Вся Библиотека >>>

Русская история >>>

 Хазары >>>

 

Древняя Русь и соседние племена

Хазары. Крушение империи хазар и ее наследие


Смотрите также: Русская история и культура

Повесть временных лет

Рефераты по истории

  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЗЛЕТ И КРУШЕНИЕ ХАЗАР

 

 

 

       "4"

 

     Итак, обращение  состоялось. Что еще узнаем мы из знаменитой "Хазарской

переписки"?

     Начнем  с самого письма Хасдая. Зачином в нем выступают еврейские стихи

в модном тогда  стиле  "пийют"  - напыщенные строки со  скрытыми  намеками и

загадками,  часто  в  форме  акростиха.  Поэма  прославляет  ратные  подвиги

адресата,  царя  Иосифа;  в то  же  время  начальные  буквы  строк  образуют

акростих,  складывающийся в  полное имя автора: Хасдай бар Исаак бар Шафрут,

за которым следует имя "Менахем бен-Шарук". Менахем был знаменитым еврейским

поэтом, лексикографом и грамматиком,  секретарем  и протеже Хасдая.  Видимо,

получив задание придать  посланию  царю Иосифу как  можно более изящный вид,

тот воспользовался  этим  как  возможностью  обессмертить  собственное  имя,

вставив  его в акростих после имени патрона. До наших времен сохранилось еще

несколько сочинений Менахема  бен-Шарука,  так что  в авторстве  этой  части

письма Хасдая можно не сомневаться. (См. Приложение III)

     После стихотворной  хвалы, комплиментов и  дипломатических  красивостей

письмо  живописует процветание арабской  Испании и  благоденствие евреев под

дланью  халифа  Абдар-Рахмана,  "какого  прежде не ведали..." "Бедные  овцы,

которые  были  в  печали,  поднялись  на  спасение,  а  руки  угнетателей их

ослабели,  их  рука перестала наказывать и стало  легче  их  ярмо, благодаря

милосердию Бога  нашего. Да  будет  известно господину  моему, царю, что имя

страны, внутри  которой мы проживаем,  на священном  языке  - Сефарад,  а на

языке исмаильтян, жителей этой страны - ал-Андалус (Испания)".

     Далее   Хасдай  объясняет,  что  впервые  прослышал   о   существовании

иудейского  царства  от  хорасанских  купцов,  потом,  уже  подробнее  -  от

византийских посланцев. Вот что те ему поведали:

     "Я спросил их об этом деле, и они ответили мне, что  действительно дело

обстоит  так  и  что  имя  царства -  ал-Хазар;  что  между  ал-Кустантинией

[Константинополем] и  их страной  15 дней пути*, но что "сухим  путем  между

нами [и ими] находится  много народов";  что  имя царя, царствующего [теперь

над ними], Иосиф; что "корабли приходят к нам из их страны и привозят рыбу и

кожу и всякого рода товары"; что "они с нами в дружбе и у нас почитаются"**,

что "между нами и ими [постоянный]  обмен  посольствами и  дарами";  что они

обладают  [военной]  силой  и  могуществом,  полчищами  и  войсками, которые

выступают [на войну] по временам".

 

     *  Видимо,  если  следовать  так   называемым   "хазарским  путем":  из

Константинополя  через Черное море, потом вверх по  Дону, волоком с  Дона на

Волгу, вниз по Волге до Итиля. Альтернативный, более короткий маршрут вел из

Константинополя к восточному побережью Черного моря.

     **  Строчка  "...  у  нас  почитаются"  перекликается  с  отрывком   из

Константина  Багрянородного об особой золотой печати, которой запечатывались

письма к кагану. Во времена Испанского посольства Константин был императором

Византии.

 

     Эти  сведения, сообщенные  Хасдаем  хазарскому  царю о  его собственной

стране,  очевидно,  преследовали  цель  спровоцировать  Иосифа  на подробный

ответ.  Психологический прием удался: Хасдай знал, наверное, что критиковать

ошибочные утверждения гораздо проще, чем излагать что-то от себя.

     Далее  Хасдай  упоминает  свои  предыдущие попытки связаться с Иосифом.

Начинал  он с отправки гонца,  некоего Исаака бар Натана,  получившего наказ

добраться   до   хазарского   двора.   Однако   Исаак   не   проник   дальше

Константинополя,  где  с ним  учтиво обошлись, но не дали продолжить путь. И

можно понять, почему: учитывая двойственность отношения империи к иудейскому

царству, в интересы Константина  вовсе не входило способствовать союзу между

Хазарией  и  Кордовским  халифатом,  где главным министром  оказался  еврей.

Пришлось  посланцу  Хасдая  вернуться   в   Испанию  ни  с  чем.  Но  вскоре

представилась новая возможность:  в Кордову прибыло посольство  из Восточной

Европы.  В  нем  были,  в  частности,  два  еврея, мар  Саул  и  мар  Иосиф,

вызвавшиеся переправить письмо  Хасдая  царю Иосифу. (Судя по ответу  Иосифа

Хасдаю, передано было третьим лицом, неким Исааком бен Елиезером.)

     Итак,  изложив  во всех подробностях историю написания своего  письма и

попыток его  отправить, Хасдай  задает  ряд прямых вопросов, отражающих  его

жадный интерес  к сведениям обо  всем, что  касается  Хазарии,  начиная с ее

географии и кончая соблюдением Субботы. Заключительный  пассаж письма Хасдая

звучит уже совсем не так, как начало:

     "Испытующий сердца  и  исследующий помыслы знает, что я  сделал это  не

ради  славы,  а  чтобы  [только]  разыскать  и  узнать  истину,  [а  именно]

существует ли  [где-либо] место, где имеется светоч и царство  у израильской

диаспоры, и где  не  господствуют  над  ними и не управляют ими.  Если бы  я

узнал, что то, что я слышал, верно, я бы пренебрег своим почетом и отказался

бы от своего  сана, оставил бы  свою  семью и пустился  бы  странствовать по

горам и холмам,  по морю и суше,  пока не пришел бы к месту,  где  находится

господин  мой,  царь,  чтобы  повидать  его  величие,  его славу  и  высокое

положение.  [...]  Еще  одна  удивительная  просьба  есть  у  меня  к  моему

господину:  чтобы он сообщил своему  рабу, есть ли у нас указание касательно

подсчета  [времени] "конца  чудес" (т.е.  времени окончательного  избавления

еврейского  народа),  которого мы  ждем  вот  уже столько  лет,  переходя от

пленения к пленению и от изгнания к изгнанию. Какая может быть [еще] надежда

у ожидающего, чтобы сдерживаться в таком состоянии, и как я могу успокоиться

[и не думать] о разрушении нашего великолепного храма, об уцелевших от меча,

которые попали в огонь  и воду, [не  думать] о нас, которые остались в малом

числе из множества,  сошли с высоты славы и пребываем  в изгнании и не имеем

сил  [слушать], когда нам говорят каждый день: "у каждого народа есть [свое]

царство, а о вас не вспоминают на земле"".

     Начинается письмо с  прославления  благоденствия евреев  в Испании,  но

конец  его  дышит  горечью   изгнания,  религиозным  рвением  и  мессианской

надеждой.  Однако  эти противоположные  чаяния  всегда, на  протяжении  всей

истории сосуществовали в разбитом  еврейском сердце. Противоречивость письма

Хасдая придает ему дополнительную достоверность.  Другой  вопрос,  насколько

серьезно было его предложение поступить на службу к хазарскому царю. На этот

вопрос у нас нет ответа. Возможно, не было его и у самого Хасдая.

 

<<< Содержание раздела ХАЗАРЫ. ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ