Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 


Очерк-путеводитель

ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ XVII—XVIII ВЕКОВ В ЭРМИТАЖЕ


Юрий Иванович Кузнецов

 

Малые голландцы. Живописцы интерьеров

 

Возросшее мастерство передачи солнечного света вывело на большую дорогу искусства еще один жанр, который до того влачил весьма жалкое существование,— жанр церковного интерьера, включавший в себя изображения и дворцовых покоев и жилых комнат скромного бюргерского жилища. В первой половине века художники направляли внимание на архитектурные и конструктивные элементы интерьера, и только в середине века работавшие в Делфте живописцы Г. Хоукгест, X. К. ван дер Влит и Э. де Витте стали писать не колонны, стены и витражи, а интерьер в целом, в пространстве и наполняющем его свете. Картины, изображавшие церковный интерьер, как и пейзажи, обрели эмоциональность, стали одухотвореннее.

Ранние интерьеры ГБРАРДА ХОУКГЕСТА (Гаага, ок. 1600—1661, Бергенон-Зом) — «Внутренний вид католической церкви»* (1639) и «Внутренний вид церкви»* (1648) — напоминают суховатые, линейно построенные произведения зачинателей жанра. Но датируемый серединой века «Внутренний вид Старой церкви в Делфте» со световым акцентом белой стены и бликами яркого света на полу, с рефлексами и игрой света и тени может служить первым примером эмоционального образа интерьера. Опыт Хоукгеста был подхвачен делфтским живописцем ХЕНДРИКОМ КОРНЕЛИСОМ ВАН ДЕР ВЛИТОМ (Делфт, 1611—1675, там же), написавшим в 1656 году «Внутренний вид готической церкви». Контраст света и тени, противопоставление светлому центральному нефу затененного переднего плана с фигурой гробовщика, роющего могилу, повышает выразительность интерьера.

В творчестве ЭМАНЮЭЛЯ ДЕ ВИТТЕ (Алкмар, 1616/17—1692, Амстердам) развитие жанра достигает своего апогея. Де Витте обратился к теме интерьера в середине века, когда жил и работал в Делфте, а в начале 1650-х годов, уже в Амстердаме, создает свои лучшие произведения в этом жанре. «Внутренний вид церкви» написан, судя по имевшейся на нем ранее дате, в 1671 году.

Здесь соединены мотивы Старой и Новой церквей в Амстердаме. Мы видим, таким образом, что художник свободно, как пейзажист, комбинирует почерпнутые в действительности черты и создает свой образ церковного интерьера. Высокое, заполненное рефлексами солнечного света пространство противопоставлено тяжелой плотной толпе прихожан, слушающих проповедь, одетых в пышные, торжественные темные наряды. Беспокойные пятна света, контрастная светотень — от слепящих солнечных бликов до черных непрозрачных теней,— наконец, широкая смелая манера письма создают динамичный, напряженный, драматический образ пространства.

Если готические церковные интерьеры, освещенные лучами солнца, свидетельствуют о стремлении вырваться за пределы сумеречного настроения, то появившаяся в 1660-е годы тема итальянской ренес-сансной архитектуры говорит о попытках воссоздать уравновешенную, классически ясную, человечную среду. Интерес к классицистической архитектуре в это время был обусловлен, возможно, строительством знаменитой Новой ратуши в Амстердаме голландским художником и архитектором Якобом ван Кампеном (1595—1657). Его холодному классицизму де Витте противопоставляет созданную на холсте не менее грандиозную, но гуманную, согретую человеческим теплом архитектуру. В Эрмитаже этот жанр представлен картиной «Площадь перед дворцом в итальянском городе» (1664).

На переднем плане ее изображен кавалер в нарядных одеждах (в других картинах этот персонаж погружен в созерцание интерьера), широким жестом приглашающий своего спутника подняться по пологим ступеням подиума ко дворцу. Это движение, заставляющее нас мысленно проделать путь по лестнице вдоль балюстрады к открытым лоджиям дворца, настраивает на более активное (чем в церковных интерьерах) восприятие пространства. Четкость пространственных членений, обозримость всех элементов пейзажа, который, как и архитектура, строится по классическим канонам, когда холм уподобляется куполу храма, кипарисы — обелискам, а все вместе соразмерно фигуре человека и наводит на мысль о существовании в мире разумного, гармоничного начала. И все же итальянским пейзажам де Витте далеко до истинной гармонии Возрождения — нечто гнетущее, беспокоящее, ограничивающее дает себя знать как в колорите, излишне сумеречном, так и в отсутствии чистых прозрачных далей, так что, даже вырвавшись за пределы тесного интерьера на широкие улицы и площади города, человек не обретает подлинной свободы.

Э. де Витте — одна из наиболее трагических фигур в голландском искусстве XVII века. На всем его творчестве лежит печать раздвоенности, внутреннего противоречия, расхождения демократических идеалов, которым художник остается верен, с ограниченной буржуазной действительностью. Это послужило причиной разлада художника с патрицианским обществом. Искусство де Витте не находило спроса у состоятельного заказчика. Доведенный нуждой и полуголодным существованием до отчаяния, художник покончил с собой.

Эрмитаж. Голландская живопись 17 – 18 веков

 




Rambler's Top100