Альманах «ЭВРИКА»


Часть  2     ЕСЛИ СДВИНУТЬ ЗЕМНУЮ ОСЬ

 

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С КЛИМАТОМ?

  

Иду аллеей парка. На сырых кустах сирени набухшие почки, зеленеет трава, по-весеннему беспокойны вороны, пролетела большая стая овсянок, в сумраке прокрякала утка, копошатся дрозды, деловито расхаживают грачи.

 

А ведь это Москва, 24 декабря 1982 года. Что происходит? Куда делись «Никольские» морозы, скрип снега под ногами... В самом деле, что случилось с климатом?

 

Да полно, случилось ли? Ведь в словарях и энциклопедии сказано: климат относительно устойчив, но это не исключает возможности его более или менее существенных колебаний. Так что не будем сетовать на капризы погоды.

Зная все это, метеорологи опираются на многолетние, даже вековые ряды наблюдений. Чуть возникнет что-то необычное, они обращаются к прошлому. Смотрите, пожалуйста, такое уже было, в таком-то году! Нет аналогий в ближайшем прошлом — к их услугам летописи.

 

Обычные люди, неспециалисты, в летописях не копаются, климатические справочники не листают. Пользуются методом — «было ли на памяти?». А память у людей обычно короткая. Кто похвастает, что твердо помнит, какая погода была пять, десять лет назад? Только что минул слякотный, удивительно теплый, бесснежный декабрь. Покопаемся в памяти. Были такие, если не ошибаюсь, в 1960-м, 1968-м, 1972-м и еще каких-то годах недавнего прошлого. Как-то случился бесснежный декабрь и в 40-е годы. Впрочем, еще Пушкин писал: «...зимы ждала, ждала природа. Снег выпал только в январе». Вроде даже короткая память рядового наблюдателя подсказывает, что ничего необычного нет. И все-таки... Беспокоиться начали даже метеорологи.

Вспомним их выступления по радио в декабре 1982 года. Сначала в сообщениях звучала все та же уверенность: такое уже было — упоминали даже 1634 год. Потом замелькали сообщения о том, что превышены абсолютные максимумы температуры за сто лет наблюдений, причем сразу на 2—3 градуса (виданное ли дело, под Москвой в середине декабря 6—7 градусов тепла!). Наконец прозвучала фраза: «Природа бьет рекорды !»

 

Вообще прогнозы погоды — дело нелегкое. На короткие сроки они оправдываются в 85—90 процентах случаев,   среднесрочные —уже   лишь   на 70—75, а долгосрочные — всего на 60—65 процентов. Несмотря на всю мощь современной техники — вычислительной, космической и другой, прогнозы погоды за последние 30 лет не стали точнее. Причина тому — внезапные, совершенно непредсказуемые резкие нарушения в движении атмосферы.

 

И все же климатические «что-то» не случайны. Закономерность прорывается через хаос непредвиденных событий. Если климатическая система изменяется, то она подобна отклоненному маятнику. Качнувшись, он не быстро приходит в равновесное положение. Раньше аномалии захватывали один сезон или год, но с увеличением размаха климатического маятника они должны переходить в многолетние. Аналогия, казалось бы, весьма легковесна и натянута. Но вот данные американских метеорологов: частота температурных аномалий за последние пять лет самая высокая с 1930-го, а аномалий осадков — с 1915 года. Следовательно, действительно климат меняется. Но как?

 

Специалисты разделились на три лагеря. Первый — сравнительно малочисленный — утверждает, что климат Земли делается холоднее. Представители противоположного — «потеплен-ческого» (очень многочисленного) лагеря горячо уверяют, что климат Земли теплеет. В журнале «Изменения климата» (издается такой на английском языке) представитель третьего, совсем небольшого лагеря — «стабиль-щиков», считающих, что климат вообще не меняется,— пишет: поскольку существуют около 95 тысяч станций наблюдения за погодой, не представляет труда отыскать среди них такую, где бы в любой день года зарегистрировали погодный рекорд, но из этого не следует, что наш климат меняется.

Причина изменения климата может быть двоякой. Возможно, мы наблюдаем естественные перемены, связанные  с  циклом  солнечной  активности.

 

Был ведь в прошлом «малый ледниковый период» XVI—XVIII веков, чудовищные холода 1800—1819 годов и, наоборот, длительный климатический оптимум средневековья, когда норманны временно заселили Гренландию.

 

А возможно, климат меняется под влиянием человеческой деятельности? «Потеплельщики» ссылаются на увеличение (из-за сжигания минерального' топлива) концентрации углекислого газа в атмосфере и возникновение в связи с этим тепличного эффекта. Молекулы углекислоты пропускают к Земле коротковолновую радиацию Солнца, но задерживают длинные лучи, идущие от нашей планеты, благодаря которым она охлаждается. Действительно, концентрация углекислоты до 1860 года была стабильной и увеличилась с тех пор с 290 до 335 частей на миллион. Скорость накопления углекислоты в атмосфере постепенно растет. К концу нашего века предсказывается глобальное потепление не менее чем на 1 градус, а на севере, возможно, на 3—4 и даже больше градусов.

 

Но и похолодание — не фантазия! В ряде горных мест наблюдается прирост ледников. Дымы и другие промышленные аэрозоли задерживают солнечные лучи. Исключительные холода 1816 года—года без лета — объясняются извержением вулкана Томборо в Индонезии. Тогда было выброшено очень много пыли, буквально заслонившей поверхность Земли от солнечных лучей.

Но и то верно: количество аэрозолей, выбрасываемых промышленностью мира, сейчас намного больше всей вулканической пыли. И влияние этих аэрозолей может быть более существенным, чем тепличный эффект углекислоты. Объясняя аномалии зимы и лета 1982 года, ссылаются на извержение мексиканского вулкана Эль-Чичон и американского Сент-Хеленс. Конечно, вулканической пыли они выбросили достаточно, но не будем забывать: одна ФРГ дает за год в семь раз больше выбросов, чем эти вулканы...

 

Итак: меняется — не меняется, теплеет — холодает. А почему? Так как исчерпывающей модели общеземного климата еще не создано, «почему?» — коварный вопрос.

 

Достаточно велика вероятность того, что климат сейчас изменяется под воздействием человека. Создавая водохранилища, распахивая и застраивая поверхность Земли, люди меняют ее отражающую  способность — вода, пашня, города и леса по-разному отражают солнечные лучи. Вокруг промышленных центров воздух попросту разогревается. Предполагают, что в результате прямых и опосредованных воздействий на энергетический баланс Земли снижается напряженность ее магнитного поля, а из-за загрязнения атмосферы повышается электропроводность воздушной оболочки. Веками люди сводили леса, поглощающие углекислоту, осушали болота, концентрирующие углерод.

 

Конечно, все это кажется ничтожным по сравнению с мощью солнечного излучения. Но малое лишь до тех пор несущественно, пока оно не может провоцировать цепных реакций. Они подобны падению крошечного камешка с крутого склона. Покатился он, зацепил другой, третий, и вот уже несется всесокрушающая лавина... Однако и чисто природного изменения климата нельзя полностью отвергать. Где виноваты люди, а где природа — поди разберись. Важно одно: маятник климата не остается в покое.

По вопросам изменения климата ежемесячно выходят десятки научных работ. Ученые рисуют погоду ближайшего будущего — иногда весьма симпатичную, чаще — не очень. Но во всех случаях экономисты считают вероятные убытки — любая перестройка климата разорительна для экономики. На 2050 год (вон куда забрались!) для США прогнозируют среднегодовые убытки в размере 250 миллиардов долларов (в ценах 1971 года). Что и говорить, неблагопогодные аномалии. Например, 24 декабря 1982 года из-за туманов, как сообщало радио, были закрыты 22 крупнейших аэропорта нашей страны. Передавали о катастрофических наводнениях во Франции...

 

Мы не знаем деталей, но уже видим достаточно. Маятник покачнулся. Пока еще говорить о свершившемся изменении климата рано — он лишь вышел из равновесного, устойчивого состояния. Позиция равнодушных наблюдателей погоды в наше время уже не годится. Она простб опасна. Не регистрация перемен и дотошный подсчет возможных убытков, а выяснение причин и решительные меры против бездумного вмешательства людей в таинства природы — наша задача. И в масштабе страны, и на международном уровне. Ведь климат «ничей», он — общемировое достояние, условие нормальной жизни людей Земли.

 

Оба варианта — и потепление и похолодание — разорительны. Для всех без исключения. На изучение климата и других условий окружающей нас среды ныне направлены многие международные программы, и сейчас уже широким фронтом ведутся наблюдения за природными процессами. Прежде чем действовать, надо накопить знания, потому что из предмета узкого интереса метеорологов климатическая проблема переросла в общечеловеческую, общенаучную.