На главную

Оглавление

 


«НАЧАЛО ОТЕЧЕСТВА»



ГЛАВА II.   ВОСХОЖДЕНИЕ И РАСЦВЕТ

 

Знаки на монетах

 

С конца VIII века количество восточных монет-дирхемов, поступавших в славянские земли, начинает резко нарастать. Арабское серебро буквально наводнило восточноевропейские земли и получило здесь широкое хождение наряду с серебряной русской гривной.

 

«Они купцы те дирхемы отдают русам и славенам, — сообщал арабский историк ал-Гардизи, — так как те люди не продают товары иначе, как за чеканенные дирхемы».

 

Гривна весила 68 граммов, а такие крупные слитки не всегда были удобны для торговых расчетов. Вот и стал арабский дирхем выполнять роль более мелкой денежной единицы. 25 дирхемов IX века по весу равнялись как раз 1 гривне. А назвали покрытые затейливой арабской вязью монеты на Руси кунами, — видимо, такое имя перешло на них с древних денег-мехов, куньих шкурок.

 

Но арабские монеты были разными по весу, а растущая торговля требовала массы одинаковых денег. Выход на Руси нашли простой: стали восточные монеты обрезать по окружности острыми ножницами, изготавливая одинаковые по весу кружочки.

 

Вероятно, от такой операции и пошло название мелкой древнерусской деньги — резана. Была она в 2 раза меньше куны, а в 1 гривне было ровно 50 резан.

 

В X веке арабские дирхемы стали тяжелее, чем прежние куны, — теперь каждая весила почти 3,5 грамма. Эти более тяжелые деньги русские стали именовать ногатами, на свой лад переиначив арабское слово «нагд» — «хорошая монета», «отборная монета».

 

В XI веке, когда истощились, на далеком Востоке богатые серебряные рудники, поток монет резко оскудел. Стали подумывать на Руси о чеканке своих денег. Во время княжения Владимира Святославича появились первые собственно русские монеты — знаменитые владимирские златники, чеканившиеся из отборного червонного золота. А при Ярославе Мудром стали чеканить и серебряную монету. Изображен на этих монетах родовой знак Рюриковичей — трезубец.

 

Изучением монетного дела занимается особая ветвь исторической науки — нумизматика.  Труд у  нумизматов  непростой, требует точности, терпения и обширных знаний. Подчас, чтобы выяснить пути развития той или иной денежной системы (а их у народов земли были многие тысячи!), приходится взвесить на точных весах сотни тысяч монет, определить доброкачественность серебра, прочесть выполненные на древних языках надписи-легенды, выявить время обращения монет, изучить обширную географию их распространения, сопоставить ее с торговыми путями, маршрутами завоеваний и путями переселений. Только тогда кажущийся хаос рассеянных в земле кладов превращается в стройную понятную картину...

 

Но вернемся к дирхемам. Несколько лет назад ученые обратили внимание на глубокие царапины, встречавшиеся на некоторых монетах. Их замечали и раньше, но считали случайными повреждениями, которые монета получает за время своего обращения, пока не будет на века потеряна очередным хозяином или не уйдет в землю в составе клада. Присмотревшись к таким росчеркам, исследователи поняли, что перед ними не случайные «раны», а знаки, несущие какой-то смысл.

 

...Передовая варяжская ладья вырвалась на морской простор. Теперь гребцы могли отдохнуть — сильный ветер наполнил паруса и погнал караван судов в морские дали, к каменистым берегам и фиордам родной Скандинавии. Позади осталась огромная и богатая «страна городов», как именовали скандинавы Русь. На ладьях возвращались домой купцы и воины. Купцы везли товары, вырученные в далеких восточных странах за рейнские мечи, боевые топоры и копья, бронзовые украшения, — мед, воск, пушнину, глиняные кувшины, роскошные украшения из серебра. И конечно, серебряные монеты. У воинов тоже было с собой добро — они возвращались после службы в боевых дружинах русских князей и везли домой и полученную от князей мзду за верную службу, и награбленное в походах.

 

Один из воинов сидел на корме и напряженно пересчитывал арабские дирхемы, особо ценившиеся на Руси, в Европе и Скандинавии. Железной иглой он наносил на монеты какие-то значки, чтобы каждый знал, что это богатство принадлежит именно ему.

 

Монета — знак, монета — знак...

 

Над одной из монет рука его остановилась — монета уже была мечена: по всему полю серебряного дирхема был процарапан родовой княжеский знак Святослава Игоревича. Воину попалась монета, прошедшая государственное клеймение и пущенная в оборот русским княжеским двором. Варяг повертел монету, мгновение подумал и нанес свой знак на противоположную сторону...

 

В 1909 году в Киеве проводились археологические изыскания неподалеку от развалин знаменитой Десятинной церкви. Здесь было обнаружено богатое погребение. Дальнейшая судьба находок из этой могилы была таинственной — они куда-то исчезли. Долгое время единственным источником сведений об этой находке для ученых были газетные заметки, опубликованные в столичной и местной прессе в 1909 году. Лишь через 30 лет, в 1939 году, вещи были найдены среди коллекций киевских находок, хранящихся в Ленинграде. В запыленном, несколько десятилетий недвижно пролежавшем свертке кроме оружия и украшений лежали несколько монет. На одной из них были нанесены вертикальные и горизонтальные линии, образующие крест.

 

Авторы раскопок 1909 года считали, что так на монете, которую носили на манер маленькой иконки, изображен христианский крест. Сейчас возникло новое определение находки: линии вовсе не изображение креста, а разметка для разрезания монеты на части. Но зачем было монету размечать, а потом и разрезать? Дело в том, что в Древней Руси наряду с целыми монетами имели хождение и более мелкие единицы— половинки, четвертинки и маленькие обрезки, которые могли приниматься торговцами на вес.

 

Киевская находка была только началом. Все новые и новые процарапанные знаки и рисунки-граффити выявлялись на монетах из кладов, погребений, построек на поселениях. Мы уже рассказывали о Тимеревском кладе, где встречены рунические граффити, оставленные скандинавами. Однако не только скандинавы писали на монетах, можно встретить граффити — подражания восточным надписям, к сожалению чаще всего выполненные настолько неграмотно, что их невозможно прочитать. Ясно только, что эти надписи делали люди, близкие к арабскому миру и жившие где-нибудь в Волжской Булгарии или Хаза-рии. В Тимереве в жилой постройке ремесленника была найдена медная посеребренная монета — подделка, чеканенная скорее всего в Волжской Булгарии. На ней обнаружено граффити в виде подражания восточной надписи.

 

В языческих и тем более христианских землях мусульманские дирхемы были символами иной веры, символами, враждебными той среде, где они имели хождение. Поэтому и на Руси, и в Скандинавии был распространен прием «очищения» арабского серебра от непонятных знаков и надписей — варяги наносили знак в виде молота скандинавского бога Тора (такие находки есть в Швеции и на восточном побережье Балтики — в современной Эстонии), жители Древней Руси — великокняжеский символ — знак Рюриковичей. Известна надпись, сделанная на древнегрузинском языке, которая читается как «христианство». Она расположена по краю монетного кружка и перечеркивает арабскую чеканку, в которой воздается хвала Аллаху. Человек, начертавший новую надпись, пытался «обезопасить» монету и «очистить» ее от иноверческого заклинания.

 

Знаки Рюриковичей, прочерченные на арабских монетах, известны с X века — это тамга Святослава Игоревича, представлявшая собой двузубец. Любопытно такое совпадение: арабские монеты чеканены в начале X века, зарыты в землю в составе кладов в конце того же столетия, а погиб князь Святослав в 972 году. Таким образом, монеты находились в обращении в то самое время, когда княжил Святослав, и неудивительно, что его знак был нанесен в качестве граффити на дирхем.

 

Знак-трезубец прочерчен на монете, происходящей из клада, зарытого в землю в начале XI века на реке Свири. Этот знак — родовой символ Владимира Святославича. Владимир умер в 1015 году, то есть и здесь есть полное совпадение времени правления князя и обращения монеты.

 

Знаки Рюриковичей известны не только на монетах. Эти символы наносились на глиняные сосуды, кирпичи, украшения, печати, костяные изделия, торговые пломбы. Они говорили о принадлежности имущества, а иногда указывали на мастера или мастерскую, где изготовлены.

 

А что же означают знаки Рюриковичей на арабских монетах ?

 

Княжеская власть для укрепления своего политического авторитета задолго до начала чеканки собственной русской монеты начала клеймить имевшие хождение на Руси арабские дирхемы знаком правящего князя. Вовсе не обязательно было метить таким образом каждую монету. Это могли делать с партиями монет или некоторых товаров. Абу Хамид ал-Гарнати сообщает, что каждые 18 беличьих шкурок в связке стоят 1 серебряный дирхем. На них покупают любые товары: невольниц и невольников, золото, серебро, бобров и другие. К каждой связке шкурок привязывался на конец нити кусок свинца (пломба). Печаткой с изображением символа Рюриковичей клеймили эту пломбу.

 

Люди средневековья не только оставляли на монетах надписи, не только помечали дирхемы государственно-княжескими символами, но и изображали на них реальные вещи и предметы из окружающей действительности. На монетах можно обнаружить практически весь военный арсенал Древней Руси: боевые корабли, стрелы, мечи, копья, боевые ножи, воинские стяги. Самым грозным и дорогим оружием эпохи средневековья был меч с богато украшенной рукоятью и острым и прочным клинком.

 

«И во многих местах вспоминаются мечи обоюдные и изощренные, а не тупые, тупого оружия ни в каковых писаниях не обретается» — так говорилось о могущественном оружии средневековой эпохи в одной из старинных книг о ратном деле. Находки мечей на древних поселениях и в могилах редки — чаще усопшего воина сопровождают колчаны со стрелами, луки, копья, топоры. Когда же меч все-таки клали в могилу, то для того, чтобы им не мог воспользоваться грабитель, существовал обряд порчи мечей—клинки ломали или сгибали, прежде чем положить с покойным или бросить в погребальный костер.

 

Изображения мечей известны нам на трех монетах — двух арабских и одной византийской. На византийской монете из клада, найденного в Псковской области, опытной рукой нарисован «крылатый» меч. Такие мечи, как изображенный на монете, использовались в X веке, когда и был закопан клад.

 

На другой монете поражает тщательностью рисунок боевого ножа в ножнах. Здесь показаны даже кольцо для петли и часть ременной привязи.

 

Основными дорогами средневековья являлись водные пути. Главным средством передвижения были ладьи, и поэтому совсем не случайно, что на монетах часто изображались корабли — под парусами и с веслами.

Войска шли в поход под боевыми стягами. Один из них — в виде прямоугольного флага с древком и отходящими от полотнища кистями — нарисован на дирхеме.

 

Кто же наносил на монеты граффити и где они впервые появились? Эти вопросы наиболее важны для историков. Детальное изучение состава и видов рисунков на арабских монетах показывает, что сначала они появились в Древней Руси и уже отсюда с потоком арабского серебра достигли Скандинавии и Средней Европы. Иногда такие знаки делались скандинавскими воинами, находившимися на службе у русских князей.

 

Недавно было найдено новое граффити, дополняющее знания об этом оригинальном виде исторических источников. Путь находки был долог и сложен. В 1940 году неподалеку от Ленинграда, в Старом Петергофе, где сейчас высятся новые корпуса университета, был найден небольшой клад арабских монет. Сокровище попало в руки частного коллекционера и целых 25 лет переходило из собрания в собрание, пока наконец не поступило на хранение в отдел нумизматики Государственного исторического музея в Москве. Этот музей обладает самыми крупными в мире собраниями русской старины. Сотрудники музея стали разбирать клад и изучать монеты.

 

На одной из них и была обнаружена надпись. На монете было написано имя — Захарий. Скорее всего так звали владельца дирхема — купца, воина или путешественника. Он, несомненно, был славянином, знавшим греческое письмо. До сих пор русские надписи были известны начиная с XI столетия, а клад, в состав которого входила эта монета, попал в землю в IX веке. Эта находка является очень ранним образцом славянской грамотности!

 

Иногда кажется, что время новых открытий уже позади, что в археологии и истории скоро будет нечего делать — всё раскопают и изучат. Недавнее открытие граффити на восточных монетах опровергает такое представление и показывает, что новое ожидает ученых постоянно. Необходимы только упорство и настойчивость в достижении поставленных целей, в стремлении дополнить, уточнить, а подчас и пересмотреть давно известное, казалось бы, незыблемое знание.

 

 

 

На главную

Оглавление