Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Экономика

 

Банковская система России Бизнес, инвестиции, право


 



Банковская система России

 

 

 

ПОСЛЕДСТВИЯ БАНКОВСКИХ КРИЗИСОВ

 

В результате финансового кризиса  1999 года банковская система понесла значительные потери. Так, по активной части потери вследствие решений правительства от 17 августа этого года составили:

110-120 млрд. руб. вложений в ГКО/ОФЗ, которые оказались замороженными на неопределенный срок, т.е. фактически 17% чистых активов банков из ликвидных мгновенно превратились в просроченную задолженность. (Сбербанк на 17 августа имел пакет рублевых гособлигаций в объеме 78-85 млрд. руб., остальные коммерческие банки - 33-34.5 млрд. руб.);

6.2-6.3 млрд. руб. вложений в муниципальные бумаги, которые также можно квалифицировать как неликвидные активы, поскольку после 17 августа обязательства по своим облигациям смогли выполнять немногие местные органы власти;

23.2 млрд. руб. - прирост просроченной задолженности за август-сентябрь1998 г. по предоставленным кредитам (предприятиям, банкам и местным органам власти).

Кроме того, уровень достаточности капитала (рассчитываемый как отношение капитала к чистым активам) банковской системы сократился с почти 20% (на 1 августа 1998 г.) до 10% (на 1 ноября 1998 г.).

Изъятие средств из банковской системы (или уменьшение пассивной части банковских балансов) в кризисный период составило:

5 млрд. руб. - уменьшение (за август) рублевых средств юридических лиц;

7.8 млрд. руб. (1.3 млрд. долл.) - уменьшение (за август) валютных средств юридических лиц;

17.5 млрд. руб. - сокращение за период кризиса (с июня по декабрь) рублевых депозитов физических лиц (в том числе в Сбербанке - 1.1 млрд. руб., в остальных коммерческих банках - 16.4 млрд. руб.);

23.4 млрд. руб. (3 млрд. долл.)- сокращение с июня по декабрь валютных депозитов физических лиц (в том числе в Сбербанке - 1 млрд. долл., в остальных коммерческих банках - 2 млрд. долл.).

Таким образом, суммарные активы банков, оценивавшиеся еще на начало августа в 1.1 трлн. руб., за один день, 17 августа, фактически сократились на 140-150 млрд. руб. (или на 12.5-13.5%); чистые активы, оценивавшиеся на 1 августа примерно в 700 млрд. руб., сократились на 20-21.5% (т.е. до 560-550 млрд. руб.).

Наиболее сильно кризис повлиял на банковскую систему по следующим основным направлениям:

o          задержки проведения клиентских платежей приобрели массовый характер;

o          заметно сократилась суммарная ликвидность кредитных организаций с одновременным ухудшением качества кредитного портфеля и ростом доли «плохих» долгов;

o          девальвационные ожидания привели к массовому сбросу рублевых активов и переводу их в валютные.

В целом можно констатировать, что реформирование банковской системы не происходило. Одни коммерческие банки проводили достаточно агрессивную стратегию, направленную на выживание и захват части рынка банковских услуг. Другим удалось получить централизованные стабилизационные кредиты. Наконец, ряд банков либо закрыты, либо находились на грани банкротства. Государственное агентство реструктуризации кредитных организаций (АРКО) так и не начало функционировать. Вхождение иностранных банков на российский рынок приветствуется денежными властями (по крайней мере, на словах), однако никаких реальных действий в связи с этим не предпринималось.

Наиболее вероятный сценарий развития российской банковской системы на 1999 г. было отсутствие реальной реформы. Активная национализация коммерческих банков представлялась маловероятной в силу их значительной задолженности - в первую очередь населению и внешним инвесторам. Учитывая сохраняющуюся финансовую нестабильность, денежные власти были не в состоянии провести реструктуризацию государственного долга с минимальными потерями для инвесторов и эффективно реформировать банковскую систему.

Главным итогом банковского кризиса стало разрушение полиолигархической структуры банковской системы, центры силы которой группировались вокруг нескольких крупнейших финансово-промышленных империй ("Интеррос-Онэксим", "Роспром-Менатеп", Инкомбанк, "Газпром-ЛУКойл" и др.). Сейчас сливки негосударственного банковского бизнеса концентрируются, по большому счету, в двух местах - в банковской группе "Газпрома" и в московской группе банков. По размеру активов и качеству текущего финансового положения газпромовские банки превосходят "москвичей", тогда как последние явно лидируют по динамике захвата бизнеса умерших или выпавших из рук олигархов банков (весьма показательна экспансия Гута-банка, замахнувшегося на филиальную сеть Инкомбанка и бизнес Уникомбанка в Московской области). Немаловажная причина слияний кроется в том, что в условиях тотального недоверия банков друг к другу и предприятий к банкам крупные компании склонны не распылять свои счета и денежные потоки в большом количестве банков, а замыкать их в компактных, прозрачных и, как правило, жестко управляемых группах банков. Так, Газпромбанк замкнул на себя финансовые потоки "Газпрома", которые раньше были размазаны по нескольким банкам (в их числе был умерший Инкомбанк), и увеличил чистые активы во второй половине 1998 года почти вдвое, став четвертым по величине банком страны. "Сургутнефтегаз" теперь предпочитает большую часть расчетов вести через Сургутнефтегазбанк; даже крупный пакет акций Онэксимбанка не уберег компанию от сложностей с возвратом сотен миллионов долларов. Укрупнению Сбербанка способствовал значительный приток частных вкладов. Московская группа сконцентрировала потоки самого богатого региона страны, а Банк Москвы поглотил Мосбизнесбанк. Планируется объединение Банка Москвы и Мост-банка. Резко усилились ранее почти похороненные олигархами госбанки. Особенно впечатляет наращивание монополии Сбербанка на рынке частных вкладов, колоссальный наплыв клиентуры и рост чистых активов Внешторгбанка, вернувшего себе второе место в российской табели о рангах. Империя госбанков будет расширяться: "СБС-Агро" за стабилизационный кредит заложил государству контрольный пакет, похожую участь прочат Промстройбанку. Наконец, на наш взгляд, все-таки рано ставить крест и на банковском бизнесе многих прежних лидеров. Появившиеся рядом с "Онэксимом", "Менатепом" и "Роскредом" банки-спутники не отягощены долгами и сконцентрировали большую часть клиентуры и денежных потоков своих дряхлых родителей. Совершенно ясно, что, когда черновой раздел бизнеса умерших банков завершится, конкуренция между новыми центрами силы банковской системы вспыхнет опять.

Главная слабость сегодняшней российской банковской системы и отдельных коммерческих банков, безусловно, связана с крайне низким уровнем капитализации, что особенно наглядно проявляется в международном сравнении. Совокупный капитал всех российских банков в настоящее время - около(6 млрд. дол—США , что ниже собственного капитала любого из ста крупнейших банков мира. Даже самые крупные российские банки уступают по этим показателям не только западноевропейским банкам, но и ведущим кредитным организациям стран Центральной и Восточной Европы.

Капитал банковской системы, достаточный для обслуживания нормального воспроизводственного процесса, должен составлять согласно мировой практике 6-7% размера ВВП страны. В России он примерно в 2 раза ниже.

Наши банки не выдерживают сравнения не только в международном плане, но н в сопоставлении с крупными российскими промышленными предприятиями или предприятиями сферы обслуживания. Структура промышленного производства и экспорта в России характеризуется достаточно высоким уровнем концентрации, при котором несколько десятков предприятий обеспечивают очень большую долю товарных и финансовых потоков. Вследствие этого по объему реализации продукции, инвестиционным потребностям, уровню капитализации, размеру прибыли многие ведущие промышленные предприятия существенно превышают возможности отдельных коммерческих банков

Скорейшее восстановление и наращивание капитальной базы банковской системы, а также централизация и концентрация национального банковского капитала являются важнейшими предпосылками достижения глобальной политической цели превращения России в развитую страну с конкурентоспособной экономикой. Вакуум на российском банковском рынке рискует быть заполненным более мощными иностранными банками, присутствие которых в последнее время динамично растет как в розничном, так и в корпоративном сегментах рынка.

Активная роль государства в преодолении системных банковских кризисов была заметна во всех странах. На восстановление платежеспособности и реструктуризацию ссудосберегательных банков США, к примеру, были выделены суммы, превышающие 100 млрд. дол . Санация французского банка «Креди Лионэ» стоила государству 20 млрд. дол.  долито было сделано не потому, что французы не умеют считать, а потому, что, хорошо посчитав, сочли это выгодным. И главное - нашли деньги на это.

Прямые факторы, которые затрудняют процесс реструктуризации банковской системы — это и дискриминационное налогообложение по сравнению с международной практикой, так как у нас из после налоговой прибыли идет значительное количество расходов, и дискриминационное налогообложение доходов банков по более высоким ставкам, чем облагаются другие предприятия.

Есть множество и других проблем, созданных государством, т. е. во многом мы сами себе мешаем двигаться по пути нормализации, восстановления банковской системы и соответственно развития экономики.

Что нужно для того чтобы лучше вписаться в международную система расчетов, в международные финансовые потоки? Банковская система России должна совершенствоваться. Совершенствование в первую очередь необходимо по линии банковского надзора, по повышению достоверности банковской отчетности через применение жестких штрафных и иных санкций к кредитным организациям прибегающим к намеренному искажению своей отчетности.

Когда речь идет о выделении надзорных функций из круга полномочий Центрального банка Российской Федерации, то, возможно, это окажется целесообразным в будущем, но на сегодня это только ослабляет, а не усиливает возможности, которые имеются у государства по контролю над банковской системой.

Второе, с моей точки зрения, важное направление - это сближение системы российского банковского учета с международными стандартами банковской отчетности.

В настоящее время имеющиеся различия просто фантастические и порождают непрозрачность банковской отчетности и недоверие к ней. Возьмем Внешторгбанк. Первый квартал текущего года Результат деятельности по российским бухгалтерским стандартам - минус миллиард рублей Результат за тот же период, рассчитанный по международным стандартам бухгалтерской отчетности, - плюс 200 млн. доп.. что по существу является правильным. Такое положение делает невозможным объективный анализ. В течение второго квартала банк имел положительное значение прибыли и по российской системе бухгалтерского учета.

    

 «Банковская система России»     Следующая страница >>>








Rambler's Top100