Альманах «ЭВРИКА»


Часть  4     ДЕЛЬФИН ПАСЕТ СЕЛЕДКУ

 

ЖИВОЙ КОМПАС ГЕОЛОГОВ

 

Ученых и специалистов кафедры ботанической географии Ленинградского университета имени А. А. Жданова в шутку зовут рудознатцами. Так называли предшественников современных геологов-разведчиков.

 

Но не имели прежние рудознатцы нынешней поисковой техники, а располагали лишь опытом да секретами, из поколения в поколение передававшимися. А один из секретов заключался в определении месторождений по растениям: бурая трава, к примеру, говорила о скрытых в этом месте залежах бурого железняка. Интересовался этими методами и М. Ломоносов. «На горах, в которых руда и другие минералы родятся, растущие деревья бывают обыкновенно нездоровы, то есть листья их бледны, а сами низки, кривлеваты, суховаты, гнилы...»—так описывал он в одной из своих работ свойства растений-индикаторов. Так что же, неужели современная наука вернулась к древним методам?

 

Оказалось, возврат к старине имеет прямой смысл, и идея поисков полезных ископаемых с помощью растений — научная основа которой была заложена академиками В. Вернадским и А. Виноградовым — нашла сторонников и привела к неожиданным результатам. А новый метод, получивший название биогеохимического, развивается настолько успешно, что с его помощью уже открыто не одно месторождение.

 

Сейчас почти все месторождения, лежащие близко к поверхности, не только открыты, но и почти выбраны. А те, что лежат на большой глубине, определять с помощью традиционных методов становится все труднее. И вот тут геологов могут выручить растения-индикаторы: ведь они питаются «соками земли» — через корни в стебель и листья поступают химические элементы почвы.

 

Конечно, в основе поисков ископаемых по растениям лежит не визуальное, «по Ломоносову», наблюдение, а система анализов растительности на наличие химических элементов. Состав почв оказывает влияние и на подбор растений, воздействуя на их изменчивость, диктуя различные биологические реакции — изменение окраски венчика, обесцвечивание листьев, отмирание отдельных их участков, видоизменение формы, когда, к примеру, обычный цветок становится вдруг махровым.

 

Ученые долго не могли разгадать причину бочкообразных наростов на ветвях берез и караганов в Туве. Оказалось, что это верный признак кобальтово-никелевых месторождений. А почему вдруг в некоторых районах Южного Урала растет белая сон-трава, испокон веку имеющая только фиолетовую окраску? Секрет прост — под ней пласты никеля. А дикий мак в Армении, украсивший свои лепестки черными полосами, подсказал: ищите медно-молибденовые залежи.

 

Сейчас в списке растений-индикаторов 214 названий, 60 из которых уже проверены.   С   их    помощью   можно искать почти все виды ископаемых металлов.

 

Несколько лет назад ученые вместе со специалистами Кольской комплексной геологической экспедиции поставили эксперимент. На известном месторождении обследовали растения, в том числе насаждения елей. Данные анализов применили в новом поисковом районе, где предполагали наличие меди. Предположения подтвердились. Такие же исследования провели прошлым летом в районе БАМа — собрали коллекцию образцов флоры на Удоканском месторождении, данные исследований будут использованы для прогнозирования новых месторождений в этой зоне.

  

Биохимический метод применяется в ряде геологических управлений, например в Бурятии, в Карагандинской области, на Кольском полуострове. Взяли его на вооружение не только геологи. Он используется, к примеру, при определении норм для удобрения почв в районах Нечерноземья, при разработке мероприятий по охране окружающей среды.