На главную

Содержание книги

 


 

эврикаАльманах

Эврика  90

 

  

Часть 2.  Всё о человеке

 

Почему мы такие, какие есть?

 

 

Лекарства вмешиваются в интимную жизнь

 

Могут ли лекарства нарушить сексуальную функцию человека?

Ответить односложно просто: да, могут.

Теперь поясним несколько медицинских терминов, без чего обсуждение столь деликатной проблемы просто невозможно.

Под половой активностью подразумевается совокупность четырех эмоциональных и физиологических реакций: 1—стремление к общению с лицами противоположного пола, желание нравиться, потребность в ласке; 2— влечение к сексуальному удовлетворению (либидо); 3— способность к половой жизни (потенция); 4— особое сладостное чувство, завершающее половой акт и приносящее физическое удовлетворение — оргазм.

Супружеские отношения с самого начала противоречивы. Желание нравиться у представительниц женского пола возникает очень рано, а влечение к интимным отношениям относительно поздно. У мужчин, напротив, сексуальное чувство быстро концентрируется именно на стремлении к половому акту.

За исключением небольшого числа мужеподобных и инфантильных женщин слабый пол всегда по-тентен. С сильным полом сложнее. Для нормальной половой жизни мужской детородный орган должен наполниться кровью и стать упругим — это называется эрекцией. Нарушение эрекции приводит к невозможности интимных отношений — импотенции.

Особенность женщин состоит в том, что некоторые из них вообще лишены сексуального чувства (то есть фригидны, холодны), а значительная часть, обладая им, тем не менее не способна к достижению оргазма (аноргазмия). Это вызывает претензии мужей. Наиболее частая причина неудовлетворенности жен — чрезмерная возбудимость и преждевременное, с их точки зрения, наступление оргазма и извержение семени (эякуляция) у мужчин. Надо сказать, что и невозможность эякуляции, а следовательно, и аноргазмия мужа также более чем неприятны для обоих супругов.

При всей сложности интимных отношений они, как правило, после нескольких лет совместной жизни налаживаются. Но когда нет духовной общности, даже небольшие отклонения в сексуальной сфере (что может быть вызвано, в частности, приемом лекарств) иногда оказываются причиной беспочвенных подозрений, бессмысленных упреков и разрыва. Мы даже не отдаем себе отчета в том, как часто это происходит.

 

Гормональное звено

Регуляция сексуальной функции обеспечивается взаимодействием трех звеньев: гормонального, центрального и периферического отделов нервной системы. Каждое из них может стать мишенью действия лекарств, и в каждом может произойти если не поломка, то, во всяком случае, сбой.

Гормональное звено производит настройку психики и всего полового аппарата на осуществление репродуктивной функции. Хорошо известно, что мужской половой гормон тестостерон определяет как развитие половых признаков, так и сохранение сексуальной активности у взрослых. Наиболее сильно вмешиваются в продукцию тестостерона этиловый спирт и сивушные   масла.   Каждый   алкогольный эксцесс — так в медицине называют обыкновенную пьянку — снижает выработку гормона примерно втрое. В результате согласно статистике практически 100 процентов алкоголиков нечувствительны к женской ласке, у 54 — отсутствует либидо, 33— импотентны, а у 25 процентов в той или иной форме нарушена эякуляция.

Поскольку эмоциональная часть сексуальной функции в большей мере, чем остальные ее слагаемые, зависит от высших отделов мозга, то оказывается, что интимную жизнь нельзя ставить в исключительную зависимость от концентрации половых гормонов в крови. Утрата либидо и импотенция возможны в молодом возрасте на фоне высокой концентрации тестостерона, но вместе с тем достаточная активность может проявляться у людей пожилых, концентрация гормона в крови которых снижена.

Прекрасный пол в гормональном отношении сложнее. Наряду с женскими гормонами, эстрадио-лом и прогестероном, поведение и внешний облик женщин в значительной мере определяются выработкой гормонов андрогенных, то есть сходных с мужскими («анд-рос» по-гречески значит мужчина). Смысл такой комбинации расшифрован в опытах на обезьянах. Кастрированные самки не обращали на себя внимания и сами были в половом отношении безразличны. Введение эстрадиола делало их привлекательными для самцов, но не пробуждало собственной активности. Введение одного тестостерона восстанавливало активность, но отталкивало самцов. Лишь одновременное применение обоих гормонов обеспечивало обычные отношения в обезьяньих семьях.

Возможны такие ситуации, при которых женщинам показано назначение   тестостерона.   Это   бывает, например, при опухолях яичников и молочных желез, при некоторых формах климакса, на ранних стадиях гипертонической болезни и т. п. Естественно, что при этом у них могут проявиться разнообразные гормональные осложнения, в том числе половое возбуждение.

В медицинской практике очень широко используются препараты из группы анаболизантов, метанд-ростендиол и ему подобные. Эти лекарства усиливают обмен веществ и, в частности, активируют синтез белков. Их назначают главным образом при болезненном истощении, для ускорения заживления ран и переломов. Подобные препараты способствуют увеличению мышечной массы, поэтому одно время их стали применять совсем не в медицинских целях, а именно назначать спортсменам. Все анаболизанты — производные мужских половых гормонов и в большей или меньшей степени обладают их свойствами. Учитывая, что назначение таких гормональных веществ ведет к ускорению полового созревания юношей и, наоборот, к замедлению полового развития девушек, использование препаратов этой группы для повышения спортивных результатов приравнено к допингу и запрещено.

Сейчас все шире применяются полученные в ФРГ соединения — так называемые антиандрогены, в частности ципротерон. Эти препараты химически сходны с тестостероном и связываются с теми же белками, что и он. В результате антиандрогены мешают проявлению активности мужского полового гормона. Используют ципротерон для лечения рака предстательной железы у мужчин и устранения чрезмерного оволосения у женщин. Побочным эффектом этого препарата может стать импотенция у первых и снижение либидо у вторых.

Существуют лекарства, имеющие более отдаленное сходство в строении с тестостероном, но тем не менее способные проявлять антиандрогенную активность. Таковы сердечные гликозиды, некоторые противосклеротические средства и также довольно-таки широко применяемое для лечения гипертонической болезни мочегонное верошпирон (спиронолактон). Последний даже прописывают женщинам, страдающим чрезмерным оволосением и сальностью кожи. Подобные препараты могут снижать половую активность. У женщин, правда, это частично компенсируется тем, что с устранением косметических дефектов они становятся привлекательнее.

В самом основании мозга расположен особый придаток — гипофиз — железа внутренней секреции, выделяющая несколько гормонов. Среди них есть два, которые, не будучи формально половыми, тем не менее оказывают выраженное влияние на репродуктивную функцию, в частности на либидо и потенцию. Это активирующий окситоцин и тормозящий пролактин. Случайно скорее всего, но, может быть, и как отражение стихийных диалектических воззрений на природу, состоящую, как известно, из сплошных противоречий, древние славяне веровали в двух братьев-врагов: Леля, возбуждающего любовь, и Дидо, отвращающего от нее. У человека они воплощены в двух гормонах гипофиза.

Первый — окситоцин, его внешняя периферическая функция состоит в том, что у женщин он стимулирует сокращение матки и отделение молока (когда это необходимо), а действуя на клетки мозга, усиливает сексуальные функции. Сейчас делаются даже попытки создать такой аналог оксито-цина, который можно было бы, без опасения вызвать периферический эффект, закапывать в нос, чтобы вещество быстро проникало к основанию мозга.

Другой продукт гипофиза — пролактин способствует росту молочных желез и образованию молока у женщин и росту предстательной железы у мужчин. Это на периферии. Действуя на нервные клетки мозга, он подавляет сексуальную активность.

 

Стимуляторы и блокаторы

Теперь о нервной системе. Сейчас хорошо известно, но тем не менее нелишне напомнить, что нервные импульсы передаются с клетки на клетку с помощью специальных химических веществ — передатчиков (или медиаторов). В покое они накапливаются в окончаниях нервных отростков, а в момент появления возбуждающего импульса выбрасываются в межклеточное пространство и вступают во взаимодействие с особыми белками, расположенными на поверхности мембран соседних нервных клеток. В ответ на это клетка-исполнительница либо возбуждается, либо тормозится. Естественно, все клетки не могут пользоваться одним и тем же передатчиком, в мозгу тогда творилась бы полная неразбериха. Нечто подобное должно было бы происходить в эфире, если бы все станции работали на волнах одинаковой частоты. Мы знаем уже более десятка передатчиков нервных импульсов.

Как только фармакологам стали понятны первые слова языка, на котором переговариваются между собой нервные клетки, моментально появилось желание (и возможность) вмешаться в эти разговоры. Более конкретно: создать  вещества,  либо  работающие так же, как и сами передатчики, либо препятствующие их действию. Сегодня таких соединений существует великое множество. Среди них есть действующие только на периферическую нервную систему, есть и универсальные, действующие и там, и там.

Удалось установить, что такие синтезируемые в нашем мозгу передатчики нервных импульсов, как ацетилхолин и дофамин, активируют, а серотонин и норадре-налин тормозят сексуальную активность. Хотя и разными способами. Помните, мы говорили об ок-ситоцине — гормоне-стимуляторе сексуальных функций? Ацетилхолин опосредованно, через чувствительные к нему клетки как раз и вызывает освобождение окситоци7 на. С высоты наших сегодняшних знаний совершенно непостижимо, каким образом в Европе и странах Востока в течение тысячелетий сохранялось верование, что такие растения, как сонная одурь, белена, дурман и мандрагора, способны вызвать сексуальное возбуждение. Их называли «афродизиакум» (производное от Афродиты) и включали в «любовные напитки». Между тем не только в эксперименте на животных, но и согласно клиническим наблюдениям вещества, содержащиеся в этих растениях — атропин, скополамин и другие,— блокируют действие ацетил-холина и подавляют либидо. Более того, для подстегивания половой функции уже давно в практике используют соединения, способные усилить эффект ацетилхолина. Может быть, предрассудок возник и сохранился потому, что отравление составляющими «афродизиакума» вызывает временное помешательство, что сходно с состоянием сильной влюбленности...

Нервные ядра, расположенные в основании мозга, обеспечивают постоянный   синтез    и    выделение другого гормона гипофиза — про-лактина, который с током крови возвращается в мозг и снижает активность областей, участвующих в эмоциональном компоненте репродукции. Именно таким образом мозг как бы набрасывает узду на собственную сексуальность. Нейро-передатчик дофамин как раз и подавляет активность тех нервных клеток, которые заведуют выделением пролактина, растормаживая то, что обычно сдерживается в определенных рамках. При избыточном образовании дофамина возникает болезненно усиленное половое влечение, которое у мужчин называется сатириазисом, а у женщин — нимфоманией.

Знание механизма заболевания подсказывает способы его лечения. Если использовать блокаторы действия дофамина, то выделение пролактина усиливается. Таких антидофаминовых лекарств сейчас очень много. С избыточным образованием дофамина в настоящее время связывают некоторые психические заболевания. Первым из препаратов этой группы стал аминазин, ныне почти утративший свое значение. Последнее из синтезированных соединений, октоклотепин, в 1000 раз активнее аминазина по действию на клетки, чувствительные к дофамину, но в клинике он пока не применяется.

Существуют не только блокаторы, но и стимуляторы нейронов мозга, реагирующих на дофамин. Таков, в частности, известный как психоэнергизатор и как средство, подавляющее чувство голода, препарат фенамин. Этот препарат или его заменители используют при галакторее — постоянном истечении молока. Понятно, что прием таких средств может привести к повышению сексуальности."

Казалось бы, для лечения половой слабости нужно использовать если  не фенамин,  который  в  настоящее время отнесен к наркотикам, то другие вещества, активиру- ; ющие чувствительные к дофамину : нейроны. Однако повышение сексуальной  возбудимости  у  мужчин : при использовании таких лекарств ведет    к   ускорению   наступления эякуляции — одно      расстройство; заменяется    другим.    У    женщин ; эффект     дофаминовых     средств  зависит   от   гормонального   фона,  определить который можно лишь в   очень   немногих   клиниках,   так  что  в  целом   пока  вещества  этой группы   не  стали  средствами   для лечения сексуальных  расстройств. :

Влияние на половое поведение  другого     нейронопередатчика — серотонина было обнаружено еще ; при   экспериментальном   изучении его значимости для работы мозга. Введение  животным   парахлорфе-нилаланина, вещества, тормозящего синтез серотонина, вызывало у крыс   резкое   половое   возбуждение,   эрекцию   и  эякуляцию  даже при отсутствии естественных парт- j неров. Соединения, замедляющие разрушение этого медиатора и тем самым способствующие его накоплению,  напротив,   полностью  подавляли половое поведение как у самцов,   так   и   у   самок.   Попытки создания препаратов,  возбуждающих сексуальность  за счет подавления эффекта серотонина и пригодных  для   клинического  применения,  пока успехом  не увенчались. К   сожалению,   значительно   чаще встречаются сообщения о подавле-нии либидо и возникновении анор-газмии   в   результате   приема   лекарств, эффект которых определяется накоплением серотонина. Таковы многие (по счастью, не все)[ антидепрессанты,  используемые  в психиатрической клинике.

Если Европа и Восток ни в древности,   ни  сейчас так  и  не  нашли средства, которое было бы истинным   афродизиакумом,   то   народной медицине Африки оно известно уже многие века. Это кора дерева иомбихоу, содержащая алкалоид иохимбин. Было установлено, что в мозгу он блокирует действие медиатора норадреналина. Однако у медицины есть довольно много средств, как возбуждающих, так и блокирующих норадреноре-активные нейроны, в то же время не все из них затрагивают половую сферу. Есть возбуждающие центральную нервную систему за счет чувствительных к норадрена-лину нейронов препараты индопан и сиднокарб, есть блокирующий пирроксан, но они не имеют отношения к сексуальной активности. Оказывается, единые в своей чувствительности к норадреналину нейроны резко различаются по способности взаимодействовать с веществами сходного, но не тождественного норадреналину строения. По этому признаку и нейроны, и фармакоагенты делят на четыре типа—си и а2, Pi и р2- Иохимбин блокирует нейроны типа аг.

Среди современных лекарств есть весьма ценные средства — прямые антагонисты иохимбина — они, наоборот, стимулируют нейроны этого типа. Так действуют известные и весьма эффективные препараты, используемые для лечения гипертонической болезни, клофелин (гемитон) и метилдофа (допегит). У части больных, в особенности у тех, кто одновременно страдает еще и диабетом, применение обоих лекарств может вызвать импотенцию. Хорошо, что сейчас существует много разных средств, и среди этого множества можно легко выбрать такие препараты, которые на сексуальную сферу влияния не оказывают.

Несмотря на то, что в периферической нервной системе «работает» тоже несколько медиаторов, практически для осуществления эрекции и эякуляции имеет значение только гормон норадреналин.

Именно он вызывает сокращение семенных пузырьков и выброс семени. Участвуют в возникновении эрекции и чувствительные к норадреналину мышечные волокна. Вещества, блокирующие выделение норадреналина в симпатическом отделе периферической части нервной системы, так называемые симпатолики, в наибольшей степени октадин (исмелин, изоба-рин) и в меньшей степени резерпин, могут ослаблять эрекцию. В литературе описаны случаи отрицательного влияния на эрекцию также и блокаторов нейронов типа Рг, их используют для лечения стенокардии и гипертонической болезни.

 

В поисках избирательности

Рассмотрим растительные стимуляторы. Возбуждающее действие женьшеня стало легендарным. Теперь к нему плечом к плечу примкнули элеутерококк, левзея, лимонник, заманиха, аралия и стре-кулия. Тонизирующий эффект этих веществ, в том числе и при некоторых сексуальных расстройствах, не вызывает сомнений. Но разве можно сравнить их с таким же растительным веществом — африканским иомбихоу? Ни одно из них не способно действовать так же эффективно. Иомбихоу настолько избирателен, что пока еще ученые не сумели создать подобное ему лекарство.

Со всеми этими общими эффектами хочется сравнить результаты такого эксперимента: животному вживляется тонюсенькая микропипетка, кончик которой подводят к паравентрикулярному ядру гипоталамуса. У крысы это ядро не превышает размеры булавочной головки, да и у жеребца, вероятно, не больше горошины. Если через пипетку ввести вещество апоморфин, то у всех животных возникает мгновенная и стойкая эрекция. И никаких иных эффектов не наблюдается. Если же апоморфин ввести подкожно, внутримышечно или иным способом подействовать им на весь мозг, то возникает рвота. У людей, в частности, это вещество используют исключительно как рвотное средство. Очень убедительный довод в пользу поисков избирательности.

Напоследок несколько предупреждений любителям медицинских новинок. Хотя, конечно, все поступающие в широкую медицинскую практику препараты тщательно проверены и изучены, но жизнь, известно, во все вносит свои коррективы. Многие годы стремились получить вещества, которые блокировали бы вызываемую гистамином секрецию желудочного сока. Обычные антигистаминные средства (такие, как известные димедрол или пипольфен) на желудок не действовали. Наконец нашли. Первым препаратом был циметидин. Хотя, казалось бы, гистамин никакого отношения к сексуальной активности не имеет и ничто не предвещало беды, тем не менее колоссальный успех лечения язвы желудка — 83 процента выздоровления в течение первых двух недель — сопровождался импотенцией у части леченых мужчин. До сих пор никто не может понять почему, но второй препарат этого ряда, еще более активный — ранитидин,— таких неприятностей не вызывает.

Как ни странно, но некоторые противогрибковые средства, в частности зарубежный кетоконазол и отечественный метронидазол, подавляют либидо. У части больных, длительно применявших для лечения венгерский препарат верапи-мил, возникло нарушение эрекции.

Приходится признать, что современные препараты обладают достаточной активностью, но далеко всегда избирательны. По мере накопления клинического опыта у них нередко выявляется прене-приятнейшее свойство: нарушать сексуальные функции. Если это случилось — никакой паники. Все обратимо и поправимо. Не нужно только таиться от врача и переживать возникшую неприятность в одиночку. Всегда могут быть найдены другие средства и использованы корригирующие препараты. Естественно, молодым все нипочем, а пожилым и слабые вещества могут принести вред. Необходима осторожность, особенно если речь идет о применении новых, малоизученных средств. И, конечно, никакой самодеятельности.

 

 

(Публикуется с сокращениями) «Наука и жизнь», 1988, № 8, с. 144—149

 

 

Необычные подарки, сувениры, книги, фильмы, музыка в Интернет-магазине >>>

 

 

 

На главную

Содержание книги

 

 

Последние добавления:

 

Биография и книги Салтыкова-Щедрина   

 

Василий Докучаев. Русский чернозём   

 

Науки о Земле 

 

Император Пётр Первый

    

Справочник по терапии. Причины боли. Как снять боль   

 

Как найти монеты металлоискателем  

 

Обрезка растений    

 

ландшафтный дизайн  

 

История жизни на Земле  

 

Продолжительность жизни человека