Вся библиотека >>>

 Чарльз Диккенс >>>

 

Английские писатели

Чарльз Диккенс

Статьи. Речи. Письма


Русские и зарубежные писатели 19 века

Биографии известных писателей

Рефераты по литературе

 

БЭЗИЛУ ХОЛЛУ

 

                                                           Девоншир-террас,

                                           вторник вечером, 16 марта 1841 г.

 

     Мой дорогой Холл, - я чувствую,  что  это  и  есть  тот  случай,  когда

juniores priores {Младшие впереди (лат.).}, и, видно, мне следует  дружеским

обращением к Вам разбить лед с одного удара.

     До вчерашнего вечера я никак не  мог  собраться  с  духом  и  прочитать

повесть леди де Ланси *, и если бы не Ваше письмо, наверное,  так  бы  и  не

собрался. С  первого  взгляда  на  рукопись,  которую  Вы  так  любезно  мне

предоставили, я почувствовал, какая в ней заключена страшная правда, и  я  в

самом деле, из чистого малодушия, не решался раскрыть ее.

     Проработав над "Барнеби" весь день, я пошел  часа  на  два  бродить  по

самым убогим и страшным улицам в поисках впечатлений для  дальнейшей  работы

над повестью. И вот, часам к десяти я принялся  за  рукопись.  Сказать,  что

чтение этого поразительного и потрясающего рассказа составило эпоху  в  моей

жизни, что я не позабуду ни одного слова в нем, что я не могу отделаться  от

впечатления, произведенного им и что я в  жизни  не  встречал  ничего  более

искреннего, трогательного, ничего, что бы вызывало такую живую картину перед

глазами, - значит ничего не сказать. Я - и муж, и жена, и убитый мужчина,  и

оставшаяся в живых женщина, и Эмма, и  генерал  Дандас,  и  доктор,  и  ложе

больного - все  и  вся  (за  исключением  прусского  офицера,  да  будет  он

проклят!). Все то, что я до сих пор считал за шедевры, что  прежде  поражало

меня силой чувства, теперь кажется мне  пустым.  Даже  если  я  проживу  еще

пятьдесят лет, отныне и до самой моей смерти  описанные  здесь  сцены  будут

сниться мне с ужасающей реальностью. И всякий  раз,  когда  зайдет  при  мне

разговор о каком-нибудь сражении, перед моими  глазами  непременно  всплывет

вся эта повесть. Так и вижу герцога, как он  в  рубашке  без  мундира  стоит

перед офицером в парадной форме или, как он, спешившись, подходит к храброму

солдату, сраженному пулей.

     Вот разительное доказательство могущества этого удивительного человека,

Дефо: чуть ли не в каждой строке повествования я словно узнаю  его  руку.  У

Вас не было такого чувства? Как она поехала в Ватерлоо, не думая ни  о  чем,

кроме препятствий, которые нужно преодолеть; как заперлась в комнате,  чтобы

не слышать ничего, как не подошла к  двери,  когда  раздался  стук;  как  по

бурной  радости,  которая  ее  охватила,  когда  она  узнала,   что   он   в

безопасности, поняла, до какой степени ее терзали  тревоги  и  сомнения;  ее

страстное желание быть вместе с ним, все это описание хижины и обстановки  в

ней; их ежедневные ухищрения, чтобы не умереть с голоду;  и  как  она  легла

рядом с ним и оба уснули; и его решение  бросить  военную  службу  и  начать

спокойную жизнь; и ее грусть, когда она увидела, с каким  аппетитом  он  ест

перед самой своей гибелью, и потом описание его  гибели,  -  до  сих  пор  я

думал, что такая высокая правдивость в  литературе  по  плечу  одному  этому

необыкновенному человеку.

     Я ничего не говорю о всех этих прекрасных и нежных картинах -  как  она

каждый день думает о своем счастье, как надевает ему на грудь  ордена  перед

банкетом, как выходит  ночью  на  балкон,  как  смотрит  на  отряды  солдат,

исчезающие за воротами, как возвращается  потом  к  больному.  Здесь  все  -

торжественное вдохновение, а святыни касаться не должно. И позволю себе лишь

повторить, со всей энергией, на какую я способен, всю меру которой  передать

на бумаге невозможно, что я от самой глубины души благодарен Вам за то,  что

Вы мне дали прочитать эту повесть, которая произвела  на  меня  неизгладимое

впечатление. Отныне столь знакомые мне места, по которым путешествовала Ваша

сестра, для меня священны;  и  если  будет  на  то  воля  божья,  я  намерен

следующим же летом исходить их вдоль и поперек,  чтобы  вновь  пережить  эту

печальную историю, на том самом месте, где она происходила.  Вы  не  станете

смеяться надо мной,  я  уверен.  Мой  пыл,  когда  он  пробужден  чем-нибудь

подобным, угасает не скоро.

     Вспоминаете ли Вы то место, где она отказывается верить, что он жив,  -

после тех мук, которые  ей  причинила  весть  о  его  гибели?  Ее  поведение

показалось бы мне противоестественным,  если  бы  я  не  прочитал  о  нем  в

повести.

     Она запечатлелась в моей душе навеки, но в письме я не прибавлю  больше

ничего к немногим и несовершенным словам, набросанным впопыхах; впрочем, две

вещи еще: во-первых, Кэт все время, что я  писал  Вам,  страшно  мешала  мне

своими рыданиями над рукописью и только  что  вышла  из  комнаты,  в  полном

отчаянии, а во-вторых,  если  когда-нибудь  наступит  такое  время,  что  Вы

решитесь позволить другу переписать для себя эту повесть, вспомните обо мне.

     После этой рукописи все на свете кажется ничтожным, - во всяком случае,

мне, который находится под непосредственным  впечатлением  повести  леди  де

Ланси (для Вас она не имеет той силы новизны), - и, однако, должен сообщить,

что ворон мой сдох. Он недомогал несколько дней, как нам казалось, не  очень

серьезно; он даже стал поправляться, как вдруг появились признаки  рецидива,

которые вынудили меня послать  за  медицинским  светилом  (неким  Херрингом,

торговцем птицами, проживающим на Нью-роуд). Он тотчас прибыл и дал больному

основательную дозу касторки. Это было  в  прошлый  вторник.  В  среду  утром

больной принял еще одну порцию касторки и чашку тепловатой каши, которую  он

поел с большим аппетитом и воспрянул духом настолько, что ущипнул конюха,  и

пребольно! В полдень, ровно в двенадцать, он начал прохаживаться по  конюшне

с видом сосредоточенным и серьезным - и вдруг покачнулся! Это повергло его в

задумчивость. Он остановился, покачал головой, прошел несколько  шагов,  еще

раз остановился, крикнул с удивлением и укором в голосе: "Здорово, старуха!"

- и умер.

     Он  оставил  довольно  большой  капитал  (в  виде  сырных   корочек   и

полупенсовиков), который на всякий случай разместил в разных местах сада.  Я

не уверен, что мы не имеем дело с отравлением. За несколько  недель  до  его

смерти люди слышали, как мясник выкрикивал ему вслед слова угрозы,  -  кроме

того, покойный украл перочинный ножик у плотника, известного  мстительностью

своего характера; ножик так найден и не был. По этим  причинам  я  приказал,

прежде чем сделать из покойника чучело, произвести вскрытие. Результаты  еще

неизвестны. Медицинское светило объявило мне о смерти  ворона  с  величайшим

тактом, сообщив, что "с этой чертовски хитрой птицей  приключился  чертовски

неожиданный казус", тем не менее я был чрезвычайно  потрясен.  Что  касается

неожиданности этого казуса, то выясняется, что ворон, не  достигший  двухсот

пятидесяти лет, например, считается младенцем. Если так,  то  моему  ворону,

можно сказать, предстояло только родиться через пару столетий, ибо ему  было

всего два-три года.

     Я бы хотел знать что-нибудь об обещанном сюрпризе - когда он  прибудет,

что это такое, словом, все, чтобы оказать ему достойный прием. Не знаю,  как

получилось, что я, который славлюсь  тем,  что  либо  не  пишу  вовсе,  либо

произвожу самые, коротенькие  образцы  эпистолярного  искусства,  вдруг  так

расписался. Да, - вот уже шестая страница! Не стану же  начинать  седьмую  и

потому шлю поклон всему Вашему дому  от  всех  моих  домочадцев  и  пребываю

преданный Вам.

     Я очень рад, что "Барнеби" Вам нравится. У меня грандиозные замыслы, но

пока мне негде с ними развернуться.

 

СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛА:  Английские писатели. Чарльз Диккенс

  

Смотрите также:

 

 На книжном и литературном рынке Диккенс

я провожу за чтением Диккенса. Теперь читаю впервые «Лавку древностей», а минувшее лето перечитывал «Крошку Доррит». ...

 

 ЧАРЛЗ ДИККЕНС. Биография и творчество Диккенса. Приключения ...

Когда Чарлз Диккенс впервые решился встретиться лицом к лицу с ... Чарльз Диккенс родился 7 февраля 1812 года в местечке

 

 Наш общий друг. Чарльз Диккенс

Название романа писателя Чарльза Диккенса (1812— 1870). Употреблялось для обозначения «друга семейства» — любовника жены. ...

 

 Анри Перрюшо. Винсент ван Гог. СВЕТ ЗАРИ

Диккенс умер в 1870 году, за три года до приезда Винсента в Лондон, достигнув вершины славы, какой до него, вероятно

 

 Рассказ из журнала Чарльза Диккенса

в 1861 году в издаваемом тогда Чарльзом Диккенсом журнале «All the Year round» («Двенадцать месяцев») появился…