Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Медицина и здоровье

 Мы – мужчины


Медицинская библиотека

 

10 глава. В поисках «экологической ниши», или Искусство отдыхать

 

 

Следующая тема — как отдыхать с максимальной пользой для здоровья и для работы. Новый собеседник. О нем хотелось бы рассказать подробнее.

 

Четверть века спустя

Не выделись мы почти четверть века, В самом н-ачале пятидесятых годов судьба свела нас в невысоком сером здании на Красной Пресне, где тогда только что открылся педагогический институт физкультуры, просуществовавший, впрочем, очень недолго. От тех времен в памяти осталось непроходящее чувство голода: ежедневные интенсивные шестичасовые занятия апортом требовали столько энергии и сил, что их невозможно было компенсировать скудными студенческими хлебами. Среди нас не было звевд большого спорта, даже о мастерах наше начальство не мечтало. Все были помешаны на самых обычных значках разрядников: нацепить на выцветшую лыжную блузу штук восемь значков второго или третьего разряда считалось высшим шиком. Все занимались всеми видами спорта и тренировались порой до обмороков. Сейчас у студентов инфизкультов другая жизнь и другие задачи, а тогда было так.

Обстоятельства вынудили меня сделать крутой вираж и после весенней сессии взять курс на филологию. А он — тот, о ком я рассказываю,— отучился тогда от звонка до звонка. Причем окончил институт с огромной коллекцией разрядных значков, включая и довольно редкие по тем временам: по современному пятиборью,  фехтованию, коиному спорту, спортивной  ходьбе.  По стрельбе из пистолета и лыжам у него был даже первый разряд. Потом он отслужил положенный срок солдатом в армии и стал работать методистом лечебной физкультуры в больнице, где лежали дети с полиомиелитом. То, что он делал, называется теперь реабилитацией—восстановлением двигательных функций. Он учил детей ходить и, как человек пытливый, не хотел ограничиться стандартным набором упражнений, а мечтал добраться до центров в головном мозге, руководящих движениями, чтобы сделать реабилитацию осмысленным и абсолютно управляемым процессам.

Острое ощущение нехватки знаний привело его в медицинский институт. С первого дня учебы он точно и совершенно конкретно знал, что хочет от второго вуза. Эта же конкретная заинтересованность после окончания института свела его с Николаем Александровичем Бернштеином, выдающимся ученым, автором классических работ по управлению движениями. Научные исследования и практическую работу он продолжил в Институте нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, где стал кандидатом, а затем и доктором медицинских наук.

Но обо всем этом я узнал позднее. Когда прочитал в одном из журналов серию рассказов о студентах инфизкульта. Я и до того был знаком с рассказами, написанными врачом Найдиным, но только прочитав о студентах и узнав в них многих из своих бывших однокашников, понял, что врач Найдин и есть тот самый тоненький, интеллигентный и совсем неспортивный Володя Найдин, который, всем на удивление, день за днем ломал свою хлипкость, чтобы еще чуть-чуть, еще чуть-чуть приблизиться к своему самому первому разрядному значку, до которого ему, казалось, было так же далеко, как далеко было там, кто имел уже этот значок, до олимпийской медали.

Мы встретились и сразу сказали друг другу, что совершенно не изменились за это время, хотя оба, конечно, изменились как следует.

Найдин, которого теперь все зовут Владимиром Львовичем, долго водил меня по своему отделению, где долечивают больных, перенесших операцию на головном мозге. Он добился, чего хотел: математической точности в системе «диагноз — лечение». Установить диагноз помогает искусство хирурга, методика лечения при каждом из повреждений досконально, разработана и описана самим Найдиным. И это все, и блестящие результаты, достигнутые с помощью такой реабилитации, представляют огромный научный интерес.

Но еще больше, чем ювелирная работа врача с тяжелым больным, меня всегда интересовал, если этот термин приемлем, «легкий больной», «почти здоровый человек», страдающий бессоницей, быстро устающий, имеющий лишний вес и высокое давление, нетренированный физически, раздражительный, страдающий простудами, головными болями и одышкой. Таких людей, кандидатов в  тяжелые   больные,   неизмеримо   больше,   чем   самих   тяжелых больных. Им далеко не всегда требуется квалифицированная медицинская помощь. И причины недомоганий, и сами эти страдания, -отравляющие существование, кроются в неправильном, суетливом стиле жизни этих людей, неприученных быть здоровыми. Неумение отдыхать, неразумная алчность к комфорту и минутным удовольствиям парализуют их волю, а леность и элементарное невежество мешают понять, что процесс оздоровления достаточно прост, что он приносит не только удивительный физический подъем, но и orpoiMiHoe моральное удовлетворение...

Найдин .беседует с больными и одновременно решает десяток проблем — от отопительных труб и штатного расписания до сугубо теоретических вопросов, с которыми к нему обращаются аспиранты. Осмотр, беседы, процедуры, проблемы, консультации — все это идет под непрерывный аккомпанемент телефонных звон-мов. О/балдеть можно! Впрочем, Найдин бодр, деловит и энергичен, даже, пожалуй,  весел. Улучив минуту, тихонько опрашиваю:

—        Ты не устал от всего этого?

—        А   как  же,  конечно,  устал!—радостно сообщает   он.— Вот

пойдем обедать и отдохну.

Отдых после тяжелого физического труда

Во время перерыва разговор пошел всерьез. Найдин — умница и эрудит. Вопросы, которые я ему задаю, давно им осмыслены. Чувствуется широко мыслящий специалист, умеющий к тому же  профессиональные  знания  моделировать  на  себе  самом.

—        Ты опрашиваешь об усталости,— говорит он.— Давай уточ

ним   предмет  разговора.  Ведь  есть   разные   виды   усталости.  На

моей работе физическая усталость исключена. Помнишь, как мы 

уставали   в   институте?  Выматывались  так,   что было  лишь  одно

желание — лечь ;и крепко уснуть.  Такой  род  усталости  при  все

общем развитии автоматизации и механизации постепенно стано

вится  анахронизмом.   Все  более сужается    круг   профессий,   где

работа связана с постоянными тяжелыми физическими усилиями.

И что бы ни говорили те, кто сетует на комфорт и автоматику,

считая, что отказ от тяжелого труда ведет к вырождению челове

чества, я уверен: тяжелая работа вредна,. ошень вредна. К сча

стью, прогресс остановить невозможно. Близок час — с изнури

тельным трудом будет покончено навсегда. Я насмотрелся на

людей, всю жизнь «опавших лопатой землю, таскавших тяже

лые мешки и ящики. У них, правда, мускулистые руки и нет живо

та. Но они рано стареют— в сорок лет выглядят стариками, в их

организме произошли необратимые функциональные сдвиги. Кро

ме того, постоянная физическая усталость ,не оставляет места для

полноценного интеллектуального развития. Думаю, мы не

всегда правы, предлагая немолодым людям после тяжелой работы,

напряженные физические упражнения.

—        Ты имеешь в виду производственную гимнастику?

—        Ни   в  коем   случае.    Производственная    гимнастика — пре

красная вещь. Она дает отдых уставшим  мышцам, нагружая те,

которые не принимают участия в работе. Производственная гим

настика длится очень недолго и полезна всякому человеку, какую

бы работу он ни выполнял, хотя в зависимости от рода занятий

применяется гимнастика различного характера.

Я хочу сказать, что человеку средних лет, который в течение восьми часов выполняет тяжелую физическую работу и сильно устает от нее, не всегда можно рекомендовать гантельную гимнастику или беговые тренировки с большой нагрузкой. После такой нагрузки он может не успеть восстановиться к следующему рабочему дню. Молодым мужчинам такая тренировка по плечу, а тем, кто постарше да послабее, она вовсе не обязательна.

У нас порой сетуют, что рабочий человек после трудового дня садится на трибуну и смотрит футбольный матч вместо того, чтобы самому выйти потренироваться на поле или на беговую дорожку. Я считаю, что «боление» на стадионе — хорошее дело, приятный отдых и здоровая эмоциональная разрядка после тяжелой работы.

Прекрасным отдыхом при такой работе может быть прогулка в лесу или парке, театр, кино, книга, спокойная беседа в кругу семьи или с друзьями, шахшаты, городки, даже домино. Но я знаю сколько угодно людей, работающих на заводах, на транспорте, в сельском хозяйстве, труд которых не настолько тяжел, чтобы занятия спортом были излишними. Этим людям регулярные тренировки необходимы.

Отдых при нервных перегрузках

—        А что можно сказать об усталости инженера, просидевшего

целый день в конструкторском бюро?

—        Это категория людей, для которых  шорт — жизненная  не

обходимость.  Сейчас   непрерывно    увеличивается    удельный    вес

профессий, связанных с сидячей работой. Это уже не только инже

неры, бухгалтеры или ученые, но и шоферы, операторы, лаборан

ты,   многие   рабочие   на   конвейерах. Список растет непрерывно.

Здесь   труд   не   связан  с   большими   мускульными   усилиями.   Он

чаще   всего   требует   многократного   повторения   одних   и   тех   же

движений  или операций,  носит  выраженный   монотонный  харак

тер. Это нелегкое испытание для нервной системы.

Многочисленные рекомендации по двигательному режиму адресованы прежде всего именно этой категории людей, именно перед ними наиболее остро стоит проблема гипакинезии, недостаточной подвижности,— едва ли не основной причины так называемых «болезней цивилизации»: гипертонии, инфаркта, ожирения, неврозов, рака. Физические упражнения для этих людей не только необходимая профилактика против болезней, но и лучший отдых, прекрасная разрядка для нервной системы.

—        Себя ты тоже относишь к этой категории?

—        Нет. Ты   же   видишь,   я   почти   не   сижу   на  одном  мелете!

И устаю я не от однообразия работы, а, наоборот, от чрезмерного

количества  раздражителей.  При  таком  характере    работы  очень

полезно   уединение,   особенно уединение  на   лоне   природы.   Про

гулки шги пробежки в безлюдном парке, а еще лучше в лесу пре

восходно восстанавливают нервную систему.

Думаю, что массовое увлечение туризмом, альпинизмом, дальними и 'сверхдальними пробегами, лыжными, велосипедными и байдарочными походами, охотой и рыболовством в значительной мере объясняется стремлением многих людей укрыться в некой «экологической нише» от бурного потока раздражителен. Эти раздражители выматывают нервную систему, особенно если они заряжены на конфликт. Современный человек окружен такими раздражителями с раннего утра до позднего вечера. Ему просто необходимо время от времени быть одному: почитать, пройтись пешком, просто поразмышлять... Мне как врачу приходилось встречать немало людей, испытывающих огромную потребность в одиночестве. Впрочем, людей, страдающих от одиночества, тоже более чем достаточно. Общество должно помотать и тем и другим.

—        Есть ли у тебя «экологическая ниша», разрядка от всех этих

телефонных звонков, разговоров, проблем?

—        Стараюсь  чаще  бывать  в лесу, по  крайней   мере  каждую

субботу и воскресенье и, конечно, во время отпуска. Прекрасная

«экологическая ниша» для меня — писать. Если удается выкроить

пару часиков, чтобы посидеть над чистым листом бумаги, я чув

ствую себя отлично отдохнувшим.

—        Ничего себе отдых — писать! Это же так тяжело!

—        Ты журналист, для тебя писать — работа, тяжелая работа,

от которой ты, разумеется, очень устаешь.   Для  меня  писать —

хобби,  как  сейчас  говорят.   Я отдыхаю,   когда  пишу.  Для  меня

писать трудно, но не тяжело. Чувствуешь разницу?

—        Хорошо, представь ситуацию,  при  которой  твое  врачебное

дело отошло бы на второй план, а писать стало бы главным.

—        Это нереально. Работа практического врача и научная ра

бота, как считают,  получается у  меня  гораздо лучше, чем  писа

тельство.  По  крайней   мере,  «процент  попадания»  здесь  у  меня

гораздо выше. Зачем же отказываться от дела, которое я люблю

и которое у меня неплохо получается? Сознание реальной пользы,

которую   я приношу   людям,   приносит   огромное   удовлетворение.

Не сомневаюсь, что  и  ты любишь  свою работу,  что  и тебе она

приносит удовлетворение  (иначе тебе не стоило бы ей занимать

ся, но ты в силу профессиональной необходимости пишешь гораз

до  больше, чем я,   и,  естественно,  устаешь от  этого.   Отдых  для

тебя—это занятия, никак не связанные с основной работой: чте

ние художественной литературы, кино, музыка, театр, игры с деть

ми, встречи с друзьями, спортивные тренировки, путешествия. Для

каждого человека  отдых — это прежде  всего переключение...

Обеденный  перерыв  кончился,  и  мы расстались.  Потом я несколько раз заходил в лабораторию Найдина, долго наблюдал его в работе и всяиий раз восхищался его профессиональным мастерством. Много раз обращал я внимание на то, что мужчина, занимавшийся или занимающийся спортом, становится прекрасным работником, какую бы профессию он себе ни выбрал. Вероятно, это можно объяснить тем, что спорт с его тяжелыми и постоянными тренировками, подобно мудрому педагогу, приучает находить удовольствие в кропотливом, повседневном труде, в самодисциплине, терпении, добр; совеетности (на соревнованиях пыль в глаза не .пустишь никому: плохо подготовлен — проиграешь!). Спорт учит действовать быстро, решительно, энергично, а порой и совершать то, что, казалось бы, лежит за пределами физических возможностей. Нельзя забывать и о TOIM, что первое и необходимое условие хорошей работы — здоровье. А здоровье—это спорт. Все-таки высокий профессионализм, думал я, глядя на Най-дпна, едва ли не основное качество настоящего мужчины. Можно обладать массой достоинств, но быть никудышным работником — и все, не будет тебе ни уважения окружающих, ни подлинной удовлетворенности. Счастлив тот, кто умеет хорошо делать свою работу!

 

Восемнадцать правил делового человека

Выдающийся физиолог Н. Е. Введенский писал: «Человек обычно устает не оттого, что много работает, а оттого, что плохо работает». Давно замечено, что разгильдяи, неряхи, расхлябанные люди устают обычно гораздо больше, чем люди подтянутые и деловые. Ясно также, что и эффективность работы у организованных людей неизмеримо выше, и удовлетворения от своего труда они получают гораздо больше. Последнее, обстоятельство, как мы знаем, имеет непосредственное отношение к доброму состоянию нервной системы, а стало быть, и к'хорошему здоровью.

Любопытная памятка была вывешена в приемной В. И. Ленина в Совнаркоме. Она начиналась так:

«Мы проводим на работе лучшую часть своей жизни. Нужно научиться работать так, чтобы работа была легка' и чтобы она была постоянной жизненной школой».

Вот еще некоторые отрывки из этой памятки:

«Прежде чем браться за работу, надо всю ее продумать, продумать так, чтобы в голове сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов».

'«Культурного работника от некультурного тем и можно отличить, что у первого всегда все под рукой».

«Если важно, чтобы все было подготовлено для работы, то также важно, чтобы не было совершенно ничего лишнего».

«Не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимого в самой работе». Организация труда—это большой и сложный вопрос, который разрабатывают ученые разных специалыностей. От правильной организации коллективной работы в значительной мере зависит прои'З'водителыность труда и качество продукции. Но коллективный труд складывается из усилий всех работников, организованности и деловитости каждого из них. Конечно, качества, помогающие .шр«шю трудиться, лучше всего вырабатывать еще в детстве. Но 'мужчине не поедшо освоить так называемые «правила делового человека» и в «золотом возрасте», чтобы научиться лучше беречь время, шопользовать его с наибольшей эффективностью для работы и отдыха.

Вот эти (восемнадцать правил.

1.         Точно  определите  свою  цель.  Множество людей попусту  тратят время  и

анергию только из-за того, что не представляют себе четко, что, собственно, они

собираются сделать. Прежде  чем приступить  к любому  делу,  постарайтесь  как

можно более ясно определить спою цель.

2.         Сосредоточьтесь на главном. В конце рабочего дня записывайте на отдель

ном листке дела, которые предстоит сделать завтра. Начинайте список с самых

важных и неотложных дел. И не отступайте, пока не сделаете их.

3.         Придумывайте себе стимулы. Мы лучше делаем то, что нам хочется делать.

Поэтому постарайтесь убедить себя  в  том, что дела,  которые  вам  обязательно

надо   сделать,   очень   ва'м   по   душе.   Это   сделает   работу   приятной   и   эффек

тивной.

4.         Установите   твердые   сроки.   Срок,   который   вы   устанавливаете   себе  для

выполнения того или иного задания, должен быть реальным и четким. При его

соблюдении   будьте непреклонны,  не  позволяйте  себе   поблажек   и   бесконечных

переносов «на завтра».

6.         Научитесь   быть   решительным.   Прежде   чем   приступить    к    какому либо

сложному делу, не позволяйте себе увязнуть в сомнениях и колебаниях, уподоб

ляясь «буриданову ослу», который никак не мог решить, какой из двух  пучков

соломы ему съесть, да  так и умер от голода. Быстро обдумав и взвесив имею

щиеся в вашем распоряжении факты, принимайте решение и действуйте.

'6. Научитесь говорить «нет». Если вы не научитесь этому, то окажетесь вовлеченным в такие дела, которыми никогда не занялись бы по своей воле. Не поддавайтесь чужим настроениям, желаниям и планам, если они идут вразрез с вашими намерениями.

7.         Не  увязайте   в   телефонных   разговорах.   Прежде   чем  снять  телефонную

трубку,  четко  уясните  себе,  какую информацию   вы  хотите  получить  или  пере

дать. В этих рамках  и  ведите  разговор,  иначе  вы  рискуете любую телефонную

беседу превратить в необязательную болтовню.

8.         Приобретите   привычку   к  записной   книжке.  Каждый,  вероятно,  хоть  раз

испытывал  искушение запомнить какие-то важные сведения,   а   потом   мучитель

но вспоминал их.  Не  следует   перегружать  свою   память.   Чем   раньше   вы  при

обретете   привычку  постоянно  заносить   в  записную   книжку   нужные   телефоны,

имена,   адреса,  даты,   названия  и прочие сведения,   а   также   свои   впечатления,

мысли, планы и наблюдения, тем скорее избавитесь от хаоса в голове.

9.         Досадные помехи. Друзья   и  коллеги,  любящие  во   время  работы  побол

тать,   рассказать   анекдот   или  обсудить  проблемы   футбола,    способны    сорвать

самые лучшие ваши намерения.  Во власти  каждого приучить таких людей ува

жать   ваше   рабочее   время,   причем  сделать  это   можно   достаточно    тактично,

чтобы   никого   не  обидеть.   При  других   обстоятельствах   приучите  себя   работать

не обращая внимания на разговоры окружающих.

10.       Учитесь слушать.  Из  потока   деловой   информации,   которую   вам  прихо

дится  выслушивать  в   течение   дня,   умейте   выделять   главное,   что   определяет

или  изменяет  ваши   прежние  платы:   время и  место  встреч  и  совещаний,  ваши

задачи, связанные с этим, и т. п.

11.       О шаблоне. Многие из  нас выполняют свою работу одним, строго опре

деленным  образом,   не   задумываясь    о    том,   можно  ли   ее   усовершенствовать.

Творческие  поиски   резервов  времени   п   рационализации  труда   не  только  окажутся  эффективными, но и принесут большое моральное удовлетворение.  Очень полезно знакомиться  с   опытом   других   людей,   выполняющих   сходную   работу.

12.       Не забывайте о мелочах. Забытые очки, ключи или любая другая мелочь

могут испортить рабочий день.  Надо как можно раныие приучить себя  к  авто

матическим  действиям:   перед  уходом   выключить  электроприборы,   газ  и  воду;

всегда знать, в каком кармане лежат ключи и записная  книжка, в каком доку

менты, деньги   и   т.   п.   Все,   что  необходимо утром   взять  с  собой,   надо  обяза

тельно приготовить с вечера.

13.       Приступайте  к делу  сразу.  Избегайте  так называемой «раскачки». Если

вы точно знаете, что и как надо делать, то сразу же приступайте к своей рабо

те.   Все   подготовительные   мероприятия   и   планирование   работы'  постарайтесь

провести накануне.

14.       Используйте время полностью. Ваш рабочий день значительно увеличится,

если   продумывание  работы, планирование   и   создание  рабочего   настроения   вы

перенесете на  время, которое у вас уходит на дорогу от дома до работы.

15.       Во  время отдыха — отдыхайте. Всякий зрелый  человек прекрасно знает,

какое  занятие  дает  ему   возможность отдохнуть   наилучшим   образом,   идет  ли

речь  о вечерних  часах,  выходных  днях   или  отпуске. Для  большинства  такими

занятиями   являются   спортивные   тренировки,   кино, театр,   телевизионные   пере

дачи,  чтение,  прогулки  с  женой или детьми,  встречи  с друзьями  или родствен

никами.   Но  слишком  часто приходится  сталкиваться   с  тем,  что человек  после

отдыха нуждается... в отдыхе. Такое случается, когда люди далеко за полночь

засиживаются   за   картами,   до   головной   боли   в   прокуренной   комнате   играют

в шахматы,  ведут многочасовые пустые разговоры в пивной, кафе или  рестора

не,   без   разбора   и  подряд   смотрят   все   телевизионные   передачи.   Чаще   всего

такое времяпрепровождение является следствием  безволия, лени, инерции  мыш

ления. Такой человек устает во время отдыха, теряет здоровье, духовно опусто

шается, на работе постепенно деквалифицируется  и  рискует никогда не добить-,

ся намеченных целей.

16.       Меняйте занятия.  Старайтесь так планировать свой день, чтобы  чередо

вать  сидячую  работу  с той,   которую  можно  делать  стоя.  Если  же это  невоз

можно, то время  от времени проделывайте упражнения, которые снимают уста

лость   от   сидячей   работы.   В   этом   случае  совершенно   необходимы   физические

упражнения желательно бег, плавание, лыжи пли спортивные игры.

17.       Начинайте раньше.  Если  вам   удастся начинать рабочий день  на   15—20

минут раньше обычного, то это значит, что  вы дали  себе прекрасную трудовую

настройку на весь день.

18.       Воспитывайте уважение к своему и чужому  времени.  Привыкайте  высо

ко ценить и свое, и чужое время. Это поможет более требовательно относиться

к тому,  как  вы  работаете,  избавит от болтовни,  дилетантства  и  безответствен

ности

 

«Бессонница — это нонсенс»

Н"е просто было нам с Найдиным отыскивать время для бесед. Темой очередной встречи оказались сон и бессонница.

— Полная бессонница — это нонсенс, невозможная вещь,— оказал Найдин.— Истинного отсутствия сна быть не может. Давно известно, что собаки переносят 25 суток полного голодания, но гибнут после 5 суток истинной бессонницы. Правильнее было бы говорить о нарушениях сна. Человек говорит: «Всю ночь глаз не сомкнул». Но это не так. Он, видимо, долго не мог заснуть, несколько раз просыпался. А засыпал незаметно для себя, и в памяти сохранились не несколько часов сна (пусть и беспокойного, но она), а именно эти минуты мыслей о том, что он не может заснуть. Ворочаясь в постели и мучаясь от бессонницы, мы, сами того не замечая, обеспечиваем себе  какой-то  необходимый  минимум  сна.

Чаще всего нарушение сна связано с неврозами, то есть с функциональными расстройствами нервной системы, вызванными затяжными конфликтными ситуациями или нервными перегрузками. Поэтому лечат не саму бессонницу, если уж употреблять это слово, а прежде всего ее причины. Когда удается привести в порядок нервную систему, сон нормализуется сам собой.

Назначение и физиология сна изучены еще недостаточно. По-видимому, для мозга, являющегося прежде всего информационной машиной, сон важен как фаза необходимого периодического отключения от сигналов из внешнего мира, для восстановления, а также для переработки информации, полученной за день. События переходят при этом из так называемой кратковременной памяти в долговременную. Известно, что сон бывает «медленным» и «быстрым». При «быстром» сне происходят сновидения. «Быстрый» сон появляется периодически через каждые час-полтора и занимает примерно 20 процентов того времени, что мы спим. Так что сны нам анят'ся 4—5 раз за ночь, но только мы их далеко не всегда запоминаем.

Многим людям свойственна мнительность, неоправданная боязнь бессонницы. Они с ужасом воспринимают так называемую «ситуационную бессонницу», которая порой появляется при внезапно возникающих жизненных трудностях. Лечиться в этом случае, разумеется, не следует. Излишнее внимание к «ситуационной бессоннице» чревато тем, что она затянется и будет продолжаться даже тогда, когда нормализуется вызвавшая ее кризисная ситуация.

—        А как стоит относиться к снотворным?

—        Отрицательно. Снотворное бывает действительно необходи

мо лишь в самых крайних случаях. Известно, что обычно одно и

то же снотворное оказывает эффективную помощь в течение 10—

14  дней,   потом  организм   начинает   все  меньше  реагировать  на

него.  В таких случаях увеличивают дозу.  Это  большая  ошибка.

С нарушениями сна следует бороться естественными  средствами,

а не химией. К тому же сон, вызванный с помощью лекарствен

ных препаратов, неполноценен, он не дает хорошего восстановле

ния сил, снотворные подавляют «быстрый» сон. Прекрасным сред

ством для нормализации сна многим служит стакан теплого мо

лока, выпиваемый перед тем, как лечь в постель.

—        Сколько должен человек спать?

— Обязательной нормы  не существует.  Кому-то  хватает  пяти часов, а кто-то не высыпается и после восьми часов крепкого сна.

—        Ты сам хорошо спишь?

—        Да, несмотря на нервотрепную работу, сон у меня хороший.

Видимо, дело в том, что я сам организую себе хороший сон.

—        Интересно, как это получается?

—        Во-первых,   я   стараюсь  ложиться   в  десять   часов   вечера.

Правда, в это время идут обычно интересные телевизионные пере

дачи, но тем не менее телевизор выключается. Вообще перед сном

лучше   не   смотреть   передачи  с   напряженным   сюжетом.   А   если уж посмотрел, то не ложись сразу спать. Прогуляйся, отвлекись. Выключать следовало бы и телефон. Воспитанный человек не звонит после половины одиннадцатого. Но я считаю, что и этот срок поздноват. Все необходимые телефонные разговоры следует завершать до девяти-половины десятого. Рано ложиться спать хорошо и потому, что отпадает проблема нормального засыпания детей. Их ведь нелегко рано уложить только потому, что им интересно пообщаться с бодрствующими взрослыми.

Человек тысячелетиями привыкал ложиться спать с заходом солнца, то есть достаточно рано. Мы, конечно, можем сломать этот привычный биологический ритм, но пользы от такой ломки не будет. Хотим, мы того или не хотим, но наш организм живет в определенном ритме. Скажем, наибольшая температуря тела у нас в четыре часа дня, а слюноотделение увеличивается к шести часам вечера. Так же и со сном. Сельские жители рано ложатся и рано встают — вот одна из причин их более устойчивой нервной системы и того, что нарушение сна там — крайне редкое явление. Да и в армии, где тот же принцип распорядка дня, бессонницей не страдают.

Очень важно правильно организовать вторую половину дня. Поужинать часа за два до сна. До этого кончить всякую работу, связанную с умственным напряжением. Нарочито замедлять темп жизни, даже тем>п разговоров. Заняться чем-либо легким и приятным. Это особенно важно, если в течение дня произошли неприятные события, воспоминания о которых помешают заснуть. Положительные эмоции от приятных занятий отодвинут на второй план тяжелые воспоминания. Не следует читать и курить в постели: это повышает тонус и мешает заснуть. Если человек просыпается среди ночи (это называется «лоскутный сон»), не следует беспокоиться, надо удобно устроиться в постели и не думать о сне или других серьезных вещах — сон придет.сам, и к тому же незаметно. Человек, который неважно спит, должен решительно отказаться от ночных бдений, вечерней работы, чтения допоздна, разумеется, от вечернего кофе.

—        А .как ты относишься к гипнозу и  аутогенной  тренировке?

—        Прекрасно отношусь. Эти средства особенно хорошо дейст

вуют на фоне нормализованной нервной системы. Поэтому не сле

дует думать, что  аутогенная   тренировка   всегда    и   при  любых

обстоятельствах даст ожидаемый эффект. Ее надо сочетать с упо

рядоченным   образом    жизни    и    необходимыми    гигиеническими

мерами.

Внимательно слушая Найдина, я вспоминал, как поразился, впервые ощутив на себе действие аутогенной тренировки. Было это в Пятигорске. Я писал о работе тамошнего врачебно-физкуль-тур'ного диспансера, присутствовал на занятиях, на приемах спортсменов, курортников, просто больных, решивших подлечиться с помощью физкультуры. Однажды я сидел в зале на тренировке группы пожилых людей, страдавших от различных заболеваний, в том числе от неврозов. Они долго проделывали, различные гимнастнческие комплексы, а потом приступили к аутогенной тренировке, призванной оказать на них успокаивающее воздействие. Тренирующие легли на маты, врач включил магнитофон. Размеренный приятный барито'н говорил: «У меня тяжелые теплые.руки, мне очень приятно. Мое сердце бьется ровно. Мое тело становится легким, совсем легким. Я легкий, как пушинка. Подул приятный ветерок, и я взлетел в воздух. Я лечу. Лечу, как в детстве. Над лесом, над поляной. Я встречаю милых друзей. Поют птицы. Мне очень хорошо». «Интересно, о чем думают люди, растянувшись на матах? — спрашивал я себя.— Просто отключились и отдыхают, внимая успокаивающему тембру баритона, или подчиняют свое сознание содержанию слов и мысленно взлетают над лесом? Что дает эта странная тренировка?»

Корда был выключен магнитофон и началась проверка пульса, и гоже нащупал свое запястье. Обычно мой пульс за 70. Проходит минута. Фантастика! Всего 54! И это несмотря на то, что я довольно лихорадочно писал и пытался осмыслить увиденное!

Да, огромное воздействие оказывают на нас спокойные, простые, добрые слова, которые называются аутогенной тренировкой...

- Скажи,    пожалуйста,   друг  мой,— обратился   я   к   Найдину с последним вопросом,— а входят ли в рекомендуемый тобой комплекс мер, нормализующих сон, спортивные занятия?

- Твой   вопрос    явно    подразумевает   утвердительный   ответ.

Мы — спортивные люди и понимаем, что к помощи спорта всегда стоит прибегать при любых отклонениях в состоянии здоровья. Одним людям я рекомендую легкие вечерние пробежки, другим — ходьбу. Пройтись вечером по свежему воздуху—значит надышаться кислородом, дать отдых нервам и нагрузить мышцы. Одно это почти всегда гарантирует крепкий и здоровый сон. Между прочим, ходьба и бег — отличная «экологическая ниша» для современного человека.

    

 «Мы - мужчины»       Следующая страница >>>