::

 

Вся Библиотека >>>

Русская история >>>

 Хазары >>>

 

Древняя Русь и соседние племена

Хазары. Крушение империи хазар и ее наследие


Смотрите также: Русская история и культура

Повесть временных лет

Рефераты по истории

  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЗЛЕТ И КРУШЕНИЕ ХАЗАР

 

 

 

       "II"

 

        "ОБРАЩЕНИЕ"

 

        "I"

 

     Религия евреев, - пишет  Бьюри, - оказала глубокое влияние на исламское

вероисповедание   и   послужила  фундаментом   для  христианства;   известны

разрозненные случаи  новообращения; но переход хазар  в веру Иеговы в чистом

виде уникален в истории" (21; 401).

     Каковы  же мотивы  этого уникального события? Влезть в шкуру хазарского

принца нелегко - тем более, что он не снимал кольчугу. Если же  рассуждать в

терминах силовой политики,  которая во все века подчиняется  одним и тем  же

правилам, то напрашивается одна поразительная аналогия.

     В начале VIII века мир был строго разделен между  двумя сверхдержавами,

олицетворявшими  христианство  и ислам.  Их идеологические доктрины находили

выражение  в   силовой  политике,  осуществлявшейся  классическими  методами

пропаганды,  силового  давления  и   военных  захватов.   Хазарская  империя

представляла собой "третью силу", доказавшую свое равенство  двум другим и в

роли  противника,  и  в  роли союзника. Но  сохранить  независимость Хазария

могла,  лишь избежав принятия  христианства или ислама, в  противном случае,

она оказалась бы подчинена власти византийского императора, либо багдадского

халифа.

     Обе  силы упорно старались обратить хазар в  христианство или в  ислам,

однако старания  эти приводили лишь  к обмену дипломатическими любезностями,

династическим бракам и  ненадежным военным  союзам,  основанным  на взаимных

интересах. Полагаясь  на свое военное могущество, хазарское царство, имея  в

тылу  вассальные  племена,  решительно  отстаивало свое  положение  "третьей

силы", возглавляющей независимые степные народы.

     В  то же самое  время близкие  связи  с  Византией и Халифатом доказали

хазарам, что их архаический шаманизм  -  не  только устаревшее варварство по

сравнению с великими монотеистическими религиями, но и препятствие на пути к

наделению  вождей духовной и юридической властью, каковой обладали правители

двух мировых теократических держав, - халиф и император. Однако обращение  в

одну  из этих  религий означало бы подчинение, конец  независимости и потому

было неприемлемо. Разве  не  логичнее в этой ситуации было  перейти в третью

веру,  не связанную  с другими двумя,  но в то же  время послужившую  той  и

другой древней основой?

     Однако логика таких умозаключений призрачна, ибо  они  делаются  задним

числом.  В  действительности   обращение  в  иудаизм  требовало  гениального

провидения.  Тем  не  менее и  арабские,  и еврейские  источники,  по-своему

детализируя историю обращения, выстраивают  логику, схожую с вышеизложенной.

Снова процитируем Бьюри:

     "Не  вызывает  сомнений,  что  к принятию  иудаизма  правителя склонили

политические соображения.  При  переходе  в  магометанство  он  попал  бы  в

духовную зависимость от халифов, пытавшихся навязать хазарам свою религию, а

в  христианстве  заключалась  опасность  превратиться в  церковного  вассала

Византийской империи. Иудаизм же был  авторитетной религией, священные книги

которой  почитались  и христианами,  и магометанами;  он  возвышал  его  над

невежественными  варварами  и  одновременно  гарантировал  от  вмешательства

халифа и императора.  Однако, приняв обрезание, он не  перенял  нетерпимости

иудейского культа.  Простому  народу  было  позволено и  дальше пребывать  в

язычестве, поклоняясь прежним идолам" (21; 406).

     Обращение хазарского  двора  имело, несомненно, политические мотивы, но

было  бы  ошибкой воображать, что эти  люди слепо, в  один присест перешли к

исповеданию религии с неведомыми догматами.  Напротив, перед  обращением они

как  минимум  столетие  знакомились с  евреями  и  их религиозной  практикой

благодаря многочисленным беглецам, спасавшимся от религиозного преследования

в Византии и, хоть и  в меньшей степени, в  завоеванной арабами  Малой Азии.

Известно, что  среди  варваров Севера  Хазария  выделялась  как относительно

цивилизованная страна, еще не склонившаяся ни к одной  из противоборствующих

религий,   превратившаяся   потому  в  естественное   убежище   для  евреев,

спасающихся  от византийского ига, насильственного обращения в другую веру и

других притеснений. Преследования в различных видах начались при Юстиниане I

(527-565  гг.)  и приняли особенно свирепые формы в VII веке при  Ираклии, в

VIII веке при Льве III, в  IX веке  при Василии  и  Льве  IV и в Х веке  при

Романе. Например, Лев III, правивший два  десятилетия  непосредственно после

обращения  хазар в  иудаизм,  "попытался одним ударом покончить с непорядком

[терпимым отношением к  евреям], повелев всем своим подданным-иудеям принять

крещение"   (109;   61).   Несмотря   на   неудовлетворительное   исполнение

императорского повеления, оно привело к  бегству  из Византии  значительного

количества евреев. Согласно ал-Масуди, ситуация с вероисповеданием в Хазарии

выглядела  так:  "Жители столицы -  мусульмане, христиане, иудеи и язычники.

Иудеями  являются: царь,  его  окружение  и  хазары его  рода*.  Царь принял

иудейство во  время  правления халифа Харун ал-Рашида  (786-814). Ряд евреев

примкнул к нему из других  мусульманских стран и  из  Византийской  империи.

Причина в том, что император, правящий ныне, т.е. в 332 год Хиджры (943 г.),

и  носящий имя Роман обращал евреев своей страны в христианство  силой и  не

любил их [...]  и большое число евреев бежало из Рума  в страну хазар" [46].

Царь  хазар стал иудеем еще  в  правление халифа Харун ал-Рашида**, и к нему

сошлись евреи из всех земель ислама и из  страны греков [Византии]. Нынешний

же,  в год  Хиджры 332  [943-944], царь  греков силой обратил  евреев своего

царства  в  христианство...  И  многие  евреи  бежали  из  страны  греков  в

Хазарию..."

 

     * Видимо, правящее племя "белых хазар", см. выше, глава I, 3.

     ** Примерно между  786  и 809 гг.; принято считать, впрочем, что Масуди

пользовался просто  привычным временным ориентиром,  а обращение имело место

примерно в 740 г.

 

     Две последние фразы из процитированных касаются событий,  происходивших

спустя  двести  лет  после  обращения  хазар,  и  демонстрируют  постоянство

возникновения  волн репрессий на протяжении  веков.  Но  евреи были не менее

настойчивы.  Многих  подвергли  пыткам,  те  же,  у  кого  не  хватило   сил

сопротивляться,  позднее вернулись к  своей вере,  "как псы к  своей рвоте",

если прибегнуть к "изящной" формулировке одного христианского хрониста (109;

84).  Не   менее  живописно  описал   еврейский   автор  (109;   88)   метод

насильственного крещения, примененный  при  императоре  Василии  к еврейской

общине в Ории, на юге Италии:

     "Как  их  принуждали? Любого,  кто отказывался принять их  ложную веру,

клали  под  деревянный  пресс  оливковой  давильни  и  сдавливали  наподобие

оливок".

     В  другом  еврейском  источнике (который рассматривал "Видение Даниила"

как  древнее  пророчество [109;  201])  так  говорится о преследованиях  при

императоре  Романе  ("греческом  царе"  из  свидетельства  Масуди): "А потом

появится царь,  который  будет  преследовать их, не  уничтожая, а  милостиво

вытесняя из страны".

     Единственная милость, проявленная Историей и к беглецам, и  к тем,  кто

был  доведен вытеснением до отъезда, заключалась в существовании Хазарии - и

до, и после ее  обращения. До обращения она служила убежищем для беглецов, а

после  превратилась   в   подобие   национального   гнезда.   Беглецы   были

представителями более высокой  культуры и стали, несомненно, важным фактором

формирования космополитизма и терпимости, так поражавших арабских хронистов,

упоминавшихся выше. Их  влияние и,  наверное, их миссионерский  пыл* первыми

должны  были  ощутить  придворные  и  знать.  Видимо,  евреи умело  сочетали

теологическую  аргументацию, мессианские пророчества и  разумные соображения

по   поводу  преимуществ,   которые  получили   бы  хазары  от  перехода   в

"нейтральное" вероисповедание.

 

     * В ту эпоху обращение неверующих силой или убеждением было насущнейшей

заботой. О том, что этим занимались и евреи, говорит такой  факт: начиная  с

правления Юстиниана византийские законы  грозили суровыми карами за  попытки

обращения  христиан  в  иудаизм,  а   евреев,  "досаждавших"  новообращенным

христианам, ждала казнь через сожжение на костре. (109; 25).

 

     Изгнанники   принесли   с   собой  византийское  искусство  и  ремесла,

прогрессивные  методы  земледелия  и  торговли,  а также  еврейскую  азбуку.

Неизвестно, какой письменностью пользовались хазары раньше, но  в "Фихристе"

Ибн  Надима  (94;   4О3.  37;  119),  попытке   универсальной  библиографии,

составленной  примерно  в   987   г.,  говорится,  что  в  то  время  хазары

пользовались еврейским  алфавитом [47].  Древнееврейский язык служил двоякой

цели: был языком науки (как средневековая латынь  на Западе) и письменностью

для  различных   языков   Хазарии  (подобно   латинскому  алфавиту,  которым

воспользовались  в  Западной  Европе  формировавшиеся   языки).  Из  Хазарии

еврейская  письменность  распространилась,  видимо, на  прилегающие  страны.

Отсюда  сообщения Коулсона о "надписях на несемитском языке  (или, возможно,

на двух разных несемитских языках),  найденных на двух  могильных  камнях из

Фанагории и Партенита в Крыму и до сих пор не расшифрованных (94; 4O3. 28)*.

(Крым, как  мы  уже  видели,  оказывался  время  от  времени  под  хазарским

владычеством,  однако там издавна существовала еврейская  община, и  надписи

могли  быть сделаны даже раньше обращения хазар)  [48].  Некоторые еврейские

буквы ("шин"  и "цадей") попали в  кириллицу (94;  4О3) (12; III;  210 прим.

47);  найдены  также польские монеты,  относящиеся  к XII и  XIII  векам,  с

надписями  по-польски еврейскими буквами  (например, "Лешек кроль Польски"),

рядом  с монетами  с надписями латинскими буквами. Поляк А. Н.  пишет:  "Эти

монеты окончательно доказывают факт  распространения  еврейской письменности

из  Хазарии  в соседние славянские страны.  Хождение  таких  монет не  имело

отношения к  религии.  Их чеканили потому, что многие  в Польше  были  более

привычны к таким  буквам, нежели к латинским, не связывая  их  специально  с

евреями" (94).

 

     * Эти надписи относятся к другой категории, нежели  подделки Фирковича,

известные среди историков (см. Приложение III).

 

     Итак,  вызванное,  несомненно,  чисто  практическими   соображениями  и

задуманное как хитрый политический маневр обращение привело к последствиям в

культуре, какие  вряд ли  предвидели его инициаторы.  Началом стал еврейский

алфавит;   три  века  спустя   закат  хазарского   государства  был  отмечен

неоднократными всплесками мессианского сионизма  и появлением псевдо-мессий,

вроде  Давида  Эль-Рои,  героя  романа  Дизраэли,  возглавивших донкихотские

походы с целью отвоевать Иерусалим (см. гл. IV).

     Вынужденный переход кагана в ислам после понесенного от арабов в 737 г.

поражения  оказался  пустой  формальностью, не  произведшей, видимо, на  его

окружение никакого  впечатления. Напротив, добровольное обращение  в иудаизм

привело к глубоким и долговременным последствиям.

 

<<< Содержание раздела ХАЗАРЫ. ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ

 





Rambler's Top100