, отрекомендовался: «Я прилетел сюда на машине времени из 23 века». Ответная реакция была вполне адекватной: зная из научно-популярной литературы о том, что с шизиками следует быть предельно вежливым, Чернобров пробормотал пару дежурно-любезных фраз и поспешил удалиться. Однако настырная судьба на этом не успокоилась и свела их еще раз – и, как и следовало ожидать, любопытство взяло свое... (В скобках заметим, что по отзывам медиков, родных и знакомых с психикой у Евгений Иосифовича все было в полном порядке).

 

 

ЕВГЕНИЙ ИОСИФОВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ

Итак, вот вам его история. Будучи совсем зеленым пацаном он, уроженец ХХIII века, решил угнать машину времени и прокатиться на ней в какую-нибудь экзотическую старину. Прихватив для компании подружку (ради прекрасных глаз которой, между нами говоря, все это и затевалось), он рванул сквозь миры и века. Но улетел не далеко. В 30-х годах нашего ХХ века угнанный транспорт потерпел аварию.

 

Очень быстро ошалевшие от ужаса малолетки поняли, что искалеченная машина сможет поднять лишь одного из них, и хватит ли у нее энергии на полет в ХХIII век – неизвестно. Впрочем, особого выбора у них не было, а посему парень затолкал ревущую девчонку в агрегат и, наказав вернуться с помощью, отправил в будущее. По крайней мере, в случае еще одной аварии, она оказывалась намного ближе к своему столетию (а значит, дальше от всяких варварских эпох вроде нашей)...

 

Помощи он не дождался. Очень скоро малолетнего скитальца усыновили добрые люди, и мальчишка начал осваивать новую жизнь – которую, по его же собственным словам, поначалу просто возненавидел. Только прокатившись впервые в жизни на велосипеде, он понял, что здесь тоже могут быть свои маленькие радости...

 

В 15 лет он поступил в школу книжного ученичества при Ленинградском доме книги, работал продавцом в отделе точных наук и техники. Однако, несмотря на столь специфическую специализацию, был знаком с Борисом Олейником, Юрием Лебединским, Борисом Корнеевым, Олешей, Булгаковым, Бернесом, Шульженко, хорошо знал Маршака...

 

...А однажды – вот ведь ирония судьбы! – даже разговаривал с автором «Машины времени», легендарным Гербертом Уэллсом...

 

Возможно, именно эти гуманитарные знакомства и повлияли на его дальнейшую судьбу – Евгений поступил на режиссерское отделение театрального училища. Из которого пару лет спустя отправился прямиком в Сибирь: что такое Сталин, из школьного курса истории он помнил прекрасно, ну а язык за зубами держать еще не научился...

 

Лагерная камера была набита «политическими» до отказа, основной контингент составили малограмотные мужики, и очень скоро смышленый парень нащупал путь к спасению. Каждый вечер надсмотрщик приносил в камеру ворох газетных обрывков – на самокрутки. И каждый вечер лагерный люд терпеливо ждал, когда студент составит из этой мозаики полноценные фрагменты и начнет «политинформацию». Через пару месяцев он уже прекрасно разбирался в «злобе дня» и дымил вместе со всеми, как паровоз (в будущем, по его словам, ни у кого такой привычки не было).

Хорошую службу сослужили ему знания по истории – помня об истинных целях Сталина и Гитлера, он мог с легкостью читать «между строк». Помогли и навыки художника (в отличие от курения, хоть немного рисовать в его веке мог каждый). Очень скоро он возглавил лагерную редколлегию и начал выдавать на-гора лозунги, плакаты и стенгазеты с идеологически выдержанным содержанием. В общем, два года спустя репутация осознавшего, прозревшего и искупившего трудом дошла до кого надо, и недоучившийся студент вышел на свободу.

 

Свобода, впрочем, оказалась относительной – началась финская война, и бывшего зека призвали в армию. Службу он начал в Баку, в батальоне авиационного обслуживания. В то время все опасались, что Англия начнет бомбить кавказские нефтепромыслы, но Гайдучок, помня из истории о союзничестве англичан, утверждал, что «Черчилль не посмеет, а Сталин не допустит», и подводил под это дело соответствующую идеологическую базу. Знание «современного момента» помогло сориентироваться и в роковое воскресенье 41-го. Утром 22 июня, когда весь офицерский состав еще пребывал в состоянии шока, сержант Гайдучок уже читал бойцам лекцию о «германском зверином фашизме». Так он стал политруком. Слыл, кстати, прекрасным аналитиком (школьный курс истории продолжал помогать), и «вычисление» дальнейших ходов воюющих сторон всегда было его коронным номером.

 

После войны он осел на Медведицкой гряде, в ближайшем райцентре, был директором ДК, создал и возглавил краеведческий музей, на уникальное собрание которого приезжали посмотреть даже из-за границы. Кстати, в 1970-1980-х годах в одном из залов музея висела длиннющая «Лента времени» - многометровый бумажный свиток с изображением основных событий мировой истории – от каменного до... ХХI века включительно!

 

 

СЛУШАЙТЕ, ТОВАРИЩИ ПОТОМКИ!

Умер Евгений Иосифович в 1991 году в возрасте 76 лет, уйдя из жизни за два века до рождения...

 

Он знал, что так и будет. Надежда на поисковую группу из Будущего растаяла очень быстро. Став частью истории, он подписал себе тем самым страшный приговор – никто не в праве забрать из Прошлого человека, от которого в этом прошлом зависит хоть что-нибудь. О том, что первые машины времени будут созданы уже после его смерти, он тоже знал – та встреча с Чернобровом была не столько надеждой на возвращение, сколько возможностью облегчить душу и рассказать о том, чего не расскажешь даже самым близким и родным. Но даже после длинной-длинной жизни в нашем веке он оставался верен своему времени, продолжая жить его заботами:

 

- Я знаю, как подсластить себе пилюлю, - говорил он тогда Черноброву. – Я оставлю им, бывшим-будущим современникам, информацию. Ведь я знаю, какие сведения о Прошлом будут цениться в Будущем. Рано или поздно они получат эту «посылку» – пусть не поминают лихом и считают меня разведчиком...

 

О содержимом таинственной «бандероли» он рассказывать не стал. Возможно, что роль почтальона была доверена кому-то из его учеников. За долгую жизнь в n-ске Евгений Иосифович стал учителем для сотен мальчишек и девчонок. Но не в прямом – занудно-школьном смысле (хотя у многих он развил талант художника, актера, литератора...) – он стал для них учителем жизни. В самых трудных, кризисных ситуациях они приходили к нему за советом, уже, будучи взрослыми, приезжали из других городов, звонили из-за рубежа... И слали, слали по старой памяти письма-отчеты. По признанию многих, то, что было в этих письмах, они могли доверить только ему – своему Учителю. И Учитель не подводил – в тот же день в ответ летели письма-советы (толстенные пачки листов, исписанных мелким убористым почерком)...

 

Похоже, что поведай он адресатам собственную тайну – дети, внуки и правнуки той верной энской ребятни донесли бы «посылку» сквозь века в лучшем виде. Увы, многолетние аккуратные расспросы самых близких из его учеников результатов не дали, о тайне этого человека никто из них, похоже, не знал. Или дал понять, что не знает...

 

Впрочем, есть шанс, что таинственная посылка все-таки нашлась. На эту почетную роль серьезно претендует грандиозный архив, который Гайдучок собирал в течение всей жизни. Миллионы газетных и журнальных вырезок, фотографии, репродукции, письма, документы... – старый невзрачный подвал был забит ими по самую крышу. Рассортированный по всевозможным разделам (от «Любви» и «Экологии» до «Борьбы с генетиками» и «Нетрадиционных наук»), архив являл собой живую, дышащую историю. Историю, в которую как в зеркало гляделось наше Время. В отличие от государственных архивариусов Гайдучок не жаловал парадно-официозную информацию, но с явным удовольствием собирал материалы, максимально приближенные к действительности. Доведись нынешним историкам заполучить подобный темпоральный привет из какого-нибудь ХVI века, древнейшую из наук залихорадило бы от шквала открытий...

 

Смогут ли сделать свои открытия историки ХХIII века, нам, похоже, узнать не удастся. Данный текст – единственное, чем мы можем помочь своим еще нерожденным потомкам. В конце концов эти строчки осядут в библиохранилищах и, быть может, не успеют за два века истлеть, и, быть может, кто-то там – в зыбком и непредставимом далеке, листая пожелтевшие страницы, наткнется на них блуждающим взором...

 

Мы не знаем, кто Вы, наш далекий читатель, мы даже не знаем, есть ли... будете ли Вы у нас... Но как бросают бутылки с записками в море, как терзают черноту эфира сигналами «SOS» – так и мы в надежде на извечное «а вдруг?» попытаемся прорваться сквозь толщину веков с ЕГО информацией.

 

К сведению темпоральных пилотов: 24 ноября 1994 года в подвале, где хранил свой архив Гайдучок, вспыхнул пожар. Большая часть собрания исчезла. Может, сгорела, а может, отправилась под треск разгоравшихся бревен в нужное Время и в нужное место... Правды до поры до времени не узнать. Как не узнать, был ли услышан наш глас вопиющего... И все же, все же... Эти строки набираются на компьютере 21 декабря 2003 года, выйдут в свет – см. страницу с выходными данными. Мы знаем, что хронопутешественники не афишируют свое пребывание в Прошлом, но знаки – бывало – оставляли... Не об эффектном приземлении в «Шереметьево-II” – о легком знаке для спокойствия души просят вас ваши далекие предки!..

 

 

ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ

Но вернемся с небес на землю. Естественный вопрос, который возникает у каждого читающего эти строки, - вопрос о доказательствах. Их в этой истории быть не может, возможно, еще и потому, что человек, попавший в Прошлое, не имеет права хоть как-то влиять на ход истории (какой бы плохой она ни была). И посему ни голографического телефона, ни фотонной мясорубки Гайдучок в знак доказательства не предъявлял. Не раскрыл и технических подробностей устройства, на котором попал в наш век ("всему свое время!"). И все же кое-какие детали, всплывшие в разговорах с его близкими и знакомыми, а также полученные не так давно сведения говорят о том, что вся эта история вполне могла иметь место.

 

Но для начала зададимся вопросом: возможны ли темпоральные путешествия в принципе? Всех заинтересованных лиц придется отослать к книгам на эту тему [Чернобров В. "Тайны Времени", М., АСТ, 1999; Чернобров В. "Тайны и парадоксы Времени", "Путешествия во Времени" М., Армада, 2001 и другие...], а для остальных просто сообщим, что современная наука в лице наиболее авторитетных физиков-теоретиков отвечает на этот вопрос однозначным «да».

 

Теперь что касается деталей и новых сведений...

 

Пункт первый.

Через несколько лет после смерти Гайдучка был найден один из его однополчан, вспомнивший несколько эпизодов, в которых их политрук выступил натуральным ясновидцем. Например, за пару дней до начала войны сообщил собиравшимся в увольнение приятелям, что «в воскресенье им будет не до этого». А спустя несколько дней, когда один из них буквально достал Гайдучка расспросами о дате победы (солдат посчитал его кем-то вроде предсказателя), назвал и это заветное число. После чего моментально лишился репутации пророка - слишком все были уверены в нашей молниеносной победе... Подтвердил однополчанин и феноменальные аналитические способности своего политрука.

 

Похожую прозорливость он продемонстрировал в свое время и Черноброву с коллегами, «предсказав» президентство Ельцина, распад СССР, армяно-азербайджанский конфликт, Грузию, Чечню, Югославию – и было это во времена, когда в слово «перестройка» все вкладывали лишь ремонтно-строительный смысл (правда, тогда прорицаниям тоже не поверили).

 

О «Ленте времени» вы уже знаете. Нечто похожее довелось мне увидеть и во время той своей поездки к Гайдучку. Тогда дочь Евгения Иосифовича показала одну из работ отца – около 20 плакатов, выполненных в стиле «Окон РОСТА» (рисунок + небольшой стишок). Он свел их в единый альбом и озаглавил весьма красноречиво: «Наш город в 21 веке». Самое интересное, что некоторые из его иллюстрированных предсказаний уже начали сбываться.

 

Пояснение по ходу: в силу ряда причин мне не хотелось бы разглашать истинное название города – население его невелико, детей и внуков Гайдучка здесь знают прекрасно, аномальная тематика не каждому по сердцу... Есть, впрочем, и другая причина, о которой вы догадаетесь чуть позже.

 

Пункт второй.

Пару любопытных штрихов добавили к портрету Евгения Иосифовича и его родственники (которые, кстати, до сих пор ни сном ни духом не знают о его темпоральной одиссее). Одному из них Гайдучок как-то обмолвился, что в 12 лет с ним произошел случай, настолько перевернувший жизнь, что он даже пытался наложить на себя руки. После этого случая он перестал верить в Бога. Несмотря на многолетние настойчивые расспросы, причин столь серьезного шага Евгений Иосифович так и не раскрыл. Поставьте себя на место желторотого мальчишки, приговоренного к пожизненному заключению в варварской эпохе, и вы поймете этот вызов небесам...

 

Интересно, что дочь Гайдучка вспомнила о странных сказках, которые рассказывал ей в детстве отец. Сюжеты этих сказок составили бы имя любому научному фантасту. Одно из сказочных воспоминаний той поры – карлик, одетый в скафандр. О каких скафандрах можно было говорить в конце 1940-х годов, я лично не знаю...

 

Кстати, по признанию закадычных друзей, на Гайдучка иногда «находило», и он пускался в рассказы о том, как выглядит из космоса Земля, как меняется восприятие астронавта, бороздящего просторы Вселенной, как адаптируются инопланетяне к нашим условиям, и о множестве всяких других «как». «Фантазер», - говорили одни. «Чудак», - говорили другие. «Ну и загнул!» – восхищались третьи.

 

А может, он просто вспоминал?..

 

Пункт третий.

В той беседе с Чернобровом Гайдучок обмолвился и о том, почему после войны обосновался в этом раййцентре. По его словам, тихий малолюдный городишко на Медведицкой гряде превратится к ХХIII веку в крупнейший мегаполис-космопорт с темпоральным уклоном (о том, что пилоты техногенных НЛО могут перемещаться во Времени, поговаривают уже сейчас). А посему и заветную посылку поисковой бригаде будет найти попроще. Кстати, в пользу идеи с космопортом говорит и тот факт, что энские небеса издавна славились обилием «тарелок» – видимо, место тут для них и вправду подходящее.

 

Впрочем, была у Гайдучка и чисто личная причина для переезда. Он долго жил в Ленинграде, успел прикипеть к нему всем сердцем, но врачи посоветовали жене сменить климат, и он выбрал Нижнее Поволжье. Потому что именно этот город, по словам Гайдучка, станет местом нового Санкт-Петербурга: старый уйдет под воду и будет спешно эвакуирован в 2000-надцатом году в эти степные районы.

 

Пункт четвертый – последний и запредельный.

Устав от сомнений и поисков железных доказательств, я обратилась за помощью к ясновидцам. Метод, конечно, антинаучный, но кто ж еще в этой жизни работает с будущим? Комментарий одного (вернее, одной) из обладателей третьего глаза повергла в шок.

 

Клятвенно пообещав себе не рассказывать никаких предысторий и напевая мысленно что-то бодро-революционное (на случай телепатических способностей тети), я просто молча предъявила для «опознания» фотографию Гайдучка. Первая же фраза Татьяны Викторовны Царевой намертво припечатала меня к месту:

 

- Он... Он какой-то не отсюда, - удивленно произнесла ясновидящая. И после долгой паузы добавила. – Такое впечатление, что у него совсем другая энергетическая структура – не такая, как у нас... Что-то совершенно не типичное...

 

Маленькая реплика по поводу: по мнению многих «запредельных» специалистов, структура энергетики людей разных эпох действительно отличается друг от друга довольно здорово.

 

– Он во многое проник... – продолжала «опознание» Царева. – Во что-то, связанное с Временем... С энергиями Времени... Он знал, как получать энергию из Времени!!

 

Тут уж я окончательно вросла в землю и превратилась в одно большое ухо (повторяю: историю Гайдучка ради чистоты эксперимента я решила рассказать лишь после сеанса).

 

Массу всего я услышала за этот сеанс. И про таинственные сказки, которые и не сказки вовсе, а «то, что будет со временем», и про двух учеников, которым он доверил свою Тайну, и про сильнейшую энергетику города на Медведицкой гряде, и про счастливое возвращение в ХХIII рыдающей подружки... Впрочем, про подружку я узнала уже после пересказа всей истории. По представлению Татьяны Викторовны, помощь девочка вызвала, но спасатели угодили в какой-то временной разлом и не успели в нужный момент вызволить из плена горе-путешественника. А потом уже было поздно...

 

И он остался в этом плену – чудаковатым фантазером, добрым учителем, дотошным разведчиком... «Времена не выбирают, в них живут и умирают...» – написал когда-то поэт. ОН знал это лучше нас...

 

Пленник Времени. И одновременно - человек, свободный от предрассудков и заблуждений, свойственных нашему времени.

 

 

 

Следующая страница >>>

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100