Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

  


маркаМир вокруг тебя

 

Николай Тужилин


 

Глава 11. Музей на столе

 

НЕТ, ЭТО НЕ ПРОСТО ЗАБАВА

 

Первыми собирателями марок были парижские ребятишки и нумизматы. В 1860 году французские газеты со снисходительностью взрослых писали об увлечении малышей марками. Их коллекции, по мнению газет, «носили характер детских игрушек».

Что ж, это была справедливая оценка. У детей собирание марок не шло дальше пустого развлечения. Зато у взрослых оно превратилось в настоящую страсть.

Увлечение марками быстро охватило всю Францию, откуда перекинулось в Бельгию, в Англию, в Германию, в Италию, в Испанию и даже в практичную Америку.

Коллекционеры стали исчисляться сотнями. Это были в основном очень состоятельные люди,   ведущие   праздный, паразитический образ жизни. Располагая деньгами и свободным временем, они как бы соревновались в собирании марок, заполняя этим модным занятием свой досуг.

Но, разумеется, помимо богатых бездельников-коллекционеров, были и настоящие энтузиасты этого дела, которых марки привлекали не из-за моды, а как своеобразные документы эпохи, запечатлевшие ступеньки человеческой цивилизации.

Одним из таких филателистов был французский доктор Легран. Он немало времени посвятил исследованию формата различных почтовых конвертов, кропотливому изучению кружевных рисунков, украшающих края марок. Для измерения зубцов он даже придумал особую меру (филателистическую линейку), которая по сей день имеется у каждого любителя марок и называется одонтометр (зубцемер). Легран был одним из основателей французского общества филателистов.

Первый каталог почтовых марок составил парижский филателист Потике. Этот каталог ценится и теперь. Самой яркой фигурой среди французских коллекционеров на рубеже XX века был Филипп де Феррари. Его коллекция была наиболее полной и обширной. Она занимала сто томов и оценивалась в два с лишним миллиона франков.

В Англии в конце минувшего столетия обширной коллекцией обладал богатый мануфактурный промышленник и член английского парламента Таплингтон умер в молодом возрасте, 35 лет от роду, и свою коллекцию завещал Британскому музею в Лондоне. Музей отвел специальный нал для этого богатейшего собрания марок.

Большое культурно-воспитательное значение придавали филателии выдающиеся люди того времени—Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Чарльз Дарвин, Альберт Эйнштейн и другие.

Упоминания о марках несколько раз встречаются в переписке Маркса и Энгельса.

Дочь Маркса Элеонора собирала марки при постоянном поощрении отца. Энгельс часто привозил и присылал ей новые марки.

Вот, например, отрывок из его письма от 21 апреля 1863 года.

«...Посему заканчиваю письмо и вкладываю еще несколько строк для Туссиньки. ...Многие марки в двух экземплярах. Дублеты идут здесь на обмен. Итальянскими, швейцарскими, норвежскими и некоторыми немецкими марками могу  снабдить в большом количестве».

Через месяц в своем очередном письме Энгельс пишет: «Прилагаю снова несколько марок. По этой части в конторе сейчас происходит большое воровство» .

Если уж в письмах писалось о марках, то, надо полагать, сколько говорилось о них при встречах!

Сохранилось несколько примечательных свидетельств влияния коллекционирования на призвание людей. Чарльз Дарвин в своей автобиографии пишет, что страсть к коллекционированию сыграла значительную роль в его научной деятельности. Капитан Бинже, французский путешественник по Африке, в одном из экземпляров своей книги «От Нигера до залива Бенин» написал:

«Примите это в воспоминание о собирателе марок, которому они с ранних лет внушили охоту к путешествиям».

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>