На главную

Содержание книги

 


«Чудеса и Приключения» 9/95


ЧЕЛОВЕК В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

 

Сергей БАРСОВ

 

Люди попадают в опасные ситуации по разным причинам. Случаются они в дальних путешествиях и коротких турпоходах, на войне и даже на рабочем месте, к примеру, на буровых вышках в открытом море, на монтажных площадках. Но бывают и такие, в которые человек лезет сам, когда другого выхода нет. Героя нашего очерка в экстремальную ситуацию поставил тот факт, что ныне в мире чрезвычайно дороги межконтинентальные переезды. Они доступны лишь тугим кошелькам. И наш герой выжил потому, что держался принципа: «Пока есть малейший шанс, ты должен бороться за свою жизнь!» И он победил.

 

Реджинальд Спирз, высокий двадцатидвухлетний шатен с серыми глазами, стоял под моросящим  дождем  на набережной Виктории,   бездумно  глядя   в мутную воду Темзы. Итак, напрасным оказались годы упорных тренировок и даже титул чемпиона Австралии по метанию копья. И все из-за этой проклятой травмы руки, которая уже прошла. «Нет», старшего тренера и здесь, в Лондоне, было категоричным. Права была жена, когда отговаривала от этой бессмысленной поездки. Но Реджинальд не послушался ее и по уши влез в долги, собирая деньги на дорогу в надежде, что в последний момент сможет добиться включения в австралийскую команду на Олимпиаду. Теперь предстояло ни с чем возвращаться домой. Только как это сделать, если карманы пусты, а ковры-самолеты в Австралию не летают? Чтобы купить билет на самый паршивый пароход, нужно копить деньги не один год, поскольку, кроме крепких мускулов, не имеешь никакой специальности.

 

Спирз с трудом заставил себя очнуться от невеселых размышлений. Нет, выход обязательно должен быть, и нечего раньше времени впадать в уныние-Выход, хотя на первый взгляд слишком рискованный, в конце концов нашелся: отправить себя в Австралию наложенным платежом в ящике с предупреждением:

«Осторожно. Пластмассовая эмульсия» — в адрес компании «Сьюприм шуз» в городе Перте. Правда, когда Спирз рассказал о своем плане Джону Максорлею, чемпиону Англии по метанию копья, который приютил Реджинальда в своей тесной квартирке, тот назвал его сумасшедшим.

 

—       Пойми, у тебя почти нет шансов добраться живым,— доказывал он. — Любая из сотни случайностей может оказаться роковой...

 

-        Я все взвесил и готов рискнуть,- не сдавался Спирз.

 

После долгих споров австралиец все же уговорил Максорлея. Чтобы действовать наверняка, Спирз устроился фузчиком в лондонском аэропорту Гат-вик. Изучить тамошние порядки, в частности правила оформления и отправки грузов, оказалось куда легче, чем изготовить достаточно прочный, но не слишком громоздкий контейнер. Наконец он был готов. Правда, его размеры — пять футов в длину, три в высоту и два с половиной в ширину — по части удобства не вызывали восторгов. И вот настал день, когда Максорлей отвез контейнер с «пластмассовой эмульсией» в транспортную контору компании БОАК. Его друг был внутри.

 

Через час контейнер был уже на багажной площадке. Когда затихли голоса фузчиков, Спирз отстегнул ремни, крепившие его к днищу. Пока представлялась возможность, нужно было хоть немного размяться. Итак, первый этап его рискованной поездки прошел удачно. Теперь оставалось только надеяться, что в самолете контейнер не похоронят под кучей фуза и не превратят в добровольную могилу для «зайца». За остальное Спирз не боялся. За время работы в аэропорте, хоть и не слишком продолжительное, он точно выяснил, что грузовые отсеки на реактивных самолетах герметизируются. Так что смерть от удушья во время полета ему не фозила. Нескольких банок пива и консервов, по его расчетам, должно1 было хватить до Австралии, где он будет через тридцать, ну, максимум через сорок часов.

 

Однако час проходил за часом, ревели моторы взлетавших и садившихся реактивных лайнеров, но о контейнере словно забыли. Спирза охватила тревога. Может быть, он чем-то выдал себя, и сейчас полицейские разыскивают отправителя контейнера с «пластмассовой эмульсией»?

 

Прошла бесконечная ночь, наступило утро, а с ним пришел настоящий страх. Сколько еще придется, скрючившись в три погибели, сидеть в Лондоне? Сутки? Двое? А что потом? Спирз постарался взять себя в руки. «Не раскисать,— внушал он себе.— Отступать поздно. Нужно во что бы то ни стало выдержать». С этим он и забылся тяжелым сном на жестком ложе из свернутых одеял, упершись ногами в потолок своей темницы.

Между тем причина непредвиденной задержки объяснялась просто. Австралиец допустил одну ошибку: он не учел, что крупногабаритные фузы без пометки «Срочно. Скоропортящееся» отправляются не по мере поступления, а тогда, когда их набирается достаточно, чтобы загрузить транспортный самолет.

 

Сильный толчок заставил Спирза вскочить и тут же со стоном рухнуть обратно. Со сна он забыл, где находится, и так ударился о доски, что из глаз посыпались искры. Впрочем, главное было даже не в этом. Небрежно подхваченный автопофузчиком контейнер чудом сохранял равновесие. Непроизвольный рывок Спирза нарушил его, грозя сбросить фуз с высоты нескольких метров. «Сейчас я полечу, но не вверх, а вниз»,— в отчаянии подумал Реджинальд. Перед глазами явственно возникли фуда деревянных обломков и собственное безжизненное тело. К его счастью, рабочий на автопофузчике не растерялся и успел рвануть машину в ту сторону, куда опасно кренился контейнер.

 

Через час «Боинг» с чемпионом Австралии по метанию копья наконец поднялся в воздух. Только теперь Спирз смог облегченно вздохнуть. Но его радость оказалась преждевременной. Вскоре он почувствовал, как со всех сторон потянулись струйки ледяного воздуха, превращая тесный ящик в настоящий морозильник. Грузовой отсек транспортного «Боинга», хотя и был герметизирован, отапливался отнюдь не так хорошо, как салоны пассажирских лайнеров. На высоте 30 000 футов это могло оказаться роковым. Тело уже начинало цепенеть.

Чтобы не превратиться в сосульку, австралиец принялся энергично разминать, массировать, щипать деревенеющие мускулы. «Грош тебе цена, если покоришься нелепому случаю, когда преодолено столько трудностей,- убеждал он себя.— Пока есть хоть малейший шанс, ты должен бороться».

 

Спирза спасли две вещи: собственное упорство и то, что во время рейса транспортные «Боинги» находятся на земле, пожалуй, не меньше, чем в воздухе. Посадки с длительными стоянками в ожидании выгрузки и погрузки следовали одна за другой. И хотя у Реджинальда кончились консервы и пиво, он благодарил Бога за эти задержки. Ведь они позволяли отогреться и хоть немного поспать. В воздухе он не мог себе этого позволить, стараясь частыми разминками поддерживать циркуляцию крови. Полагаться вслепую на везение не хотел.

 

Едва только после очередной посадки — это был Бомбей — затих рев двигателей, как Спирз почувствовал, что его поднимают в воздух, хотя и не так резко, как это было в лондонском аэропорту. Помня печальный опыт, он буквально окаменел, стараясь даже не дышать. Автопогрузчик зашуршал шинами по бетону и вскоре остановился. Послышались голоса людей, разговаривавших на незнакомом языке. Затем они стихли. Реджинальд остался один, вознесенный на несколько метров над землей, тщетно гадая, что бы все это могло значить. Скорее всего контейнер вытащили по каким-то техническим причинам. Например, чтобы разместить в отсеке крупногабаритный груз. В общем, нечего напрасно ломать голову, решил он. С этой мыслью Спирз заснул.

 

Пробуждение оказалось мучительным. Совсем недавно Реджинальд страдал от холода, а сейчас горячее тропическое солнце превратило контейнер в настоящую духовку. Сколько прошло времени, он не знал.

 

Появилось ощущение, что шершавый, как наждачная бумага, язык не помещался во рту, а сам он медленно, но верно превращается в египетскую мумию. Силы и терпение были на исходе. Проклиная все на свете, Спирз был готов уже отказаться от своей безумной затеи, отвинтить крышку темницы и отдаться властям, лишь бы приникнуть губами к холодной, мокрой воде. Выпить ее целую бочку, а там будь что будет...

 

Мягкий толчок тронувшегося автопогрузчика прервал этот поток отчаяния. Еще несколько минут, и австралиец с облегчением услышал приближающийся рев запущенных двигателей. Значит, все-таки он летит!

 

На сей раз «Боинг-707» компании «Эр Индиа» — отсюда и длительная задержка с перегрузкой, чуть было не закончившаяся плачевно для Спирза — взял курс на Австралию. Реджинальд не помнил, как прошли последние часы полета, поскольку почти все время находился в полузабытьи. Его спасло то, что даже в таком состоянии он чисто механически продолжал щипать и растирать уже не чувствующее тело.

 

К жизни его вернул густой бас, со столь знакомым австралийским акцентом кричавший где-то рядом: «Эй, парень! Тащи эту чушку на склад!» В третий и последний раз контейнер с «пластмассовой эмульсией» поплыл по воздуху, а потом грохнулся на цементный пол. Лязгнули двери склада, и воцарилась тишина.

 

Немного подождав, Спирз отвинтил болты, крепившие боковую стенку, и, шатаясь от слабости, выбрался наружу. Стрелки на светящемся циферблате его часов показывали 3.20 утра. Оставалось не так уж много времени до того, как на складе появятся рабочие. Нужно было спешить. Спирз проковылял на онемевших ногах к дверям и осторожно нажал на них. Створки немного подались. На его счастье, замка в петлях не было, только небрежно замотанный кусок проволоки. С ней-то он уж как-нибудь справится.

 

Реджинальд принялся в темноте шарить по полу в надежде найти ломик, железный прут или на худой конец хотя бы гвоздь. И тут судьба сжалилась над воздушным «зайцем», носившим почетное звание чемпиона Австралии по метанию копья. Ему попались ножницы, которыми рабочие режут металлическую ленту для обивки ящиков.

 

...Когда час спустя шофер грузовика взял в кабину молодого бродягу, голосовавшего на шоссе неподалеку от аэропорта, тот здорово удивил его. Первое, что он спросил, было: «Какое сегодня число?» Шофер весело присвистнул:

 

— Видно, изрядно перебрал вчера, малый? Сегодня двадцать пятое...

 

Это был седьмой день после того, как Реджинальд Спирз завинтил за собой болты контейнера в далеком Лондоне.

 

Возможно, история с пустым ящиком из-под пластмассовой эмульсии, присланным в адрес несуществующей фирмы в Перте, так и осталась бы одной из неразгаданных загадок таможни, если бы не друг Спирза, чемпион Англии по метанию копья Максорлей. Согласившись на безумную затею Реджинальда, он взял с него слово немедленно по прилете в Австралию послать телеграмму. Шли дни, но ее не было. Что произошло со Спирзом? Задохнулся? Замерз? Умер где-нибудь на складе под грудой тяжелых ящиков? Максорлей не знал, что и думать. На восьмой день он обратился в контору БОАК: Еще двое суток ушло на выяснение судьбы отправленного груза. Поэтому, когда, голосуя на дорогах, Спирз наконец добрался до Аделаиды, дома его ждали встревоженная жена и... крупный счет от компаний БОАК и «Эр Индиа».

 

 

 

На главную

Содержание книги