Вся электронная библиотека >>>

 Микроэкономика

 

 

 

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

(микроэкономический анализ)


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

Кадровая политика на конверсируемых предприятиях Алтая

 

К числу указанных регионов относится депрессивный Алтайский край, экономика которого представляет симбиоз военно-промышленного, машиностроительного и аграрного комплексов. Суммарная доля предприятий оборонной промышленности и машиностроения в общем объеме производства края по-прежнему велика, а в дореформенный период составляла более 50%, значительно превышая аналогичный показатель в соседних регионах. В результате складывающейся десятилетиями однобокой специализации региона возникли явные диспропорции как в развитии промышленности, так и в структуре регионального народного хозяйства. В переходный (трансформационный) период дореформенные дефекты народного хозяйства края резко обострились. Помимо охвативших страну общеэкономического и политического кризисов, негативные тенденции в народном хозяйстве края усилила начавшаяся в конце 80-х годов конверсия ВПК, выбранная руководством страны в качестве одного из основных рычагов структурной перестройки экономики. Об особой актуальности проблемы "скрытой безработицы" для региона свидетельствуют следующие цифры. В период 1992–1997 гг. объем промышленного производства России сократился на 47,1% (в ВПК страны – на 71,3%). За тот же период в Алтайском крае спад промышленного производства (с ВПК) составил 68,8%.

 

Таблица 11.3

Темпы изменения показателей ВПК г. Бийска за 1986-1998 гг., %

Показатель

Темп изменения в среднем за год

 

1986-1988

1989-1991

1992-1994

1995-1997

1998

Объем продукции в сопоставимых оптовых ценах (с 1993 г. – ИФОПП)

 

+2,4

 

-6,5

 

-32,9

 

+0,5

 

-7,5

Среднесписочная численность промышленно-производственного персонала (ППП)

 

-0,9

 

-4,4

 

-14,9

 

-5,2

 

-7,9

Производительность

труда

+3,0

-0,9

-27,9

+1,7

+0,5

Исследование социально-экономических проблем предприятий ВПК Алтайского края позволило уточнить временные границы ранее выделенных этапов трансформации приоритетов кадровой политики промышленных предприятий, а также совместить их с четырьмя этапами конверсии (таблица 11.2). Было проведено комплексное обследование ведущих конверсируемых предприятий Бийска – второго после Барнаула промышленного и культурного центра Алтайского края, известного в доконверсионный период лишь узкому кругу посвященных как анклав оборонной химии. В соответствии со спецификой приоритетов политики занятости немаловажно отметить, что Бийск – типичный представитель так называемых закрытых и, одновременно, малых городов, в которых несколько крупных предприятий обеспечивали основную занятость населения. Кроме того, структура промышленного сектора экономики Бийска является по существу "микрокопией" краевой структуры промышленности. В подтверждение отметим, что объем производства промышленного сектора (с ВПК) экономики Бийска в период 1992-1997 гг. сократился (относительно 1991г.) на 62,9%, в целом по ВПК города – на 73,2%, что сопоставимо с краевым уровнем.

 


 

 

Таблица 11.4

Динамика изменения показателей ВПК г. Бийска за 1992-1998 гг., %

 

Показатель

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Темп изменения ИФОПП

-24,9

-40,2

-33,7

-2,9

+22,5

-18,1

-7,5

Темп изменения

численности ППП

 

-7,2

 

-13,9

 

-23,7

 

-3,0

 

-3,9

 

-8,8

 

-7,9

Темп изменения

производительности труда

 

-18,3

 

-38,0

 

-27,3

 

-1,0

 

+10,2

 

-14,3

 

+0,5

 

По ведущим конверсируемым предприятиям города за тот же период наблюдается следующая статистика: в ОАО "Полиэкс" объем производства сократился на 88,9% (списочная численность работающих снизилась на 47,3%, промышленно-производственного персонала – на 47,7%, основных производственных рабочих – на 36,0%); в ПО "Сибприбормаш" объем производства снизился на 86,2% (списочная численность промышленно-производственного персонала – на 61,6%, основных производственных рабочих – на 58,6%); на "Олеумном заводе" объем производства сократился на 52,2% (общая численность персонала снизилась на 5,2% – с 3748 чел. до 3554 чел., в том числе рабочих ППП – с 2569 чел. до 2317 чел., то есть на 9,8%).

Обобщенные результаты выполненной работы можно свести к двум моментам:

1. Исследование показало, что в период 1992-1997 гг. на всех без исключения предприятиях ВПК г. Бийска темпы снижения объемов производства значительно превышали темпы сокращения численности работающих.

2. Подтвердилось наличие временного лага между падением объемов производства и сокращением персонала (таблицы 11.3, 11.4).

Данные, характеризующие работу анализируемых предприятий города в дореформенный период, а также протекание первого этапа конверсии представлены в табличных формах 11.5-11.9. Так, в доконверсионный период (1986-1988 гг.) при росте объемов производства наблюдалось незначительное сокращение персонала, что, по-видимому, было связано с увольнением явно ненужной рабочей силы (избавление от "балласта"). Отмеченное обеспечивало трехпроцентный среднегодовой прирост производительности труда (таблица 11.3). В данный период заработная плата рабочего-оборонщика была в 1,5 раза выше среднего по городу уровня (таблица 11.9).

 

Таблица 11.5

Темпы изменения объемов производства в сопоставимых ценах
1993 г. – индекс физического объема промышленного производства)

Предприятия

1987

1988

1989

1990

1991

1991/

1986

ОАО "Полиэкс"

104,6

109,8

83,1

101,5

101,8

98,6

ПО "Сибприбормаш"

100,4

81,5

69,4

109,8

97,6

60,8

"Олеумный завод"

108,0

103,4

100,8

103,3

74,3

86,4

В целом по народному

хозяйству Бийска

 

104,0

 

103,4

 

92,0

 

103,7

 

94,7

 

97,1

В промышленности

Бийска (без ВПК)

 

104,0

 

103,6

 

103,5

 

101,0

 

102,0

 

114,9

 

В период "разведки" (1989 –1991 гг.) темпы падения объемов производства несколько превышали темпы сокращения занятых, следствием чего явилось незначительное снижение производительности труда (таблица 11.3). К концу первого этапа конверсии заработная плата персонала ВПК Бийска сравнялась со средней по городу величиной.

В период "обвальной конверсии" (1992 – 1994 гг.) среднегодовые темпы снижения объема производства в два с лишним раза превышали темпы сокращения численности промышленно-производственного персонала (таблица 11.3). Отмеченное привело к резкому снижению производительности труда (в среднем на 27,9% в год). Необходимость содержания значительного количества "лишних" людей в ожидании госзаказа обусловило низкий (на 30% меньше городского) уровень средней заработной платы.

Специфика "численной" адаптации в России состоит в том, что преобладающей формой увольнений является увольнение не в связи с сокращением штатов, а по собственному желанию. Даже в том случае, когда кадровая политика была ориентирована на "сохранение трудового коллектива" (1992-1994 гг.) путем перевода работников на условия сокращенного рабочего времени, сложившийся уровень заработной платы был настолько низок, что не мог устраивать значительную часть работников. Как видно из таблицы 11.10, коэффициент оборота по приему в анализируемом периоде снизился на 4,6 п.п., по выбытию, напротив, возрос на 11,5 п.п. Коэффициент текучести увеличился на 17,8 п.п., доля текучести в выбытии достигла максимальной за весь анализируемый период величины.

 

Таблица 11.6

Численность работающих (чел.)

Предприятия

1986

1987

1988

1989

1990

1991

ОАО "Полиэкс":

- работающие, в т.ч.

- рабочие

 

11343

9560

 

11104

9300

 

10986

8203

 

10636

8903

 

10583

8789

 

10544

8134

ПО "Сибприбормаш":

- работающие, в т.ч.

- рабочие

 

14499

10808

 

14663

11318

 

13607

10334

 

11879

8656

 

11596

8486

 

11079

7768

"Олеумный завод":

- работающие, в т.ч.

- рабочие

 

4284

2837

 

4199

2899

 

4218

2928

 

4151

2906

 

3958

2765

 

3748

2569

 

Отмеченное отчетливо свидетельствует о том, что "численная" адаптация проводилась наиболее легким путем – посредством осознанного вытеснения из производства рабочей силы, неудовлетворенной сложившимся уровнем заработной платы. Анализ причин текучести кадров подтвердил, что в анализируемый период основной причиной, побуждавшей работников к увольнению по собственному желанию, была крайне низкая величина зарплаты. Справедливости ради отметим, что были выявлены и другие причины, побуждавшие работников увольняться по собственному желанию: ощущение неопределенности своего положения на предприятии в условиях длительного спада, а также – неудовлетворенность содержанием труда.

 

Таблица 11.7

Темп роста производительности труда (%)

Предприятия

1987

1988

1989

1990

1991

91/86

ОАО "Полиэкс"

107,0

111,0

85,8

102,9

109,9

115,2

ПО "Сибприбормаш"

99,7

88,4

79,9

116,0

106,4

86,9

"Олеумный завод"

110,0

103,3

101,3

111,1

78,7

100,6

 

Это подтверждают дифференцированные данные о профессиональной структуре оборота рабочей силы (таблица 11.11). По мере продвижения от группы руководителей к группе неквалифицированных рабочих возрастает как интенсивность оборота рабочей силы в соответствующей группе, так и чистый ее отток. Обследование данных предприятий ВПК подтвердило, что в период 1992–1994 гг. "численная" адаптация производилась преимущественно за счет вытеснения неквалифицированной рабочей силы. Как видно из таблицы 11.11, предприятия принимали на работу, главным образом, либо высококвалифицированных рабочих нужного профессионально-квалификационного профиля, либо низкоквалифицированных рабочих на малооплачиваемые рабочие места.

В период "крушения иллюзий" (1995-1997 гг.) конверсируемые предприятия приступили "к решительным действиям", взяв курс на диверсификацию производства. Приоритетными направлениями кадровой политики на данном этапе становятся, с одной стороны, сохранение высококвалифицированного персонала "ядра" (за счет таких форм функциональной гибкости, как профессиональная мобильность и совмещение профессий), с другой, применение в отношении персонала периферии стратегии "численной" адаптации или такой формы функциональной адаптации, как работа в режиме сокращенного рабочего дня. Как уже отмечалось, третий этап конверсии совпадает с этапом неустойчивого преобладания экономической составляющей над социальной. Если проанализировать средние за период темпы изменения показателей (таблица 11.3), то наблюдается следующее: при незначительном темпе роста объема производства и многократно превышающем его темпе сокращения персонала среднегодовой прирост производительности труда составляет 1,7%. Однако, если проанализировать не усредненные, а фактические данные (таблица 11.4), картина будет не столь однозначной. Для данного этапа характерно повышение средней заработной платы до "городского" уровня и значительная ее дифференциация в пределах предприятия (соотношение максимальной и минимальной достигало 20:1).

 

Таблица 11.8

Уровень рентабельности продукции (%)

Предприятия

1986

1987

1988

1989

1990

1991

ОАО "Полиэкс"

+12,4

+13,5

+15,3

+11,2

+8,1

+22,5

ПО "Сибприбормаш"

+23,8

+22,2

+4,9

-14,4

-12,4

+23,0

"Олеумный завод"

+3,6

+4,0

+4,5

+4,4

-1,5

+14,3

 

В период 1995-1997 гг. предприятия в большей степени придерживались функциональной адаптации (в форме нестандартных режимов работы). Так, по кругу анализируемых предприятий, длительность отпусков по инициативе администрации (одного среднесписочного работника) увеличилась в 3 раза: с 3,8 дня в 1994 г. до 11,2 дня – в 1997 г.

Известно, что 1997 г. стал "переломным" в кадровой политике большинства промышленных предприятий России. Как следует из таблицы 11.3, в 1998 г. впервые за весь анализируемый период темпы сокращения персонала ВПК Бийска превысили темпы падения объемов производства, обусловив полупроцентный прирост производительности труда. В данном контексте уместно отметить, что общероссийский анализ динамики производительности труда в период с 1994 по 1997 гг. обнаружил спад во всех отраслях экономики (от 6 до 24%), исключая промышленность. Рост производительности труда в промышленности (на 13%) был обусловлен, по мнению специалистов[1], факторами, лежащими на поверхности", – прежде всего, сокращением потенциала скрытой безработицы в промышленности с 5,5 млн. человек в 1994 г. до 4,9 млн. человек – в 1997 г. Тем не менее отмеченное свидетельствует о том, что промышленность, как наиболее передовая и динамичная отрасль экономики, смогла быстрее других приспособиться к рыночным условиям хозяйствования, в том числе и к переходу на новую модель занятости предприятий ВПК.

 

Таблица 11.9

Среднемесячная заработная плата (руб.)

Предприятия

1986

1987

1988

1989

1990

1991

ОАО "Полиэкс":

- работающего, в т.ч.

- рабочего

 

288,0

240,0

 

295,0

251,0

 

309.0

258,0

 

313,0

283,0

 

368,0

335,0

 

699,0

644,0

ПО "Сибприбормаш":

- работающего, в т.ч.

- рабочего

 

241,9

248,8

 

240,8

244,0

 

241,2

251,5

 

283,5

292,2

 

327,8

330,0

 

519,5

531,7

"Олеумный завод":

- работающего, в т.ч.

- рабочего

 

267,0

275,0

 

267,0

275,0

 

300,0

292,0

 

300,0

292,0

 

367,0

358,3

 

591,7

591,7

В ВПК г. Бийска

274,5

276,2

279,0

290,0

347,3

600,0

В среднем по городу

182,5

183,0

187,1

223,5

304,0

604,0

Соотношение уровня заработной платы в ВПК г. Бийска и средней по городу, раз

 

1,50

 

1,51

 

1,49

 

1,30

 

1,14

 

0,99

 

Произошедшую в 1997 г. смену приоритетов кадровой политики промышленных предприятий косвенно подтверждает обобщенная статистическая информация по Алтайскому краю. Так, в период 1993-1998 гг. объем промышленного производства сократился в крае по отношению к уровню 1992 г. в 2,88 раза (при снижении занятых за тот же период только в 1,3 раза). Поскольку основным фактором наращивания "скрытой" безработицы является "обвальное" падение объемов производства, данные, представленные в таблице 11.12, являются убедительным доказательством особой актуальности проблемы для регионов с высокой концентрацией предприятий ВПК.

Таблица 11.10

Движение рабочей силы в ВПК г. Бийска
(в % от среднесписочной численности)

 

Год

(период)

Прием

Выбытие

Оборот

Изменение

Текучесть

Доля текучести в выбытии

1988-1991 гг.

25,8

30,0

58,8

- 4,2

10,7

35,7

1992 г.

26,1

33,5

59,6

-7,4

16,4

49,0

1993 г.

24,3

38,4

62,7

-14,1

33,6

87,5

1994 г.

21,5

45,0

66,5

-23,5

34,2

76,0

1995 г.

22,3

25,3

47,6

-3,0

19,2

75,9

1996 г.

24,4

28,3

52,7

-3,9

18,7

66,1

1997 г.

24,6

33,3

57,9

-8,7

16,1

48,3

1998 г.

24,2

32,1

56,3

-7,9

12,6

39,3

 

 

Таблица 11.11

Оборот рабочей силы в ВПК г. Бийска в 1992-1994 гг.
(в % от среднесписочной численности в соответствующей группе)

 

Категория

Принято

Уволено

Оборот

Изменение

Руководители

6,5

11,5

18,0

-5,0

ИТР

15,8

23,3

39,1

-7,5

Рабочие, в том числе:

27,0

44,1

71,1

-17,1

- квалифицированные

25,2

39,9

65,1

-14,7

- неквалифицированные

29,7

50,4

80,1

-20,7

 

Известно, что показатели оборота рабочей силы существенно разнятся по отраслям, отражая перераспределение трудовых ресурсов из отраслей, где происходит спад производства, в растущие. Анализ данных (таблица 11.13) показывает, что в период 1996–1998 гг. в промышленности наблюдался второй по интенсивности (после строительства) "чистый" отток рабочей силы, равный в среднем 8,1%. Динамика изменения данного показателя свидетельствует о наметившейся с 1997 года тенденции его роста: в 1997 г. – 6,5%, в 1998 г. – 8,6%, девять месяцев 1999 г. – 9,3%).

 

Уместно подчеркнуть, что в промышленном секторе экономики с 1996 г. наметилась тенденция к росту числа уволенных по причине сокращения штатов (таблица 11.14), косвенно указывающая на смену приоритетов кадровой политики. Отметим, что выбытие работников с крупных и средних предприятий края компенсировалось приемом новых кадров в 1996 г. на 81,7%, в 1997 г. – на 79,3, в 1998 г. – на 78,1% (в целом, за 1996-1998 гг. – на 79,8%). В промышленном секторе экономики принятые за последние три года работники лишь на 70,6% восполнили общее количество уволенных.

 

Таблица 11.12

Статистические данные по Алтайскому краю

Показатели

1993

1994

1995

1996

1997

1998

ИФОПП по полному

Кругу предприятий:

- в % к предыд. году,

- в % к 1992 году

 

 

74,8

74,8

 

 

66,5

49,7

 

 

98,2

48,8

 

 

83,9

40,9

 

 

92,5

37,8

 

 

91,5

34,7

Численность занятых в экономике, тыс. чел.

 

 

1145,9

 

 

1066,9

 

 

1023,9

 

 

995,8

 

 

032,7

 

 

994,0

Темпы изменения численности занятых в экономике:

- в % к предыд. году,

- в % к 1992 году

 

 

 

88,5

88,5

 

 

 

93,1

82,4

 

 

 

96,0

79,1

 

 

 

97,3

77,0

 

 

 

93,7

72,1

 

 

 

106,6

76,9

 

Трансформацию приоритетов кадровой политики, помимо прочего, подтвердили обобщенные результаты анкетного опроса руководителей крупных и средних промышленных предприятий Бийска. Так, если в марте-апреле 1997 г. центральное место среди социально-экономических проблем конверсируемых предприятий Бийска (тогда опрашивались только руководители и главные специалисты ВПК) занимала проблема сохранения уникального кадрового потенциала (в первую очередь, "ядра")[2], то год спустя – проблема повышения эффективности труда, как говорится, со всеми вытекающими отсюда последствиями:

- оптимизацией численности персонала, что в условиях крупномасштабной "скрытой" безработицы означает сокращение персонала, избавление от "излишков" рабочей силы;

- повышением гибкости рабочей силы в использовании (профессиональная мобильность, освоение смежных и/или дополнительных профессий), что приобретает особую значимость в условиях диверсификации производства;

- созданием условий для приближения оплаты к необходимым затратам на воспроизводство рабочей силы на основе распределительных механизмов, обеспечивающих стимулирование работников к повышению эффективности труда (как известно, низкооплачиваемый труд в принципе не может быть эффективным).

Очевидно, в сложившейся ситуации особую актуальность приобретает поиск критериев для объективной сравнительной оценки персонала. На наш взгляд, такими критериями должны быть индивидуальный уровень конкурентоспособности персонала и внутрифирменный уровень значимости, определяемый по результатам ранжирования профессий. Отметим, что разработанная для условий "функциональной гибкости фирмы" методика оценки персонала получила поддержку МОНФ, а результаты ее апробации на базе ведущих конверсируемых предприятий Бийска нашли отражение в ряде работ[3].

 

 

Таблица 11.13

Движение рабочей силы в отраслях экономики Алтайского края
в 1996-1998 гг. по крупным и средним предприятиям, в среднем за год
(в % от среднесписочной численности)

 

Отрасль экономики

Принято

Уволено

Оборот

Изменение

Всего

19,6

24,6

44,6

-5,0

Промышленность

19,7

27,8

47,5

-8,1

Сельское хозяйство

14,9

21,4

36,3

-6,5

Транспорт

18,2

25,7

43,9

-7,5

Связь

36,5

37,9

74,4

-1,4

Строительство

45,9

58,5

104,4

-12,6

ЖСК, непроизводственные виды бытового обслуживания

 

35,5

 

34,7

 

70,2

 

+0,8

Образование

13,8

14,0

27,8

-0,2

Наука и научное обслуживание

19,0

26,7

45,7

-7,7

Финансы, кредитование, страхование

18,4

21,1

39,5

-2,7

Органы управления

10,3

9,6

19,9

+0,7

 

 

Таблица 11.14

Выбытие работников крупных и средних предприятий
Алтайского края (в % от среднесписочной численности)

 

 

Отрасль экономики

Выбытие работников

по собственному желанию

в связи с сокращением персонала

1996

1997

1998

1996

1997

1998

Всего, в том числе:

17,1

17,2

17,4

1,9

2,2

2,3

Промышленность

17,5

17,2

17,4

3,2

3,4

3,9

Сельское хозяйство

14,0

15,6

17,9

0,6

0,9

1,4

Транспорт

17,2

14,2

13,5

1,5

5,9

3,4

Связь

14,9

13,5

14,2

1,7

1,8

1,6

Строительство

42,8

35,9

30,3

4,6

2,5

2,6

Таким образом, неотъемлемой и в конечном счете важнейшей составной частью процесса восстановления и подъема российской экономики является достижение оптимально высокой, структурно рациональной, экономически эффективной и социально обоснованной занятости. Многое для его реализации можно сделать на уровне предприятий. Резюмируя изложенное, отметим, что современный этап кадровой политики промышленных предприятий сопряжен со сменой приоритетов: социальных на экономические. Противникам этого следует напомнить, что именно от степени реализации экономических критериев, нацеленных на повышение эффективности производства зависит в дальнейшем возможность отступления от них ради достижения социальных целей. Следует подчеркнуть, что эту, казалось бы, тривиальную истину, раньше других осознали в регионах и городах с высокой концентрацией предприятий ВПК. Инициатива "снизу", идущая вразрез с концептуальными положениями "Федеральной Целевой программы содействия занятости населения Российской Федерации на 1998-2000 годы", предусмотренными для регионов с преобладанием моноотраслевой структуры производства и малых городов, является убедительным доказательством того, что в ближайшей перспективе основной площадкой для апробации "сценария" новой модели занятости станет микроуровень, представленный в первую очередь предприятиями, на которых излишки рабочей силы достигли критических отметок.

 

 

 

К содержанию:  ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ микроэкономический анализ 

 

Смотрите также:

 

Институты государственного регулирования переходной экономики....

В переходной экономике происходит трансформация институтов государственного … Директивное планирование трансформируется в социально-экономическое прогнозирование.

 

...магистральное направление экономической трансформации в странах...

Преобразование отношений собственности — магистральное направление экономической трансформации в странах с переходной экономикой.

 

Российская экономика и реформы

Первый - эволюционный путь постепенного создания рыночных институтов. … Если раньше трансформации экономических и политических систем под воздействием разнообразных...

 

...означает коренное преобразование всей системы экономических...

Экономика предприятия Экономика предприятия (Сергеев) Экономика для юристов. … Всероссийский заочный финансово-экономический институт.

 

Институциональные преобразования. Под институциональными...

«Экономика предприятия». учебник. под редакцией доктора экономических наук,. профессора Н. А … Всероссийский заочный финансово-экономический институт.

 

Преобразование отношений собственности. Банковская система в странах...

Успешная финансовая стабилизация наряду с формированием рыночных институтов создает возможности для перехода к экономическому росту.

 

Теория институтов и институциональных изменений. Крупные...

В конце 1980-х – начале 1990-х годов … Ключом к экономическому росту является эффективная организация экономики.

 

Хозяйственная экономическая деятельность — трансформация...

Хозяйственная (экономическая) деятельность — трансформация и приспособление экономических ресурсов в целях удовлетворения экономических потребностей.

 

Специфика российских реформ. Для рыночных реформ в России...

Дальше всего зашло формирование рыночных институтов в финансовом секторе, а в реальном … Всероссийский заочный финансово-экономический институт.

 

Основные черты экономики переходного периода. Страны с переходной...

Появилось немало новых рыночных институтов, таких как биржи, кредитные инструменты … социально-экономическими издержками трансформации и слишком медленным...

 

Последние добавления:

 

История экономики

Общая теория занятости процента и денег

 

Финансовый словарь Лесной кодекс Экологическое право  Воздушный кодекс РФ

 

Закон об охране окружающей среды   Комментарий к закону Об охране среды  ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ



[1] Среди работ по неоинституционализму следует назвать в первую очередь работы: Капелюшников Р. И. Экономическая теория прав собственности (методология, основные понятия, круг проблем). М., 1990; Введение в институциональный анализ. Учебное пособие по курсам "Общая экономическая теория" и "Институциональная экономика" / Под ред. В. Л. Тамбовцева. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 1996; Тамбовцев В. Л. Государство и переходная экономика: пределы управляемости. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС,1997; Шаститко А. Е. Новая теория фирмы. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 1996; Шаститко А. Е. Экономическая теория институтов. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 1997; Шаститко А. Е. Внешние эффекты и трансакционные издержки. М. : Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 1997; Шаститко А.Е. Неоинституциональная экономическая теория. М.: ТЕИС, 1998; Кузьминов Я. И. Учебно-методическое пособие к курсу лекций по институциональной экономике. М.: ГУ ВШЭ, 1999.

[2] Отметим, что уже предпринята попытка создать ряд специальных реферативных изданий, посвященных освещению неоинституциональных экономико-правовых исследований: Экономика и право = Economics and Law. Реферат. сб. Вып. 1. Экономический анализ преступной и правоохранительной деятельности. М.: ЮИ МВД РФ, 1998; Экономика и право = Economics and Law. Реферат. сб. Вып. 2. Экономический анализ наркомании и наркобизнеса. М.: ЮИ МВД РФ, 1999; Экономическая теория преступлений и наказаний. Вып. 1. М.: РГГУ, 1999.

[3] См.: Российская повседневность и политическая культура: возможности, проблемы и пределы трансформации. Под ред. Патрушева С.В. М.: ИСП РАН, 1996; Олейник А.Н. Средства массовой информации и демократия (экономические предпосылки независимости электронных СМИ) // Полития. Вестник фонда "Российский общественно-политический центр" №2 (4), Москва, лето 1997. Фактор трансакционных издержек в теории и практике российских реформ: по материалам одноименного Круглого стола /Под ред. В. Л. Тамбовцева. М.: Экономический факультет, ТЕИС, 1998, Радаев В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика, М.: Центр политических технологий, 1998, Авдашева С., Колбасова А., Кузьминов Я., Малахов С., Рогачев И., Яковлев А. Исследование трансакционных издержек и барьеров входа на рынки в российской экономике. Оценка возможностей интернализации трансакционных издержек и их вывода из сферы теневой экономики. М., 1998; Крюков В.А. Институциональная структура нефтегазового сектора. Проблемы и направления трансформации. Новосибирск, 1998; Правовое обеспечение экономических реформ. Предприятие. М.: ГУ ВШЭ, 1999 и др.

[4] Eggertsson T. Economic Behavior and Institutions. Cambridge, cambridge University Press, 1990; The Elgar Companion to Institutional and Evolutionary Economics. Vol. 1-2. Edward Elgar, 1994.

[5] См.: Вопросы экономики, 1999, №№ 1-12.

[6] "Политика, — пишет, например, Дж. Бьюкенен, — есть сложная система обмена между индивидами, в которой последние коллективно стремятся к достижению своих частных целей, так как не могут реализовать их путем обычного рыночного обмена. Здесь нет других интересов, кроме индивидуальных. На рынке люди меняют яблоки на апельсины, а в политике — соглашаются платить налоги в обмен на необходимые всем и каждому блага: от местной пожарной охраны до суда" (Бьюкенен Дж. Сочинения. Серия: "Нобелевские лауреаты по экономике", т. 1. М.: Таурус Альфа, 1997. С. 23).

[7] Хотя термин "новая институциональная экономика" был введен О. Уильямсоном еще в 1975 г. в работе "Рынки и иерархии" (Williamson О. Markets and Hierarchies: Analysis and Antitrust Implications. N.Y. 1975. Р. 1-19), его самого по основным параметрам его исследований, скорее, следует отнести к неоинституционалистам.

[8] См.: Ходжсон Дж. Жизнеспособность институциональной экономики. В кн.: Эволюционная экономика на пороге XXI века. Доклады и выступления участников международного симпозиума. М.: Япония сегодня, 1997. С. 29-74.

[9] См., например: Иноземцев В. За пределами экономического общества. М.: Academia — Наука, 1998.

[10] Это хорошо видно из статей А. Олейника, Л. Тевено, Р. Кумахова, О. Фавро, Ф. Эмар-Дюверне, знакомящих российского читателя с различными направлениями современного французского институционализма. См.: Вопросы экономики. 1997. №10. С.58-116.

[11] Норт Д. Институты, институциональные изменения функционирования экономики. М., 1997. С. 17.

[12] Vanberg V. Rules and Choice in Economics. L., 1994. Р. 110.

[13] Норт Д. Институты, институциональные изменения функционирования экономики. М., 1997. С. 107.

[14] Подробнее об институциональных ловушках см.: Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. М.: Российская экономическая школа, 1998.



[1] Семенов А., Кузнецов С. Факторы производительности труда // Экономист. 1998. № 4. С. 46–55; Миляева Л.Г. Работник и конверсия // ЭКО. 1997. № 9. С. 65–77.

[2] Миляева Л.Г. Работник и конверсия // ЭКО. – 1997. — № 9. — С. 65–77.

[3] Миляева Л., Ефанов А. Опыт оценки персонала конверсируемого предприятия // Кадры. 1999. № 3. С.11–17; Миляева Л., Койнаш Г. Опыт выработки эффективной политики заработной платы // Кадры. 1999. № 6. С.12–15.