Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Юриспруденция. Адвокатура

Адвокатская этика


Раздел: Право, бизнес, финансы



 

7. СОВМЕЩЕНИЕ ПРАВОВОЙ ПРАКТИКИ С ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

 

 

Для адвоката, как для любого нормального человека характерно желание попробовать себя в чем-то для него новом, добиться реализации своих способностей в различных сферах: творчестве, бизнесе, большой политике, ином общественном служении. Это может быть деятельность, как частично совпадающая или связанная с адвокатской практикой, так и не имеющая с ней ничего общего, например, ипотечный бизнес, деятельность в качестве управляющего (директора) предприятия (корпорации) клиента, или написание работ по юридическим вопросам (писательская деятельность), а также политическая карьера, занятие бизнесом, государственная служба, работа на телевидение, радиовещании, театре или кино и т.д. Вряд ли можно кого-либо осуждать за это и, тем более, запрещать и наказывать.

Однако, в каждом конкретном случае адвокат должен для себя однозначно решить, может ли он заниматься подобными видами деятельности без ущерба для своей основной профессии, до какой степени при этом такая "сторонняя" деятельность будет регулироваться законодательством об адвокатуре и корпоративными нормативными актами. Адвокат, который занимается другой профессиональной деятельностью или бизнесом параллельно с юридической практикой не должен допускать того, чтобы такие внешние интересы подвергали опасности профессиональную репутацию адвоката, его честность, независимость и компетентность. Адвокату в нормальном обществе доверяют уже лишь потому, что он адвокат. Его порядочность, компетентность и честность как бы гарантируются его принадлежностью к сословию, строгими этическими правилами корпорации. Использование такой репутации в своем личном бизнесе, политической или иной карьере - не что иное как "получение дивидендов с чужого капитала".

Почти во всех главах настоящей работы мы говорили о правилах адвокатской этики, основанные на том тезисе, что профессия адвоката - профессия публичная, что его деятельность, направленная "во вне", может влиять на престиж всей адвокатуры в целом. Актуальность рассматриваемого вопроса мы проиллюстрируем двумя примерами из новейшей истории московской адвокатуры. Один очень известный адвокат стал депутатом Государственной Думы. Соответственно, согласно требованиям Положения об адвокатуре, запрещающим совмещение работы в коллегии с любой иной (за исключением творческой, преподавательской и научной), он был отчислен из МГКА. Произошло это более пяти лет назад. Но по сей день, журналисты, рассказывая о его деятельности, цитируя его выступления пишут "адвокат N. сказал...". А поскольку деятельность, по крайней мере, некоторых депутатов всегда на виду, в массовом сознании образ современного адвоката формируется в весьма значительной степени именно под влиянием поступков и высказываний этого N., который, повторим, уже много лет не адвокат. Второй пример. Один из московских адвокатов, продолжая числиться в коллегии, фактически, возглавил небольшой банк. Когда этот банк "лопнул", в средствах массовой информации появилась соответствующая информация, опять-таки с упоминанием того обстоятельства, что председателем правления банка являлся адвокат. Естественно, что и этот факт оказал влияние на образ адвоката в массовом сознании.

Приведенных примеров, с нашей точки зрения, уже достаточно для того, чтобы понять, сколь важно для адвокатской корпорации правильное и правомерное "использование слова" "адвокат". Образно говоря, можно сказать, что термин "адвокат" является "торговой маркой" корпорации и ее незаконное использование - недопустимо.

 

 

(В этой связи, позволим себе краткое отступление от темы данной главы. К сожалению, сегодня мы вынуждены признать, что появление множества альтернативных коллегий, юристов-лицензиатов, а также возможность любого недобросовестного юриста (или неюриста вообще) напечатать себе визитную карточку, поименовав себя в ней "адвокат", окончательно разрушило привычные понятия "адвокат - не адвокат". В восприятии большинства граждан разницы между ними практически не существует. Престиж некогда громкого слова "Адвокат" существенно подорван. Но, что поделать, мы живем в том мире, в котором живем. Однако, это отнюдь не означает, что мы не должны стремиться к тому, чтобы его изменить. Следует отметить, что первый шаг в этом направлении уже сделали разработчики одного из вариантов проекта закона "Об адвокатуре", прямо указавших на то, что использование термина "адвокат" и производных от него, применительно к деятельности неадвокатов, не допускается и является противозаконным.)

Как и любой гражданин, адвокат, разумеется, вправе участвовать в политической жизни общества. Но "то что позволено Юпитеру - то не позволено быку" - и то, что "простые смертные" могут позволить себе, порою с этической точки зрения оказывается абсолютно недопустимым для члена адвокатской корпорации. Очевидно, что недопустимым является участие адвоката в запрещенных организациях, ибо, в противном случае, адвокат сам нарушает закон и уже не может рассчитывать на сохранение членства в коллегии. Очевидно при этом также и то, что защищать в суде интересы лица, члена запрещенной политической партии, является профессиональной обязанностью адвоката. Но, вот что менее ясно, но не менее важно, это право адвоката на участие в деятельности не запрещенных, но явно антигуманистических, экстремистских, националистических организаций. Равно, и выступление в средствах массовой информации с высказываниями, близкими к идеологии таких организаций. Формально, как простой гражданин, адвокат имеет на это право. Но как представитель правозащитной организации, адвокат, как нам представляется, не вправе выступать с какими-либо призывами, так или иначе ущемляющими права какой-либо группы граждан, не может призывать к насилию (пусть даже насилию, осуществляемому через ограничение в тех или иных правах, доступных остальным гражданам).

Другой пример. Может ли политический деятель, телеведущий, журналист призывать к усилению уголовной ответственности, например, за неуплату налогов? В принципе, да (вопрос только в том, насколько такие призывы обоснованы и разумны). А как вам понравится такой призыв из уст адвоката? Для члена корпорации призывы к ужесточению наказания, нам представляется, в принципе невозможны. Адвокат, в силу избранной профессии, обязан быть гуманистом и, с нашей точки зрения, пацифистом. Как абсолютный нонсенс представляется нам и адвокат, поддерживающий идею сохранения в законодательстве смертной казни. Полагаем, что недопустимым с этической точки зрения следует признать и участие адвокатов в государственных комиссиях по расследованию тех или иных событий, где возможно выявление признаков состава преступления того или иного должностного лица (вспомним, расследование по "трастовому договору" А.Руцкого). Адвокат - лицо, ассоциирующееся с защитой интересов конкретного лица или группы лиц, но не с выявлением преступных (а тем более псевдопреступных) проявлений. Участие в такой комиссии само по себе не предосудительно, но не для адвоката. В американском обществе, где адвокаты весьма часто выступают обвинителями в интересах своих клиентов, и нередко переходят из адвокатской конторы в прокурорский офис, такая деятельность воспринимается достаточно привычно. Но в наших условиях, когда адвокатура в массовом сознании всегда противостояла тоталитарному режиму, ситуация - иная.

Как и любой иной общественный деятель, адвокат вправе высказываться и по тем вопросам, которые не относятся к его непосредственной профессиональной компетенции - экономика, политика, культура и т.д. Однако было бы весьма полезным, если бы каждый раз адвокат четко идентифицировал себя, в качестве кого он делает то или иное заявление: в качестве общественного деятеля или в качестве профессионального адвоката, представляющего интересы вполне определенного клиента (гражданина, организации, общественного движения или партии).

Все вышесказанное представляется нам принципиально важным с точки зрения поддержания и возрождения престижа адвокатуры, поддержания ее репутации как профессионального союза, основанного на принципах гуманизма, добропорядочности и компетентности.

Множество этических проблем, которые адвокат обязан надлежащим образом разрешить, возникает и в той ситуации, когда адвокат принимает решение о поступлении его на государственную службу. В этой связи, мы считаем важным сформулировать специальное правило, регулирующее деятельность адвокатов по тем или иным причинам, перешедшим на работу в государственные органы власти и управления. Адвокат, находящийся на государственной службе, при исполнении своих официальных обязанностей должен придерживаться этических стандартов поведения в той же степени, в которой данные правила распространяются на практикующего адвоката. Такое правило надлежит применять к адвокату, избранному или назначенному на государственную должность любого уровня, независимо от того, получил ли этот адвокат данную должность в связи с его профессиональной квалификацией или по иным причинам и основаниям. В связи с тем, что данный адвокат занимается публичной деятельностью, адвокатская профессия может быть дискредитирована в результате нарушения адвокатом правил и стандартов профессионального поведения. Полагаем также, что данное правило в равной мере должны распространяться как на тех лиц, которые занимают государственную должность без выхода из состава коллегии адвокатов (естественно, при условии, если это допускается законом), так и на тех, которые покинули коллегию на определенное время (на время занятия государственной службой). Те же бывшие адвокаты, которые, заняв государственную должность, не считают для себя необходимым далее соблюдать это правило, а также те, кто наверняка знают, что не собираются впредь вновь возвращаться к адвокатской деятельности, не должны идентифицировать себя с адвокатской профессией. Идентифицировать себя с адвокатской профессией позволительно лишь такому адвокату, чьи действия на государственной службе не приводят к дискредитации адвокатского статуса в глазах общественного мнения.

Итак, прежде всего, адвокат, занимающий государственную должность, не должен позволять личным либо другим интересам вступать в конфликт с выполнением им своих государственных обязанностей.

Адвокат, совмещающий свою частную практику с государственной должностью, не должен принимать поручение на ведение дела или консультировать клиента, если его обязанность перед клиентом может войти в конфликт с исполнением им официальных обязанностей по занимаемой должности. В соответствии со специальными правилами (при наличии таковых), применяющимися в отношении соответствующей государственной должности, адвокат, занимающий такую должность и предвидящий (имеющий возможность предвидеть) потенциальную возможность конфликта интересов, должен заявить о таком конфликте как можно раньше, и не принимать участие в рассмотрении, обсуждении либо голосовании в отношении дела по данному вопросу. В том случае, если какие-либо непредвиденные конфликты интересов все же возникнут, адвокату следует незамедлительно прекратить выполнение принятого им поручения, разъяснив клиенту, что государственные обязанности адвоката, занимающего государственную должность, превалируют в его деятельности.

Адвокат, занимающийся исключительно работой на государственной службе, обычно не сталкивается с такого рода конфликтами, но, тем не менее, он должен не допускать того, чтобы мнение, высказываемое адвокатом при исполнении государственных обязанностей, находилось под влиянием собственных интересов этого адвоката, либо под влиянием интересов лиц, имеющих с ним родственные отношения, либо совместные интересы в бизнесе, либо под влиянием интересов бывших или будущих клиентов, либо бывших или будущих партнеров и ассоциаторов.

Есть и еще одна проблема. Предположим, адвокат, покинув коллегию, перешел на государственную службу. И вот здесь, уже в ранге чиновника, он сталкивается со своим бывшим клиентом, в отношении которого, кстати, располагает определенной конфиденциальной информацией. Или, наоборот, уйдя с государственной службы, адвокат возвращается в коллегию и к нему обращается то лицо, вопросом которого он занимался еще будучи государственным чиновником. Согласитесь, что обе ситуации не очень просты с этической точки зрения.

На основании правила, касающегося конфиденциальной информации, адвокат, получивший такую информацию в силу своей государственной должности, должен хранить эту информацию в секрете, не разглашать и не использовать ее даже после того как адвокат оставит государственную должность. После прекращения государственной службы, лицо, ставшее адвокатом не должно браться за работу, по которой у него была конфиденциальная информация во время исполнения государственной службы, или за сохранение которой это лицо несло ранее ответственность. Такие действия свидетельствуют о не должном поведении адвоката, даже если основания для обвинений его в несанкционированном использовании такой информации на самом деле отсутствовали. Однако адвокат может участвовать в таком деле от имени органа власти, на который он ранее работал.

Мы всегда придерживались той точки зрения, что адвокат не должен совмещать адвокатскую практику с бизнесом. Однако подавляющее большинство авторов как российских, так и зарубежных, придерживается более мягкого подхода - адвокат может заниматься предпринимательской деятельностью, но при этом не должен идентифицировать себя в качестве адвоката. Наверное, логика наших оппонентов такова. Когда бизнесмен договаривается с бизнесменом, то он допускает мысль, что его контрагент может его обмануть. Когда бизнесмен договаривается о том же самом с адвокатом (пускай и действующим как бизнесмен) сама мысль о возможности обмана, в идеале, отсутствует. Как бы то там ни было, но поскольку доминирующая точка зрения сводится к тому, что занятия бизнесом для адвоката не возбраняются, мы постарались сформулировать этические требования к поведению адвоката в подобной ситуации, основываясь именно на этой, превалирующей позиции.

Прежде всего, адвокат не должен заниматься, управлять или быть вовлеченным в любой сторонний бизнес, инвестиционную деятельность, деятельность по поводу собственности или иной род занятий в случае, если могут возникнуть трудности в том, чтобы разделить возможность для адвоката заниматься определенной сделкой и его профессиональными обязанностями, или это может послужить причиной возникновения конфликта интересов между сторонней деятельностью и обязанностями адвоката перед клиентом. Когда в действия адвоката в отношении сделки вовлечены его сторонние интересы в бизнесе, инвестициях, недвижимости или иной деятельности, адвокат должен раскрыть заинтересованным лицам все свои персональные интересы, а также должен сообщить всем сторонам, участвующим в сделке, или их представителям, будет ли он действовать в своих личных либо профессиональных интересах, и должен придерживаться во всем, что касается сделки, тех высоких профессиональных стандартов, каковые устанавливаются правилами адвокатской этики в отношении профессиональной деятельности адвоката. Адвокат не должен выступать (отождествляться) в качестве адвоката, когда он занимается, управляет или оказывается вовлеченным в постороннюю деятельность. Адвокат также должен обеспечить, чтобы денежные средства, получаемые им в связи с занятием посторонней деятельностью или управлением имуществом в сторонних интересах, учитывались им отдельно от гонораров, полученных в связи с его профессиональной деятельностью.

Всякий раз когда социальные, политические, экономические или другие условия, возникающие из внешних интересов, могут оказать влияние на решения и действия адвоката, он должен руководствоваться положениями, установленными правилами и принципами, регулирующими поведение адвоката в ситуации конфликта интересов между адвокатом и его клиентом.

Когда "сторонняя" деятельность адвоката не имеет отношения к юридической помощи, оказываемой клиенту, этические вопросы обычно не возникают до тех пор пока адвокат либо его профессия не связываются с плохой репутацией, или когда наносится вред компетенции адвоката как, например, когда такая деятельность занимает столько много времени, что клиент несет потери (испытывает неудобства) из-за недостаточного внимания со стороны адвоката или ненадлежащего оказания юридической помощи. Поэтому, по общему правилу, руководящий орган коллегии не должен интересоваться тем, как адвокат выполняет обязанности по государственной должности, в бизнесе или иных, не связанных с правовой практикой сферах деятельности, за исключением случаев, когда такое поведение адвоката может неблагоприятно отразиться на репутации самого адвоката или на репутации адвокатуры в целом.

В завершении нашего разговора о допустимости занятия адвокатом иными, чем юридическая практика, видами общественной деятельности, хотелось бы отметить следующее. Менее всего нам бы хотелось того, чтобы у нашего читателя сформировалось убеждение, что такая сторонняя деятельность адвоката, с позиции интересов корпорации, вредна или во всяком случае нежелательна. Да, действительно, мы подробно остановились на тех проблемах, которые могут быть обусловлены такой деятельностью и до сего момента практически ничего не сказали о той огромной пользе, которую она способна принести. Исправляя этот перекос, мы предложили бы в качестве еще одного этического правила адвокатской профессии следующее: адвокат, будучи обязанным содействовать поддержанию престижа профессии, должен принимать участие в различных видах деятельности, имеющей значение для достижения этой цели.

Как мы уже отмечали ранее, для того, чтобы обеспечить общество независимой и компетентной юридической помощью, каждый адвокат должен делать все возможное в плане содействия нормальному и эффективному функционированию правовой системы. В этом смысле, участие в таких видах деятельности как правовая реформа, продолжение юридического образования, преподавание, программы правовой помощи, правовая помощь малоимущим членам общества, надлежащее профессиональное поведение и дисциплина, взаимодействие с представителями других профессий в других видах деятельности органа управления территориальной коллегии адвокатов, местного или общегосударственного характера (часто отнимающих время и неоплачиваемых), обязательны для поддержания сильной, независимой и общественно полезной профессии. Адвокат также может содействовать в оказании помощи гражданам путем участия в программах правовой помощи, в программах общественной информации, обучения или консультаций по юридическим вопросам, и оказывая внимание тем, кому нужен совет по вопросам права, когда эти лица некомпетентны в юридических вопросах или не могут объяснить свою проблему.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Адвокатская этика»

 

Смотрите также:

 

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Адвокатская деятельность

Статья 2. Адвокат

Статья 3. Адвокатура и государство

Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре

Статья 5. Использование терминов, применяемых в настоящем Федеральном законе

Глава 2. Права и обязанности адвоката

Статья 6. Полномочия адвоката

Статья 7. Обязанности адвоката

Статья 8. Адвокатская тайна

Глава 3. Статус адвоката

Статья 9. Статус адвоката Приобретение статуса адвоката

Статья 10. Допуск к квалификационному экзамену

Статья 11. Квалификационный экзамен

Статья 12. Присвоение статуса адвоката

Статья 13. Присяга адвоката

Статья 14. Реестры адвокатов

Статья 15. Внесение сведений об адвокате в региональный реестр

Статья 16. Приостановление статуса адвоката

Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Статья 18. Гарантии независимости адвоката

Статья 19. Страхование риска ответственности адвоката

Глава 4. Организация адвокатской деятельности и адвокатуры

Статья 20. Формы адвокатских образований

Статья 21. Адвокатский кабинет

Статья 22. Коллегия адвокатов

Статья 23. Адвокатское бюро

Статья 24. Юридическая консультация

Статья 25. Соглашение об оказании юридической помощи

Статья 26. Оказание юридической помощи гражданам Российской Федерации бесплатно

Статья 27. Помощник адвоката

Статья 28. Стажер адвоката

Статья 29. Адвокатская палата субъекта Российской Федерации

Статья 30. Собрание (конференция) адвокатов

Статья 31. Совет адвокатской палаты

Статья 32. Ревизионная комиссия

Статья 33. Квалификационная комиссия

Статья 34. Имущество адвокатской палаты

Статья 35. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации

Статья 36. Всероссийский съезд адвокатов

Статья 37. Совет Федеральной палаты адвокатов

Статья 38. Имущество Федеральной палаты адвокатов

Статья 39. Общественные объединения адвокатов

Глава 5. Заключительные и переходные положения

Статья 40. Сохранение статуса адвоката

Статья 41. Проведение учредительных собраний (конференций) адвокатов

Статья 42. Проведение первого Всероссийского съезда адвокатов

Статья 43. Приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу настоящего Федерального закона, в соответствие с настоящим Федеральным законом

Статья 44. Обеспечение оказания гражданам Российской Федерации юридической помощи бесплатно, а также юридической помощи по назначению

Статья 45. Вступление в силу настоящего Федерального закона

 

«Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (по главам)»

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей»

«Постатейный Комментарий к КЗоТ Российской Федерации»

«Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный)»

«Предпринимательское право»






Rambler's Top100