::

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


монархи мира Все монархи мира. Западная Европа


Константин Владиславович Рыжов

 

ФЕРДИНАНД VII

 

     Король Испании из  рода  Бурбонов, правивший в 1808, 1814--1833 гг. Сын

Карла  IV  и  Луизы  Пармской.  Ж.:  I)  с  1802  г.  Антония,  дочь  короля

Неаполитанского  Фердинанда I  (род. 1784 г.  Умер  1806  г.); 2)  с 1816 г.

Изабелла, дочь  короля Португалии Жуана VI (род. 1797 г. Умер 1818 г.); 3) с

1819 г. Мария Жозефина, дочь  принца Максимилиана Саксонскою  (род. 1803  г.

Умер 1829 г.);  4)  с  1829 г.  Мария Христиана,  дочь короля  Обеих Сицилии

Франциска I (род. 1806 г. Умер  1878 г.). Род. 14 окт. 1784 г. Умер 29 сент.

1833 г.

     Будучи  наследником   престола,  принцем  Астурийским,   Фердинанд  жил

одиноко,  вдали  от  дел,  подчиняясь строгому  и  однообразному  дворцовому

этикету;  отец  недолюбливал его,  мать  относилась  к  нему  подозрительно.

Испанией правил  тогда могущественный фаворит королевы Мануэль Годой, герцог

Алькудиа.   Из  ненависти  к  этому  всесильному  временщику  испанцы  стали

обнаруживать свою горячую  привязанность к принцу, хотя он ничем не заслужил

их преданности. Впрочем, он ненавидел Годоя не  меньше других и осенью  1807

г.  готовил заговор с целью его свержения. Герцог,  узнав  об этом, захватил

все бумаги принца и представил замыслы Фердинанда как заговор против короля.

29  октября  Карл  приказал арестовать  сына  и  начать  над ним  следствие.

Фердинанду удалось получить свободу только  после раболепных  и унизительных

просьб, обращенных к Го-дою, но все друзья его были арестованы и сосланы.

     В  марте  1808 г., когда  французы  внезапно вторглись в Испанию,  двор

переехал в  Аранхуэц и готовился бежать в  Америку.  Эти планы  не  остались

тайной для  жителей  столицы и  вызвали  у них сильное  негодование.  Агенты

Фердинанда еще более раздували возмущение. В ночь с 17 на 18 марта вспыхнуло

всеобщее  восстание, первой жертвой которого сделался Годой. Дворец его  был

разграблен.  Испуганный  Карл  19  марта  отрекся   от   престола  в  пользу

Фердинанда. Известие  об этом вызвало в  Мадриде безумную радость,  так  что

даже занятие его  французами прошло  почти незамеченным. 24 марта  Фердинанд

въехал в столицу при  иступленных криках  народа. Женщины усыпали  перед ним

цветами дорогу.  Мужчины  расстилали  свои плащи  под  копыта  его  коня. Но

радость  мадридцев была  непродолжительна.  Узнав о  раздорах в  королевском

семействе,  Наполеон  решил воспользоваться ими в  своих интересах.  Уже  25

марта командовавший французской армией маршал Мю-рат предложил Карлу заявить

протест против  своего  низложения и обратиться за  поддержкой к императору.

Услышав об  отъезде  отца  во  Францию,  Фердинанд  сам  поспешил  навстречу

Наполеону. В апреле император принял  его в Байонне  и потребовал,  чтобы он

отрекся  от престола. Взамен испанской Наполеон  предложил ему  эрутрийс-кую

корону. Фердинанд  медлил  с ответом. Между тем  5  мая  пришло  известие  о

восстании в  Мадриде против французских войск. Наполеон обвинил Фердинанда в

кровопролитии,  осыпал  его гневными угрозами и  пригрозил смертью, если  он

немедленно не откажется от престола. 10 мая король подписал свое отречение и

уехал в Ва-лансэ, замок князя Талейрана, которому было поручено наблюдать за

ним. Наполеон объявил  испанским  королем  своего  брата,  но тому  пришлось

утверждать власть силой.

     В  отсутствие  Фердинанда  в  Испании  началась  упорная  война  против

французов. Кортесы, собравшиеся в Кадисе, приняли в  1812 г. демократическую

конституцию.   Хотя   она   и   объявляла   личность   короля  священной   и

неприкосновенной,  тем  не  менее  все  же  ограничивала  его  власть.  Так,

например, король  не  мог распускать кортесов, а кортесы могли  совещаться и

без его разрешения. После  своих поражений в России и  в Германии Наполеон в

декабре 1813 г. вернул Фердинанду испанскую корону. В марте следующего  года

король возвратился  в Испанию. По всей  дороге от  Валенсии  до Мадрида  его

встречали с  необузданным  восторгом.  Сначала Фердинанд клятвенно  утвердил

конституцию. Но, убедившись в  прочности своего положения, он в мае  объявил

своим  указом  недействительными  все законы, принятые кортесами в последние

три года. Затем  он отменил конституцию и распустил кортесы, избранные на ее

основе. Новые  кортесы  были  созваны по прежнему сословному принципу.  Этот

переворот был совершен без малейшего сопротивления.

     Пишут, что Фердинанд в дурных своих наклонностях превосходил даже самых

испорченных из своих предшественников на испанском  троне. Он был вероломен,

коварен,  жесток,  но  при этом  труслив  и  недоверчив.  По  словам  одного

историка, у него не было "ни чувства,  ни сострадания, ни чести,  ни стыда".

Однако,  несмотря на  это,  Фердинанд  обнаруживал черты, которые  нравились

простым испанцам. Подобно легендарному  Харуну аль-Рашиду король любил ночью

переодетым  разгуливать  по  улицам  Мадрида, охотно давал  аудиенцию любому

желающему и  щедро раздавал милостыню. Для большинства испанцев он оставался

символом порядка и оплотом традиций. Лишь много позже пришло понимание того,

что  годы  правления  этого  короля были  временем  упущенных возможностей и

махровой реакции.  Государственными  делами  при  Фердинанде  занимались  не

официальные министерства, а придворная камарилья, состоявшая из двоедушных и

корыстолюбивых личностей.  Восстановленная инквизиция быстро набрала силу, и

в  самое короткое  время  к ее суду были привлечены более 50 тысяч  человек.

Рядом  с  духовной тиранией  свирепствовала светская.  Все  определенные  на

службу при  короле  Иосифе или во время регентства, учрежденного  кортесами,

потеряли места, множество людей подверглось  преследованиям по  политическим

мотивам.  При  полном торжестве  реакции только в армии не до  конца  угасло

чувство  чести.  Несколько  раз  офицеры  пробовали подымать мятежи в защиту

конституции,  но неизменно терпели поражения. Но, после  того  как в 1816 г.

началась непопулярная  и  очень  тяжелая  война с  восставшими американскими

колониями,  солдаты,  не  желавшие  отправляться  за  океан,  стали  охотнее

прислушиваться к пропаганде своих командиров.

     В  начале  1820  г.  нескольким  офицерам  удалось взбунтовать  большой

корпус,  собранный в  Кадисе  для  отправки  в  Америку.  В  короткое  время

возмущение  дошло  до  столицы.  В  марте  король  должен  был  восстановить

конституцию  1812 г., объявить амнистию и снять ограничения с печати. В июле

открылось заседание кортесов,  избранных  по новому  закону. Они объявили об

отмене инквизиции, изгнании иезуитов  и  закрытии нерентабельных монастырей.

Король,  запертый в  своем  дворце,  поневоле должен был  утверждать все эти

постановления  и  вообще  делать  вид,  что  он  сочувствует революции.  Его

собственная гвардия  была разогнана. Революционные  войска, занявшие дворец,

бдительно наблюдали  за Фердинандом  как за  пленником. Из  этого  заточения

короля спас только французский экспедиционный корпус, направленный в Испанию

по  решению государей "Священного  Союза*.  Но  прежде  Фердинанду  пришлось

испытать  много тревог  и опасностей. В феврале 1823 г.  короля перевезли  в

Севилью,  а  потом,  вслед за  отступающей революционной армией,  в Кадис. В

августе  французы   начали  осаду   города.   В  следующем  месяце   кортесы

самораспустились, и  Фердинанд, наконец, получил свободу. Последнее,  что от

него потребовали, -- это объявление амнистии участникам революции. Фердинанд

охотно обещал ее, но, едва оказавшись во французском лагере, сбросил маску и

дал   волю   своей  мстительности.  10   сентября  был  обнародован  декрет,

уничтожавший и отменявший все, что было подписан или сделано Фердинандом с Ш

марта  1820  г. В ноябре, когда королевская семья вернулась  в Мадрид, толпы

народа  приветствовали  ее   восторженными  криками.  Несколько  энтузиастов

выпрягли из кареты лошадей и сами довезли ее до дворца. Вскоре все участники

революции подверглись  жестоким  гонениям.  Несколько десятков тысяч человек

были брошены  в тюрьмы. Этим  несчастным,  однако, еще повезло,  так как, по

необходимости, над ними надо  было проводить  хотя бы видимость суда.  Между

тем множество других людей, не только участвовавших в революции, но и просто

заподозренных  в  сочувствии к  конституции, были  убиты  без  всякого  суда

бандами роялистов-фанатиков. 20-е годы  XIX  столетия были  во  всех странах

европейского континента запятнаны насилиями и политическими преследованиями,

но в Испании  терроризм против  всяких  либеральных стремлений достиг самого

страшного  размаха.  Виселица  сделалась  в  полном  смысле  слова  эмблемой

католического  правительства.  Военные  комиссии присвоили  себе  все  права

судебной власти; полиция составила черную  книгу,  в которой отмечалось,  по

указанию  монахов,  поведение  каждого  испанца  в  годы  революции.  Король

предоставил  ультра-роялистам  полную   свободу  действий.  С  каждым  годом

положение Испании  становилось все  безысходней.  Финансы находились в таком

расстройстве,  от  которого  было  недалеко до государственного банкротства;

торговля, промышленность, земледелие пришли в совершенный  упадок с тех пор,

как  отпадение  колоний  закрыло для них самые выгодные  рынки.  Несмотря на

неслыханный  террор,  развязанный внутри страны, ультра-клерикалы роптали на

короля,  который,  по  их  мнению,  был  недостаточно  тверд  в  искоренении

инакомыслия и  не  давал инквизиции  развернуться  в полную  силу.  Они жили

надеждой   на   то,   что   Фердинанд,   преждевременно   состарившийся   от

невоздержанности и  чувственных наслаждений, кончит жизнь бездетным и что на

престол вступит его младший брат  дон Карлос, человек ограниченный и во всем

послушный монахам.  Поэтому  ультрамоны были очень встревожены,  когда после

смерти  бездетной Марии Саксонской Фердинанд женился в 1829 г.  в  четвертый

раз.  Едва стало известно  о  беременности королевы Марии  Кристины,  король

принял  меры, которые обеспечивали престол за его потомством.  В мае 1830 г.

он  опубликовал Прагматическую хартию (принятую кортесами еще в 1789  г., но

скрываемую от  народа  и общества). Этим  декретом восстанавливались древние

законы Кастилии  и Наварры,  позволявшие королю, если он не имел наследников

мужского  пола, завешать престол  своей старшей дочери.  Дон  Карлос объявил

хартию незаконной. Сторонники  его стали готовиться к  войне Тем временем 10

октября  1830 г. у короля родилась  дочь Изабелла, а через три года Фердитнд

умер.

  

Выбрать статью >>> 






Rambler's Top100