Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 


Очерк-путеводитель

ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ XVII—XVIII ВЕКОВ В ЭРМИТАЖЕ


Юрий Иванович Кузнецов

 

Малые голландцы. Братья ван Остаде

  

Адриан и Изак ван Остаде

 

Собрание Эрмитажа исключительно богато произведениями братьев ван Остаде — главных представителей так называемого крестьянского жанра в голландской живописи: старший, Адриан, представлен двадцатью пятью, а младший, Изак,— шестью картинами.

АДРИАН ВАН ОСТАДЕ (Харлем, 1610—1685, там же) еще в мастерской своего учителя Франса Халса познакомился с талантливейшим фламандским жанристом Адрианом Браувером. Очевидно, это знакомство окончательно утвердило намерение молодого голландского художника стать бытописателем простого народа.

«Драка» — одна из типичнейших и самых знаменитых картин молодого Остаде и вместе с тем характерное произведение раннего крестьянского жанра вообще.

Действие происходит в пустынном помещении, напоминающем скорее сарай, чем жилье, с убогой, примитивной обстановкой. Обитатели этой норы изображены уродливыми существами: вдавленные в плечи головы, сутулые спины, кривые ноги и руки. Это люди темные, униженные, с притуплёнными чувствами. Их полные дикого неистовства движения придают схватке исступленный, почти зверский характер. Впечатление запустения, безотрадности и отсутствия истинно человеческих побуждений у действующих лиц усиливается колоритом картины — холодным с намеренно неприятными красочными сочетаниями тусклых сине-серых тонов с грязновато-коричневыми, белесыми розовыми и охрами. Резкий, падающий слева свет создает жесткий контраст светотени и подчеркивает рельефное расположение фигур на неглубоком переднем плане.

Картины «Драка» (1637), «Игра в карты»* (1633), «Сцена из крестьянской жизни»* в какой-то степени отражают и объективные факты: развал хозяйства крестьянина и огрубение нравов — следствия многолетних войн, грабежей и насилий, чинимых испанскими, а иногда и своими войсками. Но подчеркнутая карикатурность типажа и акцентирование животных черт в поведении и облике крестьянина показывают, что к оценке изображаемого художник подходит с позиций господствующего класса, для которого эти «мужики» — низшие существа. Таким образом, и в выборе темы, и в ее трактовке Остаде предстает как идеолог нового хозяина страны — буржуа, который весьма определенно заявил о своем вкусе. Даже когда позже художник создает произведения, проникнутые симпатией к своим героям, повседневная тяжкая борьба крестьянина за свое существование не находит отражения в его творчестве, оно целиком посвящено веселой стороне жизни, минутам отдыха.

Но величайшей заслугой художника был уже сам факт утверждения им в живописи нового героя — голландского крестьянина. Поэтому А. Остаде справедливо считается основоположником крестьянского жанра. В значительной степени его усилиями этот жанр занял прочное место среди других видов живописи и стал популярным.

Крестьяне изображены и в аллегорической серии «Пять чувств» («Зрение», «Слух», «Обоняние» и «Вкус»; картина «Осязание», изображающая пятое чувство, не сохранилась). «Пять чувств» — очень распространенная в искусство XVI—XVII веков тема. По понятиям того времени, аллегорическое изображение чувств было предметом «высокого жанра» — исторического, прославлявшего богов и героев. Соответственно и чувства изображались в идеальных образах, с изысканными атрибутами. Остаде на своих маленьких картинах инсценирует их с помощью тех же крестьян. Подобная интерпретация пяти чувств не только демократизирует «высокий жанр» аллегории, но и несет в себе оттенок плебейского вызова понятиям и вкусам добропорядочных бюргеров. Реалистическая живопись Голландии не могла утвердиться, не разделавшись с условностями феодально-аристократического искусства и идеалистической эстетикой. Символика и аллегория — основа искусства предшествующего периода — прежде чем окончательно исчезнуть из голландской живописи, претерпевают трансформацию, которая низводит  их до  степени заурядных явлений  бытового жанра.

Острота изображения этой серии еще граничит с гротеском, но прежняя карикатурность уступила место добродушному юмору. Круг наблюдений художника постепенно расширяется. Остаде отказывается от взгляда свысока на крестьянскую жизнь. Он присутствует на сельском празднике с большой массой народа на широтой улице («Деревенский праздник», 1(140), прислушивается к неторопливой беседе посетителей шинка («Беседа у огня», ок. 1640), восхищается усердием доморощенных музыкантов («Деревенские музыканты», 1645), наконец, наблюдает жизнь крестьянина и в поле, на фоне природы («Пейзаж с пастухами и стадом», 1645). Уже только этот перечень говорит о настойчивых исканиях художника. Отказ от предвзятости в изображении простолюдина и стремление увидеть в нем человека стали внутренней закономерностью творческой эволюции Остаде. И это привело к существенному изменению художественных приемов. Основным выразительным средством в перечисленном ряде картин становится мягкая светотень; колорит теплеет, уменьшается масштаб фигур, более конкретные черты приобретает интерьер. Художник отходит от фризо-образного расположения действующих лиц на переднем плане, он стремится теперь к органическому слиянию фигур с окружающим их пространством.

В «Деревенских музыкантах» эти новые черты выступают особенно наглядно.

В просторной комнате деревенского дома заканчиваются последние приготовления к импровизированному концерту. «Артисты» — странствующий скрипач и хозяева дома, молодая певица и виолончелист, а также «зрители» — заглядывающие в окно деревенские ребятишки— уже заняли свои места. С подкупающей искренностью раскрывает художник их образы. Странствующий скрипач, он же учитель музыки, пожилой, но с подвижной фигурой и живым, по-мужицки хитроватым лицом, устало опустился на стул; спина сутулится, ноги просят отдыха. У его ног лежит собака — верный спутник в дальней дороге. Они устали; все труднее и труднее становится путь от деревни iv деревне, со свадьбы на похороны; реже и реже лицо скрипача озаряется улыбкой, когда-то задорной, молодецкой, затем привычной и, наконец, усталой. Но за любимым делом лицо скрипача просветляется почти прежней радостью. В обрисовке других действующих лиц сцены художником руководит то же желание: раскрыть их внутренний мир. У певицы и молодого виолончелиста подмечено, кроме радушия хозяев, п только что появившееся чувство одушевления музыкантов, их искреннее увлечение. Даже мальчуганы, заглядывающие в окно, несмотря на их второстепенную роль в картине, охарактеризованы так же полно и убедительно. Общее чувство любопытства преломляется у каждого из них вполне индивидуально: у одного предвкушение зрелища вызывает широкую улыбку, в пристальном взгляде другого выражается более серьезный интерес к происходящему, в склоненной головке третьего — наивное, немного глуповатое восхищение.

Такое, в духе Рембрандта, раскрытие содержания привело Остаде и к близкому Рембрандту по приемам художественному языку. Светотень заставляет заметить ту выразительность реальной формы, которая без нее казалась бы рядовым явлением.

Головка певицы приобретает очарование и женственность рядом с мужскими лицами именно потому, что художник осветил ее самым ярким светом и поместил на самом темном участке фона. Она сама начинает светиться и озарять трепещущими отблесками все окружение. Помещение получает глубину, наполняется воздухом. Мягкие переливы света и тени, теплый золотисто-коричневатый колорит создают спокойное настроение, уютную обстановку.

Не менее плодотворными были творческие поиски-Л. ван Остаде во второй половине 1640-х и в 1650-х годах, когда был создан ряд одно-фигурных картин, изображающих крестьян и мелких бюргеров. Некоторые из них почти портреты. Такова «Старушка» (1646) с тонко моделированным лицом — замечательный образ пожилой крестьянки. В других картинах художник явно ставит перед собой задачу создания определенного типа. Таковы напевающий печальную песенку скрипач «Странствующий музыкант»* (1648) и веселый улыбающийся «Рылейщик» (1648). В этих парных изображениях противопоставлены два различных характера (прежде в «высоком» искусстве так противопоставлялись плачущий Гераклит и смеющийся Демокрит). Но замена античных философов бродячими деревенскими музыкантами еще более знаменательна, чем новизна аллегорий в серии «Пять чувств». Художник настойчиво привлекает внимание голландского общества к миру мыслей и чувств простого народа. «Старуха в окне» (ок. 1648), ласково улыбающаяся прохожим и готовая перекинуться с ними приветливым словом, погруженный в невеселые мысли «Курильщик» (ок. 1655), «Пекарь» (ок. 1665), извещающий односельчан о выпечке хлеба, изображенные крупным планом, с пристальным вниманием к их психологии, утверждали новый положительный тип простолюдина в крестьянском жанре — как раз в то время, когда раскрытие духовного мира (как главный путь создания образа нового человека) занимает все реалистическое искусство Голландии. Медленным и трудным был путь проникновения в неизведанную область; постепенно из гримас и неумеренной жестикуляции рождались жизнерадостные улыбки и заразительный смех; мимика и движение медленно превращались в средство передачи характера, цока, наконец, гений Рембрандта проник в глубины человеческой души, в тайники психики. По сравнению с Рембрандтом, в творчестве Остаде в большей степени выступает ограниченность буржуазного реализма. Она сказывается не только в выборе темы, но и в ее раскрытии. Духовный мир героев Остаде не выходит за пределы бытующих в «добропорядочной» голландской семье представлений. В этом мире или, вернее, мирке домашнего уюта, тихих размеренных бесед у камина или за скромной трапезой, когда вся семья в сборе, когда в окна, увитые виноградными лозами, льется золотистый солнечный свет или ласковое тепло очага создает атмосферу особой задушевности, — здесь Остаде, наконец, нашел себя. С этих пор одно произведение за другим со спокойным и ровным мастерством возникает под кистью художника, повествуя главным образом о досуге, о светлых сторонах жизни голландского крестьянина. В эрмитажной коллекции лучшими в этом ряду являются «Крестьянская семья» * (1667) и «Крестьянское общество»

В первой из этих картин мать кормит с ложечки капризничающего ребенка с куклой в руках. Нежная заботливость матери, трогательное участие братца и полное безразличие к происходящему на личике виновника этой сцены создают удивительно простой и человечный рассказ о семейных буднях. На второй картине изображен шинок, а в нем две компании крестьян, играющих в карты и поющих под звуки скрипки и звон оловянной крышки, ударяемой о кувшин. Однако эта сцена трактована с большей поэтичностью, задушевностью и теплотой, чем раньше.

К ярким проявлениям самобытности Л. Остаде следует отнести и его живописную манеру этих лет. Богатство и топкость светотеневых переходов, сдержанное звучание локальных цветов, все еще подчиненных единому тону, и тщательное, почти миниатюрное письмо, полностью сохраняющее, однако, свободу мазка, достигают в эти годы своего совершенства.

Последнее десятилетне жизни и творчества мастера (в Эрмитаже оно представлено еще одной серией «Пять чувств»*) отмечено чертами старческого упадка. Образы теряют остроту характеристик, колорит обнаруживает тенденцию к пестроте, рисунок утрачивает четкость.

Мастерская Остаде всегда привлекала множество учеников. Оста-де-педагог явился воспитателем ряда превосходных жанристов. Среди них иа первое место следует поставить младшего брата художника, Изака.

ИЗАК ВАН ОСТАДЕ (Харлем, 1621—1649, там же) обрел самостоятельность, проявив преимущественный интерес к крестьянской жизни и к пейзажу Голландии.

В ранних произведениях влияние старшего брата было подавляющим. Но уже в середине 1640-х годов Изак предстает вполне сложившимся живописцем. Равно искусное владение мастерством пейзажиста, фигурного живописца и анималиста выдвинуло его в первую шеренгу голландских художников. В умении же передать настроение в пейзаже, в глубоком знании жизни простого народа, его быта и нравов Изак ваи Остаде не имел себе в эти годы равных.

Его любимой темой стала жизнь больших дорог. «Деревенская гостиница» (1646) — одно из лучших произведений этого рода. Крестьяне и аристократы, погонщики скота и носильщики, толпящиеся у входа в гостиницу и отдыхающие всей семьей прямо иа земле, распрягающие быков и кормящие лошадей, едущие и идущие — до самого горизонта заполняют широкую дорогу. Диагональная композиция картины хорошо передает движение; чередование полос света и тени, облаков и голубого неба подчеркивает дорожное оживление; превосходная линейная перспектива и единая световоздушная среда создают необходимую цельность впечатления.

«Зимний вид» (ок. 1648) и «Замерзшее озеро»* (1648) блестяще представляют вторую тему творчества Изака вал Остаде — зимний пейзаж и зимние занятия населения. В этих работах художник предстает внимательным и тонким наблюдателем, остро чувствующим своеобразную прелесть мягкой голландской зимы и не менее остро подмечающим несправедливость и неравенство буржуазного общества. Изображение толпы Остаде всегда строит на социальном контрасте, сопоставляя богатых бездельников и рабочий люд.

 «Зимний вид» — подлинный шедевр Изака ван Остаде. В голландской живописи этих лет найдется пе много примеров, где бы светотень с подобным мастерством была использована для создания эмоционально насыщенного образа природы. В этом отношении Изак явился прямым предшественником величайшего мастера реалистического пейзажа — Якоба ван Рейсдала.

Изображение конкретного состояния природы — угасания короткого зимнего дня и наступление ранних сумерек — главная удача произведения. Затухающий свет придает зимнему пейзажу особо тоскливое настроение. Природа, воспринятая глазами простых людей, как бы вторит их чувствам. Зима, которая обещает зажиточным людям новые развлечения, несет бедняку, собирающему валежник для своего очага, новые заботы.

В более мажорных тонах выдержан пейзаж «Замерзшее озеро». В воздухе чувствуется приближение весны. Веселее светит солнце, окрашивая в розовый цвет облака у горизонта и лаская еще голые ветки деревьев, которые удивительно свежо выглядят на чистой голубизне неба. Это — один из самых удачных мотивов картины. На льду Харлемского озера, изображенного здесь художником, большое оживление — даже старуха-блинщица выехала со своим товаром, угощая толпящихся вокруг детей. Рыбаки заняты подледным ловом, конькобежцы и прогуливающиеся пары наслаждаются последними радостями зимы. И снова, как всегда у И. Остаде, рядом с важно восседающим в санях богачом изображен бедняк, с помощью детей тянущий свой возок.

Эта картина написана в 1648 году, а в следующем, 1649-м, в возрасте всего 28 лет художник умер. Адриан ван Остаде потерял своего горячо любимого брата и самого талантливого ученика, а голландское искусство — одного из наиболее значительных и прогрессивных мастеров.

Эрмитаж. Голландская живопись 17 – 18 веков

 




Rambler's Top100