Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Законы. Юриспруденция

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

Комментарий к части первой


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Раздел I. Общие положения.

Подраздел 1. Основные положения.

Глава 1. Гражданское законодательство (ст. 1-7)

 

 

   Отношения, регулируемые гражданским законодательством

 

   Метод регулирования

 

   Гражданское законодательство и другие отрасли

   законодательства

 

   Предприниматели и гражданское законодательство

 

   Иностранцы в отношениях, регулируемых гражданским  законодательством

 

   Основные начала гражданского законодательства

 

   Общие положения

 

   Воля и интерес в гражданском праве

 

   Отражение территориального единства России  в

   гражданском законодательстве

 

   Гражданское законодательство и иные акты, содержащие

   нормы гражданского права

 

   Действие гражданского законодательства во времени

 

   Обычаи делового оборота.

 

   Применение гражданского законодательства по аналогии

 

   Гражданское законодательство и нормы международного

   права

 

 

          Отношения, регулируемые гражданским законодательством

 

     Как и любая другая отрасль, гражданское законодательство имеет свой предмет

- регулируемый по общему правилу только им круг отношений.

     В статье 2 речь идет о различных видах отношений, объединяемых прежде

всего тем, что они возникают по поводу "имущества". Под "имуществом" законодательство

подразумевает обычно вещи, которые имеют или могут иметь денежную оценку (разумеется,

к вещам относятся и сами деньги). Тот же термин нередко используется для обозначения

не только вещей, но вместе с ними и прав на вещи либо вещей, прав и обязанностей

одновременно. Например, в договоре найма имущество - это всегда только вещь.

В договоре купли-продажи - либо вещь, либо право на вещь, либо одновременно

и вещь, и право на другую вещь (примером последнего варианта может служить

продажа дома вместе с правом владения находящимся под ним земельным участком).

Наконец, в составе наследственного имущества к наследнику переходят вещи,

различные права, а вместе с ними и долги (обязанности) умершего.

     Гражданское законодательство регулирует наряду с имущественными также

и личные неимущественные отношения, которые с ними связаны. Подобного рода

неимущественные отношения возникают главным образом в сфере, по традиции нередко

именуемой авторским и изобретательским правом. Связь неимущественных отношений

с имущественными выражается в том, что в них участвуют одни и те же лица и

возникают они по поводу одного и того же объекта. При этом имущественные отношения

в указанных случаях оказываются зависимыми от неимущественных. Так, право

считаться автором определенной книги или изобретения является неимущественным

(данное право нельзя выразить в деньгах). Однако с этим неимущественным связано

имущественное право - право на получение гонорара (вознаграждения), которое

возникает у того, кто обладает правом авторства, то есть правом быть признанным

автором книги (изобретения).

     Одна из особенностей соответствующей статьи ГК состоит в том, что в отличие

от Гражданского кодекса 1964 года и Основ гражданского законодательства 1991

года<1> она исключила неимущественные отношения, не связанные с имущественными,

из предмета регулирования гражданского законодательства. Была принята высказываемая

неоднократно в литературе точка зрения, в силу которой гражданское право лишь

защищает объекты неимущественных отношений, но не регулирует их.

     В перечень таких объектов входят главным образом жизнь и здоровье, достоинство

личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация,

неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного

передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства

и некоторые другие принадлежащие гражданину или соответственно юридическому

лицу блага. Общим признаком этих и других таких же защищаемых гражданским

законодательством нематериальных благ служит, в частности, то, что пользоваться

ими может только тот, кто такими благами обладает.

 

                           Метод регулирования

 

     Имущественные отношения составляют предмет не только гражданского, но

и ряда других отраслей права, в частности налогового, бюджетного и др. По

этой причине ГК, подобно Кодексу 1964 года, вынужден прибегнуть помимо предмета

к еще одному индивидуализирующему признаку гражданского законодательства -

методу регулирования. Гражданско-правовой метод основан на равенстве участников

отношений. Соответственно в ГК (п. 3 ст. 2) предусмотрено, что гражданское

законодательство не применяется к налоговым и другим финансовым и административным

отношениям, а также к любым другим имущественным отношениям, построенным на

административном или ином властном подчинении одной стороны другой. Особенность

названных отношений в отличие от гражданских состоит не только в том, что

в них участвует в качестве стороны действующий от имени Российской Федерации,

субъекта Федерации или муниципального образования орган, наделенный властными

функциями, но и в том, что он проявляет присущие ему властные функции в данном

конкретном правоотношении.

     Таким образом, отношения финансового органа с собственником дома по поводу

неуплаты последним налога на имущество регулируются финансовым (административным)

правом. Однако отношения тех же сторон по поводу аренды финансовым органом

помещения у собственника дома составляют предмет гражданского законодательства.

     Наряду с "равенством" существуют еще два признака гражданско-правового

метода. Имеются в виду автономия участников гражданского правоотношения и

их имущественная самостоятельность.

     Первый признак означает способность лица свободно формировать свою волю.

Смысл второго выражается в возможности самостоятельно распоряжаться принадлежащим

лицу имуществом.

     Степень автономии и имущественной самостоятельности может быть различной.

Наиболее широкой она оказывается у граждан (в частности, граждан-предпринимателей),

акционерных либо иных хозяйственных обществ и товариществ. Значительно ограничена

автономия воли и имущественной самостоятельности у государственного или муниципального

предприятия, чье имущество принадлежит на праве собственности Российской Федерации,

субъекту Федерации либо муниципальному образованию. Наконец, существенно урезанными

являются эти признаки у государственного либо муниципального учреждения или

казенного предприятия, которые в соответствии со ст. 296 ГК могут владеть,

пользоваться и распоряжаться своим имуществом только в установленных законом

пределах, при этом лишь в соответствии с целями своей деятельности и заданиями,

определенными для них собственником и назначением имущества.

     Применяя метод в качестве одного из двух критериев для разграничения

отношений, регулируемых гражданским законодательством, с одной стороны, и

административно-финансовым - с другой, ГК, в отличие от Кодекса 1964 года,

допускает, как это было сделано и Основами 1991 года, случаи, при которых

нормы гражданского законодательства распространяются на отношения, построенные

по методу "власть и подчинение". Это возможно, если существует на этот счет

прямое указание в законодательстве. Примером такого рода исключений могут

служить отношения, которые возникают при обращении участников гражданского

оборота, в том числе и предпринимателей, к органу государственной власти или

к самому государству (Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному

образованию) с требованием о возмещении вреда, причиненного действиями самого

органа или его должностных лиц при исполнении ими обязанностей в области административного

управления. Возможность использования ГК применительно к такого рода отношениям

расширилась. Имеется в виду ст. 13, которая допускает признание судом недействительными

актов государственного органа или органа местного самоуправления.

 



                      Гражданское законодательство

                    и другие отрасли законодательства

 

     Новый ГК не имеет нормы, аналогичной ст. 2 Кодекса 1964 года, которая

предусматривала, что "семейные, трудовые, земельные, горные, водные, лесные

отношения, а также отношения в колхозах, вытекающие из их устава, регулируются

соответственно семейным, трудовым, земельным законодательством, законодательством

о недрах, водным, лесным и колхозным законодательством". Нет в нем и содержавшейся

в Основах нормы (п. 3 ст. 1), допускавшей применение гражданского законодательства

к семейным, трудовым отношениям и отношениям по использованию природных ресурсов

и охране окружающей среды, которые носят имущественный характер и построены

на началах равенства, в случаях, когда эти отношения не регулируются соответственно

семейным, трудовым законодательством и законодательством об использовании

природных ресурсов и охране окружающей среды.

     Следует иметь в виду, что часть отношений, о которых шла речь в Основах,

охвачена теперь самим ГК . Так, ст. 130 называет в числе объектов гражданских

прав земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что

прочно связано с землей. Кроме того, в главе 17, специально посвященной праву

собственности и другим вещным правам на землю, в частности, предусмотрено,

что "право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся

в границах этого участка... замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения"

(ст. 261). Это дает основания отнести построенные на началах равенства земельные

и другие так называемые "природоресурсные отношения" к предмету гражданского

права.

     Кодекс содержит также нормы, посвященные опеке и попечительству и собственности

супругов (ст. 31-40, 256).

     Применительно к специальному случаю соответствующий вопрос решен в Законе

от 27 января 1995 года "О природных лечебных ресурсах, лечебнооздоровительных

местностях и курортах"<2>... В нем предусмотрено, что имущественные отношения

в области использования и охраны природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных

местностей и курортов регулируются гражданским законодательством, если иное

не установлено федеральным законом. В то же время отношения, связанные с использованием

и охраной природных ресурсов, не отнесенных к лечебным, регулируются земельным,

водным, лесным и иным законодательством о природных ресурсах....

     Иначе, очевидно, должен решаться вопрос о семейных и трудовых отношениях.

О них в общих нормах ГК не упоминается. Поэтому есть все основания полагать,

что ГК занимает такую же позицию, которая была выражена в Кодексе 1964 года.

Он ограничился указанием на то, что данные отношения регулируются соответственно

семейным и трудовым законодательством. Таким образом, ГК и равно иное гражданское

законодательство может применяться к семейным и трудовым отношениям лишь в

двух случаях: либо соответствующие нормы включены в ГК (имеется в виду, в

частности, ст. 256, регулирующая общую собственность супругов), либо в Кодексе

или ином источнике семейного или трудового права имеется прямая отсылка к

гражданско-правовым нормам (примером может служить ст. 11 Кодекса законов

о браке и семье, которая предусматривала, что "при применении норм, устанавливающих

исковую давность, руководствуются правилами Гражданского кодекса РСФСР").

 

 КоБС утратил силу согласно Семейному кодексу от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ

и Федеральному закону от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ

 

             Предприниматели и гражданское законодательство

 

     Статья 2 ГК указывает на то, что участниками регулируемых гражданским

законодательством отношений выступают граждане и юридические лица. В этих

отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской

Федерации (в соответствии с Конституцией РФ в это число входят республики

в составе РФ, края, области, города федерального значения - Москва и Санкт-Петербург,

автономная область, автономные округа) и муниципальные образования.

     В ГК выделено то обстоятельство, что гражданское законодательство регулирует

также отношения между лицами, которые осуществляют предпринимательскую деятельность

или участвуют в ней. Предпринимательской признается самостоятельная, осуществляемая

на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли

от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания

услуг. Соответствующей деятельностью могут заниматься не только юридические

лица, но и отдельные граждане. Для тех и других является обязательным закрепленный

ГК формальный признак: они должны быть в установленном законом порядке зарегистрированы

в качестве лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

     Включение в ГК нормы, посвященной предпринимательской деятельности, имеет

двоякий смысл. Прежде всего это связано с тем, что ряд гражданско-правовых

норм (некоторые из них содержатся в самом ГК) создает в рамках гражданского

права особый режим именно для предпринимателей. Примером может служить статья

401. Из пункта 1 данной статьи следует, что, если иное не предусмотрено законом

или договором, должник освобождается от ответственности за неисполнение или

ненадлежащее исполнение обязательства в случаях, когда будет признано, что

это произошло не по его вине (при той степени заботливости и осмотрительности,

которая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота,

он принял все меры для надлежащего исполнения, но обязательство осталось нарушенным).

Исключение из приведенного правила содержится в п. 3 той же статьи: должник,

который не исполнил или ненадлежащим образом исполнил обязательство при осуществлении

предпринимательской деятельности, несет за это ответственность независимо

от своей вины. Разумеется, при установлении того, какой из этих двух пунктов

ст. 401 следует в конкретном случае применить, суд будет руководствоваться

приведенным выше определением предпринимательской деятельности.

     Немало такого же рода норм со специальным режимом для предпринимателей

содержится и в некоторых других статьях ГК, особенно в разделе, посвященном

общим положениям обязательственного права (ст. 316, 322, 428 и др.).

     При этом суд должен учитывать существование двух видов специальных норм.

Имеется в виду, что для применения одних из них достаточно участия в правоотношении

предпринимателя только на одной стороне (пример - указанная выше ст. 401),

в то время как другие предполагают выступление в правоотношении предпринимателей

с обеих сторон (пример - ст. 310).

     Существует и второй аспект в этом вопросе. Признав, что предпринимательская

деятельность регулируется именно гражданским законодательством, ГК таким образом

безоговорочно отверг возможность параллельного существования гражданского

и, независимо от него, предпринимательского (вариант - торгового или хозяйственного)

кодекса.

 

                  Иностранцы в отношениях, регулируемых

                      гражданским законодательством

 

     Наряду с гражданами и юридическими лицами, занимающимися предпринимательской

деятельностью, ГК особо выделяет еще одну категорию субъектов - иностранцев.

     Кодекс (п. 1 ст. 2) определяет, что правила, установленные гражданским

законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан,

лиц без гражданства и иностранных юридических лиц. По Закону "О гражданстве

РСФСР"<3> иностранным гражданином признается "лицо, обладающее гражданством

иностранного государства и не имеющее гражданства РСФСР", а лицом без гражданства

- "лицо, не принадлежащее к гражданству РСФСР и не имеющее доказательств принадлежности

к гражданству другого государства". Иностранным юридическим лицом, как можно

сделать вывод из ст. 161 Основ, является образование, учрежденное как юридическое

лицо по законам иностранного государства.

     Статья 2 ГК закрепляет тем самым за иностранцами безусловный (то есть

не требующий взаимности со стороны государства иностранного гражданина или

соответственно юридического лица) национальный режим. Суть его состоит в том,

что права иностранцев на территории России определяются в принципе российскими

законами, а не личным законом иностранцев. При этом предоставляемый иностранцам

режим не может быть менее благоприятным, чем режим для имущества, имущественных

прав и инвестиционной деятельности, предоставляемый гражданам РФ. "Национальный

режим может применяться и в отношении хозяйственной деятельности иностранных

лиц и в отношении товаров иностранного производства"<4>.

     Следует обратить особое внимание на то, что исключения из указанного

правила должны быть установлены только на уровне федерального закона. Из смысла

ст. 2 можно сделать вывод, что положения, которые расширяют права иностранцев,

предоставляют им особые льготы и преимущества, могут быть приняты органом

власти и управления любого уровня, если, разумеется, решение соответствующего

вопроса не выходит за рамки установленной для органа компетенции. В частности,

Указ Президента Российской Федерации от 27 сентября 1993 года "О совершенствовании

работы с иностранными инвестициями"<5> предусмотрел, что вновь издаваемые

нормативные акты, регулирующие условия функционирования на территории России

иностранных и совместных предприятий, не действуют в течение трех лет в отношении

предприятий, существовавших на момент вступления в силу указанных актов.

     Кроме того, отмечено, что соответствующее положение не распространяется

на акты, которые обеспечивают более льготные условия функционирования на территории

Российской Федерации иностранных и совместных предприятий. Указом особо определено,

что любые нормативные акты, принятые на более низком уровне и устанавливающие

дополнительные, не содержащиеся в актах, принятых на более высоком уровне,

ограничения в деятельности иностранных инвесторов, признаются недействительными

и применению не подлежат.

     А вот другой пример. Указом Президента Российской Федерации от 25 января

1995 года "О дополнительных мерах по привлечению иностранных инвестиций в

отрасли материального производства Российской Федерации"<6> в отношении отдельных

групп товаров (за исключением алкогольных напитков и табачных изделий) при

ввозе их на таможенную территорию Российской Федерации ставки ввозных таможенных

пошлин уменьшены в два раза. При этом указанное уменьшение, действующее в

пределах не более 5 лет, распространяется на иностранные товары, поставляемые

иностранными компаниями, которые являются учредителями предприятий по производству

аналогичных товаров на территории Российской Федерации с использованием отечественного

сырья и труда работников и осуществляют прямые капиталовложения в отрасли

материального производства РФ в сумме, эквивалентной 100 млн. долларов США.

Еще одно обязательное условие состоит в том, что вклад иностранного участника

в такое предприятие составляет не менее 10 млн. долларов США.

     К гражданам иностранных государств, заключивших с РФ (СССР) соответствующее

соглашение, применяется режим наибольшего благоприятствования. Он состоит

в том, что "иностранные граждане (и юридические лица) приравниваются не к

собственным гражданам (и юридическим лицам), а к гражданам (юридическим лицам)

другого иностранного государства: в соответствии с включаемым в международный

договор условием им предоставляется такой же режим, какой предоставляется

или будет предоставляться гражданам (юридическим лицам) любого третьего, "наиболее

благоприятствуемого" государства, с которым тоже заключен договор"<7>.

     Нередко в правовом акте специально оговорено, что его нормы распространяются

как на российских юридических или физических лиц, так и на иностранцев.

     В качестве примера можно указать на Временное положение о финансировании

и кредитовании капитального строительства на территории Российской Федерации<8>.

В роли инвесторов, осуществляющих вложение собственных, заемных или привлеченных

средств в создание и воспроизводство основных фондов в форме капиталовложений,

отмечено в нем, могут выступать наряду с российскими физическими и юридическими

лицами всех форм собственности также международные организации, иностранные

юридические и физические лица.

     Другой пример - Положение о порядке продажи государственных предприятий-должников

<9>. В нем предусмотрено: правом участия в конкурсе, объявленном по поводу

продажи предприятий, обладают любые физические и юридические лица, в том числе

иностранные.

     Еще одним примером может служить Закон "О недрах"<10>. Им предусмотрено,

что пользователями недр могут быть субъекты предпринимательской деятельности

независимо от форм собственности, в том числе юридические лица и граждане

других государств, если законодательством Российской Федерации и законодательством

субъектов Российской Федерации они наделены правом заниматься соответствующим

видом деятельности при пользовании недрами. Наконец, можно указать и на Закон

"О связи"<11>. Сети и средства связи в Российской Федерации, указано в нем,

могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской

Федерации, муниципальной собственности, а также собственности физических и

юридических лиц, выступающих в качестве операторов связи (лиц, имеющих право

на предоставление услуг электрической или почтовой связи), включая иностранные

организации и иностранных граждан. Перечень сетей и средств связи, которые

могут находиться только в федеральной собственности, определяется законодательством

РФ.

     Однако включение в акты приведенных норм является теперь излишним, поскольку

из ст. 2 ГК усматривается, что распространение правил гражданского законодательства

на иностранцев предполагается. Указанная презумпция означает, что прямое выражение

в законе необходимо только для ограничения прав иностранцев. Так, иностранцы

безусловно не могут осуществлять те виды деятельности, которые представляют

собой государственную монополию, а также обладать правами, которые могут принадлежать

только государству. В частности, можно сослаться на Закон Российской Федерации

"О недрах". Недра в границах страны, отмечено в этом Законе, включая подземное

пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и

иные ресурсы, являются государственной собственностью. Участки недр не могут

быть предметом купли-продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться

в иной форме. Или другой пример: в силу Закона "О природных лечебных ресурсах,

лечебно-оздоровительных местностях и курортах" природные лечебные ресурсы

являются государственной собственностью. Они могут принадлежать на праве собственности

Российской Федерации (федеральная собственность) либо субъектам Российской

Федерации - республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной

области, автономным округам. Наконец, можно указать на Закон "Об особо охраняемых

природных территориях" <12>. В силу этого Закона особо охраняемые природные

территории могут иметь федеральное, региональное или местное значение. Первые

являются федеральной собственностью и находятся в ведении федеральных органов

государственной власти, вторые собственностью субъектов Российской Федерации

и находятся в ведении органов государственной власти субъектов Российской

Федерации, а третьи составляют собственность муниципальных образований и находятся

в ведении органов местного самоуправления.

     В ряде актов имеется прямое указание на то, что соответствующей деятельностью

иностранцы заниматься не могут. Так, частную детективную (сыскную) деятельность

вправе осуществлять только гражданин РФ (см. ст. 4 Закона о частной детективной

и охранной деятельности<13>). Законом "О страховании" <14> предусмотрено:

"Законодательными актами Российской Федерации могут устанавливаться ограничения

при создании иностранными юридическими лицами и иностранными гражданами страховых

организаций на территории Российской Федерации". Можно указать и на другие

ограничения. Так, Основные условия выпуска казначейских обязательств предусматривают,

что их владельцами могут быть только российские юридические и физические лица<15>.

Основные условия выпуска и обслуживания казначейских векселей установили,

что их владельцами разрешено стать только юридическим лицам, которые по законодательству

РФ являются резидентами<16>. Положение о порядке осуществления на территории

РФ операций с золотыми сертификатами предусматривает, что нерезиденты не могут

быть депозитариями таких сертификатов<17>. Нерезиденты не могут быть и депозитариями

облигаций внутреннего государственного облигационного займа<18>.

     Изъятия из национального режима определяются в отдельных случаях также

двусторонними соглашениями о защите иностранных инвестиций. Примером может

служить подписанное СССР с Соединенными Штатами Америки Соглашение о поощрении

и взаимной защите капиталовложений.

     Каждая из сторон приняла в нем обязательство допускать на своей территории

инвестиции граждан и юридических лиц другой стороны на условиях предоставления

инвестору своеобразного "смешанного режима". Речь идет о том, что СССР и США

зарезервировали за собой право сохранять или устанавливать в будущем ограничения

для инвесторов другой стороны только в пределах установленного перечня сфер

деятельности. Американская сторона включила в этот перечень 18, а СССР - 17

такого рода позиций. СССР назвал в этом перечне страхование, банковскую деятельность,

государственные дотации (субсидии), собственность на землю, пользование недрами

и другими природными ресурсами, собственность на недвижимое имущество и связанные

с ним посреднические операции, приобретение государственной и муниципальной

собственности в процессе приватизации, государственные займы (кредиты), средства

массовой информации и др. Приведенные изъятия из национального режима носят

гипотетический характер, поскольку имеется в виду лишь возможность запрещения

или существенного ограничения иностранных инвестиций<19>.

     Иностранцы участвуют в предпринимательской деятельности в одной из двух

форм. Первая и основная - осуществление инвестиций на территории Российской

Федерации. В силу ст. 6 Закона от 4 июля 1991 года "Об иностранных инвестициях

в РСФСР"<20> "иностранные инвестиции на территории РСФСР пользуются полной

и безусловной правовой защитой, обеспечиваемой Законом, другими законодательными

актами и международными договорами, действующими на территории РСФСР. Правовой

режим иностранных инвестиций, а также деятельности иностранных инвесторов

по их осуществлению не может быть менее благоприятным, чем режим для имущества,

имущественных прав и инвестиционной деятельности юридических лиц и граждан

РСФСР, за изъятиями, предусмотренными настоящим Законом".

     Существенную часть действующего в стране законодательства об иностранных

инвестициях составляют различного рода гарантии. Они призваны главным образом

обеспечить стабильность инвестиционных отношений, неприкосновенность инвестиций,

свободное распоряжение суммами, полученными в результате инвестиционной или

косвенно с нею связанной деятельности, эффективную защиту прав иностранных

инвесторов.

     Государственная программа приватизации государственных и муниципальных

предприятий в Российской Федерации (от 24 декабря 1993 года<21>) содержит

специальный раздел, посвященный использованию иностранных инвестиций для целей

приватизации. В нем предусмотрено предоставление иностранным инвесторам права

участвовать в приватизации в самых различных формах: аукцион (включая чековый),

конкурс, инвестиционный конкурс. Иностранцам была также предоставлена возможность

покупать приватизационные чеки для использования в качестве средства платежа

в процессе приватизации. Во всех таких случаях следует лишь уведомить о совершенных

операциях Министерство финансов Российской Федерации.

     Специальные разрешения для участия иностранных инвесторов в приватизации

необходимы только в строго ограниченных случаях. Прежде всего речь идет об

объектах и предприятиях торговли или общественного питания, бытового обслуживания,

а также мелких (соответствующие их параметры указаны в самой Государственной

программе) предприятиях промышленности и строительства, автомобильного транспорта.

Выдача разрешения входит в компетенцию местных органов власти или органов,

которые ими уполномочены. Специальное разрешение необходимо и для допуска

иностранных инвесторов к участию в приватизации крупных объектов оборонной

промышленности, предприятий нефтяной, газовой и некоторых других отраслей,

которые перечислены в Государственной программе. Вместе с тем установлен запрет

на использование иностранных инвестиций при приватизации государственных и

муниципальных предприятий, которые расположены в границах закрытого территориального

образования, если иное не предусмотрено постановлением Правительства РФ. Принципиальное

значение имеет содержащееся в Государственной программе указание на то, что

никаких иных, кроме приведенных выше, ограничений на участие иностранцев в

приватизации не допускается.

     Вторую форму участия иностранцев в российском гражданском обороте составляет

работа в функционирующих на территории России организациях. Основные нормы,

определяющие порядок такого участия, содержатся в Положении о привлечении

и использовании в Российской Федерации иностранной ра- бочей силы<22>. Им

вводится разрешительный порядок принятия на работу иностранных граждан. Правом

получать разрешение обладают российские юридические лица, предприятия с иностранными

инвестициями, действующие на территории Российской Федерации, а также иностранные

физические лица и лица без гражданства, которые проживают на территории России

и используют труд наемных работников в личном хозяйстве. Разрешение на привлечение

определенного числа иностранных граждан в целом и по группам профессий (как

правило, сроком до одного года) выдается федеральной миграционной службой.

Указанное разрешение не требуется лишь для иностранных граждан - высококвалифицированных

специалистов, которые используются функционирующими на территории РФ предприятиями

с иностранными инвестициями для занятия должностей строго определенной номенклатуры:

руководителей предприятий, их заместителей или руководителей самостоятельного

подразделения предприятия, то есть занимающих категории должностей, предполагающих

заключение с ними гражданско-правового контракта.

     Положение предусматривает строгую ответственность работодателей и самих

иностранцев за нарушение установленного порядка.

 

              Основные начала гражданского законодательства

 

                             Общие положения

 

     В первой статье ГК определяются исходные принципы, по которым строится

вся система гражданского законодательства. Государство согласно этой статье

принимает на себя обязанность соблюдать соответствующие принципы в своей практике

по созданию новых и применению действующих актов. Указанные принципы прямо

или косвенно связаны с конкретными нормами Конституции РФ, прежде всего теми,

которые закрепляют основы политического и экономического строя страны, права

и свободы граждан.

     "Основные начала" служат определенным эталоном, использование которого

дает возможность оценить акты, издаваемые органами государственной власти

и местного самоуправления, а также практику органов, разрешающих гражданско-правовые

споры.

     ГК особо выделил семь положений, составляющих в совокупности "основные

начала".

     Первое - "признание равенства участников регулируемых гражданским законодательством

отношений". Приведенное положение корреспондирует самому методу регулирования,

используемому гражданским законодательством. В этом смысле равенство может

рассматриваться как конституирующий признак гражданского отношения, поскольку

отношение, регулируемое по противоположному "равенству" методу "власти и подчинения",

в виде общего правила оказывается за пределами гражданского законодательства.

Можно привести ряд примеров конкретного действия приведенного принципа. В

частности, в Указе Президента РФ от 26 июля 1993 года "О дополнительных мерах

по защите прав граждан России на участие в приватизации"<23> указано: "считать

недопустимыми любые действия государственных органов и органов местного самоуправления,

устанавливающие в противоречие с Конституцией Российской Федерации дискриминацию

владельцев приватизационных чеков, выданных в других регионах Российской Федерации,

и иными способами ограничивающие сферу обращения приватизационных чеков либо

изменяющие их стоимость, учитываемую в расчетах при приобретении объектов

приватизации". Дискриминационными мерами названы, в частности, отказ в приеме

приватизационных чеков в качестве платежного средства, а также внесение изменений

в порядок продажи объектов приватизации и их оплаты.

     В статье 426 ГК, посвященной особому виду договоров коммерческих организаций

с потребителями (публичным договорам), содержится адресованное этим организациям

требование не оказывать кому-либо предпочтение в заключении договора и определении

его условий, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

     Второе - "неприкосновенность собственности". Здесь проявляется принцип,

закрепленный п. 3 ст. 35 Конституции РФ: "Никто не может быть лишен своего

имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для

государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного

и равноценного возмещения". Неприкосновенность собственности отражена и в

ст. 8 (п. 2) Конституции, которая предусматривает, что в Российской Федерации

признаются и защищаются равным образом "частная, государственная, муниципальная

и иные формы собственности". В полном соответствии с приведенными нормами

Конституции ГК указывает, что реквизиция - изъятие в интересах общества имущества

по решению государственных органов с выплатой собственнику его стоимости -

может осуществляться только при стихийных бедствиях, авариях, эпидемиях, эпизоотиях

и других обстоятельствах, которые носят чрезвычайный характер (ст. 242). Установлен

строго определенный круг оснований для выкупа различных видов имущества государством

у собственника. Имеются в виду культурные ценности, отнесенные в соответствии

с законом к особо ценным и охраняемым государством, в случаях бесхозяйственного

их содержания собственником (ст. 240). Принудительная продажа государством

допускается также в отношении имущества, которое в соответствии с законом

не может принадлежать собственнику (например, отдельные виды оружия), если

собственник сам в установленный законом срок его не продал (ст. 238). При

определенных условиях, указанных в п. 1 ст. 239, могут быть изъяты у собственника

для государственных и муниципальных нужд вместе с принадлежащим ему земельным

участком находящиеся на нем здания, сооружения или другое недвижимое имущество

путем выкупа государством или продажи в установленном порядке с публичных

торгов. Другой пример. Если собственник домашнего животного обращается с ним

в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми

в обществе нормами гуманного обращения с животными, возможен принудительный

их выкуп лицом, заявившим такое требование (ст. 241). Наконец, возможно безвозмездное

изъятие имущества у собственника в форме конфискации, которая применяется

в случаях, предусмотренных законом, по решению суда в виде санкции за совершение

преступления или иного правонарушения либо в административном порядке (ст.

243).

     Третье - "свобода договоров". Свобода договоров лежит в основе всего

договорного права, которому посвящено более половины содержащихся в ГК норм.

В самом общем виде конкретные выражения соответствующего положения содержатся

помимо ст. 1 также в ст. 421, которая так и именуется "Свобода договора".

Обе эти статьи усматривают свободу договоров прежде всего в предоставлении

гражданам и юридическим лицам возможности самостоятельно решать вопрос о заключении

договора. Соответствующая норма неоднократно воспроизводится в различных законодательных

актах, хотя соответствующее положение распространяется в виде общего правила

на любые ситуации. Например, в Правилах поставки газа потребителям Российской

Федерации<24> содержится указание на то, что потребители имеют право покупки

газа у любого поставщика при условии обеспечения его транзита в соответствующем

объеме. В этом случае поставщик или потребитель по согласованию организуют

транзит газа путем заключения договоров транзита с газотранспортными и газораспределительными

организациями.

     Свобода договоров выражается и в предоставлении сторонам права выбрать

любую из предусмотренных в законодательстве моделей договоров, самим сконструировать

неизвестную действующему гражданскому законодательству модель, а также включить

в договор по соглашению между собой любое не противоречащее закону условие.

В ряде статей ГК предусмотрены неблагоприятные последствия, которые наступают

в случаях, когда свобода договоров оказывается нарушенной. В частности, это

относится к "публичным договорам" - договорам, заключаемым коммерческой организацией

и устанавливающим ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или

оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности

должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (имеются в виду

розничная торговля, энергоснабжение и др.), и к договорам присоединения. Последние

отличаются тем, что их условия определены одной из сторон в формулярах или

иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе, как

путем присоединения к предложенному договору в целом.

     В статьях ГК, посвященных публичным договорам и договорам присоединения

(ст. 426 и 428), содержатся необходимые гарантии, предоставляемые более слабой

стороне - потребителю.

     Четвертое - "недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные

дела". Указанное положение опирается на ст. 23 Конституции РФ, предусматривающую

право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну,

защиту своей чести и доброго имени. Нарушение указанной статьи усматривается

среди прочего в таких действиях, как распространение ложных сведений, порочащих

честь, достоинство и деловую репутацию гражданина и юридического лица. Из

соответствующего положения вытекает также запрещение незаконного вторжения

в частную жизнь со стороны органов государства. Приведенный конституционный

принцип конкретизируется, в частности, в Законе "Об информации, информатизации

и защите информации" <25>. Имеется в виду содержащаяся в нем норма о том,

что не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации

о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну,

тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

физического лица без его согласия кроме как на основании судебного решения.

Юридические и физические лица, которые в соответствии со своими полномочиями

владеют информацией о гражданах, получают и используют ее, несут ответственность

за нарушение режима защиты, обработки и порядка использования этой информации.

     Пятое - "необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав".

Конституция РФ устанавливает, что "каждый имеет право на свободное использование

своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной

законом экономической деятельности" (п. 1 ст. 34). С этой конституционной

нормой связана и ст. 9 ГК: "Граждане и юридические лица по своему усмотрению

осуществляют принадлежащие им гражданские права". Приведенные нормы не исключают

введения законодателем определенных ограничений на осуществление соответствующих

прав. Та же статья Конституции РФ запрещает экономическую деятельность, направленную

на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. В ГК также имеются аналогичные

нормы. В частности, особо выделен запрет на использование коммерческими организациями

гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление

ими своим доминирующим положением на рынке и др. (ст. 10).

     Шестое - "обеспечение восстановления нарушенных прав". ГК (ст. 12) включил

восстановление положения, существовавшего до нарушения права, в число способов

защиты гражданских прав. Эта мера защиты является наиболее типичной для данной

отрасли законодательства.

     Используемые при этом конкретные формы восстановления зависят от характера

нарушения. В частности, восстановление нарушенного права на честь, достоинство,

а также деловую репутацию осуществляется путем возложения судом на нарушителя

обязанности опровергнуть распространяемые им ложные сведения о потерпевшем

- гражданине или юридическом лице. Другой пример - по требованию собственника

суд выносит решение о возвращении ему вещи, находившейся в чужом незаконном

владении. Третий - возвращение неосновательно полученного имущества лицу,

которому оно в действительности принадлежит (например, при выдаче перевозчиком

по ошибке поступившего груза другому лицу вместо указанного в железнодорожной

накладной получателя). При невозможности реального восстановления нарушенного

права используется его "суррогат" - возмещение убытков, причиненных потерпевшему

нарушением принадлежащих ему прав.

     Седьмое - "судебная защита нарушенного права". Это положение находит

прямую опору в ст. 46 Конституции, которая провозгласила: "Каждому гарантируется

судебная защита его прав и свобод".

 

                   Воля и интерес в гражданском праве

 

     Гражданам и юридическим лицам предоставляется возможность приобретать

и осуществлять принадлежащие им гражданские права своей волей. В случае, если

при совершении сделки (заключении договора) воля лица оказывается несвободной,

складывающейся под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения

представителя этой стороны с другой стороной, а также вследствие стечения

тяжелых обстоятельств, сделка может быть признана недействительной.

     Гражданское законодательство создает физическим и юридическим лицам гарантии

против незаконного воздействия на их волю со стороны государственных органов,

а также органов местного самоуправления (их должностных лиц). Потерпевшие

могут, в частности, требовать в подобных случаях компенсации. В самом общем

виде об этом праве идет речь в ст. 16 ("Возмещение убытков, причиненных государственными

органами и органами местного самоуправления"), а также в соответствующих статьях

главы 19 Основ и главы 40 Гражданского кодекса 1964 года, посвященных обязательствам,

возникающим вследствие причинения вреда.

     Любое право выражает интерес того, кто им обладает. Поэтому ст. 1 Кодекса

говорит об осуществлении прав не только своей волей, но и в своем интересе.

     Самостоятельное значение интереса можно проиллюстрировать на примере

сделок, совершенных малолетними, не достигшими 14 лет. В принципе такие сделки

недействительны, но если совершенная малолетним сделка для него выгодна, то

есть соответствует его правильно понятым интересам, она все же может быть

признана по требованию родителей, усыновителя или опекуна действительной (ст.

172 ГК).

     Пределы проявления собственной воли и действий в своем интересе могут

быть установлены только федеральным законом. Одна из новелл ГК 1994 года состоит

в том, что в нем (ст. 1) теперь предусмотрено, в каких именно случаях и в

каком порядке могут вводиться соответствующие ограничения. Это - защита основ

конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов

других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства. Под действие

указанной нормы подпадает запрещение недобросовестной рекламы, запрещение

предприятию, объявленному банкротом, совершать определенные действия, противоречащие

интересам его кредиторов, отступать от стандартов, и прежде всего тех из них,

которые призваны охранять здоровье населения, и др.

 

               Отражение территориального единства России

                     в гражданском законодательстве

 

     В соответствии со ст. 8 Конституции "в Российской Федерации гарантируются

единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг

и финансовых средств..." Приведенная норма Конституции воспроизведена в ГК

и здесь же конкретизируется. С этой целью ГК предусмотрел, что любые ограничения

перемещения товаров и услуг могут быть введены только федеральным законом

и лишь тогда, когда это оказывается необходимым для обеспечения безопасности,

защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Примерами

могут служить ограничения на перемещение работ и услуг, вызванные эпидемиями

или эпизоотиями, стихийными бедствиями, военными действиями на территории

страны и др.

     Указанному требованию корреспондирует п. 1 ст. 7 Закона "О конкуренции

и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках"<26>, не допускающий

издания актов или совершения действий, устанавливающих запреты на продажу

(покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона РФ, республики, края,

области, района, города, района в городе в другой.

     Закрепление в ГК определенных рамок для введения соответствующих ограничений

может иметь значение, в частности, при возникновении спора, связанного с так

называемой юридической невозможностью исполнения обязательства. Имеются в

виду случаи, когда нормативным актом, принятым органом государственной власти

или местного самоуправления, введены запреты, соблюдение которых исключает

для должника возможность исполнить обязательство. В таком положении может

оказаться фирма, поставляющая лес в другой регион или за границу, в связи

с принятым после заключения договора актом, запрещающим вывоз из области или

страны древесины. Суд, разрешающий споры, возникшие в связи с недопоставкой,

будет в данной ситуации оценивать законность соответствующего акта, руководствуясь

исходными положениями п. 3 ст. 1 Кодекса.

 

                Гражданское законодательство и иные акты,

                   содержащие нормы гражданского права

 

     Статья 71 Конституции отнесла к ведению Российской Федерации гражданское,

гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство. Соответственно

п. 2 ст. 3 ГК устанавливает, что гражданское законодательство состоит из Кодекса

и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих гражданские

отношения.

     Закон от 14 июня 1994 года<27> признает датой принятия Федерального закона

день, когда он был утвержден Государственной Думой в окончательной редакции,

а федерального конституционного закона день одобрения Палатами Федерального

Собрания в порядке, установленном Конституцией РФ . Федеральные конституционные

законы и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение

семи дней после их подписания Президентом РФ.

     Для всех видов законов официальной является публикация, притом непременно

полного их текста, в "Российской газете" или в "Собрании законодательства

Российской Федерации". Федеральные конституционные законы, а также федеральные

законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации

по истечении десяти дней после их официального опубликования, если в самом

законе не будет установлен иной порядок его вступления в силу.

     Особое место в системе гражданского законодательства принадлежит Гражданскому

кодексу. Оно выражается в том, что "нормы гражданского права, содержащиеся

в других законах, - отмечено в п. 2 ст. 3, должны соответствовать... Кодексу".

     ГК не относится к числу федеральных конституционных законов, поскольку

он не отвечает требованиям, предъявляемым к такого рода актам ст. 108 Конституции

РФ. Имеется в виду, что федеральный конституционный закон принимается, во-первых,

только по вопросам, указанным Конституцией (принятие ГК как федерального конституционного

закона Конституцией не предусмотрено), и, во-вторых, с соблюдением специальной

процедуры голосования, предполагающей квалифицированное большинство - 3/4

голосов от общего числа членов Совета Федерации и 2/3 голосов от общего числа

членов Думы. В отличие от этого Кодекс принимался простым большинством голосов.

     Вместе с тем ГК по своей юридической силе в определенной мере приравнивается

к федеральным конституционным законам. Это выражается в том, что по отношению

к любым другим федеральным законам он занимает положение "первого среди равных".

     Практическое значение отмеченного особого положения ГК состоит в том,

что при коллизии гражданско-правовых норм, содержащихся в любом нормативном

акте (в том числе федеральном законе), со статьями ГК суд, как и любой другой

орган, применяющий право, обязан руководствоваться нормами ГК. При этом важно

подчеркнуть, что общие принципы действия законов, которые признают, что последующий

акт вытесняет ранее изданный, а специальный - общий акт, в данном случае не

применяются.

     Следовательно, примат ГК носит абсолютный характер, а значит, сохраняется

по отношению к актам, принятым после вступления в силу ГК, и к различного

рода специальным актам, если только иное, то есть возможность отступления

в таком акте от норм Кодекса, в самом ГК прямо не предполагается. Речь идет

об имеющейся во многих статьях ГК оговорке: "если иное не предусмотрено в

законе". Так, нет никаких препятствий для включения в законы, посвященные

отдельным видам предпринимательских договоров (поставки, подряда на капитальное

строительство и т. п.), условия, по которому при выступлении в договоре на

какой-либо стороне нескольких должников они являются долевыми. Это объясняется

тем, что, хотя в ст. 322 содолжники в обязательстве, связанном с осуществлением

предпринимательской деятельности, признаются солидарными, данная статья допускает

"иное" в законе.

     Понятие "гражданское законодательство", используемое в Кодексе, включает

в себя только ГК и иные федеральные законы. Однако гражданско-правовое регулирование

указанными актами не исчерпывается. Наряду с ними соответствующие отношения

регулируются (а в некоторых случаях защищаются) актами Президента, Правительства,

а также министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. При

этом ГК определяет сферу действия каждого из этих актов и его юридическую

силу.

     ГК дает основания сделать вывод, что указ Президента РФ, не противоречащий

Кодексу или другому федеральному закону, может быть принят по любому вопросу,

который входит в компетенцию Президента РФ, очерченную ст. 80-90 Конституции,

при условии, если в Кодексе (или ином федеральном законе) нет указания на

то, что соответствующий вопрос может быть урегулирован только законом. Примером

последнего варианта может служить п. 2 ст. 445, по которому отступление от

принципа свободы договоров в виде установления обязанности заключить договор

возможно только при наличии на этот счет прямого указания в самом Кодексе

или ином законе.

     Постановления Правительства РФ могут быть приняты лишь на основании и

во исполнение Кодекса и иных законов, а также указов Президента РФ (п. 4 ст.

3 ГК). В Кодексе содержится иногда прямая отсылка к такого рода актам Правительства

издавать в случаях, предусмотренных законом, правила, которыми должны руководствоваться

стороны при заключении и исполнении публичных договоров. Имеются в виду правила,

принимающие формы типовых договоров, положений и т. п.

     Аналогичные отсылки включены и в некоторые другие законы, а также в указы

Президента РФ. Имеется в виду, что принятые на их основе постановления Правительства

РФ должны соответствовать и ГК, и законам, и указам Президента РФ.

     В ГК широко используется положение, в силу которого соответствующий вопрос

может быть урегулирован по-иному - "законом или иными правовыми актами" (см.,

например, п. 2 ст. 421). Это означает принципиальную допустимость, с учетом

действия приведенной выше редакции пп. 2, 3 и 4 ст. 3, принятия акта в любой

из трех форм: закона, указа Президента РФ или постановления Правительства

РФ. Все эти формы актов охватываются термином "правовой акт".

     Наряду с указанным термином в ГК применяется в отдельных случаях и более

широкий - "нормативные акты". Последние включают помимо актов, именуемых "правовыми",

также акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (в

общепринятой терминологии - "ведомственные акты"). Особенность их состоит

в том, что, как предусмотрено в п. 7 ст. 3, "министерства и иные федеральные

органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского

права, в случаях и в пределах, предусмотренных... Кодексом, другими законами

и иными правовыми актами", то есть как указами Президента РФ, так и постановлениями

Правительства. Следовательно, издание любого ведомственного акта должно быть

основано на указании, содержащемся в акте правовом. Так, один из важнейших

для банковского законодательства актов - Положение о безналичных расчетах

в Российской Федерации от 9 июля 1992 года<28> издан Центральным банком РФ

по поручению, содержащемуся в постановлении Президиума Верховного Совета Российской

Федерации и Правительства Российской Федерации от 25 мая 1992 года<29>. Право

издания ведомственных актов по определенным вопросам может быть основано на

базе акта вышестоящего органа. Так, ряд актов Центрального банка, относящихся

к регулированию валютных отношений, принимался на основе ст. 9 Закона "О валютном

регулировании и валютном контроле" <30>. В этой статье предусмотрено право

Центрального банка РФ издавать "нормативные акты, обязательные к исполнению

в Российской Федерации резидентами и нерезидентами"<31>.

     Нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной

власти, затрагивающие права, свободы и законные интересы граждан, а также

любые (в том числе и относящиеся к предпринимательской деятельности) межведомственные

акты подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ и такому

же обязательному опубликованию не позднее 10 дней после регистрации. Акты,

не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не

опубликованные в установленном порядке, не влекут за собой правовых последствий

как не вступившие в силу. По этой причине они не могут служить законным основанием

для регулирования соответствующих отношений, для применения каких бы то ни

было санкций к гражданину, должностному лицу или организации за невыполнение

содержащихся в них предписаний.

     Более того, на указанные акты нельзя ссылаться судам при разрешении споров

(см. Указ Президента РФ от 21 января 1993 года "О нормативных актах центральных

органов государственного управления Российской Федерации" <32>). Это, в частности,

относится к многочисленным не прошедшим необходимой регистрации так называемым

"телеграммам Центрального банка РФ".

     В соответствии с Правилами подготовки ведомственных нормативных актов

(утверждены Советом Министров РФ - Правительством РФ 23 июля 1993 года<33>)

на центральные органы федеральной исполнительной власти возложена обязанность

доводить принятые ими ведомственные нормативные акты до сведения соответствующих

органов государственного управления РФ, предприятий, организаций, учреждений.

     Нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной

власти Российской Федерации вступают в силу с момента их официального опубликования

в газете "Российские вести". Такое опубликование должно последовать не позднее

10 дней после государственной регистрации акта.

     Независимо от вида акта включенные в него нормы принимают одну из двух

форм. Они могут быть либо императивными, то есть безусловно обязательными

для сторон регулируемого ими отношения, либо диспозитивными. Последние предоставляют

сторонам полную свободу выбора определенного варианта (определенной модели)

поведения и носят соответственно только запасной характер: они становятся

обязательными для сторон лишь в случае, если стороны не воспользуются предоставленным

им правом самим моделировать поведение.

     Так, ст. 315 ГК признает за должником право досрочного исполнения обязательства,

но вместе с тем допускает возможность установления в договоре запрета на досрочное

исполнение. В отличие от этого ст. 433, например, устанавливает, что договор,

подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его

регистрации, если иное не предусмотрено законом. Таким образом, при отсутствии

иного указания в законе договорное условие, по которому права и обязанности

контрагентов возникают до государственной регистрации, не имеет юридической

силы.

     Абсолютное большинство норм ГК являются диспозитивными. Именно в них

наиболее полно проявляется самостоятельность сторон, свобода договора, автономия

воли участников гражданского оборота.

 

            Действие гражданского законодательства во времени

 

     По общему, относящемуся ко всем видам нормативных актов правилу нормы

гражданского законодательства не имеют обратной силы. Это означает, что они

распространяют действие только на отношения, которые возникают после введения

соответствующего акта в действие. Статья 4 ГК допускает возможность определенных

исключений из этого правила, но непременно закрепленных в самом законе. Имеется

в виду распространение действия акта на возникшие до его издания отношения.

Именно так поступил, например, Верховный Совет РФ при утверждении 24 декабря

1992 года новых, более льготных для потерпевших Правил возмещения работодателями

вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо

иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей<34>.

В постановлении Верховного Совета РФ об утверждении Правил предусматривается,

что по желанию гражданина размер возмещения, исчисленного до их принятия,

подлежит перерасчету по нормам Правил . Перерасчет может производиться не

более чем за три года перед обращением за ним и не ранее чем с 1 декабря 1992

года.

     Отношения, регулируемые гражданским законодательством, нередко носят

длящийся характер, а потому отдельные права и обязанности могут возникнуть

из этих отношений уже после того, как возникло само правоотношение. Так произойдет,

например, если банк откроет кредитную линию либо товарный склад заключит договор,

по которому обязуется в течение определенного времени принимать от поклажедателя

товары на хранение в июне, но уже в ноябре того же года появятся новые законы

о банковском кредитовании или хранении, которым условия указанных договоров

не соответствуют. В таком случае возникает вопрос: должно ли применяться к

правам и обязанностям, возникшим в связи с выданной в ноябре банковской ссудой

или принятым тогда же на хранение товаром, законодательство, действовавшее

в период заключения договора, или новое, вступившее в действие после выдачи

ссуды или принятия товара? Пункт 2 ст. 4 ГК устанавливает общее правило. Предусмотрено,

что к отношениям, возникшим до введения в действие нового акта гражданского

законодательства, он применяется только к правам и обязанностям, которые появились

после введения его в действие.

     ГК содержит исключение из приведенного правила, рассчитанное только на

договоры. В данном случае действует положение, последовательно опирающееся

на принцип "pacta sunt servanda" "договоры должны исполняться". Соответствующий

принцип, выражающийся, в частности, в неизменности договорных условий, закреплен

в ст. 422 ГК. Она предусматривает, что, если уже после заключения договора

принят закон, который устанавливает обязательные для сторон правила иные,

чем действовавшие при заключении договора, его условия сохраняют силу. Значит,

в приведенном выше примере, связанном с изданием новых актов о кредитных договорах

или о хранении, должен был бы все-таки применяться старый акт, несмотря на

то, например, что право требовать возврата полученной ссуды или принятия мер

по обеспечению сохранности товара возникло уже в период действия нового акта.

     Однако указанное правило ГК действует только в случае, когда в новом

акте не предусмотрено, что он распространяет свою силу на ранее заключенные

договоры. Именно так поступил Вводный закон по отношению к Гражданскому кодексу.

В нем прежде всего закреплено, что часть первая ГК вступила в силу с 1 января

1995 года, а для отдельных глав указаны специальные сроки их введения: в частности,

глава 4 - со дня официального опубликования ГК, а глава 17 - со дня введения

в действие принятого Государственной Думой Земельного кодекса.

     Установлено и общее правило об обратной силе норм ГК, а также специальные

- относящиеся к отдельным их видам. Так, общее правило (ст. 5 Вводного закона)

предусматривает, что часть первая ГК распространяется на гражданские правоотношения,

возникшие после ее введения. Вместе с тем применительно к гражданским правоотношениям,

которые возникли до введения ГК в действие, он распространяется на те права

и обязанности, которые возникли после его введения, не делая при этом никаких

исключений для ст. 422. Следовательно, если бы договоры, о которых идет речь,

были заключены до принятия части первой ГК, а кредит выдан и товар принят

уже после 1 января 1995 года (то есть в период действия Кодекса), то к отношениям

сторон следовало бы применить нормы ГК, имея в виду приведенное выше положение

Вводного закона .

     Вводный закон признал утратившими силу некоторые изданные до его принятия

акты, в том числе законы о собственности и о предприятиях и предпринимательской

деятельности (последний - кроме статей 34 и 35, посвященных государственной

регистрации предприятий).

     Вводный закон установил, что после принятия нового ГК сохраняют действие

не охваченные частью первой ГК разделы Гражданского кодекса РСФСР 1964 года

и Основ . До приведения законов и иных правовых актов СССР и Российской Федерации

(РСФСР) в соответствие с частью первой ГК они продолжают действовать "постольку,

поскольку они не противоречат части первой Кодекса". При этом в отношении

Основ гражданского законодательства и иного законодательства Союза ССР подчеркивается,

что речь идет об актах, которые действуют на территории Российской Федерации

в пределах и в порядке, предусмотренных ее Конституцией, постановлением Верховного

Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года "О ратификации Соглашения о создании

Содружества Независимых Государств", постановлениями Верховного Совета Российской

Федерации от 14 июля 1992 года "О регулировании гражданских правоотношений

в период проведения экономической реформы" и от 3 марта 1993 года "О некоторых

вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации".

     С учетом изменения компетенции Президента и Правительства РФ Вводный

закон признал, что изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные

акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории Российской

Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части

первой Кодекса могут регулироваться только федеральными законами, продолжают

действовать "впредь до введения в действие соответствующих законов".

     Вводным законом предусмотрены порядок применения новых правил к отдельным

видам ранее образовавшихся юридических лиц, особый порядок перерегистрации

соответствующих юридических лиц, пределы действия существующего порядка регистрации

юридических лиц и регистрации недвижимого имущества, а также сделок с ним,

нормы о последствиях недействительности сделок, сроках исковой давности. Указаны

пределы действия новой нормы о приобретательной давности, а также о порядке

заключения договоров.

     Особые правила, относящиеся к юридическим лицам, сделкам, исковой давности

и порядку заключения договоров, рассмотрены при комментировании соответствующих

глав ГК.

     Следует также иметь в виду, что Вводный закон не распространил предусмотренные

в нем положения об иерархии источников гражданского права, о которых шла речь

выше, на сохранившие свое действие акты СССР и Российской Федерации, принятые

до вступления в действие ГК. В соответствии с ч. 2 ст. 4 Вводного закона такого

рода нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории

Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые

могут в соответствии с ГК регулироваться только федеральными законами, действуют

впредь до введения в действие соответствующих законов.

 

                        Обычаи делового оборота.

 

     Гражданские отношения могут регулироваться помимо закона, указа Президента

РФ или постановления Правительства либо ведомственного акта договором, а также

положениями, которые не укладываются в рамки понятия нормативного акта. Речь

идет об "обычаях делового оборота".

     Обычаи всегда принимались во внимание в правовом регулировании гражданских

отношений. В частности, в п. 2 ст. 57 Основ (ст. 168 Гражданского кодекса

1964 года) предусматривалось, что "обязательства должны исполняться надлежащим

образом и в установленный срок в соответствии с условиями договора и требованиями

законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии

с обычно предъявляемыми требованиями".

     ГК сохранил указанный выше принцип, но ввел в регулирование вопроса об

обычаях ряд новелл. Прежде всего он выделил в самом Кодексе из всех обычаев

("обычно предъявляемых требований") "обычаи делового оборота", рассчитанные

исключительно на предпринимательские отношения. В статье 5 ГК приводится определение,

содержащее основные признаки обычаев делового оборота. Под ними понимается

сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской

деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством. При

этом не имеет значения, зафиксировано такое правило в каком-либо документе

или нет.

     Из сопоставления ст. 5 и 6 следует, что суд или другой правоприменительный

орган не только может, но и обязан при обнаружении в правовом либо ином нормативном

акте пробела, который не восполняется договором, применить обычаи делового

оборота.

     Правовое значение обычаев делового оборота состоит в том, что они по

очередности применения находятся после нормативных актов и договора. В этой

связи ст. 5 предусматривает, что обычаи делового оборота, которые противоречат

обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства

или договора, не применяются.

     Один из видов обычаев делового оборота выделен в самом ГК. Имеется в

виду ст. 427, которая допускает возможность использования примерных условий,

разработанных одним из контрагентов. Она предусматривает, что примерные условия

рассматриваются как договорные условия в случаях, когда в самом договоре содержится

отсылка к ним.

     Если же такая отсылка отсутствует, примерные условия применяются к отношениям

сторон в качестве обычаев делового оборота. Для этого необходимо, чтобы такие

условия отвечали требованиям, которые предъявляются в ст. 5 (имеется в виду

прежде всего то, что они не противоречат обязательным для сторон положениям

законодательства или заключенному сторонами договору), а также в п. 5 ст.

421 (они не противоречат любым применяемым к отношениям сторон нормам законодательства,

включая диспозитивные).

     Обычаи (обычаи делового оборота) широко применяются во внешнеторговом

обороте. Это объясняется в значительной мере тем, что прямые отсылки к ним

содержатся в актах, регулирующих порядок разрешения внешнеторговых споров,

а также в некоторых международных актах.

     Так, ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров

(начиная с 1 сентября 1991 года вступила в силу для СССР, а значит, и для

РФ) предусматривает, что стороны связаны любым обычаем, относительно которого

они договорились, и установленной практикой отношений. Не ограничиваясь этим,

Конвенция устанавливает: "При отсутствии договоренности об ином считается,

что стороны подразумевали применение к договору или его заключению обычая,

о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле

широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода

в соответствующей области торговли<35>.

     Нетрудно заметить различие между этой международной нормой и нынешней

редакцией ст. 5 ГК. Имеется в виду как понимание самой сути обычая, так и

возможность его применения при отсутствии прямой отсылки к нему в договоре.

Основное различие состоит в том, что обычаем делового оборота руководствуются

независимо от того, применялся ли он сторонами в их практике и был ли вообще

известен сторонам. Указанное обстоятельство позволяет отметить близость обычаев

делового оборота к диспозитивным нормам, с тем, однако, что диспозитивные

нормы все же пользуются приоритетом (п. 5 ст. 421 ГК). В этой связи с точки

зрения приоритетов источники законодательства и договоры могут быть выражены

следующим образом: императивные нормы закона - указы Президента РФ - постановления

Правительства РФ - акты министерств и иных федеральных органов исполнительной

власти - договорные условия - диспозитивные нормы правовых и иных нормативных

актов - обычаи делового оборота - иные обычаи.

     Можно привести примеры применения обычая в практике разрешения внешнеторговых

споров. Так, в свое время Внешнеторговый арбитраж СССР в одном из дел обосновал

решение ссылкой на обычай, смысл которого состоял в том, что отказ покупателя

от принятия и оплаты доставленного ему товара влечет за собой не только потерю

всех выгод, которые покупатель приобрел бы, исполнив договор, но и наступление

ответственности перед продавцом за убытки, которые по этой причине могут произойти<36>.

В другом деле, связанном с морской перевозкой грузов, арбитраж использовал

соответствующий обычай для установления размера расходов по хранению груза

в порту<37>. Наконец, ссылка на обычай понадобилась арбитражу для определения

различий в понятиях "рабочий люк" и "бункерный люк" на корабле<38>.

     Существующие в разных странах обычаи в ряде случаев кодифицируются и

унифицируются международными организациями. Примером такой унификации могут

служить разработанные Международной торговой палатой Международные правила

толкования торговых терминов "Инкотермс"<39>. Этот акт неоднократно менялся.

Последний по времени "Инкотермс-90" охватывает широкий круг возникающих при

международной купле-продаже вопросов, включая распределение транспортных расходов

между сторонами, определение момента перехода риска случайной гибели предмета

договора с продавца на покупателя, расшифровку различных терминов, применяемых

в международной практике (включая термины группы "С").

     Правила "Инкотермс-90" не следует отождествлять с обычаем делового оборота

в том понимании, в каком он обозначен в ст. 5 ГК. Существенное различие состоит

в том, что в отличие от обычаев делового оборота правила "Инкотермс-90" применяются

(п. 22) только при условии, если стороны включили отсылку к "Инкотермс-90"

в заключаемый ими договор. В остальных случаях соответствующие положения могут

применяться, если они удовлетворяют требованиям, предъявляемым ГК к обычаям

делового оборота.

 

          Применение гражданского законодательства по аналогии

 

     Каким бы широким ни было гражданское законодательство по объему используемого

им нормативного материала, не исключается ситуация, при которой в действующем

праве не окажется прямого ответа на вопрос, возникший у органа, который применяет

право к конкретной ситуации. Имеется в виду пробел, который не восполняется

ни условиями заключенного сторонами договора, ни обычаями делового оборота.

     В указанных случаях возникает необходимость в применении законодательства

по аналогии. Поскольку в ст. 6, посвященной аналогии, не содержится каких-либо

оговорок на этот счет, под законодательством в соответствии с п. 1 ст. 3 ГК

следует понимать только сам Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные

законы. Правила, предусматривающие использование аналогии, до принятия ГК

1994 года содержались только в ГПК РСФСР 1964 года (имеется в виду ст. 10

этого Кодекса). Теперь они перенесены в ГК, поскольку аналогия тесно связана

именно с нормами материального, а не процессуального права.

     Как ранее Гражданский процессуальный кодекс, так и теперь ГК различают

аналогию закона и аналогию права. К той и другой прибегают в одних и тех же

случаях: когда определенное отношение прямо не урегулировано нормативными

актами или соглашением сторон (договором). В указанной ситуации вначале стремятся

применить аналогию закона и лишь при невозможности достичь подобным образом

результата прибегают к аналогии права.

     Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям, поскольку

это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство,

регулирующее сходное отношение. Иногда сходство отношений, о котором идет

речь, учитывает сам законодатель. Тогда в целях экономии нормативного материала

вместо дублирования одних и тех же правил в разных главах и параграфах используются

нормы-отсылки. Так, учитывая несомненное сходство двух видов товариществ -

"полного" и "на вере", ГК в посвященном товариществу на вере параграфе предусмотрел

(п. 5 ст. 82), что к данному виду товариществ должны применяться нормы о полном

товариществе, если это не противоречит основным положениям ГК о товариществе

на вере.

     В отличие от описанного приема при аналогии закона распространение нормы,

регулирующей сходные правоотношения, осуществляет сам орган, применяющий право,

и делает это исключительно в расчете на конкретный случай.

     Например, в банковской практике стал довольно широко применяться так

называемый трастовый договор, несмотря на то, что норм, посвященных этого

рода договорам, в ГК и другом гражданском законодательстве не было. Однако

поскольку трастовые договоры, отдаленно напоминающие одноименные договоры

англо-американского права, предполагают, что лицо, получившее имущество в

"траст", совершает связанные с этим имуществом сделки от своего имени либо

от имени лица, передавшего имущество, к трастовому договору могут быть применены

нормы, регулирующие другой договор соответственно комиссии или поручения.

Применение аналогии закона имеет свои объективные границы. Невозможно использовать

указанный прием в случаях, когда соответствующий закон по своему характеру

исключает применение его к каким-либо иным, кроме прямо в нем указанных, отношениям.

В качестве примера можно сослаться на п. 2 ст. 50 ГК, допускающий создание

коммерческих организаций только в исчерпывающим образом определенных в ней

формах, а ст. 114 и 115 ГК предусматривают создание унитарных предприятий

только в виде государственных и муниципальных, а также федеральных казенных

предприятий.

     Смысл применения аналогии права состоит в том, что права и обязанности

лица определяются "исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства...

и требований добросовестности, разумности и справедливости".

     "Общие начала", о которых идет речь, совпадают по содержанию с теми "основными

началами гражданского законодательства", которые сформулированы в ст. 1 (см.

комментарий к этой статье).

     Под "смыслом гражданского законодательства" следует, очевидно, понимать

его главные особенности, наиболее полно выражающиеся в предмете и методе отрасли.

Что же касается "добросовестности, разумности и справедливости", то указанные

критерии применяются чаще в негативном, чем в позитивном смысле. Имеется в

виду, что найденное исходя из начал и смысла гражданского законодательства

решение не должно по своему характеру быть "недобросовестным", "неразумным"

или "несправедливым".

     Потребность в применении аналогии закона возникает редко. В еще большей

мере это относится к аналогии права. Одним из немногих получивших широкий

резонанс было дело по иску М. Оно возникло в связи с тем, что пассажир поезда

М. принял по собственной инициативе участие в тушении пожара в вагоне, стоявшем

на станции на соседнем пути. Поскольку здоровью М. был нанесен вред, истец

потребовал его возмещения. Ситуация осложнялась тем, что раздел о возмещении

причиненного вреда действовавшего тогда Кодекса (имеются в виду статьи о деликтных

обязательствах) не содержал норм, регулирующих отношения, возникающие при

спасании чужого имущества. Однако, учитывая, что М., действуя подобным образом,

выполнял свой гражданский долг, суд обязал дорогу возместить М. вред. А впоследствии

в ГК 1964 года появилась наряду с обязательствами из причинения вреда также

глава 41 "Обязательства, возникающие вследствие спасания социалистического

имущества".

 

        Гражданское законодательство и нормы международного права

 

     Россия является активным участником международных экономических и культурных

связей и сотрудничества. Это означает, что все более расширяются отношения

с участием иностранных предпринимателей. В силу отмеченного обстоятельства

российское гражданское законодательство, как и законодательство других стран,

вынуждено включать немало норм, относящихся к такого рода отношениям.

     Указанные нормы определяют гражданско-правовой статус иностранных физических

и юридических лиц, права иностранцев на оказавшееся на территории РФ имущество,

порядок совершения и содержания внешнеэкономических сделок (контрактов), применения

гражданско-правовых последствий причинения вреда иностранцам и иностранцами

на территории России и др. Складывающиеся при этом отношения регулируются

как общими нормами гражданского законодательства, так и нормами специальными,

рассчитанными на отношения, "осложненные участием иностранного элемента".

     Вместе с тем важную роль в регулировании такого рода отношений играет

международное право. Соответствующие указания на этот счет содержатся в самой

Конституции РФ . В силу п. 4 ст. 15 Конституции "общепризнанные принципы и

нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются

составной частью ее правовой системы". Приведенное положение воспроизведено

и в п. 1 ст. 7 Кодекса.

     Среди международных актов особое место занимают многосторонние договоры

(конвенции), имеющие прямое отношение к регулированию гражданских отношений.

Следует прежде всего указать на Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи

товаров (Венскую конвенцию). Указанная Конвенция состоит из 101 статьи. Они

посвящены порядку заключения соответствующих договоров, правам и обязанностям

контрагентов, средствам правовой защиты, применяемым при нарушении сторонами

своих обязанностей, определению момента перехода риска случайной гибели передаваемых

по договору товаров, обеспечению поставок товаров отдельными партиями и др.

     Россия является участником и других аналогичных актов, включая, в частности,

Конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов (имеются в виду

автомобильные перевозки), Варшавскую конвенцию для унификации некоторых правил,

касающихся международной воздушной перевозки, Афинскую конвенцию о перевозке

морем пассажиров и их багажа, конвенции из области патентного права (Патентную

конвенцию по охране промышленной собственности, Многосторонний договор о патентной

кооперации, Конвенцию о международной регистрации фабричных и товарных знаков),

ряд других конвенций, в том числе Всемирную (Женевскую) конвенцию об авторском

праве, Женевские вексельные конвенции и др.

     Вступившие в силу для РФ международные договоры (кроме договоров, заключенных

между ведомствами) подлежат официальному опубликованию в ежемесячнике "Бюллетень

международных договоров", а в случаях необходимости также в "Российской газете"<40>.

     Кодекс в п. 2 ст. 7 предотвращает возможные коллизии международного и

национального законодательства. Вопрос решается в пользу первого: "если международным

договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены

гражданским законодательством, применяются правила международного договора".

В настоящее время соответствующая норма о приоритете международного договора

по отношению не только к гражданским правоотношениям, но и к любой иной отрасли

права включена в Конституцию РФ (п. 4 ст. 15).

     В качестве примера "общепризнанных принципов и норм международного права"

можно указать, в частности, на недискриминацию, которая, в свою очередь, опирается

непосредственно на начала равенства государств. Сущность данного принципа

состоит в том, что "не должна допускаться дискриминация как в области торговоэкономических

отношений между различными странами, так и в отношении правового положения

иностранных юридических лиц и граждан"<41>.

     Статья 7 закрепляет и принцип непосредственного применения международных

договоров Российской Федерации к гражданским правоотношениям, если только

из самого характера международного договора не вытекает, что для его применения

необходимо издание внутригосударственного акта. Примером последнего может

служить Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Конвенция

в ряде случаев содержит прямые отсылки к национальному законодательству, которое

должно решить соответствующий вопрос. Так, в п. 1 ст. 6 Конвенции предусмотрено:

"Условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой

стране Союза ее национальным законодательством". Установлено, что "всякое

лицо, желающее воспользоваться преимуществом приоритета на основании предшествующей

заявки, обязано подать заявление с указанием даты подачи заявки и страны,

где она произведена. Каждая страна устанавливает, с какого момента должно

быть подано такое заявление". И там же: "Каждая страна, являющаяся участницей

Конвенции, обязуется принять в соответствии со своей Конституцией необходимые

меры для обеспечения применения Конвенции"<42>. В отличие от указанной Конвенции

Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров издания

акта ее имплементации не требует.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей»

 

Смотрите также:

 

«Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (по главам)»

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации»





Rambler's Top100