Вся библиотека >>>

Содержание раздела >>>

 

Экономика

 

банкротство Бизнес. Инвестиции. Ценные бумаги. Право


Банкротство кредитных организаций

 

§1.2. Зарубежный опыт банкротства кредитной организации

           

Воздействие норм национального законодательства на процесс антикризисного управления в банках будет охарактеризовано на основании изучения и анализа законодательной базы республики Австрия. Поскольку оно, во-первых, в течении последних 10 лет было приведено в полное соответствие с нормами общеевропейского законодательства и, следовательно, является репрезентативным, и, во-вторых, имеет репутацию создающего базу для эффективного взаимодействия органов государственного контроля и высшего менеджмента банка в рамках процесса антикризисного управления.

            В современной теории антикризисного управления является общепринятой точка зрения, согласно которой невозможно ни дать объективную оценку качеству антикризисного менеджмента в конкретной ситуации ни, тем более, адекватно проанализировать особенности практического опыта антикризисного управления в определенной стране, не зная, в каких условиях осуществляется антикризисный менеджмент в этой стране, какие конкретные правовые и деловые требования предъявляются к его качеству.

            Австрия располагает передовой, логично структурированной законодательной базой в области регулирования управленческих процессов в банках; обстоятельство, в значительной степени являющееся причиной более чем положительной статистики банкротств в этой стране.

            Существенной особенностью банковского антикризисного менеджмента в Австрии является наличие четких законодательных норм, предписывающих минимальный комплекс мер, которые менеджер обязан осуществить в целях предотвращения кризисной ситуации. Требования, предъявляемые органами государственного надзора к банковскому менеджменту, в значительной степени определяют вышеупомянутый минимальный комплекс мер. Требования, предъявляемые органами государственного надзора (Министерство Финансов, Комитет Финансового Надзора) к кредитным организациям закреплены в законодательных актах (Закон о Банковской Деятельности), а также в подзаконных актах (инструкциях, указах, директивах; в первую очередь директивы №2000/28, 91/308 и 86/635). Анализ позволяет разделить данные нормативные акты на три группы:

·      Нормативы, фиксирующие требования к индивидуальным качествам и профессиональным навыкам менеджера (негативный и позитивный каталоги параграфа 5 Закона о банковской деятельности), а также нормативы, фиксирующие требования, предъявляемые к общему порядку осуществления управленческой деятельности в кредитных организациях, в частности, параграф 39 Закона о банковской деятельности определяет минимально необходимый уровень добросовестности менеджера кредитной организации, – Sorgfaltspflicht des Geschaftsleiters.

·      Нормативы, фиксирующие требования к резервной политике банка, к которым, в особенности, относится параграф 22 Закона о банковской деятельности, и порядок взаимодействия между менеджментом и органами государственного надзора, в особенности в рамках учета и регистрации крупных капиталовложений (GVA), такие как параграфы 27 и 74 Закона о банковской деятельности.

·      Нормативы, фиксирующие минимальные требования, предъявляемые к внутрибанковской системе организации учета и оценки рисков (инструкция КФН от 9 декабря 1998 года).

При несоблюдении указанных требований менеджер может привлечен к ответственности через суд. Кроме того, регистрация повторных грубых нарушений предписанных нормативов может являться основанием для отказа утверждения менеджера Комитетом Финансового Надзора в случае его перехода на руководящую позицию в другую кредитную организацию.

            Согласно параграфу 4 ЗОБД, государственный контроль за деятельностью кредитных организаций осуществляется Комитетом Финансового Надзора (FinanzmarktaufsichtFMA). КФН был образован в апреле 2002 года в результате слияния отделов Министерства Финансов, осуществляющих соответственно функции банковского и страхового надзора, а также Комитета по надзору за Рынком Ценных Бумаг. КФН является независимым органом. В рамках КФН существует департамент, отвечающий непосредственно за банковский надзор. Национальный Банк Австрии осуществляет валютный контроль на территории республики, и осуществлять надзор за деятельностью банков может исключительно в этом качестве. НБ может также оказывать кредитным организациям консультационные услуги.

            Осуществленный анализ нормативных актов позволил выделить четыре уровня контроля КФН за деятельностью кредитных организаций. Результаты анализа отражены в таблице

Уровень контроля

Полномочия

Законодательная база

Предварительный контроль

КФН отвечает за выдачу полных и ограниченных лицензий на осуществление банковской деятельности. Выдаче лицензии предшествует не менее чем двухмесячная проверка соответствия банка требованиям австрийского законодательства, в свою очередь, отражающих требования директив ЕС.

Параграф 5 ЗоБД

Текущий контроль

КФН требует от кредитных организаций регулярного предоставления документов финансовой отчетности, документации по особо крупным кредитным сделкам, об изменении устава и т.д.

Особо пристальное внимание уделяется кадровым вопросам. Помимо информации о членах правления, банк должен сообщать КФН информацию о сотрудниках, отвечающих за внутренний контролинг; о критериях, применяемых при назначении сотрудников, отвечающих за торговлю ценными бумагами, а также об их изменении.

КФН проводит самостоятельный анализ полученных материалов.

КФН имеет право проводить внеочередные проверки банковской документации на месте. К каждому крупному банку КФН прикрепляется «государственный комиссар» (Staatskommissar), которого правление банка должно приглашать на все заседания совета директоров. Государственный комиссар обладает правом вето, возможности правления преодолеть вето достаточно ограничены. КФН и после выдачи лицензии следит за выполнением условий параграфа 5 ЗоБД.

Директива №2000/28, параграфы 11 и 73 ЗоБД

Антикризисное управление

Если анализ предоставленной отчетности позволяет органу надзора сделать вывод о долгосрочном ухудшении финансового состояния банка, Комитет имеет права потребовать от руководства банка принятия мер, которые ему представляются необходимыми для восстановления финансовой устойчивости кредитной организации. В случае если менеджмент банка отказывается принять требуемые меры, КФН может либо отозвать лицензию у банка, либо отозвать у одного или нескольких членов правления права занимать соответствующие посты, либо направить в банк «Правительственного комиссара» (Regierungskommissar)

Отзыв у менеджеров банка права заниматься управленческой деятельностью в кредитной организации не означает их ухода со своих постов, поскольку снять их может лишь совет акционеров либо учредительное собрание, но осуществление ими любой деятельности на своем посту будет, с момента отзыва, либо административно либо уголовно наказуемо. Назначение правительственного комиссара также не означает смещения действующего менеджмента; комиссар лишь участвует в текущем процессе управления банком наряду с менеджментом. Правительственный комиссар назначается, как правило, на незначительный срок времени – не более чем на два месяца.

Параграфы 78-80 ЗоБД

Инициация процесса банкротства кредитной организации и участие в нем

КФН — единственная инстанция, имеющая право обращаться в суд с требованием начала процесса банкротства банка. Менеджмент кредитной организации этим правом не обладает. Следует отметить, что в отличие от обыкновенных коммерческих организаций, в рамках процесса банкротства кредитных организаций законом не допускается подача заявок на замену процедуры банкротства процедурой зачета (Ausgleich) или на досрочное прекращение процедуры банкротства в результате принудительного зачета (Zwangsausgleich). Это означает, что КО не могут выйти из процедуры банкротства, достигнув мирового соглашения с кредиторами, предусматривающие лишь частичное погашение задолженности. После начала процедуры банкротства сохраняются лишь три варианта развития событий: ликвидация кредитной организации, полное восстановление ее платежеспособности в течение срока временного управления и ее покупка другой кредитной организацией, приобретающей все обязательства. Последний вариант — наиболее часто встречающийся в практике, второй — чисто теоретический, поскольку прецедентов до сих пор не было. КФН является стороной в процессе банкротства кредитной организации на всем его протяжении.

Параграф 82 ЗоБД

 

            Ужесточенный порядок процедуры банкротства является отражением долгосрочной политики австрийского Минфина, направленной на ограничение игроков на рынке банковских услуг и ликвидацию неэффективных кредитных организаций. Данная политика имеет своим непосредственным следствием фактическую невозможность осуществления антикризисного управления в кредитной организации, находящейся в состоянии банкротства. Таким образом, исходя из австрийского законодательства, реальные опции для осуществления антикризисного управления в кредитной организации существуют лишь во временном промежутке между выявлением менеджментом обстоятельств, указывающих на существенное увеличение риска банкротства и моментом возбуждения в отношении кредитной организации процедуры банкротства. После начала процедуры банкротства, возможности по выводу кредитной организации из кризиса фактически сводятся австрийским законодательством  к нулю. Это обстоятельство следует особо учитывать при анализе практики антикризисного управления в австрийских кредитных организациях.

            Менеджеры кредитной организации должны отвечать требованиям, предъявляемым в параграфе 5 Закона о банковской деятельности. Инструкция КФН от 15.04.1999 г. рекомендует перед назначение согласовывать кандидатуры членов правления банка с Комитетом Финансового Надзора. В случае если КФН устанавливает Факты, свидетельствующие о несоответствии одного из банковских менеджеров требованиям §5 ЗоБД, комитет обязан потребовать от банка его замены. При неисполнении КФН имеет право отозвать у банка лицензию. Каталог требований, предъявляемых к членам правления банков, содержащийся в параграфе 5 ЗоБД, включает в себя 9 пунктов *пункты 5 —12 и 13 параграфа 5 ЗоБД, а также пункты 1 — 6 параграфа 13 Положения о Коммерческой Деятельности). Особое значение имеет пункт 8 параграфа 5 ЗоБД, фиксирующий требования к деловым качествам банковского менеджера. В соответствии с этим положением ЗоБД, банковский менеджер обязан:

·      располагать знаниями, навыками, а также образованием, которые необходимы для осуществления управленческой деятельности в кредитной организации;

·      обладать необходимым опытом, причем согласно господствующему мнению, более чем трехлетний опыт работы на руководящих должностях в кредитных организациях сопоставимого размера является достаточным; а также личными и деловыми качествами;

·      иметь деловую репутацию, не позволяющую сомневаться в его благонадежности; в том случае, если КФН известны обстоятельства, позволяющие сомневаться в благонадежности менеджера, лицензия может быть выдана только в том случае, если менеджер сможет доказать необоснованность этих сомнений.

            Лицензия также не выдается в случае, если хотя бы против одного из членов правления возбуждено уголовное дело и выдвинуто обвинение по статьям законов, предусматривающим в качестве наказания лишение свободы сроком более одного года (пункт 7 параграфа 5 ЗоБД). Целью данных положений является снижение риска банкротства кредитной организации в результате неквалифицированных и/или преступных действий менеджмента.

            Особый интерес для банковского менеджмента представляет положение о так называемом «сокрытии банкротства». В данном случае речь идет о том, что менеджер с момента, в который ему должно было стать известно о том, что его предприятие находится в состоянии банкротства, в течение 3 месяцев должен не только оповестить об этом всех своих кредиторов, но и инициировать против своего предприятия в суде процедуру банкротства. В противном случае ему грозит уголовная ответственность и лишение свободы сроком до 2 лет.

            Эта правовая норма имеет для антикризисного управления значительно большее значение, чем это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что в качестве основания для возбуждения процедуры банкротства в австрийском законодательстве указана не только краткосрочная, но и долгосрочная неплатежеспособность предприятия. Последняя же может быть установлена лишь в результате кропотливого анализа платежеспособности предприятия. В результате на менеджмент оказывается косвенное давление с целью заставить его проводить регулярный анализ финансового положения кредитной организации.

            Далее мы рассмотрим положения австрийского банковского законодательства о так называемых «крупных капиталовложениях» (GVA), определяющие уровень обязательных банковских резервов и порядок взаимодействия банка с Комитетом Финансового Надзора.

            К «крупным капиталовложениям», согласно параграфу 27(5) ЗоБД, относятся любые капиталовложения величиной не менее 500 000 евро, своим размером превышающие 10% собственного капитала. Как правило, когда в специальной литературе речь идет о GVA, имеются в виду кредиты в особо крупных размерах. Любые GVA должны указываться банком в отчете, предоставляемом ежемесячно в КФН.

            Согласно внесенным в ЗоБД изменениям (параграф 27(7) ЗоБД) GVA не должны превышать 25% собственного капитала банка.

            Для кредитов, выдаваемых в рамках концерна, верхняя граница GVA составляет 20%.

            Для «малых кредитных институтов», к которым относятся кредитные учреждения с собственным капиталом менее 10 млн. евро, граница максимальных GVA составляет 40% собственного капитала.

            В случае если размер GVA превышает предписанную величину, банк обязан уплатить Министерству Финансов проценты, составляющие 2% годовых от суммы, превышающей максимально допустимую величину GVA, рассчитанные на один месяц.

            В законодательной практике наблюдается тенденция к усилению контроля за крупными кредитами. Еще недавно максимальный предел GVA составлял 40% собственного капитала.

            Согласно параграфу 27(6) ЗоБД банковский менеджер обязан:

1.    Информировать о любых GVA наблюдательный совет. Выдача любых соответствующих кредитов должна быть предварительно санкционирована наблюдательным советом. Санкционирование наблюдательным советом кредитов без указания имени заемщика, величины или условий кредита незаконно, менеджер несет ответственность за возникающий ущерб.

2.    В конце каждого года предоставлять в наблюдательный совет документ, в котором указаны все GVA и их размеры (параграф 27(6) ЗоБД).

            Следует заметить, что выше речь идет исключительно о кредитах, относящихся к GVA, т.е. составляющих > 10% собственного капитала.

На более мелкие кредиты, данные правила не распространяются.

            Тем не менее, и при выдаче кредитов, не относящихся в GVA, банковский менеджер должен учитывать ряд требований закона.

            Так, согласно параграфу 75 ЗоБД менеджер должен сообщать в Национальный Банк Австрии о любых кредитах, превышающих 500 тыс. евро, вне зависимости от того, превышают они критический уровень в 10 % собственного капитала или нет. Полученные сведения в Национальном банке заносятся в специальный реестр и могут предоставляться, по их заявке, другим кредитным организациям.

            Данная мера принята, безусловно, в интересах самих же банковских менеджеров. После предоставления банком информации о кредите Национальный Банк производит проверку заемщика на предмет его нахождения в «черном списке», в котором находится информация о предприятиях-неплательщиках. Кроме того, любой банковский менеджер может сделать запрос в Национальный Банк и получить информацию о заемщике.

            Справка Национального Банка будет содержать: название заемщика, общую сумму полученных им кредитов, предоставленных к регистрации в реестре Национального Банка и их число. Получение информации от Национального Банка не отменяет обязанность менеджмента проводить собственный анализ платежеспособности данного заемщика.

            Австрия стала одной из первых стран, реализовавших в своем законодательстве положения Директивы ЕС о сольвабильности[1] (параграф 22 ЗоБД). Согласно пункту 1 параграфа 22(1) ЗоБД, в каждом банке должен быть сформирован резервный фонд покрытия убытков, возникающих в результате неплатежей по выданным кредитам. Величина резервного фонда определяется на основании формулы коэффициента сольвабильности, которая  выглядит следующим образом:

            КС = ЛСС*100/(РА+ЗБС),

            где

            КС — коэффициент сольвабильности,

            ЛСС — ликвидные собственные средства,

            РА — рисковые активы,

            ЗБС — забалансовые сделки.

            К рисковым активам относятся:

·      0% требований к учреждениям ЕС, требований, обеспеченных государственными, земельными и муниципальными гарантиями;

·      20% требований к ЕБРР, государственным фондам социального страхования, государственным палатам и кредитным учреждениям категории А;

·      50% требований, обеспеченных ипотекой;

·      100% остальных требований.

            Помимо указанного фонда, параграф 22b(1) ЗоБД предусматривает формирование дополнительного фонда для требований, обеспеченных ценными бумагами, занесенными в Банковский Торговый Регистр Ценных Бумаг. Порядок определения размера этого фонда в ряде случаев является настолько сложным, что для осуществления этой функции приходится привлекать «внешних специалистов».

            Основное достоинство положений о сольвабильности заключается в том, что они гарантируют минимальный возврат средств кредиторам и вкладчикам банка, оставляя соответствующие средства в распоряжении менеджмента и владельцев кредитной организации.

            Согласно указу Министерства Финансов Австрии от 06.02.1996 г. кредитная организация для каждой сферы своей деятельности обязана создать отвечающую последним требованиям банковской науки «организованную, прозрачную и контролируемую систему риск-менеджмента». Организация соответствующей системы относится к числу тех обязанностей менеджера, за надлежащее исполнение которых он несет ответственность согласно  параграфу 39 ЗоБД.

            Более подробно обязанности банковского менеджера в области организации системы управления рисками определены в директиве МФ от 09.12.1998 г. В соответствии с ней, «солидная система риск-менеджмента» предполагает наличие:

·      Широкой общей базы для оценки рисков;

·      Лимитов, правил и иных параметров, учитываемых при осуществлении рисковой политики;

·      Адекватной и детализованной системы распределения и контроля управленческой информации.

            В каждой кредитной организации со штатом сотрудников, превышающем 35 человек и/или сумма активов которой превышает 110 миллионов евро, должно быть создано специализированное структурное подразделение, отвечающее за осуществление функций внутреннего контроля.

            В области контроля за рисками платежа документ рекомендует использовать следующие вспомогательные средства:

·      Определение максимальных пределов кредитования заемщиков различной платежеспособности;

·      Определение максимального временного интервала между текущими проверками отдельного кредита;

·      Создание системы предоставления периодических отчетов;

·      Создание системы определения полного объема обязательств экономически взаимосвязанных клиентов.

            Кроме того, директива предусматривает обязанность банковского менеджера истребовать от клиента всю информацию, необходимую для осуществления достоверной оценки его платежеспособности.

            Требования к системе управления рисками в австрийских банках могут еще более ужесточиться после вступления в силу соглашения «Базель II», согласно которому кредитные организации в значительной степени лишатся возможности выдавать кредиты без оценки платежеспособности, а также кредиты компаниям с низкими показателями уровня платежеспособности. Впрочем, относительно отдельных параметров этого соглашения до сих пор ведется достаточно принципиальные дискуссии. В частности, противники соглашения указывают на то обстоятельство, что «Базель II» в сегодняшнем виде дискриминирует компании, которые в силу специфики своего бизнеса имеют негативные значения некоторых ключевых показателей, а также новосозданные компании. Поэтому будущее соглашение на данный момент не прояснилось. Разумеется, подобная система контроля, принуждения и страховки не исключает серьезных ошибок в области банковского риск-менеджмента. Характерным примером тому может послужить конкретный случай из актуальной австрийской банковской практики, когда один из австрийских земельных банков, Банк Бургенланда, выделил кредиты в общей сложности на сумму более 150 млн. USD предпринимателю, действовавшему в строительном бизнесе, который, в конце концов, скрылся с полученными деньгами. До сих пор непонятно, каким образом руководство банка пошло на выдачу кредитов в столь крупных размерах предпринимателю с достаточно сомнительной репутацией, предъявившего в качестве доказательства наличия у него серьезной недвижимости лишь ряд фиктивных документов, а также фотографии последней. На наш взгляд, не совсем понятно, почему не был проведен элементарный анализ платежеспособности заемщика, и почему не последовало предупреждения со стороны Национального Банка, имевшего информацию о неблагонадежности заемщика. Степень ответственности банковского менеджмента в данной ситуации в ближайшее время будет выяснять суд. Описанный пример показывает, что, несмотря на все достижения в области государственного контроля за соответствием риск-менеджмента в банках минимально допустимым стандартам надежности, существует значительный потенциал для его увеличения в дальнейшем.

            Тем не менее, на наш взгляд, высокий уровень антикризисного управления в банках Австрии во многом объясняется жесткими законодательными требованиями к банковскому менеджменту в этой стране и высоким уровнем контроля за их исполнением со стороны Министерства Финансов и Национального Банка.

    

 «Бизнес, финансы, рынок, право»             Следующая страница >>>



[1] Сольвабильность — способность банка покрывать неожиданно возникающие убытки. Является одним из ключевых критериев устойчивости банка в кризисной ситуации.