Всеобщая история государства и права

 

Уголовное право

 

Ко времени переворота Мэйдзи японское уголовное право основывалось на законодательстве главным образом XVIII в. («Кодекс Ста статей», 1742 г.). В период позднего сёгуната ряд средневековых и сословных принципов этого права, восходящего к национальным традициям XIII–XIV вв., был модернизирован: отменялись членовредительные наказания, ограничивалось объективное вменение преступлений, запрещалась высылка преступников в другие провинции, установилось правило понижать несовершеннолетним преступникам наказание одной степенью (по условной лестнице). Как и все другие области правовой системы Японии той эпохи, уголовное право не в полной мере охватывалось централизованным законодательством. Поэтому с наступлением периода общей политической и правовой модернизации в развитии уголовного права наиболее острой стала проблема его обновления на основе полной кодификации.

Первой попыткой такой кодификации стало создание традиционного по принципам уголовного уложения, даже с возвращением к еще более древним приемам китайского права – «Кэйтай-рицурё» (1873). Однако по своему содержанию он не вписывался в начинавшийся процесс восприятия политических и правовых институтов Запада. Единственным моментом обновления стало закрепление в нем полной отмены телесных наказаний.

Первым сводом уголовного права современной модели стало Уголовное уложение 1880 г. (введено в действие с 1 января 1882 г.). Разработано оно было по образцу бельгийского кодекса 1867 г., который в свою очередь воспринимал главные идеи Французского УК 1810 г. (см. § 64.3). Проект был составлен известным французским правоведом XIX в. Г. Э. Буасоннадом (1825 – 1910), в пересмотре приняли участие и видные германские криминалисты (А. Ф. Бернер).

Уложение состояло из 4 книг: 1) общая часть, 2) преступления и проступки против публичного блага, 3) преступления и проступки против частной собственности, 4) нарушения. В японское уголовное право была полностью привнесена считавшаяся тогда наиболее передовой идея систематизации всех правонарушений на преступления, проступки и полицейские нарушения (с соответствующей классификацией и мер возможного наказания). Наиболее важными новшествами стали (1) абсолютное признание законности в квалификации преступления и (2) отказ от аналогии (которая открывала бы путь судейскому и административному произволу).

Упрощена была система наказаний: сохранялись смертная казнь (в единственном виде – через повешение), пожизненное и срочное заключение, штрафы, лишение прав, а также специальная конфискация вещей, так или иначе сопряженных с правонарушением. Смертная казнь сохранялась по примерно 20 видам преступлений, среди которых наиболее видное место занимали политические и антигосударственные, поджог, убийство, лжесвидетельство (последний случай был показательным моментом для восприятия традиций старояпонского права). Лишение свободы могло принять также разные формы: от ссылки на дальние острова с принудительными работами или каторжной тюрьмы до содержания в крепости и ареста. Японская уголовная юстиция не пренебрегала достаточно широким применением смертной казни: в ближайшие за уложением годы выносилось в среднем по 35–40 смертных приговоров в год.

Стремление к вестернизации страны побудило поставить под специальную охрану уголовного закона права европейцев (особая охрана их религии, запрещение подделывать иностранную монету). Вместе с тем кодекс воспринял значительное число правил, восходящих к японским традиционным нормам: так, безусловно отягчающим обстоятельством признавалось преступление в отношении родителей (за побои смертная казнь), важными по степени наказания преступления считались курение опиума, содержание опиумо-курительниц, занятия татуировками в виде ремесла, осквернение мертвых тел, могил, религиозных символов. К старояпонской традиции восходило и правило о значительном смягчении наказания при добровольном заявлении о преступлении.

В силу разного рода внутриполитических обстоятельств, а также формирования собственных новых юридических школ, Уложение 1880 г. довольно скоро стало объектом критики и переработки. Официальный проект нового уголовного уложения был представлен уже в 1890 г., в работе над ним приняли участие большая комиссия юристов, парламент. 23 апреля 1907 г. новое Уложение стало законом (в силу вошло с 1 октября 1908 г.)

Уголовное уложение 1907 г. было более компактным (264 ст.) и современным кодексом, построенным в значительной степени по образцу кодексов Германии и Австрии. В отличие от предыдущего, новое уложение заключало в себе только квалификацию преступлений. Однако точные составы не описывались, поэтому доктрина уложения отошла от строгой законности и предоставляла значительный простор судейскому усмотрению. В зависимости от смягчающих или отягчающих обстоятельств (к числу последних главным образом был отнесен рецидив) наказание могло быть существенно сокращено или увеличено.

Уложение сохранило 6 видов наказаний: смертную казнь, каторжные работы (срочные – от 1 месяца до 15 лет, в исключительных случаях – 20 лет; и бессрочные), тюремное заключение, арест (1–30 дней), штрафы (свыше 20 йен; менее 20-ти считались полицейской пеней). В ряде случаев могла применяться специальная конфискация (того, что служило преступлению, само по себе составляло преступление и т. п.). Широкое применение после принятия Уложения получили условное осуждение (в основном при наказании в виде заключения до 2-х лет), а также условно-досрочно освобождение (Япония вообще была первой страной, где вошло в практику досрочное освобождение – в 1789 г.!). В практике самым распространенным наказанием (примерно по 90% приговоров) стали срочные каторжные работы.

Наиболее важными преступлениями по Уложению считались посягательства на императорскую семью, целостность государства (восстания, противодействие войскам, повреждение символов государства и т. п.), а также против деятельности государства (должностные преступления) . При посягательстве на императорскую семью даже формальное приготовление могло караться смертью или пожизненной каторгой. За антигосударственные преступления также в большинстве случаев предполагалась и смертная казнь; ею безусловно следовало карать главарей, зачинщиков бунта, восстания, сопротивления и т. п. Особое место в японском праве заняли преступления против «добрых нравов» (публичные непристойности, азартные игры, порнография, надругательство над могилами и т. п.). К числу особо опасных преступлений против общества относился поджог, который в квалифицированных случаях карался смертной казнью. Традиции старого японского права проявились в весьма сдержанном, с другой стороны, отношении к наказуемости сексуальных преступлений: они карались только при насильственном их характере; криминальным событием была и супружеская измена со стороны женщины. Также традиционно особо тяжкими считались посягательства на жизнь восходящих родственников (смертная казнь или пожизненная каторга), тогда как при обычном убийстве рамки наказания были более широкими. Предусматривало Уложение и наказания за религиозные по своему содержанию преступления (кощунство, нарушение святых мест). Своеобразием японского уголовного права надолго стало особо детализированная квалификация должностных подлогов, в т.ч. официальных бумаг.

Отдельно от уложения был обнародован Военно-уголовный кодекс 1908 г. (в 104 ст.), предусматривавший преступления военнослужащих и (!) преступления в отношении военных; наказания в нем были более жесткими.

В период нарастания политического тоталитаризма в стране (1920-е – 1930-е гг.) уголовное право также претерпело ряд важных, соответствующих по духу перемен. Одни из них были объективно необходимы для борьбы с преступностью, другие стали следствием тоталитарно-националистических устремлений правительства. Было криминализировано распространение «ложных слухов» о государстве и правительстве (1923), усилена ответственность за революционную пропаганду в армии (1929). В целях борьбы с насильственными преступлениями была значительно повышена ответственность за разбой, кражи со взломом и т.п. (1926–1930), причем особую роль в этой борьбе должно было сыграть новое, расширенное понятие о «необходимой обороне» как любой защите своих прав. Едва ли не самым показательным стал Закон об охране общественной безопасности (1925). По нему стала жестко преследоваться любая деятельность, которая могла быть сочтена направленной против целостности государственного порядка («коккутай», под которым непременно понималось сохранение императорской власти), против неприкосновенности частной собственности, и даже подстрекательство и «сбор данных» для «этой борьбы». Закон стал орудием для репрессий в отношении левых и демократических, в т. ч. рабочих, движений.

Начиная с 1921 г. неоднократно вносились предложения по пересмотру Уголовного уложения. Наиболее важные были связаны с укреплением национального духа, необходимостью учесть требования «морали и добрых нравов», особенно охранить ценности семьи и честь монархии.

Реальные крупные перемены в уголовном законодательстве последовали, однако, после крушения монархии и в общей связи с широкой правовой реформой после Второй мировой войны. Законом 1947 г. из Уложения были исключены преступления против императорского дома, упразднены семейно-моральные преступления, нарушения супружеской верности. Вместе с тем введены наказания за военные преступления, против мира и человечности, которые стали основанием для процессов против военных преступников в 1950-е гг. В основном же до конца XX в. уголовное право основывалось на принципе Уложения 1907 г.

 

К содержанию  Всеобщая история государства и права

 

Смотрите также:

 

Всеобщая история государства и права. Том 1

 

Общая теория права и государства

 

История отечественного государства и права    История государства и права зарубежных стран 

 

Теория государства и права   Теория государства и права    Теория государства и права

 

Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы    "Основы государства и права"  

 

"Основы права"

"Основы права" (под редакцией Крыловой)

История государства и права России

 

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ. "РУССКАЯ ПРАВДА" - ПАМЯТНИК ПРАВА ПЕРИОДА РАННЕФЕОДАЛЬНОЙ МОНАРХИИ