::

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


ИНДЕЙЦЫ  БЕЗ  ТОМАГАВКОВ


Милослав Стингл 

 

 

ИНДЕЙЦЫ ПРЕРИЙ

 

 

Мы надолго задержались в Южной и Центральной Америке — у инков и ацтеков, у гениальных майя и отважных арауканов. И только теперь возвращаемся туда, откуда начали свое путешествие, — в Северную Америку, к индейцам, населявшим ее. Несколько преувеличенная «популярность» североамериканских индейцев вызвала много недоразумений. Коренных обитателей Америки читатель часто представляет себе именно как индейцев Северной Америки, а еще точнее — как индейцев североамериканских прерий. В действительности же индейцы Северной Америки являются лишь небольшой частью коренного населения Америки, численно наименее значительной. Ведь в доколумбову эпоху все североамериканские индейцы составляли лишь двадцатую часть населения Америки, а сейчас даже пятидесятую! 98 процентов всех индейцев живет в Центральной и Южной Америке. Наиболее населенными областями в Америке на протяжении последних двух тысячелетий совершенно бесспорно были Месоамерика и область Анд. Следовательно, в этом смысле Северная Америка и ее индейцы для общей оценки индейской истории и культуры до и после Колумба имеют неизмеримо меньшее значение. Но все это мы говорим лишь в качестве предварительного замечания. Итак, отправимся к индейцам Северной Америки.

И для них с 1492 года — с даты «официального открытия Америки» — начинается новая историческая эпоха. Хотя, как мы помним, европейцы открыли Северную Америку и познакомились с ее обитателями еще задолго до Колумба, предания о замечательных плаваниях отважных северян были давно забыты. И после 1492 года вся северная часть Индейского континента обследуется заново. В то время как Антильские острова, Мексику, Центральную и Южную Америку (за исключением Бразилии) открывают и завоевывают почти исключительно испанцы, север Америки (особенно после того, как выяснилось, что здешние индейцы куда беднее и золота у них нет) открывают, завоевывают, а впоследствии и заселяют представители ряда других европейских народов. В период завоевания Северной Америки с испанскими интересами скрестились великодержавные интересы Англии, Франции, Португалии, даже Голландии и Швеции.

Те, кто открывал Северную Америку и ее индейцев после Колумба, знакомятся сначала, так же как и за пять веков до них скандинавы, с ее негостеприимным северо-востоком. Первенство тут принадлежит венецианскому мореплавателю Себастьяну Каботу, состоявшему на службе у английского короля Генриха VII, завидовавшего испанским и португальским успехам. Экспедиция, которую снарядили англичане и которой после смерти своего отца Джованни руководил молодой Себастьян, покинула порт в мае 1498 года и после длительного плавания достигла побережья, по всей вероятности, у современного Лабрадора. Затем она продвигалась далее на север, пока наконец (на 60° северной широты) арктические льды не преградили ей дорогу. Тогда Кабот приказал повернуть назад и через несколько дней открыл у берегов Северной Америки остров, который назвал «Вновь открытая земля» (New Found Land). Так капитан Себастьян Кабот (ему не было тогда и 22 лет) первым открывает для Англии Северную Америку.

Но зависть одолевала не только английского короля. Португальцы тоже не прочь были укорениться в Новом Свете. И когда король Мануэл узнал об успешном плавании Кабота, он послал своего подданного Гаспара Кор-тереала продолжить обследование севера Нового Света. Кортереал переплыл Атлантический океан по следам Кабота, но пристал к берегам Америки значительно севернее и начал изучать весьма расчлененное побережье современного Лабрадора. Кортереал был португалец, а Португалия в ту пору богатела на работорговле, поэтому он захватил с собой несколько десятков индейцев, намереваясь продать их в Лиссабоне в рабство. Из них только семеро выдержали плавание, и Кортереал действительно с выгодой продал их. Лабрадорские индейцы (особенно предшественники нынешних наскапи) были признаны весьма трудоспособным «материалом». Так, сами того не желая, они соответственным образом окрестили и свою родину: латинское слово «labor» (труд) навсегда осталось в названии Лабрадора.

Испанцы, если не упоминать знаменитой экспедиции Понсе де Леона, впервые появляются в Северной Америке приблизительно в 1524 году. Первая их экспедиция во главе с гаитянским (эспаньольским) энкомен-дьером Лукасом Васкесом де Айльон пристала у берегов нынешней Южной Каролины. Несмотря на оказанный им дружественный прием, испанцы захватили более сотни индейцев и отвезли их на Гаити, где этим несчастным пришлось работать в рудниках. Вслед за Айльоном в Северной Америке побывал наш старый знакомый Эрнандо де Сото (1539—1542). Экспедиция де Сото открыла дотоле неведомую обширную территорию юго-востока нынешних Соединенных Штатов с ее многочисленным индейским населением. Де Сото первый увидел также величайшую реку Северной Америки — Миссисипи. На берегах ее он и погиб, был убит оборонявшимися индейцами.

Самой прославленной из испанских экспедиций на север была экспедиция Коронадо. Мы имеем о ней подробные и точные сведения благодаря одному из ее участников — Педро де Кастеньядо, рассказ которого содержит ценные этнографические данные об индейцах пуэбло и других племенах североамериканского юго-запада. Экспедиция Коронадо, которую привлекли в эти места фантастические сообщения о «семи (серебряных) городах Сиболы» (в конечном счете оказалось, что это индейские пуэбло), а также сообщения о таинственной богатой «Кивире», впервые обследовала Аризону, Нью-Мексико, обширные территории в Канзасе и т. д. Итак, испанцы посетили юг Северной Америки. Португалец Кортереал и прежде всего венецианский мореплаватель на британской службе Кабот — ее северо-восточное побережье. А еще один венецианец, Джиованни Вераззано, пират на службе у французского короля, пристает к берегу нынешней Каролины и встречается с живущими здесь индейцами. Плавание Вераззано наводит французского короля на мысль приступить к исследованию всей Северной Америки. Задача эта была возложена на Жака Картье, который в 1534—1535 годах открывает реку Святого Лаврентия. Картье также исследует область, в которой ныне находится главный центр канадских французов — Квебек. Картье был первым белым, познакомившимся с жизнью канадских индейцев, в особенности гуронов. За экспедициями Картье последовали новые французские экспедиции, и прежде всего экспедиция де Роберваля. Первыми французскими поселенцами в Северной Америке стали гугеноты, искавшие в Новом Свете спасения от религиозных преследований.

Англичане вновь появляются на севере Америки уже в 80-х годах XVI века. Главная цель английских экспедиций — колонизация новых земель (экспедиции Фробишера, Гринвилля и другие). Но лишь в первом десятилетии XVII века попытки англичан создать поселения в Северной Америке увенчались успехом. Их центром становится Вирджиния^ А с 1620 года, когда к американским берегам причаливает корабль «Майский цветок» («May-flower»), на борту которого находились переселенцы, покинувшие Англию по религиозным причинам (их было 101), началось настоящее заселение Северной Америки белыми. На ее восточном побережье европейцы основывают первые города. Так, голландцы менее чем за сумму в 200 нынешних крон покупают остров Манхаттан и основывают на нем маленькое поселение Новый Амстердам, превратившееся впоследствии в крупнейший город мира — Нью-Йорк. Как мы видим, европейское проникновение в Северную Америку во многом отличалось от завоевания Центральной и Южной Америки. Оно протекало значительно медленнее. Так что индейцы, особенно в центральных и западных областях Северной Америки, в XVI, а иногда еще в XVII и XVIII веках его не ощущали.

На обширной территории Северной Америки жило множество индейских племен. Однако больших и богатых государств, какие существовали в доколумбову эпоху в Центральной и Южной Америке, здесь так и не возникло. Дать полный этнографический обзор североамериканских индейцев на нескольких страницах невозможно. До сих пор нет ни одного исчерпывающего научного труда, где содержалось бы описание индейских племен всех трех частей Америки. В Соединенных Штатах группа ученых попробовала составить краткий этнографический обзор, характеризующий индейцев хотя бы одной из них. Получился труд в 5 тысяч страниц, или 7 объемистых томов! Поэтому в предшествующих главах мы даже не пытались дать полный перечень всех индейских племен Центральной и Южной Америки, а остановились лишь на некоторых, наиболее значительных. Воспользуемся тем же методом и теперь.

Североамериканских индейцев часто делят по принадлежности к языковым группам.

Основными языковыми группами Северной Америки можно считать: атапаскскую (или атабаскскую), племена которой живут сейчас преимущественно на северо-западе, главным образом в Канаде; алгонкинскую — вероятно наиболее многочисленную (восточная часть Северной Америки), и ирокезскую, в которую, кроме шести ирокезских народностей, входили также чироки, гуроны и другие племена. На юго-востоке нынешних США с представителями ирокезской языковой группы соседствовали племена, принадлежащие к мускогской языковой группе (например, чоктавы, чика-савы, флоридские семинолы и др.). На западе, в Орегоне, Вайоминге, Монтане и частично в Колорадо, Техасе и Нью-Мексико, жило множество племен шошонской языковой группы. Но самую известную языковую группу составляют 68 племен, говорящих на языках сиу — на языках, которые были родной речью большинства индейских племен, обитавших в американских прериях.

Индейцам североамериканских прерий, — индейцам, о которых написано столько книг, чаще всего весьма далеких от правды, мы и уделим в этой главе основное внимание. А затем посетим и другие значительные группы индейского населения Северной Америки (при этом мы разделяем их не по приведенному выше языковому признаку, а руководствуясь гораздо более рациональными и надежными критериями — местом расселения и прежде всего способом ведения хозяйства).

В начале XVI века, когда в Северной Америке появились первые европейцы, здесь насчитывалось примерно 400 индейских племен. Как ни странно, индейцы прерий, о которых мы будем больше всего говорить, в прериях тогда не жили! Беспредельные, необозримые степи были недоступны для пешего индейца. Индейцы жили только на крайнем востоке прерий, в современных американских штатах Небраска, Северная и Южная Дакота, по течению больших рек, где можно было возделывать кукурузу и бобы. На всей остальной территории прерий (как показали доскональные археологические исследования) индейцев в ту пору не было. Лишь после того, как индейцы, жившие до XVI века за пределами прерий и добывавшие себе пропитание либо охотой (например, племена кайова, команчи), либо примитивным земледелием (чейенны на реке Ред-Ривер в Северной Дакоте), получили от белых первого коня, прерии распахнули перед ними свои просторы. Прерии! Родина мужественных индейцев... Что, в сущности, они собой представляли? Слово «прерия» французского происхождения, и означает оно «большая травянистая равнина». Французское слово метко передает характер прерий. И действительно, эти бескрайние холмистые равнины были покрыты одним видом растительности, настоящей королевой прерий—так называемой «бизоньей травой». А бизонья трава была основной пищей бизоньих стад. Североамериканские прерии простираются между рекой Миссисипи на востоке и Скалистыми горами на западе. На севере прерии доходили до средней части нынешней Канады, а на юге — почти до Мексиканского залива. И это огромное пространство овладевший конем индеец заселил всего за несколько лет уже в послеколумбову эпоху. Только тогда и родился прерийный, или, как его еще называют, степной, индеец. Следовательно, культура прерийных индейцев является самой молодой индейской культурой Северной Америки. Какие индейские племена можно считать настоящими степными кочевниками? В первую очередь племена языковой группы сиу. Кстати, сиу — это сокращение от слова nedowessioux, возникшего из исковерканного оджибвеского Nadowe-Is-Iw, что означало «змеи», «гады». Таким ругательным прозвищем оджибве окрестили воинственных индейцев прерий. К большой языковой семье сиу принадлежали в северной части прерий наряду с иными племенами манданы и хидатса, вороньи индейцы и асси-нобойны, затем айовы, миссури, ото, оседжи и особенно прославленные дакоты. Нужно иметь в виду, что ни одно индейское племя Северной Америки само себя «сиу» не называло. Те, кого европейцы наградили этим исковерканным французами наименованием, называли себя дакота — «союзники». Кроме племен, говорящих на сиу, в прериях жили и многие другие племена, принадлежащие к иным языковым группам, например чейенны, ацина, арапахо и три племени так называемых «черно-ногих» (сиксика, кайнахи и пиеган), относящиеся к алгонкинской языковой группе, знаменитые команчи — к языковой группе шошонов и т. д.

Вся жизнь прерийных индейцев была связана с двумя животными. Во-первых, с бизоном. Он давал им мясо, из которого они приготовляли также своего рода «консервы» (пеммикан). Из бизоньих шкур индейцы делали конусообразные палатки — типи, шили одежду и обувь.

Пока у индейцев не было лошадей, бизон был для них желанной, но весьма трудной добычей. На бизонов они охотились следующим образом: в середине лета строились большие загоны, куда загоняли бизонов, и уже там их убивали. Основным оружием индейцев доколумбовой эпохи был лук из рога или твердого дерева. Кроме того, прерийные индейцы пользовались на охоте длинными копьями с каменными наконечниками.

В 1541 году, когда в нынешнем восточном Арканзасе появилась первая испанская экспедиция — экспедиция де Сото, на индейцев самое большое впечатление произвели не столько удивительные белокожие люди, сколько лошади. Индейцы сразу поняли, как пригодились бы они для охоты на бизонов. И действительно, вскоре индейцы приобретают лошадей: либо покупают их, либо выменивают, либо похищают. Много лошадей вырвалось на свободу из испанских скотоводческих ферм и одичало в прериях. Их стали называть мустангами. Так в наш рассказ вступает второе животное — лошадь, оказавшая решающее влияние на жизнь и хозяйство индейцев. Лошадь — как сказали бы мы сейчас — неизмеримо повысила продуктивность охоты на бизонов. Индейцы настигали на лошадях стада бизонов, этих танков прерий. Окружали и убивали. В результате индейцы постепенно отказываются от своего прежнего образа жизни и становятся кочевниками. Когда в начале XIX столетия белые «открывают» прерий-ных индейцев, им принадлежат уже табуны лошадей в тысячи голов и все прерии. До появления лошадей индейцы при переездах имели только одного помощника — собаку. (По бокам собакам прикрепляли кожаные торока.) Теперь же перебираться с места на место стало гораздо проще. Индейцы еще не знали колеса и потому изобрели «волокушу». Это было очень простое приспособление: два шеста одинаковой длины связывались на одном конце и укреплялись на крупе лошади. Лошадь волокла этот открытый веер за собой. Обе стороны треугольника соединялись поперечной планкой, и на этот каркас натягивалась шкура. Так кочевали индейцы.

Уже при первой встрече степные индейцы поразили белых своим одеянием. Вся одежда мужчин и женщин изготовлялась из выделанных бизоньих шкур. Основным будничным одеянием мужчины была набедренная повязка и особые «гамаши» — ноговицы, закрывающие ноги выше щиколоток. Мужчины и женщины обувались в мокасины, богато украшенные иглами дикобраза. Ноговицы, соединенные с мокасинами, напоминали облегающие ногу высокие до пояса сапоги. Женщины носили длинные прямые одеяния из замши. Боевые рубахи, украшенные скальпами, носили только вожди и самые прославленные воины племени. В этот торжественный наряд входил и плащ, на котором часто изображались подвиги его владельца. Но самым великолепным украшением прерийных индейцев была налобная повязка с орлиными перьями. Каждое птичье перо в повязке означало какой-нибудь мужественный поступок носящего это украшение. Перья были по-разному окрашены и особым образом подрезаны. Каждый оттенок цвета, каждая зарубка имели свой строго определенный смысл. Так что в те времена налобные повязки были своего рода орденскими ленточками. Воины, кроме того, украшали себя ожерельями из когтей гризли. Индейцы прерий не были какой-то особо воинственной группой индейского населения. Свою первую оборонительную войну они начали только после того, как белые вероломно нарушили все заключенные договоры и стали лишать индейцев последней принадлежавшей им земли. В межплеменных столкновениях индейцы прерий совершали неожиданные молниеносные нападения, причем не с целью убить врага, а для того, чтобы снять скальп, а позднее — похитить его лошадь и тем самым доказать свою храбрость. Основным орудием охоты и оружием индейцев прерий оставался лук, которому они отдавали предпочтение даже перед огнестрельным оружием. В бою прерийные индейцы защищали себя щитами из оленьей или бизоньей кожи.

Наименьшей общественной ячейкой у этих индейцев, как и всюду, был род. Индеец принадлежал либо к роду своей матери (например, у вороньих индейцев), либо к роду отца. Несколько родов составляли племя, во главе которого стоял «совет вождей», представлявший собой не столько исполнительную власть, сколько репрезентативный орган. Взрослые мужчины объединялись в особые «мужские» общества. Одно из них — чаще всего оно называлось «Собаки» — выполняло обязанности некой «племенной службы порядка».

Если вожди, как правило, не обладали сколько-нибудь значительной властью, то колдуны, шаманы пользовались большим уважением. Главной их обязанностью было общение с духами, которое позволяло им врачевать больных, руководить религиозными обрядами, предрекать будущее, отвращать непогоду и т. д. Основными их «рабочими инструментами» были, как обычно, шаманский бубен и трещотка. Колдун готовится к своей «профессии» еще до того, как появляется на свет. Так, например, дакоты верят, что до рождения колдун живет на небесах среди громов, от коих и приобретает свои знания. Гром дает избраннику духов указание, когда, в какое время он должен стать шаманом.

На основании сна или видения колдуна определялось также, какие субстанции должны войти в «колдовскую связку» — «священный узел». «Колдовская связка», сопровождавшая прерийного индейца буквально всю жизнь, состояла из птичьей шкурки, цветных камешков, листьев табака и многих других, подчас весьма необычных предметов, за которыми шаман признал волшебные свойства. Эти амулеты, спрятанные в кожаный мешочек, прерийный индеец постоянно носил при себе. Индейцы верили, что шаман является носителем той всеобъемлющей сверхъестественной магической силы, которая на языке хидатса называлась ксупа, у дакотов — ваконда. у племен алгонкинской языковой группы — манито ЕЛИ манидо. Из манито некоторые авторы «романов об индейцах» сделали верховного бога прерийных индейцев или какого-то «Великого духа». Никакого верховного бога индейцы, конечно, не знали и не призывали себе на помощь. Сообщения о нем в трудах первых европейцев, посетивших прерии, ошибочны и отражают монотеистические представления христианства. Прерийные индейцы почитали мать-землю, могучий гром и особенно солнце. Солнцу было посвящено и самое большое религиозное торжество прерийных индейцев — «танец солнца», для исполнения которого каждое лето собиралось все племя.

Упомянутая выше магическая сила (например, манито), по представлениям прерийных индейцев, могла находиться, в птице, рыбе, дереве, траве, цветке или былинке. Общение с этой таинственной силой могло осуществиться либо в полном уединении, либо во сне. Для такого общения нужно было очиститься телесно — индеец для этого долго купался и целую неделю постился — и духовно, что и достигалось полной отрешенностью от людей. Видения посещали прерийных индейцев чаще всего в пору полового созревания. В жизни пндейца сны играли исключительную роль. Женщины, увидев во сне орнаменты, украшали ими типн п нарядные пояса. Юношам, будущим воинам прерий (например, у омаха), «божественный сон» часто предвещал изменение всей прежней жизни.

Так ЖИЛИ прерийные индейцы — между сном и явью. Однако прожили они так недолго. Собственно прерийная культура рождается — повторяем — только тогда, когда индейцы, жившие до тех пор лишь на окраинах бесконечных зеленых травянистых равнин, обретают лошадь, т. е. в начале восемнадцатого столетия. А уже к концу следующего века эта самая молодая из культур североамериканских индейцев умирает. Ее вытесняет совершенно новая культура — культура «белого человека». Но об этих горчайших годах истории прерийных индейцев мы расскажем позднее. ..

 

 «Индейцы без томагавков»

 

 

Следующая глава >>> 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100