Альманах «ЭВРИКА»


Часть  2     ЕСЛИ СДВИНУТЬ ЗЕМНУЮ ОСЬ

 

ГИБЕЛЬ АРКТИДЫ

 

Слоновая кость попадала в средневековую Европу из Индии и Африки. Из нее вырезали шахматные фигурки, шкатулки, ожерелья. И совершенно неожиданно резчики и ювелиры стали получать слоновую кость не с юга, а с севера — из холодной Московии. Удивление еще более возросло, когда стало известно, что добывают ее даже не в Московии, а в Сибири, более того — в основном на берегах самых далеких арктических морей и на их островах, где климат особенно суров. Лишь в начале прошлого века стало ясно, что бивни принадлежат не южным слонам, а их древним мохнатым родичам — мамонтам. Вечная мерзлота Якутии сохранила не только великолепные, удивительной свежести, как будто только вчера закопанные бивни и кости, но и части туш, и целые тела этих исполинов.

 

В зоологическом музее в Ленинграде отведен специальный мамонтовый зал для демонстрации этих находок. Ленинградские школьники запросто ходят на экскурсии к находящемуся в большом стеклянном саркофаге, всемирно известному, почти целому березовскому мамонту. Недавно в Японии имела огромный успех советская выставка «Мир мамонта». Особым же вниманием пользовалась мумия мамонтенка Димы, найденная бульдозеристом Анатолием Логачевым у ручья Дима на Колыме. Но мир мамонта открывается перед современной наукой такими темпами и поражает специалистов   такими   своими   особенностями, что реальная экспозиция на эту тему заставила бы вздрогнуть, пожалуй, даже самых смелых писателей-фантастов.

 

Один из авторов этой статьи уже пять лет исследует удивительные ледяные земли, сохранившиеся только на самом севере Якутии. Таких земель нет нигде больше во всем мире. И мировая наука очень мало знакома с этим феноменом. На неприступных ледяных откосах тут и там выступают изо льда черные пирамиды грунта. Из них во многих местах, как красноватые бревна, торчат исполинские кости.

И сегодня на этих берегах добывается великолепная слоновая кость (в 1981 году на международном аукционе в Ленинграде было продано около ста бивней мамонтов, собранных бригадой ленинградского геолога А. Голубева).

 

Но все-таки, скажете вы, как они жили в глубине Арктики в разгар суровых ледниковых эпох? Ведь не был же это какой-то неземной, инопланетный мир?'

 

До конца последней ледниковой эпохи, то есть десяток тысяч лет назад, попав в Арктику на нынешние берега Ледовитого океана, мы не увидели бы... никакого океана. Только степи, бескрайние мамонтовые степи, возможно, до точки нынешнего Северного полюса, до самых островов Канарского архипелага.

 

Степи? На чем, уж не на льду ли океана? Да, но не на таком, битом и дрейфующем льду, как сейчас, а на мощнейшем едином, ледяном панцире. При резком понижении температуры в ледниковые эпохи не мог Ледовитый океан не реагировать на холод, как не могла не среагировать, скажем, бочка воды, вынесенная на мороз. Плавучие льды спаивались в единый мощный панцирь. А это означает, что вместо океана в Арктике создалась своего рода суша.

 

Ее так и называют «климатическая суша». Формировала она отнюдь не морской, а резко континентальный климат. Получалось, что нынешние северные материки, Северная Америка и наша Евразия, спаивались в ледниковое время еще одним, плавучим, «ледяным материком», который называют Арктидой.

 

Климат в Арктике был тогда «сверхконтинентальный». Здесь создавался мощнейший «вечный» антициклон с безоблачным, как это свойственно антициклонам, небом, что зимой приводило к чудовищным морозам. Вот когда было необходимо мамонтам, овцебыкам, арктическим якам и бизонам мощное «юбочное одеяние» из длинных и густых волос, спускавшихся с боков почти до земли. Вот когда расходовались на жизнь огромные запасы жира, накопленного в их могучих горбах. А пищей была трава, правда, сухая, замороженная, но не покрытая снегом. Целый океан сухих трав, ибо лед на океане был посыпан землей. Откуда?

 

Ледниковые эпохи знаменуются не только развитием ледников и мерзлоты. Бескрайние сухие степи покрывали в ту пору всю северную Евразию. Тучи пыли клубились над сухими мерзлотными степями Европы, Сибири и Северной Африки.

Пыль стояла столбом над сухими мамонтовыми степями. И конечно, эта пыль доносилась через верхние слои атмосферы в Арктику и выпадала там на морские льды. Была сначала налетом, а потом превращалась во все более утолщающиеся слои лесса.

 

Летом с безоблачного неба начинало светить круглосуточное, незаходящее арктическое солнце. Температура резко поднималась, особенно на поверхности темной земли. Это создавало идеальные условия для бурного роста трав, ибо неглубоко под землей залегал лед, который слегка подтаивал и увлажнял почву. По мере накопления и утолщения слоя лесса в нем самом начинали расти мощные ледяные жилы и сейчас растут в северных тундрах. Они  образуются  в  результате  глубокого растрескивания вечномерзлотной земли.

 

Как же мог образоваться лед в крайне сухом климате мамонтового мира, если в Арктике климат тогда был суше, чем сейчас в Сахаре?

 

Но если в пески Сахары заложить, например, холодильные трубы от какого-то гигантского промышленного холодильника, то завтра вокруг них песок станет мокрым, а послезавтра замерзнет. Откуда берется вода? Это пары, поступающие из воздуха и стремящиеся в сторону конденсации, туда, где воды не хватает. Такое явление можно наблюдать даже в домашнем холодильнике.

 

Этот феномен, столь скромный в нашем быту, в ледниковые эпохи «вырвался» на просторы мамонтового мира и формировал грандиозные подземные льды. В исследованных нами остатках Арктиды, в ледяных землях Северной Якутии, льда, собственно говоря, больше, чем самой минеральной земли. Он составляет девять десятых объема всех отложений в толще до 35— 45 метров. Лессовая пыль осталась в нем в виде отдельных столбов, зажатых в лабиринте ледяных жил. Эти малоисследованные ледяные земли арктической Якутии являются остатками растаявшего лессово-ледового материка — Арктиды.

 

Так стоит ли удивляться, что именно 10 тысяч лет назад, будто сраженные космической катастрофой, вымерли арктические слоны-мамонты? Ведь исчезли не одни они. Погиб целый мамонтовый мир. Вымерли арктические бизоны, лошади, арктические сайгаки, арктические яки, азиатские овцебыки, шерстистые носороги и многие другие обитатели этого мира.

 

На месте ледяной мамонтовой «суши» вскрылся огромный арктический океан. В зоне его воздействия климат стал влажным, морским. Сплошные низкие тучи заволокли богатейшие северные земли. И там, где расстилались мамонтовые степи, развивались болотные тундры, бескрайние лесотундры, а еще южнее — непролазная тайга. Эта ландшафтная катастрофа целиком погубила мамонтовый мир. А человек, лишившись богатейших охотничьих угодий, вынужден был, дабы не разделить ту же печальную участь, создавать новую культуру так называемого неолита, переходить к одомашниванию ставших редкими животных и растений. Крушение мамонтового мира, гибель Арктиды дали в конечном счете могучий толчок и к созданию нашей цивилизации...

 

А что дает мамонтовый мир сегодня, кроме великолепной ископаемой слоновой кости? На Чукотке по предложению и под руководством магаданских мерзлотоведов разворачивается крупный промышленный эксперимент по широкому распространению и поддержанию реликтовых высокотравных арктических лугов — останков древней мамонтовой лугостепи. Их создают на месте искусственно осушаемых в тундре озер. Столица Чукотки, город Анадырь, уже полностью обеспечивается молочной продукцией собственного мясо-молочного совхоза «Северный», который лет семь получает все сочные и грубые корма с местных лугов. Экономический эффект в рамках только одного этого хозяйства достиг 7,5 миллиона рублей.

 

Опыт Чукотки особенно интересен в связи с освоением ископаемых ресурсов Крайнего Севера и увеличением населения в этих районах. Ведь в Норильск сено привозят в трюмах теплоходов, а на Чукотке урожай «мамонтовых трав» достигает 300 центнеров с гектара — в зеленой массе. Подсчитано также, что на Севере, около 10 миллионов гектаров озерных земель, которые можно освоить под реликтовые луга