Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Книги для учителя

 

 Техника и технология сельского хозяйства

Очерки истории науки и техники 1870-1917


 

 

Техника и технология сельского хозяйства

 

 

Земледелие и растениеводство. Процесс интенсификации сельского хозяйства сказался прежде всего в земледелии.

В рассматриваемый период трехпольная система земледелия хотя и оставалась господствующей, но уже стала уступать другим формам полевого хозяйства — зернопаропропашной системе, при которой, кроме хлебных злаков и паров, возделывали пропашные культуры, и травопольный, когда к зерновым культурам и пару прибавляли посевы многолетних трав.

Использование этих систем земледелия позволило увеличить кормовую базу и поголовье скота, больше накапливать навоза для удобрения. Однако еще много земли оставалось под паром или засевалось малоценными культурами.

В странах Западной Европы с их ограниченными посевными площадями интенсификация выражалась в изменении системы севооборотов. Чистые пары стали занимать клевером, викой, горохом, ранним картофелем. Постепенно начала складываться плодосеменная система земледелия, при которой производилось регулярное чередование зерновых посевов, а вместо трав расширяли посевы пропашных культур.

Для удобрения земель традиционно использовался навоз. Во второй половине XIX в. в качестве «зеленого удобрения» стал применяться люпин — растение семейства бобовых, накапливающий в почве азот, усвоенный из атмосферы бактериями на его корнях. Урожай люпина, как правило, запахивали без уборки.

Начиная с 70-х гг. в связи с ростом интенсивности земледелия наряду с навозом стали чаще использовать искусственные (минеральные) удобрения. Это было связано с успехами химической промышленности. Например, основным источником фосфора для растений стал суперфосфат, применявшийся с 1843 г.

Огромные запасы азотных удобрений были обнаружены в Чили. Чилийская селитра (натриевая соль азотной кислоты с примесями) и суперфосфат способствовали быстрому подъему урожайности в Западной Европе. Однако к концу XIX в. запасы чилийской селитры начали истощаться. В 1913 г. немецкий ученый Ф. Габер открыл способ синтеза аммиака из азота воздуха и водорода, что послужило основой для получения азотных удобрений промышленным путем.

В 1861 г. в Германии близ Страсфурта было налажено производство калийных удобрений, сырьем для которых служили морские отложения.

Производство минеральных удобрений в России было недостаточным. Так, в 1913 г. их было произведено 175 тыс.т, причем только одного суперфосфата. Остальные виды минеральных удобрений в Россию ввозились из-за границы. Перед первой мировой войной на 1 га посевов вносилось не более 1,5 кг минеральных удобрений.

Развитие капитализма в сельском хозяйстве привело к повышению роли селекции растений.

В Германии Ф. Ахард заложил основы селекции сахарной свеклы с целью увеличения в ней содержания сахара и достижения высокой урожайности.

Стали известны продуктивные сорта пшеницы английских селекционеров П. Ширефа, Ф. Галлета и немецкого ученого В. Римпау.

В Европе и Америке были созданы промышленные семенные фирмы, крупные селекционные предприятия.

В России было организовано Полтавское опытное поле (1884) для изучения сортового состава пшеницы. Еще в 70-е гг. создаются опытно-селекционные станции по сахарной свекле и лаборатории при крупных сахарных заводах. В это же время И. В. Мичурин (1855—1935) успешно работал в области селекции плодовых культур.

В Швеции в 1886 г. была создана Свалевская селекционная станция. Она сыграла большую роль в выведении сортов овса и других зерновых культур, получивших широкое признание.

В США опытно-селекционные станции и лаборатории были организованы в каждом штате. Селекцией занимались и целые семеноводческие компании. Американский селекционер Л. Бербанк (1849— 1926) вывел новые сорта плодовых и декоративных растений.

Вместе с развитием агротехники совершенствовались сельскохозяйственный инструмент и машины.

В 1864 г. инженер Д. К. Советкин сконструировал в России передковый плуг с чугунным корпусом и полувинтовым отвалом. В 70-х гг. XIX в. появился «рязанский» плуг А. Г. Павлова.

С 70-х гг. в Западной Европе широко распространяются многокорпусные (от 2 до 7) плуги, двойные зигзагообразные, 5-образные бороны и кольчатые культиваторы системы немецкого инженера Н. Ф. Эккерта. Для приведения их в движение использовали паровую машину или локомобиль, который тянул плуг, борону или культиватор по пашне с помощью проволочного каната.

Использование паровых машин позволило увеличить глубину вспашки до 48 см. Средний урожай пшеницы на участках, где применялись эти машины, повысился на 24%. Паровая машина обрабатывала в день от 2 до 10 га, а при использовании конной тяги вспахивали не более 1,5—2 га.

В 80-е гг. стала широко известна немецкая рядовая сеялка Фоулера. В конце 90-х гг. им же была построена паровая рядовая сеялка, к которой присоединялись культиватор и борона.

В 1870 г. была разработана жатка-самосброска «Варшавянка». Несколько позднее появились жатки-сноповязалки.

Жатки получили большое распространение как в Европе, так и в Америке. К 1870 г. в США применялось около 50 тыс. жаток. К началу XX в. заводы Чикаго выпустили 5 млн. жаток, которые экспортировались во все страны мира.

Механизировался обмолот зерна. Наряду с простой молотилкой, изобретенной в конце XVIII в., стали использовать сложную, которая сортировала и очищала зерно. Все шире стали применять паровые молотилки.

Однако еще большинство сельскохозяйственных машин было на конной тяге. Попытки приспособить паровые колесные тракторы для обработки земли без рельсов потерпели неудачу, так как колеса тракторов утопали в пашне или сильно уплотняли поля. Только появление тягачей на гусеничном ходу улучшило положение в этой области.

В 1888 г. пароходный механик Ф. А. Блинов (1832—1902) построил и испытал в России первый в мире гусеничный трактор мощностью 20 л.с. Посредине «вагона особого устройства с бесконечными рельсами», как называл его Ф. А. Блинов, стоял паровой котел с двумя паровыми машинами. Перед котлом размещались будка и баки для воды и топлива. Однако из-за несовершенства конструкции такой трактор не получил практического применения.

С 1890 г. в США, а затем и в других странах стали использовать паровые тракторы. Идея построить трактор с двигателем внутреннего сгорания принадлежит американским изобретателям Э. Харту и Парру, предложившим проект такой машины в 1896 г. В 1901 г. было построено несколько первых колесных тракторов, названных «Харт-Парр». Использование их в сельскохозяйственной практике началось с 1907 г., а массовый выпуск — в годы первой мировой войны.

В России создание тракторов с двигателем внутреннего сгорания связано с именем ученика Ф. А. Блинова Я- В. Мамина (1873—1955). Он одним из первых сконструировал бескомпрессорный дизель, работавший на сырой нефти, пригодный для установки на тракторе. В 1911 г. Мамин изготовил колесный трактор мощностью 25 л.с. и дал ему имя «Русский трактор». Последующие усовершенствования позволили увеличить мощность трактора до 45, а затем и до 60 л.с. Производство этих тракторов было налажено на Ба-лаковском заводе. К 1914 г. он выпустил более 100 машин. Тракторы стали изготовлять на заводе «Аксай» в Ростове-на-Дону, а также на заводах Харькова, Коломны и Брянска. До Великого Октября было выпущено всего 165 тракторов.

В целом энергетическая мощность сельского хозяйства дореволюционной России составляла 23,9 млн. л. с, однако лишь 0,2 млн. л.с. (менее 1%) из них были механическими. Энерговооруженность крестьянских хозяйств в 1913—1917 гг. не превышала 0,5 л.с. на одного работника, энергообеспеченность составляла 20 л.с. на 100 га посевов. В 1913 г. сельским хозяйством России был потреблен лишь 1 млн. кВт-ч электроэнергии (в основном помещичьими хозяйствами).

В первые десятилетия XX в. начинается производство еще одной важнейшей сельскохозяйственной машины — комбайна, т. е. комбинированного устройства для одновременного выполнения нескольких процессов обработки зерновых культур. Предшественником комбайна была сложная молотилка. Первые конструкции комбайнов, изготовленные в 1905—1915 гг., производили жатву, обмолот и очистку зерна. Однако несовершенство их механизмов и частые поломки сдерживали развитие комбайностроения.

Применение передовых приемов обработки почвы, внесение минеральных удобрений, селекция и внедрение новых продуктивных сортов растений, использование машин и механизмов позволили увеличить производство зерна в мире.

В Западной Европе и Америке урожайность зерновых культур в 1909—1913 гг. составляла около 14—20 ц с гектара. В Канаде на душу населения в среднем тогда производилось около двух тонн, в Аргентине — около полутора тонн, в США — свыше тонны зерна в год.

В России урожайность зерновых культур была в среднем 7 ц с гектара, а на душу населения производилось 455 кг в год. Из России вывозили 26% мирового экспорта зерна. Такие «успехи» достигались за счет систематического недоедания крестьян, а в неурожайные годы — голода. Помещикам было выгоднее вывозить основную массу хлеба за границу, чем продавать на внутреннем рынке.

В последней четверти XIX в. широко распространяется возделывание картофеля. В Германии этой культурой было занято около 3,3 млн. га, в России — около 1,6 млн. га. Большие площади засевались картофелем во Франции, Австрии и других странах. Способность картофеля приспосабливаться к различным природным условиям (от экватора до 70° северной широты) сделала его одним из самых популярных пищевых продуктов. Были выведены новые высокопродуктивные сорта картофеля, приспособленные к конкретным местным условиям: ранний, средний и поздний, столовый и кормовой, белый, синий и красный.

Уборка картофеля в основном осуществлялась вручную, а также плугом, сохой или окучником на конной тяге. К концу XIX в. появилось множество специальных машин. Наиболее известными были картофелекопатель-швырялка английского инженера Гансона и картофельный плуг Сакка. Для сортировки картофеля применялась сортировальная машина.

Несмотря на все эти успехи, земледелие, как отмечал В. И. Ленин, еще не вступило в полной мере в стадию машинного производства.

«...Современное земледелие — по общему уровню его. техники, да, пожалуй, и экономики — ближе подходит к той стадии развития промышленности, которую Маркс назвал «мануфактурой»,— писал В. И. Ленин.— Преобладание ручного труда и простой кооперации, спорадическое применение машин, сравнительно мелкие размеры производства... сравнительно мелкие, в большинстве случаев, размеры рынка; связь крупного производства с мелким...— все эти признаки действительно говорят за то, что земледелие еще не достигло ступени настоящей «крупной машинной индустрии», в смысле Маркса. В земледелии еще нет «системы машин», связанных в один производственный механизм»

 

Животноводство. Крупный рогатый скот. Интенсификация сельского хозяйства, начавшаяся в рассматриваемый период, оказала большое влияние на животноводство. Усилиями селекционеров-практиков были выведены высокопродуктивные породы крупного рогатого скота.

Выше (гл. 1) отмечалось, что в мясной промышленности очень рано стали появляться огромные предприятия, организованные по принципу непрерывно-поточного и комбинированного производства (бойни Свифта в Чикаго конца 70-х гг. и др.).

Среди молочных пород большой продуктивностью отличалась голландская корова, дававшая в год до 4 тыс. л молока, а в некоторых случаях надои достигали 6—7 тыс. л. Близкими по своей продуктивности были немецкие (ольденбургская, брейтенбургская, остфрисландская и др.), великорусские (холмогорская, ярославская, тагильская, красная степная), швейцарские (симментальская, швецкая), французские (шаролезская) породы.

В начале XIX в. в Англии были созданы первые селекционные питомники и организовано племенное животноводство. Это привело к зарождению промышленной селекции. Английские селекционеры братья Ч. и Р. Коллинги вывели шортгорнскую породу коров.

Неутомимая работа селекционеров и введение с 70-х гг. силосования зеленых растительных кормов привели к повышению продуктивности животноводства. Средний живой вес коровы увеличился г 237 кг в 1851 г. до 308 кг в 1894 г. Годовой надой молока от одной коровы в Западной Европе увеличился с 1200 л в 1870 г. до 2100 л и 1913 г.

В рассматриваемый период постоянно увеличивалось поголовье крупного рогатого скота. Так, в США оно составило в 1870 г. 25,5 млн. голов, в 1900 г.— 53 млн., а в 1910 г.— 62 млн. голов. В Аргентине численность поголовья увеличилась с 14 млн. в 1870 г. до.23 млн. в 1900 г., а к 1910 г. достигла почти 29 млн. голов. Значительных успехов в увеличении поголовья крупного рогатого скота добились Австралия, Новая Зеландия и Канада.

В Аргентине имелись крупные капиталистические хозяйства с громадными стадами (до 25 тыс. голов), причем около половины стада составляли дойные коровы. Американские ранчо — крупные скотоводческие хозяйства — насчитывали тысячи и даже десятки тысяч голов крупного рогатого скота. Преобладала голландская (голштино-фризская) порода, завезенная на Американский континент фермером В. В. Ченери в 1852 г. Эти коровы давали в день до 34—35 л молока. За период с 1852 по 1905 г. из Европы в Америку было вывезено 7,7 тыс. голов этой ценной породы. Интенсивная селекционная работа привела к тому, что к 1910 г. отдельные особи этой породы давали в сутки до 70 л молока.

В России развитие капитализма способствовало концентрации скотоводства вокруг крупных городов и промышленных центров. Скот откармливался преимущественно подножным кормом, а зимой — сеном или, как исключение, зерном. С развитием пищевой промышленности главным продуктом питания скота все более становились отбросы винокуренных, свеклосахарных и рафинадных заводов (выжимки, барда и пр.). Более того, при пищевых предприятиях организовывались своеобразные откормочные фермы для выращивания скота (Никоновская, Харьковская и др.)-

С 1900 по 1916 г. поголовье крупного рогатого скота в России увеличилось с 27,6 до 58,4 млн. Но в целом крупный рогатый скот у русского крестьянства оставался беспородным и малопродуктивным.

 

Коневодство. Основной тягловой силой в то время в сельском хозяйстве оставалась лошадь. В Англии было выведено несколько пород тяжеловозов (суффолкская, клевеландская и клейдесдальская). Они отличались огромным ростом, силой и весом до тонны и более. В Германии на тяжелых работах использовали ольден-бургскую и шлезвиг-голштинскую породу лошадей. Во Франции для этой цели вывели першеронскую породу.

Одним из главных потребителей лошадей была армия. Там использовались как тяжеловозы, так и скакуны. На улучшение всех пород скаковых лощадей оказала влияние английская чистокровная порода, ведущая свою родословную от арабской лошади.

Скрещивая английскую чистокровную породу с различными местными перспективными породами, коневоды выращивали красивых, пропорционально сложенных, крепких и выносливых лошадей.

Новые породы лошадей отличались высокими показателями, и это повлияло на рост их численности.

В США поголовье лошадей увеличилось с 8 млн. в 1870 г. до 20 млн. голов в 1910 г. Высоких показателей в разведении лошадей достигли за тот же период Австралия и Канада. В каждой из этих стран поголовье лошадей возросло с 0,7—0,8 до 2,2 млн. Почти в полтора раза (с 5 до 7,5 млн.) возросло поголовье лошадей в Аргентине.

В России новые улучшенные породы лошадей, отличавшиеся высокими показателями, появились в 80-е гг. Так, рысистые и ры-систоупряжные лошади производились в Воронежской (орловские рысаки), Тамбовской, Саратовской, Пензенской и Тульской губерниях. Помимо разведения этих пород имелось и местное коневодство. В 1881 г. в России начали работать шесть государственных конезаводов:

Хреновский конезавод производил рысистые породы и рабочий скот иностранных пород; Деркульский — чистокровных английских, арабских лошадей и полукровных английских; Стрелецкий был предназначен в основном для производства верховых лошадей; Новоалександрийский производил чистокровные и полукровные английские породы; Лимаревский выводил чистокровные и полукровные английские и орловские породы; Яновский завод — полукровных и чистокровных лошадей.

К концу XIX в. Россия занимала первое место по количеству лошадей (из 60,5 млн. голов в мире 25 млн. приходилось на ее долю). К 1910 г. общий табун страны увеличился до 35 млн., что составило 35% мирового поголовья.

Свиноводство. Во второй половине XVIII в. английский селекционер Р. Бекуэлл получил скороспелую и пригодную для откармливания породу свиньи.

В результате дальнейшей работы были получены крупная белая, мелкая белая, мелкая черная, средняя белая и средняя черная английская свинья.

Среди крупных белых английских свиней выделялась йоркширская порода, длина которой доходила до 2—2,5 м, а вес от 225 до 540 кг. Эта порода свиньи пользовалась популярностью в Германии (вестфальская порода) и России.

Средняя черная (беркширская) свинья разводилась в США, Канаде, Германии, Венгрии и России.

К средним породам свиней относилась и польско-китайская, получившая распространение в СИТА.

В целом средний вес различных пород свиней увеличился. В 1836 г. он составлял 45 кг; в 1851 г.— 86 кг, а в 1894 г.— 96 кг. Значительно увеличилось и поголовье свиней. В США численность свиней возросла с 27 млн. в 1870 г. до 58 млн. голов в 1910 г.; в Германии — более чем в 3 раза и достигло в 1910 г. 22 млн. голов; в Аргентине — до 1,5 млн. голов к 1910 г. Более чем в 2 раза выросло поголовье свиней в Канаде (в 1910 г.— 2,8 млн.) и Австралии (свыше 1 млн.).

Общее количество свиней в мире составило в 1900 г. 101,3 млн. голов.

В России свиноводство не являлось ведущей отраслью сельского хозяйства. С 1900 по 1916 г. поголовье свиней в стране увеличилось с 10,7 до 23 млн. голов.

Овцеводство. Все тот же английский селекционер Р. Бекуэлл в конце XVIII в. вывел лейстерскую породу овец с выдающимися мясными и шерстными качествами: средний живой вес этих овец достигал 67—76 кг, а при стрижке получали от каждой овцы до 7 кг шерсти. Помимо этого, были выведены линкольнширская порода с мягкой, шелковистой камвольной шерстью и котсвальская овца, имевшая более короткую шерсть, но зато самая крупная и тяжелая из всех известных тогда пород.

В Западной Европе и США широкую известность получили мериносы — кочевые овцы, отличавшиеся небольшим весом (до 30 кг), но славившиеся нежной шерстью от 700 г до 1,5 кг с одной овцы в год.

Другой не менее продуктивной породой овец была инфандато (негретти), весившая от 34 до 56 кг и дававшая 2—2,5 кг шерсти в год.

Овцеводство особенно интенсивно развивалось в Австралии, Аргентине, США и Новой Зеландии. Там существовали крупнейшие овцеводческие латифундии, имевшие по нескольку десятков тысяч овец и баранов. В 1910 г. поголовье овец в этих странах составило соответственно 92, 67, 52 и 42 млн. голов.

По количеству разводимых овец Россия занимала первое место среди европейских государств. В 1888 г. в стране насчитывалось 48 млн. овец, а к 1916 г. их число увеличилось до 113 млн. Наиболее продуктивными были романовские овцы весом до 30 кг. Мягкий и густой пух романовской овцы не имел себе равных и применялся для производства высококачественных шуб. Помимо этой породы в России были получены каракульские — смушковые, гиссарские — мясо-сальные, новокавказские и мазаевские — тонкорунные породы.

Следует сказать, что непосредственно в России преобладали грубошерстные породы овец. В 1914 г. количество тонкорунных пород составило только 5—6% от всего поголовья.

Таким образом, животноводство в рассматриваемый период претерпело значительные изменения. Главной отличительной чертой его была интенсификация, выразившаяся в выведении новых высокопродуктивных пород скота, улучшении и совершенствовании ухода за ними, механизации трудоемких операций животноводства (заготовка сена, силоса и т.д.).

В результате к 1900 г. общее мировое производство животноводства составило 19 млн. т мяса. Ведущее положение занимали США (6,5 млн. т в год).

К концу XIX в. основными экспортерами продуктов животноводства на мировом рынке стали Аргентина, Австралия и Новая Зеландия. К началу первой мировой войны Аргентина занимала первое место в мире по экспорту говядины и второе — по вывозу шерсти.

 

Птицеводство. Разведение домашней птицы. Птицеводство, хотя и было побочной отраслью животноводства, тоже претерпело известные изменения. Были получены новые продуктивные породы кур, уток и другой птицы. В Англии широкое распространение получили гамбургские куры и доркинг, яйценоскость которых доходила до 250 штук в год. К высокопродуктивным породам относились испанские породы (минорки, андалузки), французская порода ла-флеш, английские — кохинхинки, русские — орловские, юрловские, павловские и ушанки.

Помимо естественного способа выведения цыплят, стали использовать инкубаторы. Первые инкубаторы были построены еще в XVIII в., но отличались громоздкостью и сложностью регулировки. Во второй половине XIX в. в США и Западной Европе почти одновременно появился ряд систем небольших переносных инкубаторов (инкубатор англичанина Хирсона). Несколько позднее появились инкубаторы, вмещавшие десятки тысяч яиц и обеспечивающие почти полную автоматизацию их работы.

К этому времени относится и начало механизации откорма птицы. Особенных успехов в этой области достигли Франция и Англия. Здесь были заложены основы клеточного метода содержания птиц на глубокой подстилке. Для откармливания использовалась машина О. Лефтина, обеспечивавшая в течение часа кормление 200 кур, увеличение их веса до 1,7 кг в неделю.

Значительных успехов достигло птицеводство в России. С 80-х гг. в стране начали распространяться иностранные и улучшенные русские породы кур, повысилось качество ухода за птицей. Это сказалось на росте экспорта продуктов русского птицеводства. В 1881 г. доход от него составил 295,4 тыс. руб., в 1891г. — около 2 млн. руб., а в 1897 г.— 30,4 млн. руб. золотом. Главное место в экспорте продуктов птицеводства занимали яйца,  производство которых с каждым годом возрастало. Так, в 1897 г. было экспортировано около 105 тыс. т, а в 1913 г. было выведено 234 тыс. т яиц на сумму 110 млн. руб.

Рыбоводство. В рассматриваемый период было создано множество приспособлений для искусственного оплодотворения икры (аппараты Коста, М. Ф. Борне, выводная банка Чеза, аппарат Виль-ямса и т. д.). В конце XIX в. появились первые рыбозаводы. К 1894 г. во всем мире работало 496 таких заводов, причем в США действовало 66 предприятий с годовым производством 907,2 млн. рыб, в Норвегии — 58 заводов с производительностью 214,5 млн. рыб, в Германии — 90 заводов — 25,5 млн. рыб. В России действовали 14 рыбозаводов с ежегодным выводом 1 млн. рыб.

Помимо стационарных, в 1880 г. в США был спущен на воду первый подвижной рыбозавод, палуба которого сплошь была уставлена выводными аппаратами Мак-Дональда. На этом судне, работавшем в устьях рек Потомак и Делавер, было выведено и перевезено сотни миллионов американской речной сельди. Подвижные рыбозаводы стали строить и для железнодорожного транспорта. Вагоностроительные предприятия Дж. Пульмана начали изготовлять вагоны со специальными емкостями и выводными приспособлениями.

 

Техника и технология хранения и переработки сельскохозяйственных продуктов. Интенсификация и механизация коснулись не только производящих отраслей сельского хозяйства, но и хранения и переработки сырья, так как от качества работы этих отраслей в конечном счете зависела эффективность всего производства.

Элеваторы. Для хранения зерна в начале XIX в. начали строить специальные сооружения — «консерваторы» Пави, башни Синклера и другие зернохранилища.

В 1846 г. в США было начато строительство элеваторов — специальных хранилищ для хлебных грузов россыпью после обмолота.

К концу XIX в. они были распространены по всей Америке, причем основное их число было сосредоточено в гаванях. Так, элеватор в Чикаго вмещал до 160 тыс.т зерна, элеватор в Нью-Йорке — свыше 30 тыс.т. Самый большой в мире элеватор находился в Канзас-Сити. Он имел высоту 64 м и располагал 182 зернохранилищами, из которых самые большие вмещали 320 т зерна. Четыре рельсовых пути обеспечивали за день разгрузку 200 вагонов и нагрузку 300. Подъемные приспособления, электрические генераторы и моторы, водопровод, сортировальные машины, система лифтов и эскалаторов приводились в движение паровыми машинами, общая мощность которых достигала 525 л.с.

В это же время элеваторы начинают строить в Германии. Так, в Мангейме был выстроен элеватор, вмещавший 11,2 тыс.т зерна. Элеваторы были построены в Кёльне, Гамбурге, Кенигсберге и других городах.

В России в 1888 г. в Ельце по инициативе земства был построен первый элеватор. В последующие годы элеваторы появились в Петербурге, Одессе и других городах. К 1910 г. в стране имелось 75 элеваторов общей емкостью в 450 тыс.т.

 

Мукомольное производство. В рассматриваемый период мукомольное производство получило новое направление. В 70-е гг. начали применять вальцевый станок, пришедший на смену традиционному и малоэффективному жерновому поставу.

Основными центрами мукомольного производства стали Рочес-тер, Сан-Луи, Миннеаполис (США). Все мельницы работали от водяных двигателей, а если напор воды убывал, то подключались паровые машины. К концу XIX в. в США насчитывалось 18 тыс. мельниц, из которых 5 тыс. работало на экспорт. С 80-х гг. в конкурентную борьбу с США включилась Венгрия (тогда часть Австро-Венгрии), где к 1895 г. насчитывалось более 2200 паровых мельниц, около 14 тыс. водяных и 2 тыс. ветряных, а в мукомольной промышленности было занято 45 тыс. человек.

Крупные мукомольные предприятия фабрично-заводского типа в России возникают во второй половине XIX в. Интенсивный рост городского населения и крупных промышленных центров, бурное строительство железных дорог, соединивших крупные потребительские центры с основными земледельческими районами, заметная концентрация зернового производства в руках сравнительно небольшого количества крупных помещиков и уравнение в 1893 г. тарифов на муку и зерно создали благоприятные условия для крупной мукомольной промышленности.

К 1903 г. крупное мукомольное производство в России насчитывало около 2 тыс. предприятий, расположенных в Центрально-Промышленной и Центрально-Черноземной полосе, в Поволжье и на Украине. Полное механизированное оборудование мельниц вальцевого размола имелось на мукомольных предприятиях Москвы, Одессы, Елизаветграда '. К 1913 г. число предприятий увеличилось до 2051. Они перерабатывали в 1903 г. 7,1 млн.т, а в 1913 г.— 9,8 млн. т зерна.

В начале первой мировой войны в связи с резким повышением спроса на муку со стороны государства для нужд армии переработка зерна увеличилась в 1915 г. до 11,7 млн.т. Однако под влиянием резкого сокращения производства зерна и острых транспортных затруднений выработка муки в 1916 г. составила 80%, а в 1917 г.— 20% от довоенного уровня.

 

Сахарное производство. В конце XIX в. во всех европейских странах быстро росло свеклосахарное производство. К середине 80-х гг. оно составляло до 1 млн. 800 тыс.т, а к 1899 г.— около 5 млн.т в год. К этому времени свекловичный сахар все более вытеснял тростниковый, которого производилось уже менее 3 млн.т. Ведущей в европейском производстве свекловичного сахара была Германия, а Россия тогда стояла на четвертом месте.

Число сахарных заводов в России оставалось прежним — 235— 237. За эти годы свекловичные плантации в стране увеличились с 243 до 438 тыс.га, улучшились и сорта свеклы. В 1893—1894 гг. в 65 лабораториях при сахарных заводах велась селекционная работа с целью получения более продуктивных сортов свеклы. Лаборатории имели и свои опытные поля, где апробировались полученные семена свеклы.

На свеклосахарных заводах стали использоваться более мощные прессы для резки свеклы и выдавливания сока, рамочные фильтр-прессы, трехкорпусные выпарные аппараты Годека (Мюллера) и Симиренко, аппараты для сгущения сока. Каждый сахарный завод имел 8—9 паровых машин.

 

Холодильники. Для хранения скоропортящихся мясных, молочных и рыбных продуктов стали интенсивно использоваться холодильники.

Первые холодильные установки были созданы в физико-химических лабораториях Франции и Англии еще в середине XVIII в. Однако промышленное значение холодильные машины получили только во второй половине XIX в., когда развитие мировой торговли скоропортящимися продуктами питания потребовало применения холодильной техники в производстве, при транспортировке и хранении.

В конце XIX в. Лондонский центральный рынок располагал огромными холодильными подвалами, вмещавшими до 1 тыс.т мяса. Мороженое мясо ввозили в Англию из Австралии и Америки в специальных   рефрижераторах — холодильниках,   оборудованных   в трюмах пароходов. В 1877 г. осуществились первые успешные доставки мороженого мяса из Аргентины во Францию. Для перевозки скоропортящихся продуктов по железным дорогам стали строиться специальные вагоны-холодильники.

Одним из первых крупных капиталистических предприятий этой отрасли, включавшим бойни, холодильники и т. п., была фирма Т. С. Морта в Новом Южном Уэльсе (Австралия), основанная в 1874 г. «Скоро Франция и Англия почти полностью будут зависеть от нас в снабжении пищей»,— с удовлетворением объявил Морт при ее открытии.

В Бостоне (США) был построен огромный пятиэтажный холодильный склад. Лицевая сторона склада была обращена к рынку, а к задней подходили вагоны с продуктами, подлежащими хранению. Неподалеку от склада находилась пароходная пристань. На складе было сооружено 78 отдельных холодильных камер разных размеров, общим объемом более 600 тыс. м3 полезной площади. Температура в камерах понижалась до —22° С. Холодильные склады имелись во всех крупных городах США (Вашингтоне, Сан-Луи и др.).

 

В России машинное охлаждение продуктов впервые было применено в 1888 г. в Астрахани для хранения рыбы. С этой целью были построены холодильная баржа и склад. Позднее холодильные склады строились в Петровске, а также на реках Куре и Волге.

В 1895 г. в Белгороде был построен первый в России птице-яичный холодильник общей емкостью камер хранения около 250 т. К 1914 г. в стране насчитывалось 29 холодильников общей вместимостью 45,6 тыс. т. Это количество и их емкость обеспечивали не более 3% грузооборота скоропортящихся продуктов, что наносило большой вред хозяйству. С началом первой мировой войны огромная потребность в заготовке и хранении мяса для нужд фронта вызвала оживление холодильного строительства: к 1917 г. площадь холодильников увеличилась на 34%, численность холодильников достигла 48, а общая емкость увеличилась до 61,4 тыс.т.

Помимо промышленных холодильных машин и складов, в конце XIX в. появились и домашние холодильники. Наибольшее распространение они получили в США.

Консервирование. Наряду с традиционными способами консервирования мясных продуктов (засолка, копчение) начали применять и новые способы, пригодные для консервации других продуктов питания.

Особенно быстро консервная промышленность развивалась во Франции, где было сосредоточено производство сардин (в 1890 г.— 12 тыс. т) и овощных консервов. В Австралии было налажено производство мясных консервов. В 70-х гг. там уже действовало 53 консервных завода, производивших более 17 тыс.т мяса.

Международная торговля мясными консервами быстро развивалась. В 1884 г. из США было вывезено консервированной говядины на сумму свыше 3 млн.долл. Центрами производства мясных консервов были Чикаго, Канзас и Сент-Луис.

 

В 1856 г. американский изобретатель и предприниматель Борден построил в Нью-Йорке первую крупную фабрику по производству сгущенного молока. В Европе подобные предприятия появились в 1866 г. в Швейцарии. В 1887 г. Швейцария вывезла сгущенное молоко на европейский рынок в количестве 11 тыс.т, а в 1890 — 13,5 тыс.т.

В России консервная промышленность была создана в конце XIX в. В 90-х гг. стали производиться рыбные консервы на 10 заводах (в Одессе, Петербурге, Астрахани, Риге и Николаеве). Одновременно стали выпускать и консервы с маринованными продуктами.

Другим способом консервирования мяса было изготовление мясного экстракта по технологии Ю. Либиха. Из 34 кг мяса получалось 4,5—5 кг мясного экстракта, содержащего 79—82% сухого вещества. Первые фабрики по производству экстракта начали работать в Мюнхене. К концу XIX в. такие фабрики производили экстракт в Уругвае, Австралии и других странах.

В конце XIX в. из мяса начали изготовлять бульонные кубики. Для производства таких продуктов использовались автоклавы высокого давления, машины для измельчения мяса, прессы для выжимания сока и т. д., приводившиеся в движение как паром, так и электричеством.

Техника широко использовалась и для изготовления колбас, бекона, других продуктов. Изобрели специальные машины для рассекания мясных туш, перемешивания фарша, набивания приготовленной мясной массы в кишки. Производительность этих машин была для того времени достаточно высокой. Так, машина братьев Унгер для измельчения мяса могла переработать 125 кг мяса за 40 минут.

Крупнейшие мясоперерабатывающие предприятия действовали в Германии (Каннштадт, Карлсруэ, Брауншвейг), в США (Чикаго, Цинциннати и др.), а также в Бельгии, Англии, Австралии и Аргентине.

Производство сыра. Во второй половине XIX в. в Западной Европе обратили внимание на возможность утилизации молочных продуктов с большей выгодой. К 70—80-м гг. многие страны стали специализироваться на производстве определенных сортов сыров. Так, во Франции варили мягкие сыры, эддамские сыры изготовлялись в Голландии, эментальские — в Швейцарии. К концу XIX в. многие страны, заимствовав технологию изготовления сыров, стали выпускать собственные сорта голландских, швейцарских, французских сыров. Оригинальными оставались лишь те сорта, качество которых целиком и полностью зависело от местных условий. (Например, сыр рокфор, производившийся во Франции в местности Рокфор с пещерами, где только и мог этот сорт созревать.)

Первые сыроварни промышленного типа в России были построены в 60-х гг. по швейцарскому образцу князем В. П. Мещерским. Оттуда пошли русско-швейцарские «мещерские сыры», пользовавшиеся большим спросом на мировом рынке.

Дальнейшее развитие сыроварения в России связано с именем Н. В. Верещагина (брата знаменитого художника В. В. Верещагина). В 1866 г. он открыл в Тверской губернии первую артельную сыроварню, а в 1867 г. их насчитывалось уже 18. Позднее сыроварни открываются в Вологодской, Ярославской, Новгородской, Костромской и Вятской губерниях. В 1871 г. Н. В. Верещагин открыл школу молочного хозяйства. К концу XIX в. она подготовила 600 мастеров-сыроделов.

С 70-х гг. в США было налажено производство искусственного (маргаринового) сыра. В Европе производство такого сыра освоили в 80-х гг. в Германии (Баренфельд).

Сельское хозяйство в колониальных странах. В колониальных и зависимых странах специализация сельского хозяйства являлась одной из форм закабаления местного населения в интересах колонизаторов. Часто хозяйство зависимой страны подчинялось задаче выращивания одной какой-либо культуры (риса, сахарного тростника, какао, бананов и т.д.). При этом технические средства и методы оставались самыми примитивными, труд — тяжким, ручным, а нормы эксплуатации — самыми высокими. Развитие других отраслей экономики, не связанных с производством и перевозкой данного продукта, сознательно задерживалось колонизаторами.

Примером введения новых культур в зависимых странах в соответствии с требованиями мирового капиталистического рынка может служить организация плантаций каучуконосов (гевеи и др.) в странах Юго-Восточной Азии. Индийское ведомство британского правительства («India Office») в начале 70-х гг. закупило в Центральной Америке семена гевеи, отправило их в индийские теплицы, а оттуда саженцы на Цейлон, в Сингапур и т. д. Так было положено начало огромным плантациям на Малайском полуострове, Цейлоне, в Индии и на Зондских островах, покрывавшим в начале XX в. почти 90% мировой потребности в сыром каучуке и приносившим колоссальные прибыли английским колонизаторам.

    

 «История науки и техники»             Следующая страница >>>

 

Другие книги раздела:  "Автомобиль за 100 лет"   Старинные автомобили

История автомобиля   "Советы владельцу автомобиля"

 







Rambler's Top100