<<<<Вся библиотека         Поиск >>>

 

Вся электронная библиотека >>>

 ГОЛОДОМОР >>

  

история СССР . Коллективизация

история голодомораГолодомор


А. Солженицын

ГУЛаг

 

Отчет Международной комиссии по расследованию голода 1932-1933 годов на Украине

(Торонто, 1990 год)

 

Комиссия создана по инициативе Всемирного конгресса свободных украинцев, члены которого обратились к ряду юристов и законоведов разных стран с просьбой принять участие в расследовании фактов голода, имевшего место на Украине в 1932-1933 гг.

Комиссия по расследованию была образована как абсолютно независимый, негосударственный, самостоятельный орган.

За отправную точку был принят статус комиссий по расследованию, предложенный на 60-й конференции Международной юридической ассоциации, а также регламент, принятый Европейской комиссией по правам человека.

Президент Комиссии - Якоб В.Ф. Санберг, профессор юриспруденции Стокгольмского университета.

В течение двух лет (1988-1990) Комиссия занималась расследованием фактов, связанных с явлениями голода, с его причинами и последствиями для Украины и украинского народа, а также рассматривала проблему ответственности властей за эти события.

Выводы Комиссии базируются на анализе дипломатических источников, документальных публикаций, а также свыше 40 советских законодательных актов, относящихся к рассматриваемому периоду.

В работе использовались данные ряда экспертов по сталинскому периоду советской истории; среди них проф. Р. Конквест, проф. В. Козик, д-р Дж. Э. Мэйс, д-р Л. Ю. Лисюк, проф. И. Славутич, проф. Н. Л. Чиров-ский и проф. Л. А. Козинский.

Были заслушаны показания 12 свидетелей, переживших голод на Украине и проживающих ныне в Европе, Канаде и Соединенных Штатах.

 

Комиссия пришла к следующим выводам.

-          Факт голода на Украине в 1932-1933 гг. не подлежит сомнению, равно как и то, что власти как в самой республике, так и в Москве были осведомлены о недостатке продовольствия. Более того, несмотря на критическое положение, советские власти не предпринимали никаких мер, чтобы оказать помощь Украине, вплоть до лета 1933 г.

-          Тем не менее большинство членов комиссии не уверено, что этот голод был намеренно организован с целью уничтожить раз и навсегда украинскую нацию; однако, по мнению комиссии, советские власти использовали ситуацию голода, чтобы увенчать свою политику денационализации.

В Советском Союзе на протяжении многих лет сам факт голода на Украине в период 1932-1933 гг. обходился полнейшим молчанием, которое если и нарушалось, то лишь официальными опровержениями как со стороны властей и прессы, так и со стороны научных и университетских кругов.

Это организованное молчание длилось, пока все аспекты советской политической жизни контролировались Сталиным. После смерти Сталина и в особенности после доклада Хрущева на XX съезде Коммунистической партии упоминания о пережитой Украиной в 1932-1933 гг. трагедии начинают появляться.

Завершение процесса десталинизации затянулось на годы, и лишь с приходом к власти М. Горбачева факт голода стал признаваться советскими официальными лицами, несмотря на расхождения в мнениях о его причинах, масштабах и ответственности за эту трагедию.

Очевидно, что население Украины сократилось более чем на 3 млн человек; уменьшение естественного прироста населения прибавляет к этой цифре еще 3 млн; за тот же период и при тех же условиях жизни население соседних с Украиной республик увеличилось: в России - на 28 проц. в Белоруссии - на 11,2 проц.

Источники позволяют определить, что начало голода относится к лету 1932 г., пик приходится на начало весны 1933 г., а завершение - на начало лета 1933 г.

Самое страшное время - 1933 г. Измученные суровой зимой, крестьяне использовали последние запасы продовольствия, которые им удалось спасти от реквизиций. Результатом стала массовая смертность от голода.

Назначение Постышева в январе 1933 г. на пост второго секретаря Коммунистической партии, кажется, лишь усугубило ситуацию: были ужесточены меры, направленные против украинского населения, и это привело к наиболее ужасающим страданиям людей в начале весны 1933 г.

Условия для возникновения голода создавались в течение многих месяцев, и так же много времени прошло, прежде чем он закончился. Свидетели и эксперты сходятся на том, что к концу апреля - началу мая 1933 г. реквизиции зерна были временно приостановлены или по меньшей мере сокращены. Можно говорить о том, что к началу лета 1933 г. голод прекратился, хотя потребовались годы, чтобы смягчить трагические последствия более чем десяти месяцев лишений, повлекших смерть людей в массовых масштабах.

Распространение голода не ограничилось Украиной. В 1932-1933 гг. этим бедствием были охвачены и другие регионы Советского Союза: в наибольшей степени Казахстан, а также Северный Кавказ, Дон, Кубань, бассейн Волги и некоторые части Западной Сибири.

Поразительно, что Белоруссия, находящаяся в непосредственном соседстве с Украиной и имеющая весьма сходные характеристики, голода избежала.

У Комиссии нет объяснения тому факту, что российские территории в этот период не были поражены голодом, тогда как в 1921-1922 гг. Россия разделила эту участь с Украиной.

Различные источники по-разному оценивают число жертв голода. Называются цифры в 6,10,16 млн. Конквест говорит о 5 млн, Мэйс - о 7,5.

Без сомнения, погибло не меньше 1,5 млн. Сюда надо добавить и умерших от голода за пределами Украины - число их определяется в 3 млн, причем 1 млн приходится на Казахстан и Северный Кавказ. Таким образом, общее число жертв голода 1932-1933 гг. - минимум 7,5 млн, причем, по мнению некоторых экспертов, и эта цифра является заниженной.

Парадоксально, что голод разразился в одном из богатейших регионов Советского Союза. В этот период доля Украины в совокупном национальном продукте составляла почти 30 % при том, что территория ее составляла 3 % территории Советского Союза, а население - 20 %. Сельское хозяйство на Украине традиционно процветало, и это является подтверждением тому факту, что лишь непропорционально большие нормы государственных зернозаготовок смогли подорвать его и стать непосредственной причиной голода.

В 1930 г. норма сдачи зерна государству Украиной составляла 7,7 млн тонн. Благодаря хорошему урожаю эта норма была выполнена, хотя запасов зерна почти не осталось. Та же норма была сохранена и в 1931 г!, но из-за плохого урожая не была выполнена. Тем не менее 7 млн тонн зерна было реквизировано, и это серьезно  сократило ресурсы колхозников. Та же норма была установлена и в 1932 г., хотя на этот раз она составила более 50 % годового урожая. Нормы сдачи зерна государству были явно диспропорциональны, и это публично подчеркивалось такими украинскими лидерами, как Станислав Косиор, Микола Скрыпник и Панас Любченко, на Третьей Всеукраинской партийной конференции, проходившей в 1932 г., -подчеркивалось в присутствии Кагановича и Молотова, официальных представителей Москвы. Результатом стало сокращение плана на 1,1 млн тонн, но даже эта уменьшенная цифра оказалась за пределами возможного для украинских крестьян. В итоге властям удалось собрать лишь 3,7 млн тонн зерна, несмотря на все предпринятые ими усилия отнять у крестьян все до последнего. Голод уже начинался.

В ожидании транспортировки реквизированное зерно складывалось в хранилища или просто сваливалось в кучи около железнодорожных станций. Когда голод усилился, эти склады стали местом, где крестьяне пытались добыть хоть какое-то пропитание. Вполне понятно, что умирающие с голоду люди делали попытки украсть зерно, чтобы выжить, и даже завладеть им с помощью грубой силы.

В связи с распространением подобных беспорядков власти призвали армейские части для охраны запасов, и солдаты - это были не украинцы, а в основном русские или представители других национальностей, - не колеблясь пускали в ход оружие для защиты реквизированного зерна. Закон об охране социалистической собственности от 7 августа 1932 г. предусматривал за хищение или сокрытие зерна и другого продовольствия, принадлежавшего государству, очень суровые меры наказания, вплоть до смертной казни и конфискации всего имущества.

Закон от 6 декабря 1932 г. предусматривал составление «черных досок» - «черных списков» тех деревень, которые признавались виновными в саботаже и диверсиях. В случае занесения в «черный список» применялись следующие меры:

-          немедленное закрытие государственных и кооперативных магазинов и изъятие всех их запасов;

-          полный запрет всех видов торговли, производимой как колхозами и их членами, так и единоличниками;

-          немедленное прекращение всех видов кредитования и предварительных выплат и их обязательный возврат;

-          чистки кооперативного и государственного аппарата от всех чуждых и враждебных элементов;

-          чистки колхозов от всех «чуждых элементов» и «саботажников кампании по зернозаготовкам».

Изначально в этом списке было 6 деревень. К 15 декабря 1932 г. он уже включал целиком 88 районов из 358, на которые в это время была разделена Украина. Жители этих районов были подвергнуты массовой высылке на север.

Ужасающие последствия чрезмерных реквизиций зерна были значительно усугублены общей ситуацией, сложившейся на Украине, где советские власти пытались проводить насильственную коллективизацию сельского хозяйства с целью уничтожить кулачество и подавить те центробежные тенденции Украины, которые угрожали целостности Советского Союза.

С самого начала Москва знала, что Украине угрожает голод, Сталин был прекрасно информирован о критической ситуации на Украине. Роман Терехов, первый секретарь Харьковского областного комитета, лично говорил об этом Сталину во время январского (1933 г.) пленума Центрального Комитета. Командующий Черноморским флотом (И.К. Кожанов. - Ред.) и командующий Киевским военным округом Иона Якир посылали Сталину официальные письма с протестами и просьбами о неотложной помощи.

Также не подлежит сомнению, что, несмотря на свою полную осведомленность, советские власти не предпринимали никаких мер до лета 1933 г. и на протяжении десяти месяцев попустительствовали тому, что голод производил все большее опустошение, никак не пытаясь предотвратить страшные последствия.

Путем различных законодательных мер советские власти усиливали губительное воздействие голода. Эти меры были направлены на то, чтобы жертвы нигде не могли найти продовольствие и не могли покинуть регион бедствия. Заслуживают упоминания:

-          закон от 7 августа 1932 г. о защите социалистической собственности, запрещающий людям, умирающим от голода, под страхом самого жестокого наказания брать зерно, гниющее на складах или сваленное у железнодорожных станций;

-          законы от 13 сентября 1932 г. и от 17 марта 1933 г., прикрепляющие крестьян к земле и запрещающие им оставлять свои колхозы в поисках другой работы иначе чем с разрешения колхозного руководства;

-          закон от 4 декабря 1932 г., устанавливающий особый паспортный режим, который делал невозможным для людей, ставших жертвами голода, переезд на другое место без официального разрешения. Крестьян, стремившихся вырваться за пределы Украины, чтобы избежать голодной смерти, насильственно возвращали назад.

Есть свидетельства о наличии секретного распоряжения комиссара путей сообщения А.А. Андреева о «блокаде» украинско-российской границы с целью недопущения поставок продовольствия на Украину. Свидетели показывают, что железнодорожные билеты продавались лишь тем, у кого было письменное разрешение на поездку; путешествовавшие «незаконно» отсылались сотрудниками ГПУ к исходному пункту, причем все продовольствие, которое они везли, конфисковывалось. Основанием для этого служил закон о спекуляции.

Ясно, что все эти меры принимались отнюдь не только по причинам, связанным с голодом и не были специально направлены на то, чтобы усугубить лишения. Но даже в более благоприятной ситуации эти меры, несомненно, оказали бы весьма негативное воздействие. В сочетании же с тем, что власти не оказывали голодающим никакой помощи, это еще более усугубляет вину тех, на ком лежала ответственность за охватившее Украину бедствие.

Из имеющихся в распоряжении Комиссии сведений несомненно, что большие и малые города Украины в основном избежали воздействия голода; то же самое относится к местным деревенским властям, проводившим коллективизацию и непосредственно осуществлявшим зернозаготовки.

Очевиден и тот факт, что большинство городского населения не являлось украинским. Многие представители местных властей были русскими.

Правдой является и то, что советские власти в тот период отрицали существование голода на Украине и вопреки всякой очевидности продолжали отрицать это в течение более чем пятидесяти лет, за исключением частного упоминания в мемуарах Хрущева.

Указывает ли вышеизложенное на существование некоего заранее разработанного плана, обрекавшегб Украину на голодную смерть? В документах, имеющихся в распоряжении Комиссии, о существовании подобного плана нигде не упоминается. Возможно, однако, что у столь чудовищной личности, каковой являлся Сталин, могла быть самая безумная стратегия. Но поскольку Комиссия не обладает такой информацией, она не может утверждать, что существовал план организации голода на Украине с целью обеспечить таким образом полную победу политики Москвы.

Отсутствие заранее обдуманной стратегии отнюдь не означает, что голод был случайным результатом этой политики, - случайностью, повлекшей уничтожение части украинского народа. Комиссия уверена, что советские власти не предпринимали активных действий по организации голода, но успешно поддерживали его, поскольку это помогало заставить крестьян терпеть политические решения, которым те отчаянно сопротивлялись.

Политика Москвы не была прямо ориентирована на уничтожение какой-либо «этнической или расовой группы как таковой», что является одним из признаков геноцида согласно конвенции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. Намерение «денационализировать» Украину было вызвано нежеланием Москвы мириться с «националистическими и мелкобуржуазными уклонами», не совпадающими с основополагающими заповедями коммунизма.

С другой стороны, у Комиссии сложилось впечатление, что Сталин пытался, используя голод как оружие, нанести окончательный удар по украинской нации «как таковой», и эта попытка проливает свет на те нечеловеческие страдания, которым подверглись украинцы.

Повторяем: голод, равно как и та политика, результатом которой он явился, не были ограничены только Украиной, хотя именно территории с преобладающим украинским населением пострадали больше всего. История показывает, что ненависть Сталина распространялась отнюдь не только на украинцев. Можно усмотреть целую серию геноцидов, как пугающе бы это ни звучало: однако само по себе это не исключает гипотезы о геноциде против украинского народа во время голода 1932-1933 гг.

Исходя из вышеизложенного, Комиссия считает вероятным, что элементы геноцида в данной ситуации имели место.

Проанализированные Комиссией материалы свидетельствуют, что главная ответственность за голод на Украине 1932-1933 гг. лежит на И. Сталине. Эту ответственность разделяют другие члены Политбюро, в особенности В. Молотов и Л. Каганович.

Местные украинские власти: шеф украинского ГПУ В. Балицкий, председатель украинского Совета Народных Комиссаров В. Чубарь, первый секретарь Коммунистической партии Украины С. Косиор и президент Украины Г. Петровский могут быть обвинены в преступной пассивности; зная о голоде, они ничего не предпринимали, боясь санкций Москвы. Видимо, она не играли ведущей роли в подготовке и проведении тех мероприятий, которые стали причиной голода.

Исключение, возможно, составляет Павел Постышев, ставший вторым секретарем Коммунистической партии Украины в январе 1933 г. Будучи приближенным Сталина и русским по национальности, Постышев обладал на Украине реальной властью, играл ключевую роль как в кампании по сдаче государству зерна, так и в репрессиях, связанных с так называемыми националистическими уклонами, и - в целом - в ужесточении мер по насильственной коллективизации и уничтожению кулачества.

В заключение Комиссия отмечает, что в той политике, которая проводилась в отношении украинского народа и привела к трагическим событиям 1932-1933 гг., игнорировались основополагающие нравственные нормы, являющиеся обязательными для властей. Советские власти должны быть подвергнуты суровому осуждению. Независимо от того, являлось ли нарушение норм морали преступлением с юридической точки зрения или нет, невозможно отрицать неизмеримые страдания, причиненные украинскому народу, и первая обязанность властей, допустивших это, - признание своей вины.

 

К содержанию книги:  Голод на Украине 1932 – 1933 годов

 

Смотрите также:

 

 Коллективизация. Раскулачивание

5 января 1930 года вышло постановление ЦК ВКП (б) «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», которое предполагало в ...

 КУЛАКИ. История раскулачивания. Насильственная коллективизация ...

В ходе насильственной коллективизации сельского хозяйства, которая была проведена в СССР в период с 1928 да 1932 года, одним из направлений государственной ...

 Образование СССР 30 декабря 1922 года 1-й съезд Советов СССР ...

Ускоренными темпами осуществлялась и массовая коллективизация сельского хозяйства. ... Результаты массовой коллективизации свидетельствуют о том, ...

 1929 год великого перелома СССР

 



[1] Пособие по Истории Отечества для поступающих в ВУЗы../ Простор, Москва, 1994. С.318