На главную

Оглавление

 


«НАЧАЛО ОТЕЧЕСТВА»



ГЛАВА II.   ВОСХОЖДЕНИЕ И РАСЦВЕТ

 

От земли вятичей до Белой Вежи

 

Князь Святослав впервые принял участие в сражении еще ребенком, когда в битве с древлянами в 947 году, сидя на коне, метнул свое копье в их сторону. Вся жизнь этого князя стала пройденным на одном дыхании боевым походом. На карте, составленной историками, пути его войска стрелами рассекают всю Восточную Европу, струятся вдоль Волги, петляют в причерноморских и придунайских степях. Касоги и булгары, вятичи, хазары, придунайские народы — со многими воевал Святослав, оставляя по себе тяжелую память в «примученных» им племенах. «И легко ходил в походах, как пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса', но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел. Не имел он ни шатра, но спал, подостлав войлок, с седлом в головах. Такими же были и все прочие его воины».

 

Если в период правления Ольги много делалось для упорядочения экономических и социальных отношений внутри страны, то Святослав больше действовал за пределами Руси. Взмахом своего меча, как писал один из историков, он окончательно очертил границы Древнерусского государства, включив в него восточно-славянские земли, до этого зависевшие от печенегов, булгар, хазар...

 

Каганы Хазарин издавна претендовали на дани с отдельных славянских племен и не хотели уступить контроля над Волжским торговым путем. Зависимым от хазарского каганата в середине X века еще оставалось славянское племя вятичей. А русские купцы из других земель все время жаловались на то, что хазары берут непомерные пошлины за проход караванов по Волге в Хазарское (Каспийское) море. Часто они просто не пропускали русские караваны.

 

Эти причины и вызвали военные походы русских дружин под предводительством Святослава. В 954 году началось освобождение вятичей от хазарских притязаний. В это время их земля простиралась по берегам реки Оки. Жили они в небольших поселках без укреплений. В моменты опасностей население пряталось за высокими валами городищ. Жилищами вятичей были утепленные землянки, а также срубленные из толстых бревен наземные постройки с глиняными полами. Часто находят при раскопках жилищ сошники, косы, серпы. Это говорит о том, что вятичи занимались пашенным земледелием. У них было хорошо развито гончарство, металлургия, кузнечное производство, косторезное дело. Находки кладов арабских серебряных монет-дирхемов свидетельствуют об активных торговых связях населения Верхней Оки с Востоком.

 

Вятичи сжигали умерших, собирали их прах в глиняные горшки, которые ставили в погребальные камеры, обложенные деревом. Нестор-летописец так описывал погребальный обряд вятичей: «Если кто умирал, устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили его на столбах при дорогах, как делают и теперь еще вятичи...». Эти строки написаны в XII веке, но сам ритуал гораздо древнее и был известен начиная с IX века.

 

В 954 году Святослав двинул войско в землю вятичей, а оттуда направился на Волгу, в области, где жили прикамские болгары, волжские булгары. Военная удача везде сопутствовала русским воинам.

 

Скоро дружины вступили в степи Хазарии. Войска Святослава быстро захватили ее столицу Итиль, стоявшую при впадении Волги в Каспийское море. Затем был покорен славившийся своими виноградниками город Семендер, расположенный в Северном Дагестане. Победа стоила многих сил, и, завоевав Керченский пролив, Святослав вернулся в Киев.

 

Спустя 10 лет князь вновь двинулся походом на Восток, решив окончательно разгромить хазар. В один из ясных солнечных дней 965 года большой караван боевых кораблей отошел от Киева и двинулся вниз по Днепру. По правому и левому берегам, опережая ладьи, скакали отряды всадников — боевое охранение основных сил. Сам Святослав с воеводами шел на передовой ладье. Вскоре корабли вышли на просторы Русского (Черного) моря и двинулись на восток. Пройдя Керченский пролив, караван путем, издавна знакомым русским купцам, стал подниматься по Дону. Целью похода был хазарский город Саркел, мешавший русским полностью взять в свои руки Восточный торговый путь.

 

Город предстал перед дружинами, удивляя взоры белокаменными стенами и башнями.

 

Саркел строили как важный опорный пункт на караванных путях для борьбы Хаэарии против кочевавших в здешних степях мадьяр и руси, не раз совершавшей походы в хазарские области. В сочинении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» рассказывается, что во времена правления Феофила в IX веке хазары попросили византийцев помочь им в постройке крепости на Дону. Так и возник Саркел, что означает «белый дом». Это была кирпичная крепость с толстыми стенами и многочисленными башнями.

 

Цитадель со всех сторон была окружена водой — излучиной реки и глубоким рвом. С башен открывался хороший обзор и стрелки могли простреливать все подступы к стенам. Сверху по стене был устроен боевой ход, и воины могли спрятаться за кирпичными зубцами. В мирное время жители Саркела брали воду из реки, а во время осады пользовались специальным колодцем, на дне которого бил родник. Внутри крепость делилась на две части стеной с башней. Она была сооружена на тот случай, если врагу удавалось занять одну половину города, — тогда защитники укрывались во второй. Кроме того, дома крепости делили ее на отдельные участки, каждый из которых был самостоятельным центром обороны.

 

Разноцветные шатры и палатки полукольцом окружили крепость — началась осада. На Дону стояли сторожевые ладьи с воинами. Ночами небо над Саркелом озарялось отблесками тысяч костров. Святослав решил взять город измором, понимая, что лобовой штурм не принесет победы.

 

В крепости было достаточно продовольствия, обильно поил защитников родниковый колодец, о котором не подозревали русы.

 

Дружины русских и раньше бывали под стенами Саркела, но всегда получали отпор. Хазары не знали, что на этот раз дело не ограничится молниеносным набегом или кратковременной безуспешной осадой. Святослав решил не уходить, пока не возьмет крепость и не оставит там русский военный отряд.

 

Нередко возникали перестрелки. В ответ на выстрелы русов со стен и башен Саркела слетали тучи шелестящих стрел.

 

Шло время, и положение осажденных становилось все хуже. В крепости вспыхнули болезни. Когда согнанный из окрестностей скот был съеден, начался голод. От страшной жары стал пересыхать колодец. Следом за болезнями и голодом шла неумолимая смерть. Умерших хоронили прямо в городе — под полом жилищ, ибо кладбище находилось за стенами, там, где сейчас стояли лагерем русы.

 

В этих условиях хазарские военачальники решили начать активную борьбу с осаждающими. Стали искать слабые места в кольце русов. Под северной стеной темными ночами прорыли подкоп, через который лазутчики тайно спускались к Дону, а потом возвращались в крепость. Через него же доставляли в цитадель и воду. Долго это оставалось незамеченным. Но однажды с дозорной ладьи русов увидели тени на берегу, услыхали шорохи у стены. Корабль быстро пристал к берегу, и отряд дружинников кинулся к подкопу. Хазары обнаружили погоню и бросились назад. Лишь один из лазутчиков замешкался и был сражен стрелой. Когда наступило утро, к этому месту подошли большие силы русских, подкоп был в спешном порядке засыпан. Снабжение города водой прервалось.

 

В конце концов настойчивость Святослава была вознаграждена. Русским удалось взять Саркел, когда он обессилел от голода, жажды и болезней.

 

Во время раскопок Саркела, выполненных советскими археологами, нашли одно из спрятанных в ту пору сокровищ. В большом глиняном горшке, до краев наполненном просом, были укрыты дорогие вещи и серебряные монеты. Горшок обнаружили в сгоревшем жилище. Хозяин сокровищ аккуратно сложил в горшок два туго свернутых пояса, украшенных серебряными и бронзовыми бляшками с позолотой и чернью, ожерелье из сердоликовых бусин, между которыми висели серебряные дирхемы. Сверху лежал внушительный спекшийся комок рубленых серебряных монет. Богатство побывало в огне, а принадлежало, по-видимому, богатому ремесленнику. В пользу такого предположения говорит находка серебряного лома из кусочков монет, который использовался для изготовления различных украшений.

 

В руки археологов клад попал неполным. Во-первых, во время пожара горшок, видимо, упал, частично разбился и некоторые вещи вывалились из него. Часть клада обнаружили еще в средневековье во время сооружения хозяйственного погреба и тогда же унесли ее. Но кое-что осталось и на долю археологов. Определить, когда клад попал в землю, помогли монеты. Самая поздняя монета клада датируется 943—954 годами, а Святослав брал Саркел в 965 году. Нет сомнения в том, что клад был спрятан во время осады, а владелец его погиб.

 

Во время штурма крепость пострадала — кое-где были повреждены стены, но особые разрушения произошли внутри города. Остатки построек позднее стали разбирать на кирпичи и строить новые небольшие жилища на свободных местах. Даже проем крепостных ворот приспособили под жилье.

 

После взятия Саркела дружинами Святослава в нем был оставлен русский гарнизон, а затем стали появляться и новые, мирные поселенцы — славяне.

 

Так закончилась в донских степях история хазарского города Саркела и началась история города славянского — Белой Вежи, как он стал называться. Эти места были быстро заселены землепашцами, ремесленниками и воинами.

 

Найдены при раскопках символы власти эпохи Святослава: костяной кружок с княжеским знаком — двузубцем — и кистень с тем же рисунком. Первый служил своеобразным удостоверением княжеского наместника, а второй был атрибутом воинской Силы правителя Киевской Руси. Княжеский знак Святослава — двузубец — часто наносился также и на восточные серебряные монеты-дирхемы, имевшие тогда хождение на Руси.

 

 

 

На главную

Оглавление