Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

РЕЛИГИОЗНО – ФИЛОСОФСКАЯ СЕРИЯ  «ОЧЕРКИ ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ»

Супружеские отношения и грань греха


П. В. ДОБРОСЕЛЬСКИЙ

 

Глава 1. О целях брака

 

 

   «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7: 9).

 

   «Брак дан для деторождения, а еще более для погашения естественного пламени» (свт. Иоанн Златоуст») (13, часть 2, §19).

           

«…Брак есть врачевство, истребляющее блуд…» (свт. Иоанн Златоуст) (14: 205).

 

           

             

            u О важнейших аспектах жизни семьи протоиерей Николай Погребняк пишет: «Как видим, Церковь делает акцент на роли института семьи сегодня, причем в числе задач, решаемых через семью, называет и сохранение фундаментальных ценностей в жизни общества. Какие аспекты семейной жизни рассматривало Предание в качестве наиболее значимых?

Источники канонического права (Номоканон, Кормчая книга) называют таковыми соединение мужа и жены в моногамном физическом союзе, совместное их бытие во всей жизни и совместное их участие “в божеском и человеческом праве”. Таким образом, Церковь всегда рассматривала семейную жизнь не только в религиозно-нравственном плане, но также и в природном (физиологическом), социальном и правовом (юридическом)» (4: 211).

            М. Григоревский, в книге, посвященной анализу учения свт. Иоанна Златоуста о браке, говорит: «Главною целью христианского брака является не рождение детей, как в вне-христианском браке, но внутреннее духовное восполнение одной личности другою, взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни и нравственного совершенствования. Чадорождение — второстепенная цель брачного союза.

            Таким воззрением святых отцов[1] на существо брачного союза обусловливается и взгляд их на брак, как на нерасторжимый на всю жизнь союз. Есть только два случая, прекращающие супружество: смерть, освобождающая оставшегося в живых супруга для второго брака, который хотя и не запрещается, однако, как не соответствующий понятию об истинном супружестве, и не вполне одобряется, и грех прелюбодеяния…

            В высшей степени здравы и согласны с учением Спасителя и апостолов и суждения христианских писателей о брачном состоянии. Брачная жизнь установлена Богом и поэтому является делом хорошим и почтенным; в ней, самой по себе, нет ничего худого, но ею могут худо пользоваться. Спасению она не препятствует, хотя при мирских хлопотах, неизбежно связанных с нею, и представляет больше затруднений к достижению его. Посему девство, как свободное от всего мирского, дает возможность лицам, избравшим это состояние, беспрепятственно посвящать все силы на служение Господу. В таком смысле высказывались и восточные и западные отцы Церкви, за исключением блаж. Иеронима, неблагосклонно смотревшего на брачный союз и желавшего весь мир населить девственниками и девственницами…» (6: 80-82).

             Приведем по данному вопросу высказывания свт. Иоанна Златоуста:

            ● «“Видишь ли тайну брака? Из одного двоих Он сделал, а потом из двоих сделал и до сих пор делает одного… Скажу и то еще, что это (брачный союз) — таинственное изображение Церкви. Христос пришел к Церкви, из нее произошел и с нею соединился духовным общением”[2]. Итак, брак, по учению Иоанна Златоуста, есть прежде всего таинство человеческой природы, дело творческой премудрости Божией, создавшей человека в виде половой пары и соединившей первозданных мужа и жену в плоть едину (Быт. 2: 24); в силу вложенного Богом в природу человека естественного закона мужчина и женщина стремятся друг к другу. Христианская вера, утвердив первоначальное достоинство брака, сообщила ему и высшее освящение: естественное таинство брака — теснейшее единение мужа и жены — сделалось образом духовного союза Христа с Церковью — “великого таинства веры”» (цит. по 6: 89);

            ● «Предоставляя физической стороне нормальный исход в рождении детей, брак в то же время служит и средством к сохранению целомудрия и обуздания беспорядочных влечений человеческой природы. “Две цели, для которых установлен брак: чтобы мы жили целомудренно и чтобы делались отцами; но главнейшая из этих двух целей — целомудрие… Особенно теперь, когда вся вселенная наполнилась нашим родом. Вначале желательно было иметь детей, чтобы каждому оставить память и остаток после своей жизни. Когда еще не было надежды на воскресение…, Бог давал утешение в детях, чтобы оставались одушевленные образы отшедших… Когда же, наконец, воскресение стало при дверях, и нет никакого страха смети… то и забота о том сделалась излишнею (цит. по 6: 100 со ссылкой на: «Беседа на слова: “блудодеяния ради”… (1 Кор. 7: 2), с. 209, т. III, кн. I»)»;

            ● «Если рождение детей — второстепенная цель брачного союза, то для супруги — христианки быть или не быть матерью, вопрос, из – за которого в ветхозаветное время завязывалась борьба между женщинами (беседа об Анне I, т. IV, кн. 2, стр.784, 787), в которой материнство считалось победой,  неплодие —  поражением, — не мог быть вопросом жизни или смерти, в котором бы она видела исключительную цель брачной жизни (6: 100, 101 со ссылкой на: «Беседа LVI на кн. Быт., стр. 601, т. IV, кн. II»);

            ● «Выставляя законное совокупление, как оплот, и таким образом удерживая волны похоти, он <брак> поставляет и сохраняет нас в великом спокойствии»[3]; «<Брак> есть пристань целомудрия для желающих хорошо пользоваться им, не позволяя неистовствовать природе»[4]; «…Брак есть врачевство, истребляющее блуд...»[5]; «Брак дан для деторождения, а еще более для погашения естественного пламени. Свидетель этому Павел, который говорит: Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену (1 Кор. 7: 2). Не сказал: для деторождения. И затем собираться вкупе (ст. 5) повелевает он не для того, чтобы сделаться родителями многих детей, а для чего? Да не искушает, говорит, вас сатана. И продолжая речь, не сказал: если желают иметь детей, а что? Аще ли не удержатся, да посягают (ст. 9). В начале брак имел, как я сказал, две вышеупомянутыя цели, но впоследствии, когда наполнились и земля, и море, и вся вселенная, осталось одно только его назначение - искоренение невоздержания и распутства; ибо для людей, которые и теперь еще предаются этим страстям, хотят вести жизнь свиней и растлеваться в непотребных убежищах, брак не мало полезен, освобождая их от нечистоты и такой потребности и сохраняя их в святости и честности» (13, часть 2, §19).

Филарет (Гумилевский), архиепископ Черниговский о целях (значениях) брака говорит: «Бытописание, описывая происхождение брака, указывает на цель его установления. И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2: 18). И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю… (Быт. 1: 28). По этим словам назначение брачного союза мужа и жены состоит: а) в рождении и воспитании детей, как членов царства Божия; во взаимном вспомоществовании при нуждах земной жизни; б) в восполнении недостатков в мужской и женской организации; так как дух мужа может сообщать свою твердость и силу слабой женской природе, а нежность и кротость женской природы может умягчать твердый дух мужа.

Другое значение брачного союза, который не показал бытописатель, описавший брачный союз невинности, показывает апостол Павел; он пишет: …хорошо человеку не касаться женщины. Но во избежании блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа…. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться  (1 Кор. 7: 1, 2, 9). Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию (1 Тим. 5: 14). Апостол показывает, что так как порча чувственной природы может увлекать в безобразные поступки, то обузданием ее страстей пусть служит союз брачный; и, следовательно, назначением брака поставляет обуздание беспорядочных вожделений чувственности.

Представляя брачный союз учреждением самого Господа, введенным с мудрыми целями, слово Божие не представляет однако его необходимым для каждого человека. Сам Спаситель одобряет девство для могущих вместить его (Мф. 19: 12). Апостол предпочитает девство браку, как состояние более способное для достижения высших целей жизни нашей (1 Кор. 7: 8, 9, 32, 33). В таком виде представляет слово Божие начало брака.

Церковь в своем учении и практике с точностью следует учению слова Божия о браке. Следуя словам апостола о запрещающих жениться  (1 Тим. 4: 1-3), она осуждала публично и частно тех, которые по началам восточной философии производили брак от злого начала… “Если кто… называет законное сожитие и рождение детей или вкушение снедей порчею и скверною: в таком живет дракон отступник”, писал св. Игнатий Богоносец. Признавая брак за установленный Богом способ преспеяния в вере и распространения чад веры, а вместе за способ против необузданных страстей чувственных, она одобряла девство и осуждала осуждавших девство» (28: 340-342). 

Протоиерей Николай Малиновский о браке и его целях говорит: «Господь, изливая дары спасительной благодати, необходимые каждому человеку в отдельности для спасения и вечной жизни, благоволил установить особое таинство для тех их чад церкви, которые вступают в брачный союз, дабы чрез благословение и освящение их союза они могли осуществить закон брака в истинном его существе и достигать определенных волею творца целей брака, а брачный союз оградить от влияния греха, искажения и злоупотреблений. Брак, как таинство в церкви Христовой, есть такое священнодействие, в котором, по свободном пред церковью обещании женихом и невестою взаимной супружеской верности, чрез служителя таинств Божиих преподается им свыше благодать, освящающая их брачный союз, возвышающая его в образ духовного союза Христа с Церковью и содействующая им в достижении всех целей брака — взаимному вспоможению во спасении, благословенному рождению и христианскому воспитанию детей» (8: 247. Книга 2 со ссылкой на Православный Катихизис[6]). Митрополит Макарий (Булгаков) добавляет к этому еще одну цель, которая появилась после падения человека — «служить обузданием возникших в человеческой природе греховных похотей и врачевством против беспорядочных влечений чувственности» (9: 478) и рассуждает о двух сторонах брака: «Брак можно рассматривать с двух сторон: как закон природы или установление Божие, и как таинство новозаветной церкви, освящающее ныне, по падении человека, этот закон» (9: 476). По мнению М. Григоревского, свт. Иоанн Златоуст выделяет в браке три стороны: «религиозную, нравственную и физическую, причем последняя, как низшая, подчиняется высшей, духовной. Мужчина и женщина должны явить в своем союзе образ того теснейшего единения, преданности и любви, какая существует между женихом и невестою — Церковью. Следовательно, в христианстве брак является не просто нравственным отношением, но более священным таинством (беседа 56 на кн. Быт., стр. 597. т. IV, кн. II)»  (6: 101).

Платон, митрополит Московский видит смысл брака в рождении детей: «Муж, оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу (1 Кор. 7, 3). Брак достоин чести, и супружеский союз благословен Богом. Благословен, но с тем, чтобы сохранить силу Творца в рождении подобных себе и к продолжению человеческого рода, чтобы супругам стать родителями и увидеть себя плодовитыми насаждениями масличными… Поистине тайна супружества велика, если она должна быть великим знамением вечного соединения Христа с Церковью» (цит. по 26, со ссылкой на: «Платон, митрополит Московский. “Дух, или избранные мысли”. М., 1804. Отд. 2-е. С. 194-197»).           

            Ректор Православного Свято-Тихоновского Богословского института протоиерей Владимир Воробьев говорит: «Изучая таинство брака, необходимо обратиться к истории. Ветхозаветное учение о браке исходит из совершенно других представлений, чем новозаветное. Там было представление о том, что вечная жизнь возможна для человека в его потомстве, и не было достаточно ясного учения о Царствии Божием, о жизни будущего века. Евреи ждали Мессию, который придет на землю, устроит некое царство, где евреи будут господствовать и где наступит блаженство именно еврейского народа. Спасение и участие в этом блаженстве понималось евреями как достижение этого будущего мессианского царства их потомками. Они верили, что человек живет в своих потомках, это и является его вечной жизнью. Исходя из такого взгляда бездетность воспринималась как проклятие Божие, как лишение вечной жизни. Брак считался способом достижения этой вечной жизни. Главная цель брака, с точки зрения ветхозаветного иудея, — это деторождение.

            Учение о браке в Новом Завете отличается от ветхозаветного именно тем, что основной смысл брака видится в любви и вечном единстве супругов. Нигде в новозаветных текстах не говорится о деторождении как о цели или как об оправдании брака. Особенно ясно это из тех евангельских текстов, где рассказывается, как Христос отнесся к закону ливерата: “В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но пребывают как ангелы Божии” (Мф. 22: 23-32). Вопрос о том, чьей женой в Царствии Божием будет женщина, имевшая семь мужей на земле, лишен смысла. Сама постановка вопроса, которая исходила из понимания брака как состояния, предназначенного лишь для деторождения, Христом отвергается. Это не значит, что Христос учит о временности брака и отвергает единство мужа и жены в вечности. Здесь говорится о том, что в вечности не будет тех земных, плотских отношений, которые иудеи отождествляли с браком, — они будут другими, духовными» (81).

В православном богословском словаре о различных целях (элементах) брака говорится: «Хотя первым элементом брака является элемент физический, как стремление к осуществлению вложенной в человека, подобно всем живым существам, потребности — соединение двух лиц разного пола, но отличие брака человека состоит в нравственном элементе, лежащим в основе брака. Поэтому брак, лишенный нравственного элемента, низводил бы человека в ряд остальных животных, подчиняющихся лишь инстинкту. Таким образом с понятием о браке неразрывно связано понятие о долге и самопожертвовании, которые возлагаются на брачующихся. Юридический элемент брака, выражающийся в трех видах — политическом, экономическом и гражданском, выяснялся и вырабатывался постепенно. Однако, как ни важен этот последний элемент брака, но в основу его должен быть поставлен элемент нравственный, религиозный. Никакие юридические определения не могут охватить сложности семейных отношений, где преобладает элемент нравственный. Бог, сотворив первую брачную чету, тем самым положил начало человеческому роду, и потому физический элемент в браке следует понимать не столько как удовлетворение природного инстинкта, сколько как осуществление воли Творца. Отсюда уже в Ветхом Завете повсюду выражается взгляд на брак, как на дело, благословляемое Самим Богом (Быт. 24; Прит. 19: 14; Малах. 2: 14)» (18: 396, 397).  

            Протоиерей Григорий Дьяченко в катехизических поучениях пишет: «Что такое брак? С православно христианской точки зрения “брак есть таинство, в котором, при свободном перед священником Церковью обещании женихом и невестою взаимной их супружеской верности, благословляется их супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковью, и испрашивается им благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей” (стр. 70, “Пространного катехизиса” высокопр. Филарета, 61 изд.).

            Если поглубже вдуматься в это определение брака, то оно указывает на тесно связанные одна с другой две цели брака:

            а) Во-первых, он имеет целью соединить личности различного пола, восполнить естественную односторонность одного из них тем, что есть в другом, и содействовать их духовному совершенствованию и объединению в совместной их жизни. Мнение о такой цели брака вытекает из слов, сказанных Богом перед созданием нашей прародительницы не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2: 18). Взаимопомощь в деле всестороннего совершенствования двух различного пола лиц[7] — вот, значит, в чем первая цель брака по слову Божию. Основываясь на этих значениях приведенных слов, мы вправе сказать, что муж и жена призваны образовать единого совершенного человека, поскольку они, конечно, путем самодеятельной духовной работы объединяются при своей совместной жизни. Тот же смысл заключается и в следующих словах Самого Бога: и будут [два] одна плоть (Быт. 2: 24). В Новом Завете та же мысль выражается в том, что отношения мужа и жены уподобляются тесным и неразрывным отношениям, какие существуют между Иисусом Христом и Его Церковью (Еф. 5: 23 и др.).

            б). Что касается второй цели брака, то она ясна сама собою. Цель эта — благословенное рождение и христианское воспитание детей. Она ясно выражена в следующих словах книги Бытия: И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю… (Быт. 1: 28). Согласно с волей Божией воспитание детей родителями разумеется здесь само собою. Святой апостол Павел высказывает мысль о таком воспитании в следующих словах : И вы, отцы… воспитывайте их (детей ваших — П. Д.) в учении и наставлении Господнем (Еф. 6: 4 и др.)… (сост. по брошюре: “О браке и безбрачии” проф. А. Гусева, с. 63-66)» (125: 399, 400).

Иерей Олег Давыденков полагает, что: «Основная цель жизни человека — услышать зов Божий обращенный к нему, и ответить на него. Но для того, чтобы ответить на этот зов, человек должен суметь совершить акт самоотречения, отвергнуться собственного “я”, своего эгоизма Этой цели и служит христианский брак, и именно поэтому христианский брак не удаляет человека от Бога, а приближает Нему. Брак рассматривается в христианстве как совместный путь супругов в Царствие Божие. Эту мысль X. Яннарас раскрывает следующим образом: “Лишь когда эрос, направленный на лицо другого пола, приводит к любви, к забвению человеком самого себя, своего индивидуализма, лишь тогда пред человеком открывается возможность отозваться на обращенный к нему призыв Бога. Вот почему образ супружеской любви является образом крестной любви Христа и Церкви. Добровольное умерщвление природной ограниченности, индивидуальности ради того, чтобы жизнь могла осуществиться как любовь и самоотдача”» (49. Раздел 3.2.2. Двуединство человеческой природы. Брак. Богоустановленный способ размножения людей).

Представим также мнение Е. И. Негановой (ассистента факультета психологии Российского Православного университета святого Иоанна Богослова) о браке и разделении полов, высказанное на Российско-австрийской богословской конференции (2002 г., Вена) и заключающееся в том, что различие полов не имеет своей исключительной целью размножение и главным смыслом брака является любовь: «... Пол человека не только качество его природы, не только принадлежность его смертного земного бытия, но важнейшая характеристика его духовного бытия, которая участвует в формировании богоподобной личности, которая сохраняется и участвует в пакибытии…

Идее андрогина (то есть, создания в одном лице мужской и женской природы с их последующим разделением — П. Д.) нет места в православной антропологии и Адам творится как мужчина, а Ева изводится из него, то есть создается, как женщина.

Человек изначально сотворен Богом как существо определенного пола. Причем в его половой природе есть непреодолимая конкретность: Адам (Исаак, Авраам) сотворен мужчиной, а Ева (Мария, Анна, Елизавета) женщиной. В этом не только определенность пола, но и промысел Божий. Бог творит личность человека, с его индивидуальными качествами, в которые входит и половая определенность. Каждый из нас рожден только как мужчина или только как женщина. Иного нам Бог не дал. Пол нельзя выбрать…

 Свт. Григорий Богослов пишет: “Мужской пол (воспринят Христом — Е. Н.), потому что приносится за Адама, лучше сказать, потому что крепче крепкого, первого падшего во грехе, особенно же потому, что не имеет в себе ничего женского, несвойственного мужу... ”. По вышеприведенному мнению святителя Григория Богослова, Христос воспринял мужской пол потому, что Он является вторым Адамом, Он восстанавливает падшего в совершенстве духовной и материальной природы, а поскольку Адам был мужчиной, то и Христос становится им. В этих словах святителя звучит явный вызов тем, кто считает, что совершенный Адам — это андрогин, поскольку, если бы это было так, то спаситель, восстанавливающий совершенство первого Адама, стал бы тоже таковым…

Следует сказать достаточно определенно, что различие полов не имеет своей целью исключительно размножение. Подтверждением этого факта служат аргументы разного рода, от естественно-научных до библейских…

Нам представляется, что главным (следствием того, что Господь творит человека половым существом — П. Д.) является любовь... Смысл полового различия, познанного Адамом, в том, чтобы он не замкнулся в своем одиноком существовании. Ева есть его утешение, его помощница, созданная для того, чтобы между ними была большая любовь.

Итак, смысл брака — реализовать все заложенное в половом различии, преодолеть негативное, из естественного перерасти в сверхъестественное. Брак открывает возможность преобразить социальную и психофизиологическую функцию в духовно-аскетическую, девственную, приблизить брак к первозданному браку Адама и Евы и через это войти в вечность. В пакибытие…

Пол человека — это не есть нечто преходящее и случайное, что утратится в жизни будущего века, пол метафизичен, он не сводится только к телесной, физиологической организации, а пронизывает более высокие уровни человеческого бытия, дан человеку изначально и отвечает замыслу Божию о человеке, в нем заключен глубокий смысл, и все эти выводы не позволяют говорить о том, что его необходимо преодолеть…

Нормой семейного союза может быть признан только моногамный брак, соединяющий “этого мужчину” и “эту женщину” во образ предвечного союза Христа и Церкви, Бога и твари» (17: 45, 52, 53, 55, 57, 58, 62, 63, 65, 67).

Для сведения приведем учение Католической Церкви по данному вопросу: «В супружеском союзе осуществляется двойная цель брака: благо самих супругов и передача жизни. Нельзя отделять друг от друга эти два значения или две ценности брака, не внося беспорядок в духовную жизнь супружеской пары и не ставя под угрозу благие свойства брака и будущее семьи. Таким образом, супружеская любовь между мужчиной и женщиной подчиняется двойному требованию верности и плодородия» (135: 539).

u Обобщая сказанное, в браке можно выделить три стороны: религиозную, нравственную и физическую и три цели (приведены в порядке их значимости):

любовь и внутреннее духовное восполнение одной личности другою, а также взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни, нравственного совершенствования и спасения;

удовлетворение природного (полового) инстинкта (обуздание плотской страсти, укрощение пылкой природы);

рождение детей и их воспитание.

При этом, удовлетворение природного (полового) инстинкта является одной из целей брака, которая может быть и не связанной с деторождением. Кроме того, эта цель, по мнению свт. Иоанна Златоуста,  имеет большее значение (бóльшую важность) в браке, чем деторождение.

Эта важная мысль неоднократно подчеркивается святителем, например: «Пусть же лучше он (муж — П. Д.) спит с тобою, чем с блудницей. Сожитие с тобою не запрещено, а сожитие с блудницею запрещено. Если с тобою он будет спать, нет никакой вины; если же с блудницею, тогда ты погубила собственное тело… Для того ты (жена) и имеешь мужа, для того ты (муж) и имеешь жену, чтобы соблюдать целомудрие»[8]. Действительно, поскольку «спят с блудницей» не для рождения детей, а для незаконного (греховного) удовлетворения плотской (половой) страсти, то слова Иоанна Златоуста «пусть же лучше он (муж — П. Д.) спит с тобою, чем с блудницей» следует, по видимому, понимать как совет удовлетворять плотскую страсть со своей женой, даже без цели зачатия ребенка, чтобы не впасть в грех прелюбодеяния. При этом святитель говорит, что в данной супружеской близости (целью которой является удовлетворение плотской страсти, а не зачатие) нет никакой вины, а следовательно, и греха, ибо: «сожитие с тобою (женой — П. Д.) не запрещено, а сожитие с блудницею запрещено. Если с тобою он будет спать, нет никакой вины…».

Кроме того, по мысли свт. Иоанна Златоуста «… главнейшая из этих двух целей (целомудрия и деторождение — П. Д.) — целомудрие…» (цит. по 6: 100 со ссылкой на: «Беседа на слова: “блудодеяния ради”… (1 Кор. 7: 2), с. 209, т. III, кн. I»). Таким образом, целомудрие в браке святитель ставит выше деторождения, причем понимает под ним отсутствие прелюбодеяния в мыслях и действиях («для того ты (жена) и имеешь мужа, для того ты (муж) и имеешь жену, чтобы соблюдать целомудрие»). Иначе говоря, супружеская близость, в определенном смысле (в отдельных случаях), может являться целомудренной и без цели зачатия.

            Для пояснения большей важности цели удовлетворения природного инстинкта, чем цели деторождения, отметим, что основной (стратегической) целью земной жизни христианина является спасение, то есть достижение Царства Небесного или вечное блаженство в соединении с Богом. Поэтому все действия человека, весь образ его жизни и должны быть направлены именно на достижение этой цели и основной целью брака должна, соответственно, являться взаимная помощь супругов в спасении. Свт. Иоанн Златоуст, приводя соотношение в деле спасения трех образов жизни, говорит: «Девство увенчивается, брак соразмерно похваляется, блуд осуждается и наказывается»[9]. Поскольку в миру возможность супружеской близости является своеобразным лекарством для избежания как блуда (до брака), так и прелюбодеяния (в браке) — этих ядов для духовного и физического состояния человека[10], преград на пути его спасения и причин погибели, то физическая близость супругов (как  врачевство, истребляющее блуд[11] и служащее для обуздания беспорядочных влечений человеческой природы[12]) является более значимым аспектом в браке, чем деторождение и, в отдельных случаях, может быть с ним и не связано.

 

К содержанию книги:  Супружеские отношения и грань греха

 

Другие книги автора:

 

О первородном грехе и искусственном зарождении

 

О ПРОИСХОЖДЕНИИ  ЧЕЛОВЕКА, ПЕРВОРОДНОМ ГРЕХЕ И ИСКУССТВЕННОМ ЗАРОЖДЕНИИ

 

ОБЩИЕ АСПЕКТЫ ПСИХИКИ ИЛИ ВВЕДЕНИЕ В ПРАВОСЛАВНУЮ ПСИХОЛОГИЮ



[1] Имеются в виду святые отцы и учителя восточной и западной Церкви, живших до свт. Иоанна Златоуста и современных ему — П. Д.

[2] «…В русск. перев. 48 беседа стр.539, т. 4, кн. 2» (6: 89. См. сноску 1).

[3] Цит. по электронной версии со ссылкой на 12: 302. Адрес сайта:

 

http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm.

 

[4] Цит. по электронной версии со ссылкой на 12: 302. Адрес сайта:

 

http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm

[5] Цит. по электронной версии со ссылкой на 14: 205. Адрес сайта:

 

http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm.

[6] См. 33: 72. Раздел «О Браке».

[7] Здесь имеется в виду «взаимное вспоможение…, которое христиане не должны ограничивать одними житейскими нуждами, но должны простирать и на духовные потребности, то есть, должны вспомоществовать друг другу в деле спасения, утверждать друг друга в вере и уповании на Бога, молиться не только друг за друга, но друг с другом, и таким образом составлять, в малом круге своем, домашнюю церковь. В особенности это нужно, когда Бог дарует им детей — нужно, говорю, для того, чтобы дети их одушевлялись христианскими добродетелями своих родителей» (125: 401).

[8] Цит. по электронной версии со ссылкой на 15: 647. Адрес сайта:

http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm.

[9] Цит. по электронной версии со ссылкой на 15: 647. Адрес сайта:

http://optina. org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm.

[10] «Блуд есть яд, умертвляющий душу» (свт. Тихон Задонский) (53: 60 со ссылкой на «Творения свт. Тихона, 6-го изд., т. 4, с. 82).

[11] Цит. по электронной версии со ссылкой на 14: 205. Адрес сайта: http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/b/brak/_ioann_zlatoust.htm

 

[12] Цит. по 6: 100 со ссылкой на: «Беседа на слова: “блудодеяния ради”… (1 Кор. 7: 2), с. 209, т. III, кн. I».

 

Rambler's Top100