На главную

Оглавление

 

 

инкиЦарство сынов Солнца  

 

Владимир Александрович Кузьмищев

 

 

Глава 1. Дети солнца спускаются на Землю

 

 

 

Европейские завоеватели, открывшие Новый Свет в конце XV века, искали золото. Как ни странно, но обе легенды о возникновении государства инков также связаны   с   золотом.

Конечно, до прибытия к берегам Америки испанские конкистадоры не были знакомы с легендами инков — сынов Солнца.

Достигнув дотоле неведомых заморских земель, первопроходцы сразу же решили, что это и есть Индия, коль скоро они именно ее искали. Отсюда та путаница с названиями, которая и сегодня нет-нет да и введет кого-нибудь в заблуждение. Например, слово «индейцы» означало не что иное, как «жители Индии». Но ошибка великого Колумба — это он решил, что открыл западный путь в Индию, — все же была исправлена. Америку стали называть Новым Светом, а индейцы так и остались индейцами.

Вообще Европу трудно обвинить в излишней скромности не только в данном конкретном случае. Современная карта западного полушария пестрит подобными «открытиями» европейцев, искренне веривших в непогрешимость своих суждений и поступков. Например, даже сам предмет нашего интереса, а точнее его название, может подтвердить сказанное. Мы имеем в виду слово «перу», которым сегодня именуется целая страна. До появления испанцев в Новом Свете этого слова вообще не существовало.

Хронист Инка Гарсиласо де ла Вега, с которым читателю придется не один раз столкнуться на страницах этой книги, подробно рассказал в своих «Комментариях» об этимологии этого слова.

Плывя вдоль западного побережья Южной Америки, около устья одной из многочисленных рек испанцы устроили засаду и захватили в плен индейца. Поскольку сам «дикарь» их не интересовал, конкистадоры решили выяснить название страны, куда добрались на своих кораблях. Кое-как успокоив индейца, они задали ему свой вопрос... на испанском языке.

Испанцы не сомневались, что индеец понял их. И он действительно все понял, только по-своему. Поскольку для него в тот момент весь интерес сконцентрировался he на географических открытиях, а на собственной особе, которой, как он не без оснований полагал, угрожает опасность, индеец сразу же представился, назвав свое имя: «Беру». Он также сказал «пелу», разъяснив испанцам, что они схватили его на реке. Этой беседы оказалось достаточно, чтобы все встало на «свои места»: объединившись, слова «беру» и «пелу» в конечном итоге дали слово «перу». Так испанцам удалось «выяснить» название страны, которую им предстояло открыть и завоевать. Впрочем, в жизни случилось наоборот — испанцы вначале завоевали и только затем выяснили, чем было царство сынов Солнца.

Таким образом, никакого «древнего Перу» не существовало. Вот почему мы будем называть созданное инками государство словом «Тауантинсуию», что, строго говоря, также не совсем правильно, ибо «тауантинсуию» не слово, а словосочетание, которое можно перевести с кечуа — языка инков — как «четыре стороны света». (Более точный перевод этого словосочетания — «четыре соединенные воедино стороны света», но мы будем пользоваться коротким вариантом перевода.) Сыны Солнца считали весь реально обозримый мир своим владением. Таков был размах и одновременно понимание инками стоявших перед ними задач...

К  моменту  появления испанцев никто в Тауантинсуию не  сомневался,     что   инки-правители   прямые   потомки Солнца и Луны, хотя  не во всех легендах, больших и малых, важных и полузабытых, инки фигурируют именно в этом качестве. Однако появление на земле первого Инки Манко Капака и его сестры и супруги Мама Окльо почти неизменно привязано к конкретному географическому  району,   а  именно  к  перуано-боливийскому  высокогорью.     Такое  совпадение,     как  показывает  опыт исторической   науки,      вряд   ли   следует   считать   случайным.

Вот почему достаточно убедительно выглядит предположение, что все легенды опирались на единый источник, а именно на факт исхода, с которого и начинается сохранившаяся в памяти людей легендарная история инков. Современные археологические исследования также говорят о том, что инки появились в долине Куско, где находится главный и наиболее высокоразвитый центр их цивилизации, не ранее XII века нашей эры, что превращает факт исхода в факт истории, а не легенды, ибо до появления в долине Куско инки должны были где то находиться.

Сложнее обстоит дело с тем, как инки появились на пашей земле. Естественно, что речь идет о легендарном варианте этого «как». Есть две главные легенды, разъясняющие столь важное событие в истории Тауантинсуию. Странно, что их две, ибо всем ясно, что два разных толкования одного события порождают множество недоуменных вопросов, а инки, нужно сказать, во всем предпочитали точность, порядок и ясность. Отсюда напрашивается логичный вывод: поскольку одна легенда не могла не бытовать среди жителей царства сынов Солнца, то кому-то или зачем-то понадобилось извлечь на свет божий еще одну легенду. Нам кажется, что наш рассказ об инках в определенной мере послужит ответом на эти «кому-то» и «зачем-то».

Теперь перейдем к самим легендам о происхождении инков и посмотрим, не стоят ли за ними реальные события.

Видимо, в легендах отразились отголоски событий прошлого, связанных с исходом инков, а также с установлением господства инков из Куско над остальными индейцами кечуа. Одна из легенд производит впечатление более древней «истории», уходящей к родоплеменному началу инков. Она связана с зарождением раннеклассового общества и государственности у индейцев кечуа (кечва), к которым принадлежали и инки. Другая легенда — она представляется более поздним изобретением самих инков — отразила победу этих новых общественных отношений и установление единовластия в самом клане инков в виде деспотической власти одного лица, опиравшегося, однако, на «общинные порядки», все еще не изжитые кланом.

Первая легенда. Высоко в горах в местечке Паукар-тампу было три «окна», а точнее, пещеры. Однажды оттуда вышли четыре (некоторые утверждают, что три) супружеские пары. Все они были родными братьями и сестрами. Окна украшало листовое золото, а центральное окно, будучи царским (именно из него вышли все братья и сестры), было усыпано еще и драгоценными каменьями. (Отметим, что испанцы настолько уверовали в эту часть легенды, что потратили немало сил на поиски  «окон».)

Первого из братьев звали Манко Капак. Остальные братья носили имена, которые не совпадают в разных хрониках, — Качи, что означает «соль», Учу — «перец», Саука — «ликующий», Аука — «враг», Уанка — (?) и другие.

Всех сестер звали Мама — «мать», «хозяйка», прибавляя второе имя. Супругу Манко Капака все называют Мама Окльо. Правда, испанский хронист капитан Педро Сармьенто де Гамбоа утверждает, что она была не сестрой, а матерью своего супруга Манко Капака. (Как будто бы это меняет положение дел?)

Итак, братья и сестры выходят из своего царского окна и тут же сталкиваются со множеством чисто земных проблем, среди которых далеко не последнее место занимает забота о том, как выжить в новой обстановке. (Невольно возникает вопрос: стоило ли для этого выбираться из своего царского окна?) Они то помогают друг другу, то враждуют между собой. Три брата погибают. В живых остается только Манко Капак. Вместе с сестрами, которые, овдовев, становятся его женами, он добирается до плодородной долины и основывает здесь столицу своей будущей империи. Поселению дают название «Куско». Чтобы назвать так пару соломенных хижин, нужно обладать незаурядной фантазией и еще большей смелостью, ибо Куско переводится как «пупок», «пуп» — центр живого организма или вселенной. Таково было начало начал в соответствии с первой и более древней легендой.

Вторую легенду рассказал хронисту Инке Гарсиласо его родной дядя, чистокровный сын Солнца Вальпа Ту-пак Инка Юпанки. Для удобства читателя мы воспроизводим эту легенду в свободном пересказе.

Когда Отец-Солнце увидел, в какой дикости пребывают жители Земли, он проникся к ним жалостью и отправил своих сына и дочь к людям, дабы наставить их на путь познания Отца-Солнца и научить поклоняться ему. Оставил Отец-Солнце своих детей в долине озера Титикака и сказал, что там, где они пожелают отдохнуть или поесть, они должны попытаться вонзить в землю золотой жезл длиною в полвары (примерно 42 сантиметра) и толщиною в два пальца. И там, где. жезл войдет в землю с первого же броска, они должны построить царский двор.

Брат и сестра — дети Солнца и Луны — вышли из озера Титикака и зашагали на север, в южном полушарии движение на север означает движение к солнцу). На всем пути они кидали жезл, но тот ни разу не вонзился в землю. Так они дошли до Паукартампу (это месц уже знакомо по предыдущей легенде). Отсюда Манко Капак и его сестра и жена Мама Окльо пришли и долину Куско. Здесь золотой жезл с большой легкостью ушел в землю (просим читателя обратить внимание на эту важную деталь), и больше они никогда не видели его...

Таковы в предельно сжатом виде две главные «истории» о происхождении легендарного основателя царства инков. Попытаемся извлечь из них рациональное мерно, а точнее, историческую правду. Как мы уже указывали, совпадение, особенно последней части маршрута передвижения Манко Капака, вряд ли следует признать случайным. Скорее всего в нем нашло отражение переселение индийских племен, которое, если судить по времени появления инков в долине Куско, началось где-то на рубеже первого и второго тысячелетий нашей эры. Можно предположить, что, помимо извечных побудителей, связанных с перенаселением дотоле обжитых районов, вытеснением одних племен и народов другими, более воинственными или более голодными, что часто совпадает, были и какие-то особые причины, заставившие сняться с насиженных мест Манко Капака и его супругу, а также их (если следовать обеим легендам) родичей. Таким особым явлением могло стать угасание одной из самых выдающихся доинкских цивилизаций Южной Америки, цивилизации Тиауанаку, культурно-политический центр которой находился на берегах озера Титикака.

Наличие у Манко Капака братьев приближает первую легенду к реальной истории: «братьями» обычно называют родственные племена, связанные неким подобием «семейного союза». К сожалению, их имена — «соль», «перец» и другие — ничего не дают для конкретизации такого предположения, но сами «братья» могут служить весомым доказательством того, что инки двинулись в путь не по велению божьему, а в силу реальных и абсолютно земных причин, воздействие которых также ощутили на себе их ближайшие родичи и соседи.

Интересно, что хронист Сармьенто еще больше расширяет круг тех, кто вместе с первым инкой снялся с Насиженных ранее мест. Он пишет, что с помощью уговоров, посулов и угроз братья Манко Капака подняли «местных людей», составивших десять общин, которые (также дошли до Куско. Сармьенто утверждал, что еще в его времена, то есть в самом начале 70-х годов (RVI века, в Куско жили представители этих общин.

Вторая легенда при всей своей ясности и даже почти идеальной завершенности практически лишена исторической конкретики. Но мы не будем спешить расставаться с нею.

О чем, например, говорит рассказ о золотом жезле Манко Капака? Прежде всего об удивительном прагматизме сынов Солнца, умудрившихся даже в свое легендарное начало начал вложить очевидный утилитарный Смысл. Выразимся точнее: в какую почву беспрепятственно войдет тяжелый жезл из золота? Естественно, что в мягкую, пригодную для... земледелия. Следовательно, уже первый священный наказ Отца-Солнца по сути своей был не каким-то абстрактным религиозным догматом, а конкретной рекомендацией, весьма полезной для земледельца.

Другой пример связан с причинами появления второй по времени легенды. Действительно, чем объяснить этот факт? Почему инкам потребовалось изобретать новое начало начал?

Возникло единовластие, и Манко Капаку, а ти'пкт его потомкам, стали мешать даже родные бра-ц.н, вышедшие с ним вместе из царского окна. Далее. 1'дммоиластию на земле вполне соответствовало если иг соисем единое (для монотеизма еще не настала по-рп), то верховное божество, которое было относительно легко провозгласить прародителем правителя. И Солнце па небе, и Единственный Инка — сапа инка на земле обм'дппнются на основе кровного родства — они отец и сии, они же представляют верховную власть на небе и на юмле.

Таким образом, легенда одним фактом своего появ-лгипя служит своеобразным документом породившей ее •нохн.

Однако вернемся непосредственно к инкам. Известно, что инки появились в долине Куско не ранее XII веки нишей эры. Но среди дошедших до нас многочисленных хроник есть одна, дающая совсем иную датировку появлению на земле первого Инки Манко Капака. Это «Новая хроника и доброе правление» индейца-хрониста по имени Фелипе Гуаман Пома де Айяла. Так вот, Гуаман Пома утверждает, что Манко Капак родился в 10-м году нашей эры, а умер в 170 году, прожив 160 лет. Однако не он был самым выдающимся долгожителем среди правителей Тауантинсуйю: в своем списке сапа инков Гуаман Пома называет Топа Инку Юпанки, который прожил 200 лет и умер в 1420 году.

Но Топа, или Тупак Инка Юпанки, является исторической личностью, годы правления которого установлены с достаточной степенью достоверности: 1471 — 1493. Это общепринятая датировка, сомневаться в которой нет оснований. Вот почему мы не будем учитывать датировку Гуамана Помы, хотя и воспользуемся его списком правителей.

Здесь мы подошли к вопросу, без знания которого рассказ об инках невозможен. Речь идет о самом главном и к тому же официальном документе Тауантинсуйю. Поскольку у инков, как известно, не было письма, он пришел к нам из устных традиций, что отразилось нэ количестве ныне известных вариантов этого документа, или капаккуны — .так у инков назывался поименный список-перечень правителей.

Практически все хронисты    воспроизводят   каждый свою капаккуну. Самая маленькая из них содержит пять имен — это все исторические правители. Самая большая — ее составил или записал с неизвестного источника в середине XVII века    монах    Монтесинос — дает 104 имени.

Исключим обе эти крайности и воспроизведем капаккуну, которую для самих инков можно считать официальной.

 

Инки легендарного периода истории

 

1.         Манко Капак

2.         Синчи   Рока

3.         Льоке Юпанки

4.         Майта Капак

5.         Капак Юпанки

6.         Инка Рока

7.         Йавар Уакак

9.         Пачакутек Инка   — первый исторический Инка, победитель    чанков,    объединивший

всех    кечуа.    Годы    правления: 1438—1471.

10.       Топа (Тупак)       — династия Верхнего Куско. Крупнейший завоеватель. 1471—1493.

11.       Уайна Капак      — династия Верхнего Куско. 1493—1523.

12     Инка Уаскар —            династия  Верхнего  Куско.    Отстранен от власти, а затем умерщвлен Атауальпой. 1523—1532.

13      Атауальпа — Инка-бастард, незаконнорожденный сын Уайна Капака. Год захвата   власти   не  совсем    ясен. Казнен испанцами в  1533 году.

 

Читатель не мог не заметить, что в капаккуне отсутствует правитель под номером 8. Под этим номером практически во всех капаккунах фигурирует Инка Виракоча. Но если в одних хрониках Инка Виракоча выступает в роли победителя чанков, то в других получается, что именно Виракочу должны были отстранить от власти его наследники.

Однако последнее никак не соответствует тому почтительному отношению, которым Виракоча пользовался в Тауантинсуйю. Он носил имя одного из самых чтимых божеств, что, по инкским понятиям, исключало с его стороны проявление слабостей и тем более трусости. Достаточно напомнить, что индейцы приняли испанцев именно за Виракоч, сошедших к ним с неба. Все это никак не вяжется с обликом трусливого правителя, покинувшего священный город Куско в минуту опасности.

Вместе с тем Инка Йавар Уакак — его имя переводится как «плачущий кровью» (совсем неподобающее имя для сына Солнца!) — значительно меньше соответствует эталону хорошего правителя. У хрониста Инки Гарсиласо именно он сбежал от наступавших на Куске чанков и был отстранен от власти своим сыном Вира-кочей, а согласно версии самого выдающегося хрониста испанца Педро де Сьеса де Леон Инку Йавар Уакака «убили люди из Кондесуйю» (в Кондесуйю проживали чанки). Но такого не могло случиться с инкой-правителем, поскольку все они не умирали и не были убиты, а в назначенный час уходили к своему Отцу-Солнцу.

И все же йавар Уакак попал в капаккуну. А произошло это скорее всего потому, что в событиях, связанных с нападением чанков, есть немало путаницы с именами правителей: помимо трех названных нами возможных участников этих событий, в хрониках мелькнуло имя еще одного правителя — Инка Урко.

Инка Урко не фигурирует в капаккуне. Если бы из капаккуны   исключили    также   Инку,    бежавшего   от чанков, то в списке правителей образовался бы слишком большой «интервал». Подобная (двойная!) фальсификация истории оказалась недопустима даже для сынов Солнца. Скорее всего именно по этой причине Инка Йавар Уакак и был оставлен в капаккуне.

Так оказалась нарушена стройность системы престолонаследия, лежавшей в основе капаккуны, а не реальной истории. Мы говорим об этом не по догадке. Есть прямое свидетельство, указывающее на практику редактирования капаккун. Они «уточнялись», а вернее, просто переделывались, и не однажды. Сьеса де Леон дал на этот счет исчерпывающую информацию. Он рассказал, что каждый правитель назначал на время своего царствования трех или четырех доверенных лиц, которым приказывал запомнить все дела,    «будь    то полезные, будь то наоборот, чтобы они сложили из них куплеты, чтобы с их помощью в будущем так узнали    бы прошлое».  Эти  куплеты    было  запрещено    под    страхом смертной казни исполнять при жизни правителя. Только после его смерти и в присутствии сменившего его на троне правителя их исполняли в первый, а иногда и в последний раз, ибо плохих сапа инков в Тауантинсуйю не могло быть.

Как нетрудно понять, при работе над текстами «куплетов», проводившейся после смены очередного правителя, сыны Солнца вносили соответствующие исправления и в капаккуну. Если же возникала необходимость убрать из капаккуны не одно, а два имени да еще самому «законно» занять освободившийся не без твоей же помощи престол (скорее всего так случилось после войны инков с чанками), то не приходится удивляться, что составителю обновленной капаккуны не всегда удавалось избежать некоторой путаницы.

Нужно сказать, что законность прихода к власти в условиях Тауантинсуйю имела первостепенное значение, коль скоро все правители были прямыми потомками Отца-Солнца.   За   это   стоило   бороться!

Такова была теория. Что же касается практики, она иногда вносила путаницу не только в капаккуну.

В Тауантинсуйю рядом с капаккунои существовал еще один общественный институт, о котором лучше всего рассказать именно здесь. Инкой-правителем мог быть только первородный сын умершего монарха от его же родной сестры. Остальные братья, законнорожденные сыновья того же монарха, образовывали самостоятельное родовое колено геральдического древа клана инков, нп п.ш.мниееся айлью. Все потомки второго, третьего и других сыновей, рожденных законной супругой и'сес-||">п усопшего правителя, входили в айлью этого сапа инки.

Институт айлью как бы на практике закреплял право первородного сына занять престол. Более того, по инкским законам, власть мог унаследовать только представитель младшего поколения. Ни братья, ни дядья усопшего правителя не имели права занять его место. Насколько молено судить, этот принцип действительно строго соблюдался, открывая дорогу к власти только молодым представителям клана инков.

Таким образом, к моменту прихода испанцев в Таугштннсуйю в Куско должно было накопиться по меньшей мере десять, а то и все двенадцать царских айлью, если последний из законных правителей Инка Уаскар уже успел обзавестись своим собственным айлью.

Самое удивительное заключается в том, что в Куско действительно находились представители именно двенадцати айлью. Нашел их и собрал вместе не кто-нибудь, а испанский капитан и хронист Сармьенто, который даже оформил у королевского нотариуса сам факт этой «находки». Мы рас-полагаем официальным документом испанских властей, в котором поименно названы 35 чистокровных инков из двенадцати царских айлью, начиная от айлью Манко Капака — оно было представлено инками Себастианом Ильюэ и Франсиско Паукаром Чима — и кончая айлью Инки Уаскара, который представлял только один Алонсо Тито Атаучи.

Чтобы читатель не терялся в догадках, зачем и кому понадобилось это собрание чистокровных инков, состоявшееся в Куско 29 февраля 1572 года, сразу же сообщим, что пришедшие на него (или приведенные, что представляется более реальным) инки должны были выслушать написанную капитаном Сармьенто по поручению вице-короля Перу Франсиско де Толедо историю возникновения их царства, достоверность которой им следовало подтвердить.

И они подтвердили ее, подтвердили незаконность своего божественного правления, свою невероятную жестокость к подданным, бесчеловечное отношение к покоренным народам и еще многое другое, что, по мнению испанских колониальных властей, лишало инков права управлять созданным ими государством. Странно, как испанцы при этом не заметили, что сам факт существования двенадцати колен династийного древа сынов Солнца и присутствие представителей каждого из царских айлью на этом собрании находится в полном противоречии с выдвинутым против инков обвинением в узурпации власти в Тауантинсуйю...

И все же невольно возникает вопрос: что это, мистификация испанцев, пошедших на прямой обман, лишь бы разделаться с инками их же собственными руками? Или Сармьенто действительно собрал родичей всех правителей Тауантинсуйю, и тогда капаккуна, а следовательно, и вся история инков начиная с легенды о Манко Капаке соответствует реальным событиям в жизни инков и индейцев кечуа?

Давайте попытаемся ответить на оба вопроса, ибо это поможет лучше понять законы и обычаи Тауантинсуйю.

Из истории Сармьенто, заверенной самими сынами Солнца, получается, что каждый правитель в среднем жил 110 лет, из которых 85 правил. При этих условиях даже элементарный арифметический подсчет вступает в непреодолимые противоречия с реальностями жизни. Так, получается, что уже Синчи Рока, чтобы соответствовать среднеарифметическим показателям капакку-ны, должен был зачать своего первого сына в возрасте 102 лет. У Льоке Юпанки первенец должен был появиться в возрасте 107 лет. И уж совсем тяжко бы пришлось правителю, который прожил 200 лет.

Согласно этим же подсчетам Себастьян Ильюэ и Франсиско Паукар Чима имели родословную «длиною» в тысячу лет. Трудно поверить в такое, особенно в условиях   отсутствия   у   инков   письма.

Тогда выходит, что капаккуна — выдумка или подделка самих инков? Нам представляется, что и на этот вопрос нельзя ответить однозначно. Капаккуна инков имела под собой вполне реальную основу. Скорее всего она появилась уже в исторический период, а все легендарные инки-правители были восстановлены ее составителями по памяти. Но и исторически инки, как мы зна-гм, приложили руку к ее редактированию, каждый раз «уточняя» именно те детали и положения капаккуны, которые не устраивали очередного редактора. Вот тогда-то, закончив свои уточнения, новый правитель сообщал членам клана новые «факты» из их общей истории. Видимо, имели место не только очередные перестановки инкских руководящих кадров, но и подтасовки, с помощью которых удлинялись либо укорачивались родовые колена клана правителей Тауантинсуйю.

Уже через одно поколение все инки точно знали, к какому именно айлью они принадлежат. Знали об этом и инки, приведенные к Сармьенто, знали и искренне верили, что действительно представляют каждый свое царское   айлью.

Мы так далеко ушли от основной темы своего рассказа, что рискнем удивить читателя еще одним вопросом: как правильно спросить, что такое или кто такие инки?

Это не шутка, и предложенный нами вопрос корректен. Дело в том, что в Тауантинсуйю инками называли только мужскую часть клана правителей царства сынов Солнца (женщин из клана называли пальями или ньюстами, а царствующую палью — койя). Ни один индеец, каким бы знатным и богатым он ни был, под страхом смертной казни не мог не только именовать себя инкой, но и пользоваться одеждой, головным убором, прической и иными отличительными знаками сынов Солнца. Даже имена собственные — Капак, Юпанки и другие — являлись исключительной привилегией инков.

Однако в Тауантинсуйю была особая категория населения, которую называли «инки по привилегии» (эту привилегию, якобы установил сам Манко Капак). Это недвусмысленно говорит в пользу того, что слово «инка» было определителем социального характера. Но все без исключения хронисты прямо указывают на близкие родственные связи инков, которые и определяли принадлежность к клану правителей Тауантинсуйю. И все же кто такие или что такое инки?

Мы  знаем,  что  Манко  Капак и  пришедшие  с  ним люди  были  индейцами  кечуа.  Это наиболее  многочисленная  этническая  группа  индейцев  Южной  Америки. Инки являлись частью этой группы, возможно, отдельным родом или даже целым племенем, но и они    были также кечуа. Плодородная долина Куско способствовала активному развитию земледелия. В новых благоприятных условиях население быстро росло, и долина становилась теснее  и теснее.  Участились стычки  инков с другими   племенами   (общинами)   кечуа   за   земли,   за воду, за урожай. Все это ускорило естественный    для оседлых земледельческих племен процесс расслоения на бедных и богатых, в том числе, а возможно и главным образом, путем выделения особой группы воинов и военачальников. Постепенно война становится профессией, и за ратный труд племя выплачивает своим защитникам компенсацию. Вначале из военной добычи, а когда ее мало или она вообще отсутствует, сами общинники изыскивали возможность «всем миром» содержать столь необходимых для их спокойного труда людей.

Но с появлением профессионального воинства сам собой решается и вопрос о власти. Постепенно общая сходка заменяется более оперативным советом избранных лиц. Вначале это старейшие, как самые опытные; затем их подменяют мудрейшие, как самые разумные; наконец, приходит время и для самых сильных, которые обладают удивительным умением убеждать других, что именно они сочетают в себе все три столь необходимых мнчестна для руководства: опыт, мудрость и силу.

Имеете с атрибутами власти они присваивают себе и символы своего племени, к которым, бесспорно, отногнтси и его имя. Новые руководители постепенно начи-1IDют говорить при встрече с врагом или союзником нмосто «мы — инки» «я — инка». А когда главный или самый удачливый «додумывается» прибавить к слову «инка» прилагательное «единственный», люди его племени внезапно понимают, что сами они уже давно не пики, а подданные этого Единственного, обладающего к тому же божественным правом господствовать над простыми людьми.

Конечно, нельзя дать гарантий, что все произошло именно так. Но так могло произойти.

По мере роста могущества обосновавшихся в Куско инков стремительно множатся ряды клана правителей города-государства. Победа над чанками позволяет инкам возглавить всех кечуа, а в годы правления Инки Уайна Капака в Тауантинсуйю уже насчитывается не один десяток тысяч чистокровных сынов Солнца, строго разбитых на царские айлью. Кстати, слово «айлью» на кечуа означает не только родовое колено геральдического древа инков, но и «община».

По мере развития социально-экономических устоев раннеклассового общества инков этническое содержание слова «инка» уступало место социальному, но приход испанских конкистадоров нарушил этот закономерный нроцесс, сохранив за словом его первоначальное этническое значение. Именно в таком значении мы и будем пользоваться им.

Теперь возвратимся к Манко Капаку.

Золотой жезл точно указал Манко Капаку и Маме Окльо, где им следует закончить путешествие по земле. Нo вместо того чтобы тут же приступить к строительству своей будущей столицы, они начали собирать местных людей, «чтобы наставить их и сделать добро». Инка пошел на север, а его супруга — на юг. Видимо, они сумели произвести хорошее впечатление, ибо люди потянулись к ним. По приказу Манко Капака, как прямо утверждает дядя хрониста Инки Гарсиласо, одни люди .чанялись заготовкой для всех «деревенской еды», другим инка приказал построить «шалаши и дома». Так началось заселение города, разделенного на две части: Хапан Куско, что означает Верхнее Куско, и Хурин Куско — Нижнее Куско. Люди Инки заселили Ханан Куско,   а те, кого привела его супруга, Хурин Куско.

Интересно, обратил ли внимание читатель на любопытные детали рассказа дяди хрониста: Инка не просит, а приказывает местным людям; в Куско строятся как шалаши, так и дома. И хотя легенда не уточняет, что и для кого предназначалось, нетрудно догадаться, каков должен быть ответ.

Город Куско действительно был разбит на верхний и нижний районы, но в период расцвета Тауантинсуйю это деление носило больше традиционный характер. Кроме того, как свидетельствует капаккуна, с именем Инки Рока связан переход правления от династии Нижнего Куско к династии Верхнего Куско. Однако вполне допустимо, что до Инки Рока Нижнее Куско именовалось Верхним и наоборот — уж больно не любят правители руководить снизу.

Иными словами, подобное деление достаточно ясно выражало процесс расслоения созданного инками общества. Вместе с тем само зарождение такого деления было первоначально связано не с общественными явлениями. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на физическую карту Перу и Боливии. Рельеф этой части мира настолько необычен, что климатические условия во многих ее районах определяются не столько расстоянием по горизонтали, сколько высотой их расположения. Рядом с вечными снегами, лежащими на горных вершинах, буквально в нескольких километрах от них стоит труднопереносимая тропическая жара. Вот почему само деление на верх и низ людям подсказала природа, ну а как воспользоваться    этой подсказкой,    они решили сами.

Сохранив эту старую традицию, сыны Солнца разделили свое царство по иному принципу, отразившему их новый взгляд на мир. Они по-новому спланировали и перестроили (естественно, руками подданных) гигантскую каменную колыбель и одновременно главную, мастерскую своей выдающейся цивилизации. Вряд ли мог представить Манко Капак, во что превратятся через несколько столетий те шалаши и дома, с которых началась история одного из самых выдающихся городов древности, столицы Тауантинсуйю города Куско.

Но кто построил в Куско первый дом и первые шалаши? Кто приказал их соорудить, мы знаем, а кто выполнил этот приказ?

Па этот вопрос современная наука отвечает почти без колебаний и отвечает однозначно: долину заселяли типе же, как инки, племена индейцев кечуа. Они и были  подданными Инки и строителями Куско. Это подпкрждается многими прямыми и косвенными доказакльствами. Прежде всего не только Куско, но и вся лолипа и прилегающие к ней обжитые районы высокомфья являлись ареалом расселения индейцев кечуа, единым этнокультурным центром этой большой языковой   семьи   индейцев.

Далее. Мы знаем, что сыны Солнца признавали «инками по привилегии» только и исключительно индейцев мчуа. Они первыми вошли в состав их будущей империи, когда Куско был лишь одним из многих городов-юсударств кечуа. Конечно, первыми к инкам могли прийти те, кто находился рядом. Именно «инки по привилегии» как раз и жили в предместьях Куско, образуя имеете с другими кечуа плотное и достаточно широкое кольцо поселений, центром которого была столица пиков.

В непосредственной близи от Куско и сегодня стоят развалины крупных городов-государств, принадлежность которых к кечуа не вызывает сомнений. Правда, иногда высказываются предположения, .что они были низведены самими инками, однако более детальные исследования решительно опровергают такие предположения. И хотя сами города во многом повторяют друг друга, трудно понять, зачем возводились гигантские оборонительные сооружения каждого из них, если строителям не приходилось опасаться своих соседей. Нет, глядя па каменные бастионы Куско, Писака и других городов кечуа, не приходится сомневаться, что они создавались именно для защиты от беспокойных соседей, которыми пi,iли те же кечуа.

Титанические сооружения Куско потрясают воображение даже современного человека. Но крепости, храмы и дворцы Куско только теперь, превратившись в развалины, стали памятниками. Трудно поверить, что их построили голыми руками, одними только руками люди •мой древней страны. И строили они не памятники, а самые обычные крепости, храмы и дворцы. Правда, не для себя, а для божественных сынов Солнца, нуждавшихся в земных пристанищах и убежищах от не менее .чемных врагов.

И уж совсем обидно, когда человек нашей просвещенной эпохи пытается унизить, приуменьшить, свести к нулю достижения другого и не менее прекрасного человека, приписывая все эти сооружения неким инопланетянам или обязательно вымершим сверхчеловекам.

Это происходит потому, что мы все еще плохо знаем наше прошлое. Прошлое аборигенов Нового Света — частный и, возможно, самый типичный случай. Просто удивительно, что есть еще люди, которые не хотят понять, что только знание прошлого может служить надежной основой для правильного понимания настоящего, не говоря уже о будущем...

Однако возвратимся к Манко Капаку. В прекрасных природных условиях долины, куда он пришел по указанию своего Отца-Солнца, Манко Капак убедился сразу же. Земля была здесь ровной и мягкой. Четыре небольших ручья, сбегавших с окружавших долину гор, орошали ее. В центре находился источник соленой воды — там добывали соль. Воздух был здоровым, а климат скорее умеренным, нежели теплым. За стенами дома становилось тепло даже без домашнего очага, хотя с очагом было лучше, как бывает лучше в зимней одежде, но и без нее тоже можно обойтись. Сухость воздуха была поразительной — мясо диких животных через несколько недель в открытом помещении становилось вяленым мясом. В долине не было мух и других надоед-л и пых насекомых.

Свои первые хижины и дома Манко Капак приказал построить на склонах холма Саксайуаман, где позже пики воздвигли главную крепость своего царства.

Прошли века, и Куско стал одним из крупнейших городов древности. Как засвидетельствовали испанцы, «сто тысяч» хижин простых индейцев окружали его величественные сооружения.

Давайте попробуем представить себе Куско в годы ого расцвета. Город был разбит на строгие прямоугольные кварталы. С наружной стороны каждый квартал был обнесен сплошной кладкой в несколько метров высотой, возведенной из каменных блоков разной величины, с красивыми проходами-дверьми. Самые крупные кварталы имели в длину сто и более метров; их ширина несколько уступала длине. Наружная кладка не являлась «забором», а была как бы стеной сплошного дома-прямоугольника, внутри которого, в свою очередь, располагалось много — десятки — зданий. Квартал стоял на каменной платформе — «пата», отсюда п названия некоторых из них: Колькампата, Римакпата, Кильипата. Известны названия пятнадцати кварталов Куско, но, похоже, их было больше. Следовательно, только   каменные  здания   Куско   исчислялись  сотнями.

Улицы города, они были шире улочек тогдашних городов Европы, вымощены каменными плитами. Па огромных площадях Куско проводились массовые манифестации и ритуальные праздники. На Римакпампе, например, оглашались повеления правителя, отсюда и ее название «Говорящая площадь». Рядом с нею проживали сами инки — это северо-восточная часть города. Там стояли дома Манко Капака (видимо, что-то вроде музея), Виракочи, Тупак Инки Юпанки. Здесь же находились «Большой квартал» и «Красный квартал». Чуть южнее лежала Интиппампа — «Площадь (Квартал) Солнца», на которой стоял Кориканча — храм «из золота, серебра и драгоценных камней», главный храм Солнца всего царства.

В Кориканче хранились несметные богатства. Так утверждали инки. Так говорили испанцы.

Но прежде чем перейти к описанию сокровищ инков, назовем размеры выкупа Атауальпы испанцам и скажем, сколько золота и серебра добывалось в Тауантинсуйю, Королевский казначей оценил выкуп в 4 605 670 золотых дукатов. Как утверждает Сьеса де Леон, в год инки добывали 50 тысяч арробов серебра (575 тонн) и 15 тысяч арробов золота (172,5 тонны). Все золото и серебро шло на украшения.

Кориканчу построили из монолитных камней великолепной отделки. Главный алтарь был сплошь обшит «пластинами и брусками» из золота. На алтаре стояло Солнце — толстая золотая пластина. Лик-пластина «была такой огромной, что занимала от стены до стены весь фасад храма». По обе стороны от нее на золотых тронах, стоявших на золотых брусках-подставках, восседали набальзамированные тела усопших правителей. Все двери храма были обшиты золотом, а с внешней его стороны по верхней кромке стены шел золотой бордюр шириной с вару — более восьмидесяти сантиметров!

К храму примыкала крытая галерея. Ее также венчал золотой бордюр, но он был шире вары. Здесь была молельня супруги Солнца Матери-Луны, обшитая изнутри серебром. Здесь же по обе стороны серебряного диска — олицетворения Матери-Луны восседали на серебряных ложах мумии усопших жен правителей. Там же нашли пристанище другие божества: звезда Венера, Радуга и Ильяпа — гром, молния и ее удар.

В храме была молельня Вильяомы — верховного жреца. Ее стены, потолок и даже пол были обшиты золотом, а по карнизу проходила широкая «оправа» — лента, усыпанная бирюзой и изумрудами. Несколько беднее — не сплошь — были украшены золотом еще три «специализированные» молельни.

В Кориканче наверняка находился золотой сад, но испанцы только в Тумбесе видели такое, ибо слава об их интересе к золоту пришла в Куско быстрее, нежели сами конкистадоры.

Чудом Куско был водопровод: две каменные -трубы Кольке Мачаквай — «серебряные змеи». Вода в них отличалась свежестью и белизной, а трубы извивались как змеи. Берега ручьев, протекавших по городу, были обшиты камнем. В тех местах, где они пересекали площади, их перекрыли каменными плитами, чтобы не  мешали  парадам  и  манифестациям  инков...

Все эти чудеса из камня, украшенные золотом и серебром, имели крыши из... соломы. Удивительно, но, владея всеми тайнами керамики, инки не сумели додуматься до элементарной черепицы!

Зеркальная поверхность монолитных каменных глыб и кладке зданий, золотые бордюры в метр толщиной и ч лома! Невероятное сочетание.

Но солома, как и золото, была реальностью Тауан» ишсуйю. И нам не раз придется столкнуться с еще болю необычными явлениями и фактами, без которых нельзя ни представить, ни понять сынов Солнца и созданное ими государство.

Подведем итоги нашего рассказа, или первой главы.

Пришедшие в долину Куско инки были одним из племен индейцев кечуа, с давних времен обитавших в районе Анд, предположительно рядом с озером Титикака. Скорее всего сразу несколько племен предприняли это переселение, вызванное, по-видимому, перенаселенностью литоле обжитых ими земель. Не исключено, что на сам факт переселения как-то повлияла гибель высокоразвитой цивилизации Тиауанаку, центром которой было побережье озера Титикака.

Обосновавшись на новом месте, инки окончательно перешли к оседлому земледелию. Это привело к дальнейшему развитию новых общественных отношений, активному разрушению родо-племенных связей, делению на бедных и богатых.

Постоянная борьба за землю и за воду способствовала выделению в особую социальную группу профессионального воинства, из которого со временем сформировался клан военачальников и правителей, подобный царствующей династии.

Появление в долине Куско, населенной другими кечуанскими племенами, новых соседей — инков не могло пройти бесследно для ее старых обитателей. Инки, отличавшиеся если не воинственным характером, то достаточно высокой организованностью, без которой немыслимо было осуществить переселение, конфликтовали не только с другими кечуа — оказавшись на окраине расселения кечуанских племен, они стали играть также роль форпоста борьбы против индейцев чанков, постоянно тревоживших земли кечуа.

Этот период истории царства Тауантинсуйю дошел до пас в виде легенды о начале начал правления на земле сынов Солнца, первый из которых, Манко Капак, и его сестра и жена Мама Окльо были согласно легенде детьми Солнца и Луны. Именно они основали город Куско, которому предстояло стать столицей будущего царства сынов Солнца Тауантинсуйю.

 

 

 

Этнические амулеты, талисманы, обереги в интернет-магазине >>>

 

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 

 

 




Rambler's Top100