Международное публицистическое право

Международное право


Раздел: Экономика

§ 2. Правовой статус и режим морских пространств

 

Остановимся лишь на некоторых принципиальных положениях Конвенции, касающихся юридического статуса и режима морских про­странств, которые тщательно и детально регулируют порядок их установления, исследования и использования в мирных целях и на благо человечества.

Внутренние воды. Конвенция ООН по морскому праву, как прежде и Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г., пред­усматривает наличие у прибрежных государств морских пространств, имеющих статус внутренних вод, составляющих интегральную часть территории государства, включая воздушное пространство над ними, на которые распространяется суверенитет прибрежного государства со всеми вытекающими из этого последствиями. При этом Конвенция устанавливает, что исходной линией, от которой измеряется ширина территориального моря, является, в частности, внешняя граница внут­ренних вод. Конвенция также гласит, что, за исключением случаев, предусмотренных в ее части о государствах-архипелагах, воды, распо­ложенные в сторону берега от исходной линии территориального моря, составляют часть внутренних вод государства.

Для установления внешней границы внутренних вод приходится поэтому прибегать к долговременной практике государств и их зако­нодательству, ее отражающему.

Согласно законодательству СССР, а ныне России, внутренними водами являются воды заливов, губ и лиманов, берега которых при­надлежат государству до линии естественного входа в них, не превы­шающего 24 морских миль; воды морских портов; воды заливов, губ и лиманов, морей и проливов, исторически принадлежащие государ­ству, независимо от ширины входа в них. Последние именуются в доктрине «исторически внутренними водами», поскольку их статус как таковых сложился в силу стародавней практики государства, прямо или молчаливо признанной подавляющим большинством дру­гих государств.

К внутренним водам России относится, например, на Дальнем Вос­токе залив Петра Великого с шириной входа в 102 морские мили, Чеш­ская губа в Баренцевом море.

Некоторые другие государства также рассматривают в качестве своих внутренних вод морские пространства с шириной входа в них более 24 морских миль. Например, такие исторические внутренние воды имеют Канада (Гудзонов залив), Норвегия и Тунис. Однако меж­дународное морское право вообще и Конвенция ООН 1982 г. в част­ности не содержат положений об условиях отнесения соответствую­щих морских пространств к историческим внутренним водам.

К внутренним водам, согласно Конвенции, ныне относятся также воды между исходными линиями, от которых отмеряется ширина тер­риториального моря, и побережьем.

Правовой режим внутренних вод устанавливается законодательст­вом прибрежного государства. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды государства лишь с его разреше­ния — общего в соответствии с правилами, изложенными в «Извеще­ниях мореплавателям», или специального, касающегося иностранных военных кораблей.

Прибрежное государство определяет также порядок доступа в свои порты иностранных судов и устанавливает правила, которым они должны следовать во время пребывания там. В частности, государство устанавливает, какие именно порты открыты для захода иностранных судов. Оно вправе в необходимых случаях отменить соответствующее разрешение или ограничить доступ в тот или иной порт определенным категориям судов, в частности по причине обеспечения экономической безопасности или безопасности мореплавания.

В итоге для захода во внутренние воды и порты иностранные суда и их судоводители должны иметь исчерпывающие данные о соответст­вующем законодательстве прибрежного государства и строго ему сле­довать.

Территориальное море. Конвенция ООН по морскому праву (ст. 2) предусматривает, что суверенитет прибрежного государства распро­страняется за пределы его сухопутной территории и внутренних вод, а в случае государства-архипелага — его архипелажных вод, на примы­кающий морской пояс, называемый территориальным морем (равно­значный термин — «территориальные воды»). Он распространяется на воздушное пространство над территориальным морем, равно как на его дно и недра, и осуществляется с соблюдением Конвенции и других норм международного права.

В своей основе аналогичное определение, но без указания архипе­лажных вод, содержится в Конвенции о территориальном море и при­лежащей зоне 1958 г. Но как уже отмечалось, на Конференциях по морскому праву 1958 и 1960 гг. не было достигнуто согласия о ширине территориального моря. Поэтому важным достижением конференции, принявшей Конвенцию ООН 1982 г., явилось достижение консенсуса по этому вопросу.

В соответствии с Конвенцией ООН 1982 г. каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных на основе этой Конвенции.

Таким образом, был установлен юридический статус территори­ального моря как интегральной части территории прибрежного госу­дарства, находящейся под его суверенитетом, в отношении которой государство осуществляет свою юрисдикцию с учетом обязательств по настоящей Конвенции и других норм международного морского права.

Однако установление юридического статуса того или иного про­странства предполагает определение его границ, о чем специально го­ворилось в гл. XV.

В общем виде границы территориального моря обозначены в ст. 2 Конвенции 1982 г., озаглавленной «Правовой статус территориального моря, воздушного пространства над территориальным морем, а также его дна и недр». Оно простирается за пределы сухопутной территории прибрежного государства и его внутренних вод на расстояние, не пре­вышающее 12 морских миль, а для государств-архипелагов на то же расстояние, отсчитываемое от их архипелажных вод. В недра дна гра­ница территориального моря теоретически продолжается до центра Земли, практически — на технически доступную глубину. Воздушное пространство над территориальным морем простирается до границы воздушного пространства с космическим.

Следовательно, когда ширина территориального моря отмеряется от его внутренних вод, действительно вышесказанное применительно к таким водам, а также то, что установлено в соответствующей части Конвенции применительно к архипелажным водам.

Иначе обстоит дело с сухопутной территорией прибрежных госу­дарств. В этом случае ширина территориального моря отмеряется от «исходных линий», определенных в соответствии с Конвенцией. И про­ведение таких исходных линий весьма подробно регламентируется Конвенцией.

Прежде всего ее ст. 5 гласит, что такой «нормальной исходной ли­нией» является линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально признанных прибрежным государством морских картах крупного масштаба.

Однако при определенных природных и иных условиях прибреж­ное государство для проведения исходной линии может использовать метод «прямых исходных линий», соединяющих соответствующие точки, чему посвящена специальная ст. 7. Это, в частности, касается мест, где береговая линия глубоко врезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости от него цепь островов, а также где из-за наличия дельты или других природных условий линия является крайне непостоянной. Наиболее выдающиеся в море порто­вые сооружения при предусмотренных условиях рассматриваются как часть берега.

Согласно ст. 121 Конвенции, принадлежащие прибрежному госу­дарству острова имеют собственное территориальное море. Для островов ,расположенных на атоллах, или островов с окаймляющими рифами исходной линией для измерения ширины территориального моря  служит обращенная к морю линия рифа при наибольшем отливе (ст. 6).   

Соответственно внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исход­ной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря.

При этом рейды, которыми обычно пользуются для погрузки, раз­грузки и якорной стоянки судов и которые иначе были бы расположены целиком или частично за границей территориального моря, включают­ся в территориальное море.

Когда берега двух государств расположены один против другого  или примыкают друг к другу, то пределом территориального моря каж­дого из них должна служить соответствующая срединная линия, если между ними не заключено соглашения об ином (ст. 15).

Правовой режим территориальных вод, находящихся под сувере­нитетом и исключительной юрисдикцией прибрежного государства, устанавливается им при соблюдении положений Конвенции и издрев­ле существующих обычноправовых норм, касающихся права мирного прохода судов всех иностранных государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, -  через территориальное море данного госу­дарства.

Под проходом понимается плавание через территориальное море с целью:

a) пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не стано­вясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод; или

b) пройти во внутренние воды или выйти из них или стать на рейде или у такого портового сооружения.

Проход является мирным, если только им не нарушается мир, доб­рый порядок и безопасность прибрежного государства. Такой проход должен совершаться в соответствии с Конвенцией и другими нормами международного права (п. 1 ст. 18).

Проход иностранного судна считается нарушающим мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства, если в террито­риальном море оно осуществляет любой из видов деятельности, обо­значенных в подпунктах «а»—«е» п. 2 ст. 19.

Прибрежное государство может принимать законы и правила, от­носящиеся к мирному проходу, а также установить морские коридоры и схемы разделения движения судов с учетом обеспечения безопаснос­ти судоходства.

Помимо правил, применяемых ко всем иностранным судам, Кон­венция содержит дополнительные правила, применяемые к военным кораблям и другим государственным судам, эксплуатируемым в некомерческих целях, которые пользуются в соответствии с международ­ным правом иммунитетом от иностранной юрисдикции. Прибрежное государство в случае нарушения его законов и правил, касающихся мирного прохода, может потребовать от таких кораблей и судов немед­ленно покинуть его территориальное море. Государство флага такого корабля или судна несет международную ответственность за любой ущерб или убытки, причиненные прибрежному государству в силу не­соблюдения предписаний, касающихся мирного прохода через терри­ториальное море.       

Прибрежное государство может принимать в своем территориаль­ном море меры, необходимые для недопущения прохода, не являюще­гося мирным. Оно может также приостанавливать в определенных рай­онах своего территориального моря осуществление права мирного про­хода иностранных судов, если это существенно важно для охраны его безопасности (ст. 25).

Прилежащая зона. Конвенция устанавливает (ст. 33), что прибреж­ное государство в зоне, прилежащей к его территориальному морю (т.е. за пределами своей территории, в открытом море) и называемой при­лежащей зоной может осуществлять контроль, необходимый:

a) для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, им­миграционных или санитарных законов и правил в пределах его тер­ритории или территориального моря;

b) для наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.

Прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 мор­ских миль от исходных линий, от которых отмеривается ширина тер­риториального моря.

Таким образом, прибрежное государство в прилежащей зоне поль­зуется двоякого рода строго ограниченными правомочиями или строго ограниченной юрисдикцией: правом контроля судна, направляющего­ся в его территориальные воды, с целью предотвращения возможных нарушений установленных им законов и правил, касающихся ино­странных судов, и правом преследования покинувших территориаль­ное море иностранных судов, нарушивших такие законы и правила, поскольку это касается судов, не пользующихся иммунитетом от ино­странной юрисдикции.

Открытое море. Открытое море — это часть пространств Мирового океана, не составляющая территории прибрежного государства. Иначе говоря, речь идет о морских пространствах, включая воздушное про­странство над ними, имеющих юридический статус негосударственной (между-народной) территории, правовой режим которой регулируется исключительно международным правом.

Соответственно, Конвенция об открытом море 1958 г. гласит, что слова «открытое море» означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо го­сударства. Открытое море, провозгласила Конвенция, открыто для всех наций, и никакое государство не вправе претендовать на подчи­нение какой-либо части его своему суверенитету. Это основополагаю­щее положение содержит и Конвенция ООН по морскому праву (ст. 89).

Однако настоятельные потребности исследования и использова­ния пространств и ресурсов Мирового океана в мирных целях и на благо всего человечества привели к выделению в открытом моде частей или зон, имеющих специальный юридический статус и соответствую­щий ему правовой режим, учитывающий, в частности, особые потреб­ности и интересы прибрежных государств, а также соответствующие потребности и интересы всех других государств.

Поэтому положения об открытом море Конвенции ООН по мор­скому праву подлежат применению с учетом специального статуса и режима континентального шельфа, архипелажных вод, исключитель­ных экономической зоны и Района (международного района морского дна).

Провозглашенная Конвенцией свобода открытого моря для всех государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю вклю­чает, в частности (но не исключительно) свободу судоходства, свободу полетов, свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы, свободу возводить искусственные острова и другие установки, допус­каемые в соответствии с международным правом, свободу рыболовства с соблюдением соответствующих условий и свободу научных исследо­ваний, регламентированных в ч. VI и XIII Конвенции.

Все государства осуществляют эти свободы должным образом учи­тывая заинтересованность других государств в пользовании свободами открытого моря.

Каждое государство имеет право на то, чтобы его суда плавали в открытом море, определяет условия предоставления своей националь­ности таким судам и выдает им соответствующие документы. Между государством и судном должна существовать реальная связь.

В открытом море на судно, плавающее под флагом данного госу­дарства, распространяется его исключительная юрисдикция, кроме   случаев, прямо предусмотренных в Конвенции и других международ­ных договорах.

Каждое государство должно эффективно осуществлять в админи­стративных, технических и социальных вопросах свою юрисдикцию и контроль над судами, плавающими под его флагом.

Государство флага обязано принимать эффективные меры для предотвращения перевозки рабов на его судах и наказания за такие перевозки.

Все государства должны сотрудничать в деле пресечения пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства. В этих целях любое государство может захва­тить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на нем лиц и захватить находящееся на нем имущество для дальнейшего соответствующего судебного преследования. Захват за пиратство осуществляется военными кораблями или военными ле­тательными аппаратами или другими судами и аппаратами, состоящи­ми на правительственной службе.

Все государства сотрудничают в пресечении незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемой судами в открытом море, и в пресечении несанкционированного вещания в открытом море.

В соответствии с ч. XII Конвенции (о защите и сохранении морской среды) государства обязаны индивидуально или совместно принимать меры, которые необходимы для предотвращения, сокращения и сохра­нения под контролем загрязнения морской среды из любого источника, в том числе загрязнения с судов, от установок и устройств, используе­мых при разведке и разработке морских природных ресурсов, от других установок и устройств, эксплуатируемых в морской среде, в частности в пространствах открытого моря. Государства сотрудничают на всемир­ной и региональной основе в формулировании и разработке междуна­родных норм, стандартов и рекомендуемых практики и процедур для защиты и сохранения морской среды.

Континентальный шельф. Континентальный шельф — пространст­во морского дна и его недр, имеющее такой юридический статус и соответствующий правовой режим, как они установлены Конвенцией о континентальном шельфе 1958 г. и ч. VI Конвенции ООН по морско­му праву 1982 г.

Однако имеется и естественнонаучное понятие континентального шельфа, которое так или иначе необходимо принимать во внимание при определении юридического статуса этого пространства. С этой точки зрения континентальный шельф — подводное продолжение материка прибрежного государства до его резкого обрыва в глубину или перехода в материковый склон.

Согласно Конвенции 1958 г., термин «континентальный шельф» употребляется применительно: а) к поверхности и недрам морского дна подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территориального моря, до глубины 200 м или, за этим преде­лом, до такого места, до которого глубина покрывающих вод позво­ляет разработку естественных богатств этих районов; б) к поверхнос­ти и недрам подобных подводных районов, примыкающих к берегам островов.

Для целей же Конвенции ООН по морскому праву потребовалось разработать детальные положения о статусе континентального шельфа, чему посвящена ст. 76 Конвенции, включающая девять обширных пунктов и п. 10, гласящий, что статья не затрагивает вопроса о дели­митации континентального шельфа между государствами с противо­лежащими или смежными побережьями.

Согласно п. 1 ст. 76, континентальный шельф прибрежного госу­дарства включает в себя морское дно и недра подводных районов, про­стирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территори­ального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не распространяется на такое расстояние.

Таким образом, если установлен 200-мильный предел, то он рас­пространяется не только на подводную окраину материка, но и на ле­жащую за ней глубоководную часть морского дна и его недр. В то же время, когда подводная окраина простирается за такие пределы, то государство получает дополнительные выгоды от разработки ресурсов континентального шельфа, в силу чего оно должно делать отчисления и взносы в установленных размерах в пользу других участников Кон­венции.

Правовой режим континентального шельфа сводится к тому, что прибрежное государство осуществляет над континентальным шель­фом суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов. Эти права являются исключительными в том смысле, что никто другой не может осуществлять деятельность на континенталь­ном шельфе такого государства без его определенно выраженного со­гласия на то.

Природные ресурсы континентального шельфа включают мине­ральные и другие неживые ресурсы морского дна и его недр, а также   живые организмы, относящиеся к «сидячим видам», как они определе­ны в п. 4 ст. 77.

Суверенные права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают юридического статуса покрывающих вод и воз­душного пространства над этими водами как пространств открытого моря. Осуществление своих суверенных прав прибрежным государст­вом не должно, в частности, ущемлять осуществление судоходства и других прав и свобод иных государств, предусмотренных Конвенцией для открытого моря.

Все государства имеют также право прокладывать подводные ка­бели и трубопроводы на континентальном шельфе, но определение трассы такой прокладки   должно осуществляться с согласия прибреж­ного государства.

Исключительная экономическая зона. Пространства Мирового океана, имеющие юридический статус исключительной экономической зоны, — одно из новейших явлений в современном международном морском праве, нашедших воплощение в рассматриваемой Конвенции ООН.

Исключительная экономическая зона, согласно Конвенции (ст. 55), представляет собой район, который находится за пределами территориального моря, прилегает к нему и подпадает под установлен­ный в настоящей части Конвенции особый правовой режим.

Ширина исключительной экономической зоны не должна превы­шать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от кото­рых отмеряется ширина территориального моря.

Правовой режим этой зоны предусматривает, что прибрежное го­сударство осуществляет в ней:

суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения при­родных ресурсов, как живых, так и не живых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами и в отношении других видов деятельности по эконо­мической разведке и разработке указанной зоны, таких, как производ­ство энергии путем использования воды, течений и ветра;

юрисдикцию в отношении создания и использования искусствен­ных островов, установок и сооружений, морских научных исследова­ний, защиты и сохранения морской среды;

другие права и обязанности, предусмотренные Конвенцией.

Прибрежное государство имеет исключительное право сооружать в зоне искусственные острова, установки и сооружения, а также разре­шать и регулировать их создание, эксплуатацию и использование. Оно осуществляет исключительную юрисдикцию над такими островами,   установками и сооружениями, издает соответствующие законы и правила, а также определяет допустимый улов живых ресурсов в своей исключительной экономической зоне и принимает меры по их сохра­нению от чрезмерной эксплуатации.

Все другие государства пользуются в зоне правами, свободами и юрисдикцией, предусмотренными положениями Конвенции, касаю­щимися открытого моря.

Прибрежное государство при осуществлении своих суверенных прав и юрисдикции в исключительной экономической зоне обязано должным образом учитывать права и интересы других государств, как  они предусмотрены в Конвенции.

Международный район морского дна. Помимо исключительной экономической зоны, другим важнейшим нововведением в морском праве явилось выделение в пространствах открытого моря имеющей юриди­ческий статус международного района морского дна зоны, правовой режим которой регулируется ч. XI Конвенции, озаглавленной «Район».

Юридический статус Района определен в ч. I Конвенции «Введение» (ст. 1). Для целей настоящей Конвенции, гласит эта статья, «Район» означает дно морей и океанов и его недра за пределами наци­ональной юрисдикции.

Поскольку национальная юрисдикция прибрежных государств в Мировом океане распространяется на морское дно и его недра в пре­делах континентального шельфа (в юридическом смысле), то граница­ми Района являются внешние границы континентальных шельфов прибрежных государств. Иными словами, это дно и недра глубоковод­ных районов морей и океанов за пределами континентальных шельфов прибрежных государств.

    Особый статус Района стал необходимым для регулирования «деятельности в Районе», которая означает все виды деятельности по разведке и разработке ресурсов Района (ст. 1), ставшие технически и тех­нологически возможными в результате научно-технического про­гресса.

Правовому режиму Района и управлению деятельностью в нем по­священы ст. 136—191 Конвенции, составляющие содержание разделов этой части Конвенции, которые озаглавлены: «Принципы, регулирующие Район», «Освоение ресурсов Района» и «Орган» (означающий Международный орган по морскому дну).

    Ниже приводятся некоторые наиболее существенные положения этих разделов.

    Согласно разделу о принципах регулирования деятельности в Районе, он и его ресурсы являются «общим наследием человечества» (ст. 136). Ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части Района или его ресурсов.

Все права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, от имени которого действует Орган.

Ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может претендовать на права на полезные ископаемые, добываемые в Районе, приобретать или осуществлять их иначе, как в соответствии с настоя­щей частью Конвенции.

Деятельность в Районе осуществляется на благо всего человечест­ва, независимо от географического положения государств как при­брежных, так и не имеющих выхода к морю и с учетом интересов и нужд развивающихся государств.

Район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами без какой-либо дискриминации.

Морские научные исследования в Районе осуществляются в мир­ных целях и на благо всего человечества.

В соответствии с Конвенцией в отношении деятельности в Районе принимаются меры, необходимые для обеспечения эффективной защи­ты морской среды от вредных для нее последствий, которые могут возникнуть в результате такой деятельности.

Деятельность в Районе осуществляется с разумным учетом другой деятельности в морской среде. Установки, используемые для осущест­вления деятельности в Районе, должны отвечать условиям, обозначен­ным в Конвенции.

Раздел об освоении ресурсов Района устанавливает, что деятель­ность в Районе, конкретно предусматриваемая Конвенцией, должна осуществляться таким образом, чтобы способствовать здоровому раз­витию мировой экономики и сбалансированному росту международ­ной торговли, а также содействовать международному сотрудничеству для всестороннего развития всех стран, особенно развивающихся госу­дарств.

«Ресурсы» Района для целей Конвенции означают все твердые, жидкие или газообразные минеральные ресурсы, включая полиметал­лические конкреции, находящиеся на морском дне Района или в его недрах. Будучи извлечены из Района, они рассматриваются как «по­лезные ископаемые».

Соответствующая деятельность в Районе организуется, осущест­вляется и контролируется Органом от имени всего человечества. Субъ­ектами этой деятельности являются учреждаемое в соответствии с Конвенцией Предприятие (международное предприятие) и государства — участники Конвенции, либо государственные предприятия, либо в случае, если государства-участники поручились за них, физические или юридические лица, имеющие гражданство государств-участников или находящиеся под эффективным контролем этих государств.

В разделе данной части Конвенции, посвященном функциям и пол­номочиям Органа, предусматривается, что все государства — участни­ки Конвенции ipso facto являются членами Органа, который может создавать такие региональные центры или отделения, какие он сочтет необходимыми для осуществления своих функций.

Орган является организацией, с помощью которой государства — участники Конвенции организуют и контролируют деятельность в Районе, особенно в целях управления его ресурсами.

В качестве главных его органов учреждаются Ассамблея, Совет и Секретариат Органа. Ассамблея, состоящая из всех членов Органа, рассматривается в качестве высшего такого органа, перед которым от­читываются все другие главные органы. Она также избирает членов Совета, членов правления и генерального директора предприятия.

Совет является исполнительным органом Органа. Он, в частнос­ти, контролирует и координирует выполнение положений Конвенции по всем вопросам и проблемам в рамках компетенции Органа и об­ращает внимание Ассамблеи на случаи несоблюдения таких положе­ний.

Ни положения Конвенции, касающиеся Района, ни какие-либо права, предоставляемые или осуществляемые в соответствии с ней, не затрагивают правового статуса вод, покрывающих Район, или право­вого статуса воздушного пространства над этими водами.

Воды государств-архипелагов. Определение юридического статуса и правового режима архипелажных вод также является одной из но­велл Конвенции 1982 г.

Согласно ч. IV Конвенции, озаглавленной «Государства-архипела­ги», термин «государство-архипелаг» означает государство, которое полностью состоит из одного или более архипелагов и может включать другие острова. «Архипелаг» означает группу островов, включая части островов, соединяющие их воды и другие природные образования, ко­торые настолько тесно взаимосвязаны, что составляют единое геогра­фическое, экономическое и политическое целое или исторически счи­таются таковыми.

На архипелажные воды и воздушное пространство над ними, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы, распространяется суверенитет государства-архипелага. Этот суверенитет распространя­ется при условии соблюдения положений данной части Конвенции.

Границей архипелажных вод являются архипелажные исходные линии, проведенные в соответствии со ст. 47 Конвенции. В пределах своих архипелажных вод государство-архипелаг может проводить за­мыкающие линии для делимитации своих внутренних вод.

Вместе с тем Конвенция учитывает исторически сложившиеся и иные потребности всех других государств в части пользования архипелажными водами в мирных целях, в том числе в целях морского судо­ходства.

При условии соблюдения правового режима внутренних вод, нахо­дящихся в пределах архипелажных вод, суда всех государств пользу­ются правом мирного прохода через архипелажные воды, именуемым в Конвенции правом архипелажного прохода по морским территориям.

Архипелажное государство может устанавливать морские коридо­ры и расположенные над ним воздушные коридоры, приемлемые для непрерывного и быстрого прохода иностранных судов через его архи­пелажные воды и прилегающее территориальное море и пролета ино­странных летательных аппаратов над ними.

Ширина территориального моря, прилежащей зоны, исключитель­ной экономической зоны и континентального шельфа государства-ар­хипелага отмеряется от архипелажных исходных линий. В указанных пределах юридический статус и правовой режим этих пространств го­сударств-архипелагов тот же, что и предусмотренный в соответствую­щих случаях для прибрежных государств.

Таковы особенности юридического статуса и правового режима ар­хипелажных вод, существенно отличающие его от статуса и режима внутренних вод прибрежных государств. Это, очевидно, разумный учет баланса потребностей и интересов государств-архипелагов и всех дру­гих государств в пределах пространств Мирового океана.

Проливы, используемые для международного судоходства. С геогра­фической точки зрения проливы — это воды морского пространства, расположенные между теми или иными обширными пространствами, образующими соответствующие моря или океаны, соединяющие их воды в единое географическое целое, служащие для входа или выхода из них, в том числе издревле используемые для морского судоходства. В последнем случае такое беспрепятственное их использование приоб­ретает для всех государств исключительно важное значение, требует соответствующего международно-правового регулирования, что и имеет место в международной практике.

Задача соответствующего международно-правового регулирова­ния осложняется тем, что воды проливов, используемых для междуна­родного судоходства, полностью или частично могут составлять воды,  находящиеся под суверенитетом или юрисдикцией одного и того же прибрежного государства или противолежащих прибрежных госу­дарств. Именно это и учитывается в Конвенции при определении юри­дического статуса вод соответствующих проливов.

Одно из общих положений этой части Конвенции гласит, что уста­новленный ею режим прохода через проливы, используемые для меж­дународного судоходства, не затрагивает в других отношениях ни пра­вового статуса вод, образующих такие проливы, ни осуществления государствами, граничащими с проливами, их суверенитета или юрис­дикции над такими водами, воздушным пространством над ними, их дном и недрами. Такие суверенитет или юрисдикция осуществляются с соблюдением положений данной части Конвенции и других норм международного права.

Кроме того, эти положения не затрагивают правового режима про­ливов, проход в которых регулируется в целом или частично давно существующими и находящимися в силе международными конвенция­ми, которые относятся специально к таким проливам.

Сферой действия рассматриваемой части Конвенции являются проливы, используемые для международного судоходства между одной частью открытого моря или исключительной экономической зоны и другой частью открытого моря или исключительной экономи­ческой зоны. В таких проливах все суда и летательные аппараты «поль­зуются правом транзитного прохода, которому не должно чиниться препятствий».

Таким образом, правовой режим рассматриваемых проливов — это режим беспрепятственного транзитного прохода, в отличие от режима мирного прохода, установленного для других соответствующих мор­ских пространств.

 

К содержанию книги:  Международное публицистическое право

 






Смотрите также:

 

  Понятие и источники международного права окружающей среды ...

Международное право окружающей среды представляет собой совокупность международно-правовых норм, регулирующих отношения...
bibliotekar.ru/ecologicheskoe-pravo-3/179.htm

 

  Международное право. Основной источник международного права. Нормы ...

Международное право представляет собой систему юридических принципов и норм, выражающих согласованную волю участников...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-4/53.htm

 

  ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ Международное публичное и ...

оказывающих постоянное влияние на формирование и развитие международного менеджмента, является международное право. ...
www.bibliotekar.ru/biznes-40/16.htm

 

  Правовые отрасли. Общая характеристика отраслей Российского права.

Международное право не входит ни в одну национальную систему права, поэтому ни одно государство мира не может считать его своим. ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/68.htm

 

Последние добавления:

 

Коммерческое право России  Конституционное право России