Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Законы. Юриспруденция

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

Комментарий к части первой


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Раздел I. Общие положения.

Подраздел 3. Объекты гражданских прав

Глава 7. Ценные бумаги (ст. 142-149)

 

   Понятие ценных бумаг

 

   Классификация ценных бумаг

 

   Оборот ценных бумаг Бездокументарные ценные бумаги

 

   Бездокументарные ценные бумаги

 

 

                          Понятие ценных бумаг

 

     Ценные бумаги - необходимый атрибут рыночного хозяйства. Как объекты

гражданских прав они относятся к вещам, будучи их особой разновидностью (ст.

128 ГК).

     Ранее, в огосударствленной экономике, оборот ценных бумаг по необходимости

был чрезвычайно обеднен и представлен в основном государственными ценными

бумагами - облигациями, предъявительскими сберкнижками и аккредитивами гострудсберкасс,

выигравшими лотерейными билетами, а в расчетах между юридическими лицами мог

использоваться расчетный чек. С переходом к рыночной экономике оборот ценных

бумаг возрос, стал формироваться их рынок. Однако главное внимание при этом

было уделено так называемым "инвестиционным" ценным бумагам - акциям и облигациям

частных коммерческих структур. Кризис бюджета и денежного обращения заставил

использовать некоторые новые виды государственных ценных бумаг (например,

казначейские обязательства) и традиционные векселя. Между тем количество разновидностей

ценных бумаг в развитом обороте достигает многих десятков.

     Следует отметить, что действовавшее законодательство о ценных бумагах

содержало крайне неудовлетворительную их регламентацию. С одной стороны, оно

содержало неудачные, неправильные по существу определения ценных бумаг, пытаясь,

например, подвести под понятие акции или облигации вообще все виды ценных

бумаг (как это было сделано в п. 1 Положения о выпуске и обращении ценных

бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утвержденного постановлением Правительства

РСФСР от 28 декабря 1991 года N 78). Понятие акции как ценной бумаги, удостоверяющей

"право собственности на долю в уставном капитале акционерного общества", данное

в п. 43 Положения об акционерных обществах, утвержденного постановлением Совета

Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601, вообще не соответствовало ни

смыслу этого документа, ни существу акционерного общества.

     С другой стороны, это законодательство давало безграничный простор для

создания любых видов ценных бумаг как государственным органам, так и коммерческим

организациям и применения одних традиционно известных видов ценных бумаг для

целей, с которыми всегда использовались другие их разновидности (например,

появились "вексельные книжки" вместо чековых, "антиинфляционные" и "процентные

векселя" вместо предъявительских акций и т. д.). Векселю у нас вообще изначально

не повезло, ибо даже само по себе грамотное Положение о переводном и простом

векселе от 24 июня 1991 года было утверждено Президиумом Верховного Совета

РСФСР, то есть органом, не управомоченным на законотворчество по действовавшей

тогда Конституции. Правила Основ гражданского законодательства 1991 года,

действовавшие на российской территории, в значительной мере были парализованы

актами российского законодательства и не смогли стать упорядочивающим фактором

оборота ценных бумаг.

     Все это свидетельствует о важности четкого определения категории ценных

бумаг и их правового регулирования. Гражданский кодекс, перечисляя в ст. 143,

различные виды ценных бумаг, не делает их перечень исчерпывающим, закрытым.

Вместе с тем он указывает, что отнесение документов к числу ценных бумаг может

теперь производиться только по прямому указанию закона. Поэтому с момента

введения в действие части первой ГК новые виды ценных бумаг могут появляться

лишь в порядке, установленном законами о ценных бумагах или по их прямому

указанию, но не по указанию президентских указов, постановлений правительства

и тем более ведомственных актов Центробанка или Минфина, либо по инициативе

коммерческих банков и иных частных лиц.

     В имущественном обороте имеется много разновидностей ценных бумаг весьма

специфического назначения. Так, в удостоверение приема груза в договоре морской

перевозки перевозчик составляет и выдает грузоотправителю коносамент, являющийся

ценной бумагой (ст. 123-127 КТМ) и существующий в целом ряде разновидностей.

Ценными бумагами могут быть варранты - свидетельства о наличии определенной

партии товара на складе у профессионального хранителя, которые выполняют также

роль товарораспорядительного документа, закладные, оформляющие ипотеку (залог

недвижимости), и т. д. Такое многообразие ценных бумаг свидетельствует о невозможности

и нецелесообразности охватить их правовой режим каким-либо одним законом.

Поэтому ГК прямо говорит о законах о ценных бумагах, вовсе не сводящихся к

закону о регламентации статуса и обращения акций и облигаций.

     Впредь до принятия таких законов сохраняет силу действующее законодательство

о ценных бумагах, но лишь в части, не противоречащей нормам ГК. Следует подчеркнуть,

что новые законодательные акты о ценных бумагах тоже должны соответствовать

правилам ГК, в том числе его главы 7, поскольку об этом прямо говорит правило

п. 2 ст. 3 ГК. При наличии расхождений между ними и отсутствии изменений в

тексте ГК подлежат применению его нормы согласно его прямым указаниям. Тем

самым Кодекс поставил достаточно четкие рамки правотворчества в этой сфере.

     В п. 1 ст. 142 ГК содержится определение ценной бумаги как строго формального

документа, удостоверяющего имущественные права, осуществление или передача

которых возможны только при предъявлении этого документа. Из этого следует,

что ценная бумага представляет собой, во-первых, документ, удостоверяющий

определенное имущественное право (требования уплаты определенной денежной

суммы, передачи определенного имущества и т. д.). В нем содержится информация

о субъекте этого права и об обязанном лице. Во-вторых, речь идет именно о

документе, то есть официальной записи, выполненной на бумажном носителе и

имеющей строго определенную форму и обязательные реквизиты. Отсутствие хотя

бы одного из реквизитов или нарушение указанной формы влечет ничтожность бумаги

(п. 2 ст. 144). В-третьих, этот документ неразрывно связан с воплощенным в

нем имущественным правом, ибо реализовать это право или передать его другому

лицу можно только путем соответствующего использования самого этого документа.

Иначе говоря, использование такого документа либо его передача равносильны

использованию или передаче выраженного им права.

     В силу абз. 1 п. 2 ст. 147 ГК недопустим отказ от исполнения по ценной

бумаге со ссылкой на отсутствие основания, по которому она выдана, либо на

его недействительность (например, на безденежность займа, в удостоверение

которого выдана ценная бумага, на признание недействительным договора об отчуждении

имущества, являющегося предметом исполнения по ценной бумаге, и т. п.). Следовательно,

обязанное лицо должно произвести исполнение по ценной бумаге, удостоверившись

лишь в наличии в ней необходимых реквизитов, а ее владелец может не проверять

основания, по которым она выдана, вполне доверившись ее формальным признакам.

Такое свойство ценной бумаги называется публичной достоверностью.

     Виды имущественных прав, которые могут удостоверяться ценными бумагами,

как и их обязательные реквизиты и требования к форме, определяются только

законом либо в установленном им порядке (п. 1 ст. 144 ГК). Следовательно,

не любые виды гражданских прав могут удостоверяться ценными бумагами или облекаться

в их форму - для этого требуется указание закона, а не воля сторон.

 


     Лишь в отдельных случаях, прямо предусмотренных законом, для осуществления

и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их

закрепления в специальном реестре (п. 2 ст. 142 ГК), а не предъявления и использования

самой ценной бумаги. Речь при этом идет главным образом об именных акциях

акционерных обществ (которые зачастую в этих случаях и не выпускались в обычной

бумажной форме). Здесь акционеру для доказательства своих прав или их передачи

достаточно предъявить и использовать выписку из реестра акционерного общества,

который хотя и ведется в строго установленном порядке, но не представляет

собой ценную бумагу (как, впрочем, и выписка из него). Иное дело - сертификат

акций, то есть свидетельство об их принадлежности конкретному акционеру, которое

при определенных законодательством условиях само является ценной бумагой.

В отсутствие специальных законодательных актов по этому вопросу сохраняют

силу ранее изданные подзаконные акты, прежде всего упомянутое Положение об

акционерных обществах.

 

 Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996 г. N 262 постановление Совета

Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601 "Об утверждении "Положения об

акционерных обществах" (с изм. и доп. от 15 апреля 1992 г.) признано утратившим

силу

 

                       Классификация ценных бумаг

 

     Кодекс закрепляет классификацию ценных бумаг, имеющую юридическое, а

не экономическое значение. Речь идет о категориях предъявительских, именных

и ордерных ценных бумаг. При этом далеко не каждый вид ценной бумаги может

одновременно существовать в виде как предъявительских, так и именных или ордерных

бумаг, поскольку закон может ограничивать такую возможность (п. 2 ст. 145).

Например, действующее российское законодательство разрешает выпуск акций только

в форме именных ценных бумаг, а векселей - как именных, так и ордерных.

     В ценной бумаге на предъявителя удостоверенные ею имущественные права

принадлежат тому, кто фактически сможет предъявить ее обязанному лицу, а последний

вправе и обязан произвести исполнение такому владельцу (то есть "против ценной

бумаги"). Соответственно этому и для передачи другому лицу прав, удостоверенных

такой бумагой, достаточно передачи самой бумаги путем ее простого вручения,

без соблюдения каких бы то ни было формальностей (п. 1 ст. 146 ГК). Таков,

например, выигрышный лотерейный билет или предъявительская облигация.

     В именной ценной бумаге удостоверенные ею имущественные права принадлежат

только прямо обозначенному там лицу, которому только и может быть произведено

надлежащее исполнение по такой бумаге. Поэтому при необходимости передачи

права, удостоверенного именной ценной бумагой, иному лицу ее владелец должен

соответствующим образом оформить уступку своего права, в частности соблюсти

необходимые требования к форме такой уступки (ст. 389 ГК), и уведомить о состоявшейся

уступке должника - обязанное по ценной бумаге лицо (п. 3 ст. 382, ст. 385,

386 ГК). В такой ситуации прежний владелец именной ценной бумаги отвечает

перед новым владельцем только за действительность требования, удостоверенного

ценной бумагой, но не несет ответственности за фактическое неисполнение этого

требования обязанным лицом (п. 2 ст. 146, ст. 390 ГК). Например, передача

новому владельцу акций (являющихся в нашем обороте именными) будет означать,

что прежний владелец отвечает перед приобретателем за правильность оформления

своего членства в соответствующем акционерном обществе, но не несет перед

ним никакой ответственности за невыплату дивидендов или банкротство общества.

Таким образом, именные ценные бумаги обладают осложненной оборотоспособностью,

что отличает их от предъявительских ценных бумаг, оборотоспособность которых

с этой точки зрения является повышенной.

     В ордерной ценной бумаге назван субъект удостоверенного ею права, что

сближает ее с именной бумагой. Однако это лицо не только само вправе осуществить

это право, но и назначить своим распоряжением, или приказом ("ордером"), другое

управомоченное лицо. Иначе говоря, такая ценная бумага, по сути, заранее рассчитана

на возможность ее передачи (отчуждения) иному владельцу, то есть на необходимую

оборотоспособность. При этом и новый владелец не лишается возможности в свою

очередь передать такую бумагу другому приобретателю. Однако любой из владельцев

ордерной ценной бумаги, осуществивший ее передачу с помощью необходимой для

этого передаточной надписи, становится ответственным перед управомоченным

по бумаге лицом не только за существование (то есть действительность) права,

но и за его осуществление (абз. 1 п. 3 ст. 146 ГК). Иначе говоря, к любому

из таких лиц управомоченный по ценной бумаге сможет предъявить свои требования,

что, естественно, повышает его уверенность в реальном исполнении прав, выраженных

ценной бумагой, - ведь фактически он получает в лице прежних владельцев бумаги

дополнительных, новых должников.

     Передача прав по ордерной ценной бумаге осуществляется путем совершения

непосредственно на ней (на ее обороте) передаточной надписи - индоссамента

(от итальянского слова in dosso - "на спине", на обороте). При необходимости

совершения множества таких надписей допускается приложение к ценной бумаге

специального дополнительного листа, предназначенного исключительно для указанных

целей.

     Правовое положение индоссанта - лица, осуществившего передаточную надпись

в ордерной бумаге, существенно отличается от положения лица, передавшего другому

именную ценную бумагу, ибо он, как уже отмечалось, несет еще и ответственность

за исполнимость выраженных ценной бумагой прав, то есть попадает в положение

солидарного должника по этой бумаге. Правда, он может освободиться от такой

ответственности путем совершения специальной оговорки к передаточной надписи

("без оборота на меня"), но такая оговорка может смутить приобретателя ордерной

ценной бумаги, наведя его на мысль, что прежний владелец бумаги сам не очень

уверен в осуществимости предусмотренного в ней исполнения. Новый владелец

ордерной ценной бумаги - индоссат - сам вправе либо передать ее таким же образом

другому приобретателю, либо установить, что исполнение по ней должно последовать

не по его приказу, а по приказу иного лица. Таковы, например, отношения по

переводному векселю (тратте), который становится удобным орудием кредита,

способным обслуживать потребности многих займодавцев и плательщиков.

     Пункт 3 ст. 146 ГК специально предусматривает возможные виды передаточных

надписей по ордерным ценным бумагам - индоссаментов. Такие надписи могут переносить

удостоверенные ценной бумагой права на конкретное лицо - приобретателя-индоссата,

либо быть бланковыми ("чистыми", без указания лица, которому должно быть произведено

исполнение, что сближает такой документ с предъявительской ценной бумагой),

либо ордерными, то есть указывать лицо, которому или по приказу которого должно

быть произведено исполнение.

     Особый характер имеет препоручительный индоссамент (абз. 3 п. 3 ст. 146

ГК), который не переносит на приобретателя-индоссата никаких имущественных

прав, а по сути содержит лишь поручение ему осуществить права, удостоверенные

такой ценной бумагой. В данной ситуации индоссат становится представителем

индоссанта-владельца и на их отношения распространяются общие нормы ГК о представительстве

(ст. 182).

 

                           Оборот ценных бумаг

 

     Содержащиеся в ГК правила об обороте ценных бумаг касаются особенностей

исполнения обязательств, удостоверенных ценными бумагами, а также возможностей

их оспаривания и восстановления в случае утраты. При этом на первый план выступает

абстрактный характер обязательств, удостоверенных ценной бумагой, их оторванность

от своего основания. Такие обязательства как бы получают самостоятельную жизнь,

связанную уже не с судьбой основного обязательства, во исполнение или в удостоверение

которого была выдана ценная бумага, а с судьбой данной бумаги. Поэтому для

исполнения по ценной бумаге требуется предъявление подлинника этой бумаги.

     Владелец ценной бумаги, который обнаружил ее подлог или подделку (а зачастую

это может произойти при отказе должника, обязанного произвести исполнение

по такой бумаге и осуществившего проверку ее подлинности), вправе предъявить

к тому лицу, которое передало ему данную бумагу, требование об исполнении

обязательства, удостоверенного бумагой, и о возмещении понесенных убытков

(например, вызванных просрочкой получения исполнения). При этом не имеет значения

добросовестность прежнего отчуждателя ценной бумаги (то есть то обстоятельство,

что он сам не знал и не должен был знать о ее поддельности), ибо и он, в свою

очередь, не лишен возможности предъявить аналогичные требования к тому лицу,

от которого он получил такую бумагу.

     Исполнение по ценной бумаге дополнительно гарантировано тем, что по ней

согласно правилу п. 1 ст. 147 ГК отвечает не только обязанное лицо, но и тот,

кто выдал ценную бумагу, и те, кто индоссировал ее путем совершения соответствующей

передаточной надписи ("надписатели"), если только они не сделали специальной

оговорки, исключающей их ответственность. При этом ответственность лица, выдавшего

ценную бумагу, и надписателей-индоссантов носит солидарный характер. Это означает,

что в случае неполучения исполнения от обязанного по ценной бумаге лица ее

владелец вправе обратить требование к любому из надписателей или к лицу, первоначально

выдавшему эту бумагу (ст. 323), предоставляя им затем возможность рассчитываться

друг с другом путем предъявления обратных (регрессных) требований в соответствии

с правилами ст. 325 (п. 1 ст. 147 ГК). Такая обязанность надписателей отсутствует

лишь при передаче именной ценной бумаги, прежний владелец которой отвечает

только за действительность, а не за исполнимость выраженного в ней требования

(п. 2 ст. 146), но в полной мере распространяется на надписателей ордерных

ценных бумаг (абз. 1 п. 3 ст. 146).

     В силу особой оборотоспособности большинства ценных бумаг важным становится

вопрос о последствиях их возможной утраты законными владельцами. Для именных

ценных бумаг он имеет меньшее значение, ибо фактический, в том числе недобросовестный,

владелец не сможет получить исполнение по такой бумаге. Что же касается владельцев

предъявительских и ордерных ценных бумаг, то их интересы могут быть защищены

в особом порядке (ст. 148 ГК), учитывающем повышенную оборотоспособность таких

документов и специально предусмотренном гражданским процессуальным законодательством.

     Речь идет о так называемом "вызывном производстве", в ходе которого владелец

утраченного документа должен обратиться в суд с просьбой (заявлением) о признании

утраченного документа недействительным и тем самым восстановить свои права

по такому документу (ибо его утрата автоматически означает и утрату соответствующих

прав). Суд, со своей стороны, публикует объявление о вызове фактического владельца

бумаги, которому предоставляется возможность доказать свои права на имеющийся

у него документ. При этом фактический владелец тоже должен написать соответствующее

заявление в суд и представить туда же подлинник документа.

     В случае удовлетворения просьбы заявителя суд своим решением признает

утраченный документ недействительным. Держатель документа, не заявивший своевременно

о своих правах на документ, сохраняет возможность предъявления к такому заявителю

требования о возврате неосновательно полученного тем обогащения. Таким образом

в должной мере охраняются интересы всех добросовестных участников оборота.

     В настоящее время вызывное производство регулируется гл. 33 ГПК, которая

распространяет его лишь на предъявительские ценные бумаги. Однако ст. 148

ГК расширила сферу его действия и на ордерные бумаги. Это требует соответствующих

изменений гражданского процессуального законодательства, в отсутствие которых

данные правила должны применяться по аналогии.

 

                     Бездокументарные ценные бумаги

 

     В современном имущественном обороте стали использоваться новые формы

фиксации прав его участников, связанные с применением средств электронно-вычислительной

техники. При этом не производится выпуск (эмиссия) ценных бумаг непосредственно

на бумажных носителях, а соответствующие записи об их владельцах и содержании

принадлежащих им прав производятся в памяти ЭВМ в форме записи бухгалтерского

счета. Данная ситуация ставит вопрос о возможности применения к таким способам

фиксации прав традиционных общих правил о ценных бумагах, поскольку они нередко

именуются теперь "бездокументарными" ("безбумажными") ценными бумагами.

     Прежде всего необходимо иметь в виду, что данная проблема касается отнюдь

не всех видов ценных бумаг. Очевидно, что такая форма закрепления прав участников

имущественного оборота не может быть применена к предъявительским ценным бумагам,

которые в принципе не могут существовать иначе, как на бумажных носителях.

Не касается она обычно и таких ценных бумаг, как векселя, чеки, депозитные

и сберегательные сертификаты, коносаменты, варранты, закладные, даже если

они являются именными. Речь идет практически исключительно об акциях и облигациях,

которые в силу своего строго именного характера допускают "безбумажную форму"

закрепления удостоверяемых ими прав. Пункт 1 ст. 149 ГК разрешает такой способ

фиксации прав, обычно удостоверяемых ценной бумагой, только в случаях, прямо

предусмотренных законом, а не подзаконным актом.

     Но и в этих случаях речь не может идти об обычных ценных бумагах и рассчитанных

на них правилах. Ведь "запись на счете", находящуюся в памяти ЭВМ, ее "владельцу"

невозможно не только утратить, но даже и передать другому лицу с соблюдением

каких угодно формальностей: при этом одна запись просто изменяется или уничтожается

и заменяется другой соответствующей записью. Поэтому и "оборот" таких "ценных

бумаг" весьма специфичен. Ведь их "владелец" в действительности не обладает

какой-либо вещью как объектом права собственности (или иного вещного права)

и лишен возможности предпринять с "записью на счете" те же действия, что и

владелец документарной ценной бумаги.

     Так, согласно п. 2.3 Положения об обслуживании и обращении выпусков государственных

краткосрочных бескупонных облигаций, утвержденного приказом Центрального банка

РФ от 6 мая 1993 года N 02-78, "владелец" таких "облигаций", существующих

исключительно в "электронной" ("безбумажной") форме, объявлен их "собственником".

Но такой "собственник" не может свободно распоряжаться объектом своей собственности,

ибо не вправе совершать с ним никаких иных операций кроме тех, которые прямо

оговорены им в особом договоре с лицом, уполномоченным Центробанком на обслуживание

операций с этими "облигациями". При этом заключение данного договора является

обязанностью, а не правом "владельца облигаций". Ясно, что юридически речь

здесь идет не о праве собственности как разновидности вещных прав (ст. 209

ГК), а о чисто обязательственных правоотношениях, где права кредитора закрепляются

соответствующей записью в памяти ЭВМ и реализуются исключительно с помощью

обслуживающей организации, специально уполномоченной на это должником-"эмитентом".

 

 В настоящее время действует новая редакция положения об обслуживании и обращении

выпусков государственных краткосрочных бескупонных облигаций, утв. приказом

ЦБР от 15 июня 1995 г. N 02-125, в которой пункт 2.3 предыдущей редакции заменен

пунктом 2.4 новой редакции .

 

     Изложенным объясняется подход законодателя, прямо объявившего подобные

объекты обязательственных, а не вещных прав особой "формой фиксации прав",

к которой могут применяться некоторые правила о ценных бумагах (абз. 1 п.

1 ст. 149 ГК). Очевидно, что на такие объекты и не рассчитаны классические

правила об обороте вещей (к которым, как отмечено выше, безусловно относятся

и ценные бумаги). Необходима разработка специальных правил, учитывающих обязательственноправовую

специфику рассматриваемых объектов.

     Такого рода правила согласно абз. 3 п. 1 ст. 149 ГК должны содержаться

либо в законах, либо в прямо предусмотренных ими подзаконных нормативных актах.

Совершение операций с "бездокументарными ценными бумагами" возможно лишь для

лиц, имеющих специальную лицензию. Лицо, официально совершающее записи прав

и операции с ними, несет полную имущественную ответственность за сохранность,

правильность и соблюдение конфиденциальности таких прав. По требованию управомоченного

лица (обладателя права) он может получить и документ, свидетельствующий о

наличии у него такого права, но не являющийся ценной бумагой (в отсутствие

признаков, указанных в п. 1 ст. 142 ГК).

     Не следует смешивать с "бездокументарными ценными бумагами" ситуации,

при которых ценные бумаги (обычно акции акционерного общества) вообще не эмитируются

ни в бумажной, ни в безбумажной форме, а права владельцев лишь закрепляются

в специальном реестре (п. 2 ст. 142 ГК). В таком случае у субъектов имущественных

прав либо вообще отсутствуют ценные бумаги, удостоверяющие их права, либо

в их роли выступают сертификаты акций (которые при определенных законом условиях

признаются особыми ценными бумагами), или "выписки из реестра акционеров",

не являющиеся ценными бумагами. Однако такие ситуации теперь также возможны

лишь в случаях, либо прямо указанных в законе, либо допускаемых им.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей»

 

Смотрите также:

 

«Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации»

«Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (по главам)»

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации»