Всеобщая история государства и права

 

Судопроизводство

 

Администрация была в Древней Япо­нии тесно связана с юстицией. На са­мом высшем уровне и на уровне местном судопроизводство осущест­вляли одни и те же учреждения. Однако существовали и специаль­ные юридические ведомства.

Все судебные дела первоначально должны были передаваться в низшие органы власти: «в административный орган по месту основ­ной приписки» (т. е., по-видимому, налогообложения). Допускалось подавать жалобу и в ближайшее административное управление. За­тем при наличии оснований и с «письменным изложением недоволь­ства» истца или ответчика дело можно было передавать на обжало­вание выше по инстанции. Конечным пунктом судопроизводства могло стать рассмотрение дела в Государственном совете. Только после неудовлетворительного решения в Совете можно было апел­лировать к императору.

Император считался высшей судебной властью, однако непосред­ственным судьей он не являлся. От его имени это производил Госу­дарственный совет. Императору принадлежало право помилования и амнистии, утверждения смертных приговоров, приема апелляций на неудовлетворительные по содержанию решения Государственного совета.

Реально важнейшим специализированным судопроизводствен­ным органом было министерство юстиции, или «наказаний» (гебусё). Оно состояло из трех специализированных ведомств: централь­ного управления, управления штрафов и управления тюрем (всего чиновников насчитывалось до 270). Министерству подчинялись су­дебные чиновники в составе городских (столичных) управлений и провинциальных администраций. Здесь в равной степени и почти в одинаковой процедуре разбирались жалобы по гражданским и уго­ловным делам. Из компетенции министерских судов были изъяты только дела знати и чиновников выше пятого ранга; их судили в придворном ведомстве.

Административные ведомства и расследовали дела, и выносили решения. Однако следствие и суд (по уголовным делам), по-види­мому, были разделены друг от друга: в штатах министерства упо­минались раздельно судьи и следователи. Решения по делам требо­валось выносить строго по месту возбуждения дела. Исполнение приговора производилось по-разному, в зависимости от важности преступления и тяжести наказания: более тяжелые преступления полагалось рассматривать вторично в более высоких инстанциях (в провинции, в столице) и там приводить приговор. В случае смерт­ных приговоров утверждение его императором и Государственным советом затребовалось даже трижды. Местом исполнения смертной казни определялся городской базар. Чинам выше седьмого ранга, царевичам разрешалось в замену смерной казни прибегнуть к са­моубийству.

Многократная перепроверка материалов дела составляла сущ­ность и предварительного расследования. Оно начиналось либо с заявления, либо с доноса. Первейшим действием следователя был арест – и обвиняемого, и обвинителя; задерживали и доносчика. После первой проверки и установления истины невиновного отпу­скали. Во-первых, следователя обязывали оценить заявление по пя­ти аспектам: как арестованный говорит, как слушает, каково выра­жение лица и т. п. Во-вторых, должны быть правильно оценены улики. В случае противоречий, подозрительности обстоятельств предписывалось применять пытку к подследственному – довольно примитивную (битье палками). Пытку можно было повторять тро­екратно с интервалами в 20 дней. Правила законов допускали, что арестованный и умрет в процессе дознания. Об этом эпически-спо­койно предписывалось «доложить начальству». По незначительным преступлениям следствие шло сокращенным порядком, по обвине­ниям в мятеже предусматривалось какое-то особое разыскание.

Одной из важнейших особенностей древнего судопроизводства было требование строгой подзаконности судебных реше­ний: чиновникам предписывалось «придерживаться официального текста уголовных и гражданских законов».

Еще одной, чисто японской особенностью древнего судопроизвод­ства было требование доноса о преступлении от всех якобы знав­ших о нем. Касалось это прежде всего родственников жертвы, а так­же и виноватого. Вероятно, таким образом в общей форме стимули­ровалось моральное осуждение нарушителя законов и правил, столь важное для конфуцианства и для буддизма. (Родст­венников жертвы обязывали доносить еще и потому, чтобы обеспе­чить исполнение государственного закона, а не сделки с возможным преступником.) Родственник, который знал о преступлении, но спу­стя месяц не донес о нем, подвергался также наказанию, хотя и не­сколько ниже подлинного преступника. Вместе с тем младшие род­ственники и слуги, рабы виновного были освобождены от обязанности доносить. Так древний закон находил компромисс между госу­дарственным правом и семейной моралью. Впрочем, при соверше­нии самых тяжких преступлений – государственных – доносить вменялось в моральный долг (уже иначе понимаемый) всем, вклю­чая рабов.

 

К содержанию  Всеобщая история государства и права

                                                                                                                                                   



Смотрите также:

 

История государства и права зарубежных стран 

 

История государства и права   Теория права    История русского права

 

Конституции и законодательные акты буржуазных государств

 

Гражданское и торговое право

 

Теория государства и права   Теория государства и права    Теория государства и права

 

"Основы права" (под редакцией Крыловой)

История государства и права России

 

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ. "РУССКАЯ ПРАВДА" - ПАМЯТНИК ПРАВА ПЕРИОДА РАННЕФЕОДАЛЬНОЙ МОНАРХИИ