Вся электронная библиотека >>>

 Модернизация России >>>

 

 Антропология

Модернизация России: постимперский транзит

 


Сергей Гавров

Другие книги автора: Социокультурная традиция российского общества

Историческое изменение институтов семьи и брака

 

Глава III. От модернизации к реставрации

Сакральное и профанное: о проблеме церковно-государственного партнерства

 

В последнее время активизировалась общественная дискуссия по поводу введения в школьную программу «Основ православной культуры». По этому поводу высказались академики РАН, движение «Георгиевцы», Совет муфтиев России. По сути, речь идет о выборе форм и декораций нашей настоящей и будущей жизни, светском или клерикальном характере российского государства, желательности или нежелательности церковно-государственного партнерства.

Наблюдаемое сегодня является осуществлением «театрального», постановочного плана, декорирования настоящей и будущей российской жизни лубочными «православием, самодержавием и народностью». Похоже, что пока в качестве временного ориентира желаемого с известной долей условности выбран 1913 год.

Эстетическая привлекательность нашего досоветского, дореволюционного прошлого, «серебряного» века российской культуры очевидна. Велик соблазн вернуться в последний относительно спокойный год российской истории, как будто и не было в нашей истории ужасов ХХ века. Но эти ужасы были как раз и подготовлены стойким желанием власти ничего по возможности не менять, сохранять отжившую форму монархического правления, стойким сопротивлением наступающему миру модерна, поисками нравственного идеала в средневековье, Руси допетровской.

Идти вперед, глядя назад, сложно, не видно пути под ногами, так просто оступиться, потерять направление, выпасть из истории. И за 1913 годом наступили годы и десятилетия вполне апокалипсические.

Сегодня мы, похоже, движемся к новому «большому стилю» послепутинской эпохи, по аналогии с последним большим стилем 30-х годов прошлого века. Пока еще смутно мерещатся впереди черно-желтые имперские знамена, дореволюционная военная форма, вкусно хрустящий снежок под юнкерским сапогом, жизнь под звуки царского гимна «Боже царя храни», декорированная парадами физкультурников, сиречь олимпийцев на Красной площади.

Обращение к имперскому предреволюционному ретро, включающему тесное церковно-госудрственное партнерство, может стать последней не использованной властью возможностью выразить, явить «граду и миру» новую и одновременно старую, досоветскую, «державность» и «могущество» России.

В какой мере эстетику нового/старого большого стиля удастся совместить с демократией, вопрос открытый. Стиль серьезно влияет на содержание политических процессов, подталкивая страну если не к самодержавию, то к обрамленной конституционными формами православной монархии. Монархия для современной России? Это звучит почти как бред горячечного больного. Это и есть бредовые видения, ведь «расцвет позавчерашних идеологий есть верный признак начавшейся агонии вчерашних идей. Этим и объясняется их бредовый, горячечный характер... Оживить отживающую идеологию не может ничто вторгающееся в жизнь не как роковой момент в становлении идей, а как порождение все той же, подлежащей оживлению мертвой идеологии. Потому попытки гальванизации идеологий всегда лишь обличают их окончательную мертвость»[1].

Да и вернуться ни в истории, ни в жизни никуда нельзя, традиционализм, в том числе в своем религиозном исполнении, исчезающая материя. Но искусственное «возрождение» традиционализма не только абсурдно и неизбежно комично, но и прямо разрушительно.

Что касается абсурдистских, комических следствий подобной политики, то не откажу себе в удовольствии заметить следующее. Если часть церковных иерархов и общественности стремятся «слиться» с государством, сделать церковь первой среди равных, хлопочут о введении «Основ православной культуры» в школе и мечтают о возрождении монархии, то надо понимать и возможные следствия практического осуществления таких стремлений и мечтаний, в том числе и для РПЦ.

В случае, если церковь будет играть столь же важную роль в жизни государства, как в советский период нашей истории играла КПСС, государство возьмется за управление церковными структурами всерьез. И не важно, как это государственное управление будет называться – Священный Синод или Управление по делам религий – церковь имеет все шансы попасть под внешнее государственное управление.

Если пофантазировать по поводу возможных начальственных персоналий в подобных структурах, то первым возможным кандидатом мог бы стать, например, лучший управленец России, уважаемый мной А.Б.Чубайс, тем более что реформа «РАО ЕЭС» близиться к своему успешному завершению и нового большого фронта работ в сфере бизнеса пока не просматривается. А в качестве его будущего возможного приемника, почему бы не рассмотреть кандидатуру очаровательной и не менее уважаемой мной К.А. Собчак?

Может быть подобные персоналии не вызовут большого энтузиазма в церковных кругах, но так сохраняется мировая гармония, это своеобразная «божественная ирония». Если же оставить ее за скобками, то клерикальная церковно-государственная политика будет иметь совсем не комические, но трагические последствия.

Следствие главное – разрушение российского государства. Россия до сих пор не является сформировавшимся национальным государством, но остатками российской/советской империи, страной, где встречаются исторические территории трех мировых цивилизаций, трех мировых религий.

Россия не мононациональная Польша, где клерикальная политика проводится при поддержке этнически однородной массы традиционалистов. В России традиционалисты есть тоже, но они исторически принадлежат к разным этническим группам и религиям. Самое страшное, что можно сделать в условиях исторически сложившейся культурно-религиозной разнородности, эту разнородность, инакость сделать видимой, с детства проводить границу между людьми по принципу вероисповедания. Это ментальная граница разделит общество на свой-чужой, а дальше это ментальное, «невидимое» разделение имеет все шансы стать видимым, отвердеть в новых государственных границах. Как патриот России полагаю необходимым препятствовать подобному развитию событий.

Польша, как впрочем, и другие страны Восточной Европы, в том числе Россия сохранили большую, чем в Западной Европе степень приверженности религиозно-культурного традиционализма благодаря явному, а чаще скрытому, антикоммунистическому сопротивлению. Подобное боролось с подобным, идее боролись с идеями. Мы вместе «пропустили» большую часть ХХ века, пропустили создание общества потребления, перехода человеческих устремлений из горячечного мира светских и религиозных идеологий в мир материальной достижительной потребительской жизни. Но общество потребления и массовая культура оказались сильнее мечтаний традиционалистов, и в сегодняшней Франции, как и в России, число воцерковленных людей, особенно среди молодежи, составляет несколько процентов.

Эта индифферентность к религии основной массы населения, поглощенность людей земными, материальными заботами, играми в обществе потребления, всепроникающее влияние массовой культуры, продукции Голливуда и МТV, сохраняет, «консервирует» Россию в ее нынешних границах. Все, что разрушает религиозную индифферентность – разрушает российское государство. Если говорить совсем просто, творчество Петросяна и телепроект «Дом два» и проч. – укрепляет государство в его нынешних границах. Введение «Основ православной культуры», усиливающееся влияние религиозных идеологий и практик на жизнь отдельных регионов и государство в целом – разрушает государство, делает заведомо безрадостными перспективы нашего будущего.

Церковно-государственное партнерство, мечтания о монархии и попытка введения в школьное образование «Основ православной культуры» являются не тактическими, но стратегическими ошибками. Это единственно возможные реальные способы разрушения страны, по своей эффективности радикально превосходящие все иные опасности, в том числе и исходящие от сепаратистских движений на Северном Кавказе.  Может быть, инициаторам подобных прожектов стоит остановиться и еще раз подумать?

Эти ошибки накладываются на базовое непонимание своего места в меняющемся мире, нежелание институциональной интеграции в европейские структуры, поиск самости, «третьего» пути, нежелания части политической элиты России расставаться с ментальной составляющей имперского наследия.

 

Литература

 

  1. 1. Сасаки К. Эстетическая жизнь в антиурбанистической культуре Японии // Ориентиры... М.: ИФРАН., 2001. С. 166-187.
  2. 2. Платонов С. Ф. Москва и Запад в XVI-XVII века // Москва и Запад в XVI-XVII веках. Борис Годунов. М.: Богородский печатник, 1999. С. 21-142.
  3. 3. Достоевский Ф.М. Бесы // Полн. Собр. Соч.: В 30 т. Т.10. Л.: Наука, 1974. С.198-199.
  4. 4. Ядов В. А. А все же Россию умом понять можно Россия: трансформирующееся общество // Под редакцией В. А. Ядова. М: КАНОН-пресс-Ц, 2001. С. 9-20.
  5. 5. Гужва И. Отпущение грехов // ЭКСПЕРТ, №25. 2001. С. 14.
  6. 6. Афанасьев Ю.Н. Опасная Россия: Традиции самовластья сегодня. М.: РГГУ, 2001. 432 с.
  7. Самодуров Ю. Последнее слово канарейки // Московские новости 04-10 марта 2005 года, № 9 (1276). С.18.
  8. Сасаки К. Эстетическая жизнь в антиурбанистической культуре Японии // Ориентиры... М.: ИФРАН., 2001. С. 166-187.
  9.  Платонов С. Ф. Москва и Запад в XVI-XVII века // Москва и Запад в XVI-XVII веках. Борис Годунов. М.: Богородский печатник, 1999. С. 21-142.
  10. Степун Ф.А. Мысли о России // Степун Ф.А. Сочинения. М.: РОССПЭН, 2000. С. 201–424.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  Модернизация России: постимперский транзит

 



[1] Степун Ф.А. Мысли о России // Степун Ф.А. Сочинения. М.: РОССПЭН, 2000. С.388.

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый