На главную

Оглавление

 


«Чудеса и Приключения» 7/95


ЛЮБЛЮ ГРОЗУ В НАЧАЛЕ МАЯ.

 Ю. М. ЕРМАКОВ

 

Полукилометровый состав из платформ с песком стоял на перевале, плавно перегнувшись через его вершину. Внизу расстилалась саянская тайга, скрывавшая в распадке быструю речку с хариусами. Разгрузка балласта под новый путь уже подходила к концу, как все мы вдруг почувствовали необъяснимую тревогу. Светившее с утра солнце исчезло в хмари, над горами и тайгой нависла гнетущая тишина. «Быстрей, быстрей, ребята. Гроза заходит!» - заторопился бригадир. Вдали замелькали мощные молнии с заревом по всему горизонту, и вскоре первые капли забарабанили по деревянным настилам платформ. Бойцы стройотряда лихорадочно закрывали борта, закидывали засовы и стопорные эксцентрики: находиться в грозу в наивысшей точке местности не предвещало ничего хорошего.

 

Вдруг все мгновенно отскочили от платформ, недоуменно оглядываясь на соседей, оказавшихся в таком же растерянном положении. Сильный удар молнии в состав, тихо, без грома, пронзил током студентов. Стоколесное заземление поезда на рельсы смягчило в миллион раз силу тока, но все равно от мощного импульса у всех тряслись руки. Прелюдия кончилась. Сплошной ливень хлынул с небес. В кабину машиниста набилось человек десять, остальные, не желая давиться, сели на первую платформу за тепловозом. Поезд тронулся вниз к разъезду Кизир - месту дислокации отряда.

 

ЗАГАДОЧНАЯ ШАРОВАЯ МОЛНИЯ

 

Тепловоз мчался со скоростью, насколько позволял недавно уложенный путь. Огненные зигзаги ослепительно метались со всех сторон. Молния еще раз укусила хвост состава. Сквозь заднее 'стекло кабины было видно, как одновременно подскочили сидевшие в три погибели серые фигуры.

 

Внезапно стена дождя оборвалась, и сразу посветлело. Но что это? Кабина машиниста озарилась неестественным желтым светом, одновременно тепловоз рванулся вперед. Перепуганный машинист принялся резко тормозить, но мокрый рельсовый путь и отсутствие тормозов у платформ сводили на нет экстренные меры. Мы тоже струсили: нестись под уклон с неуправляемой' скоростью — смерти подобно. Свет сполохами играл вдоль окон. Как в фильме ужасов бликовали ярко-желтые лица и фигуры в кабине машиниста.

Машинист перевел контроллер на реверс — задний ход. Махина неестественно задрожала от забуксовавших колес, и скорость стала падать. Тепловоз скользил по рельсам на вращавшихся в обратном направлении колесах. Последовал резкий останов, и все полетели вперед по проходам кабины. Желтый свет исчез. Машинист, растянувшись на пульте и достав головою переднее стекло, успел перевести контроллер с реверса на «Стоп». Сидевшие на платформе выбирались из кучи-малы, прижатой инерционной силой к переднему борту. «Ну, ребята, нам здорово повезло, - переведя дух, сказал машинист.- Сколько ни ездил в горах, а такого отродясь не видывал!»

 

Все произошло так стремительно, что мы, потрясенные, еще и еще раз прокручивали те мгновения, которые только что пережили. Тогда и позже мы. утвердились в мысли, что это была шаровая молния. ШарМ, так сокращенно будем называть это явление природы, наткнулась и распласталась на металлическом корпусе мчавшегося тепловоза. Тот сразу же рванул за искусительницей и стал неуправляемым, как необъезженный мустанг. Редкие примеры подобных случаев встречаются в описаниях очевидцев: ШарМ села в 1994 году на нос сверхзвукового истребителя СУ-27- и тот резко увеличил свою скорость или на радиатор автомобиля — и тоже потащила за собой машину.

 

На самом деле не молния везет транспорт, а плазма непрерывно выжигает уплотненную атмосферу перед ним. Исчезло сопротивление воздуха, и поезд помчался на своих двигателях, как гонщик за автомобилем в зоне разряжения. Но вот сгусток плазмы - такой по современным знаниям предстает ШАРОВАЯ МОЛНИЯ израсходовал свою энергию, чему в большей степени способствовал ее интенсивный разряд через корпус и колеса на рельсы, и набегающий поток воздуха мощно ударил в лоб тепловоза. С огромной силой, в сотни тонн.

 

ОГНИ СВЯТОГО ЭЛЬМА В РУКАХ ОЛЕГА КРУПЦОГО И НИКОЛЫ ТЕСЛЫ

 

Ученые до сих пор не раз гадали тайны шаровой молнии, хотя этим делом занимались такие знатные специалисты, как академик А. Е. Ферсман (1883-1945), Нобелевский       лауреат П. Л. Капица (1894-1984), посвятивший ей последние 15 лет своей жизни. Загадочная ШарМ оказалась сгустком несовместимых противоречий. Одна из последних версий о ее природе - турбулентно вращающаяся плазма. Турбулентно, значит, хаотично.

 

Атмосферных огней в природе всяких и загадочных хоть отбавляй и на любой вкус: от сполохов полярного сияния, сопровождающихся громкими радиопомехами и потрескиваниями, до тихих блуждающих огоньков на кладбищах и таинственных светящихся веников, привязанных к шпилям кирх — церквей. Последние особенно часто собирались на соборе святого Эльма в городишке Эльмштайн (Камни Эльма), что затерялся в романтичных горах Рейнланд-Пфальца Юго-Западной Германии. К слову сказать, на нашенских церквах огни святого Эльма не наблюдались. И не столько потому, что они русские, сколько по физическим соображениям, и пока вы размышляете над причинами такого поведения чудака Эльма, посмотрим, как святые огни получают в домашних условиях.

 

Вот один из современных огневержцев, инженер-электротехник О. П. Крупцов из г. Екатеринбурга. Зевс! Лет двадцать назад он увлекся аэроионизацией, наукой об атмосферном электричестве. Шесть лет спустя, в 1979 году, ему удалось разделить заряды на положительные и отрицательные. Заметим, что это пока удается только физикам-ядерщикам, да и то на ускорителях, путем расщепления кванта фотона на электрон (минус) и позитрон (плюс). К'тому же выход мал, в штуках. А Крупцов получает их квантиллионами (1018) ввиде униполярных свечений. Об , их полярности Зевс судит по форме свечения, цвету и запаху. Дальше— больше. Достигнув сверхвысокого напряжения в 500 киловольт, экспериментатор решил на себе проверить его действие и... засиял огнями святого Эльма. На фотографиях, присланных в редакцию Олегом Павловичем, мы видим -о, чудо! - свечение кончиков его пальцев, сияние волос, ниспадающих на лоб. И все огни в форме расходящихся снопиков- о, святой Олег! А он, перешагнув барьер в миллион вольт, пришел к суперидее принципиально нового способа получения и использования электроэнергии. Автор не раскрывает ее сути и правильно делает, но мы можем догадываться, что в ее фундаменте заложены такие глыбы, как контур атмосферного электричества вокруг земной оболочки, заметим, почти дарового; униполярность, читай, монополярность с ее непредсказуемым вычерпыванием энергии из природы; супервысокие, под стать суперидее, напряжения в мегавольтах: не шути с Зевсом!

 

Озарение на Крупцова, как и на любого другого изобретателя, снизошло внезапно, но не случайно: накопилось достаточное количество фактов, и они перешли в качество. Толчком послужила книга Ю. Г. Мизуна «Космос и погода». В ней Олег Павлович нашел вид Земли из космоса и понял, что это модель его установки. Ох, уж эта установка в двух пятитонных контейнерах! Сколько мотался с ней Крупцов по городам и весям, пока не осел в буоге Екатерины, одному святому Эльму известно! Да где осел-то! На территории психоневрологического диспансера, где снял в аренду ветхий деревянный домик 1925 года постройки. Не учел атеист плохих примет: диспансер-то для ненормальных; улица, на которой стоит сей дом, называется 15-й километр (ранее 13-я верста) Сибирского тракта, тоже не предвещает ничего хорошего, разве что путь-дорожку дальнюю. Вот и переданный в аренду в советское время дом, обустроенный Крупцовым, потерял юридический статус, и психдиспансер отбирает ег обратно. «Уничтожу к чертовой матери дом-лабораторию, построенный своими руками! - грозит доведенный до отчаяния О. П. Крупцов.

 

А какие перспективы открывались перед ним с его суперидеей! Электробезопасные супервысоковольтные линии электропередач, управляемый статическим электричеством микроклимат в домах, азронизация во всех  отраслях народного хозяйства, принципиально новые электронные блоки и агрегаты для теле- и радиоаппаратуры, медицина, физиотерапия и электрофорез, атмосферная коррозия, вернее, защита металлов от коррозии - всего не перечислить! Да-а-а, надо поразмыслить над всем происходящим. Заранее скажу, я на стороне Крупцова. Пусть и дальше арендует дом, переоборудованный в лабораторию. Польза будет и государству, и психдиспансеру: чай, всех больных вылечит электрофорезом, микроклимат в больнице организует лечебный, электростатический. А мы тем временем вспомним историю.

 

На рубеже XIX-XX веков жил такой Никола Тесла (1856-1943), гор балканских самородок. По 43 с половиной года в каждом столетии. Гений управлял токами и напряжениями страшной силы, метал громы и молнии, вынашивал идею беспроволочной передачи электроэнергии на гигантские расстояния, зажигал лампочки и включал радиоприемники без электропроводной сети, положил на лопатки Эдисона переменным током, противником которого был всеми признанный мэтр, но муравей, по суждению ученого Теслы. Теслу вдохновляли собственные теоретические разработки. Расчеты показывали счастливчику, что открытия поджидают его на каждой ступеньке частотной шкалы электрического тока вплоть до светового диапазона.

 

Повышай плавно частоту, повышай, и вдруг - на тебе! -резкое уменьшение потерь на электропередачу. Есть открытие! Продолжай дальше повышать, все выше, и выше, и... ток побежал по телу, не принося вреда. Не случайно, а предсказуемо. Охватывая своим умом весь бесконечный спектр электромагнитных колебаний от промышленной частоты в 60 Герц до световой в миллиарды Герц, Тесла понял, что где-то в этом диапазоне колебаний болезненные ощущения должны исчезнуть. Где? За пределами чувствительности нервной системы человека, выше 700 импульсов в секунду - 700 Герц. Но ток по силе был велик, мог нагреть и повредить ткани без предупреждающих болевых сигналов. Тогда, применив трансформаторы с воздушным сердечником. Тесла в тысячи раз повысил напряжение, а силу тока в такое же число раз понизил. И вот на глазах ошарашенной публики Тесла берется одной рукой за трансформатор, а другой мечет молнии длиной в двести - триста миллиметров.

 

Рассказу о всех чудесах Прометея в этой рубрике не хватит места. Мы же скажем, что таинственные огни собираются на шпилях в тихую погоду в атмосфере, насыщенной электричеством, которое концентрируют в миллионы вольт острые предметы, демонстрируя на шпилях свечение ионизированной среды, особенно заметные темными и даже белыми ночами: «... И светла адмиралтейская игла». А вот наши попы-купола, особенно позолоченные, рассеют любой заряд - только заряжай. Привет святому Эльму!

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100