На главную

Оглавление

 


«НАЧАЛО ОТЕЧЕСТВА»



ГЛАВА II.   ВОСХОЖДЕНИЕ И РАСЦВЕТ

 

Новый бог

 

Окончательное формирование государственной территории и объединение славянских племен под властью киевского князя приходится на время, когда в Киеве правил князь Владимир, прозванный в былинах Красным Солнышком.

 

«Владимир стоит на грани двух эпох, — пишет известный советский историк, профессор Владимир Васильевич Мавродин,—он—последний князь-воин дружинной, варварской Руси, венчающий ее вершину, и в то же самое время он — первый князь феодальной Руси, всей своей деятельностью подготовивший тот расцвет раннего феодализма, таящий в себе элементы грядущего распада «империи Рюриковичей», который падает на княжение его сына и внуков».

 

В правление Владимира на первое место выдвигаются вопросы внутреннего устройства Русского государства. По меткому выражению Карла Маркса, «империя Рюриковичей» была «скроена из лоскутов». Во времена Владимира из этих лоскутов сшивалось единое покрывало. По всем основным городам киевский князь рассадил своих сыновей. Их было двенадцать. Самостоятельность наместников была ограничена, они выполняли волю отца. А для того чтобы не возникло у кого-то из сыновей стремления отделиться и перестать повиноваться, Владимир время от времени перемещал их. Так, один из его старших сыновей Ярослав, прежде чем сменить отца на киевском столе, успел при его жизни побывать князем Ростовским и Новгородским.

 

В это же время завершается и многолетнее соперничество между старой племенной знатью и новым раннефеодальным классом. Теряют былую силу и власть племенные центры. Возникают княжеские крепости, которые постепенно превращаются в главные города больших округ.

 

Погребальный обряд на Руси становится скромнее, все меньше и меньше богатых могил. А это означает, что богатства скапливаются в руках более узкого, чем раньше, круга людей. Богатые курганы вроде Черной Могилы или Гнездова под Смоленском встречаются для этого времени только в Киеве и еще в некоторых городах. Все реже и реже собираются вечевые сходы, да и не на них уже решаются дела. Княжьи мужи диктуют свою волю, правят именем князя и его «старшей» дружины — бояр. Продолжается дальнейшее закабаление смердов-землепашцев. Правящий класс уже не довольствуется данями — возникает феодальное вотчинное хозяйство.

 

В конце X века происходят коренные изменения в идеологической жизни Руси, на многие века определившие ее политическое и культурное развитие.

 

Наследием родоплеменного строя было многобожие — славяне поклонялись различным идолам. Когда Владимир только начал править в Киеве, он «поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, затем Хорса, Даждьбога, Стрибога, Симаргла и Мокоша. И приносили им жертвы, называя богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей...». Перун был богом грозы и покровителем князя и дружины. Его святилища исследованы археологами в Новгороде, Вщиже и других местах Древней Руси.

 

Экспедицией академика Бориса Александровича Рыбакова во время раскопок небольшого древнерусского города Вщижа на Десне было найдено языческое святилище. В середине обнесенного частоколом городища полукругом стояли деревянные идолы, а в центре этого полукруга находился огромный очаг. К валу городища примыкал огромный дом — полуземлянка длиной в 50 метров. Внутри вдоль стен дома располагались скамьи, вырезанные прямо в земле. Очагов или печей в доме не было, обнаружены только небольшие скопления углей и золы, находящиеся друг от друга на равных расстояниях, — это остатки светильников. Найдено большое количество глиняных сосудиков, железных ножей и обломков «рогатых» кирпичей, служивших подставками под вертела для жарения.мяса. Дом являлся местом для племенных собраний и жертвенных пиров? Здесь приносили в жертву богам животных и птиц. Святилище принадлежало не только жителям этого небольшого поселка — сюда сходились люди из всей округи.

 

Идолы, поставленные Владимиром рядом с княжеским теремом, входили в пантеон языческих богов: Хоре — бог солнца, Даждьбог—небесного огня, Стрибог—ветра и бурь, Мо-кошь — богиня плодородия, Симаргл — священная собака. Кроме того, большой популярностью у славян пользовались Велес — бог скотоводчества и Сварог — бог неба, отец Даждьбога. Скотоводческому богу Велесу поклонялись многие жители Древней Руси, он был признан не только славянами, но и балтами, финно-уграми. Велес был богом простых людей — землепашцев и скотоводов, ремесленников и торговцев. Поэтому ему и не нашлось места в княжеско-дружинном пантеоне Владимира.

 

Старая языческая религия, с ее пестрым многобожием, уходила корнями в родовой строй и когда-то вполне соответствовала экономическим основам и идеологическим представлениям славянского общества. Но она не отвечала новым требованиям и мешала формированию феодальных порядков. Правящему классу нужна была единая религиозная организация и послушная армия служителей культа. Это не было прихотью Владимира или его бояр и дружинников — то было веление времени, порожденное объективным развитием классового общества.

 

Такой религией стало для Руси христианство. Оно проникло на Русь еще до правления Владимира. Судя по письменным источникам, бабка Владимира — княгиня Ольга была христианкой. Известны упоминания о христианских храмах на Руси в летописях. Однако долгое время христианство на Руси не имело глубоких корней и заметной роли в развитии общества не играло.

Но скоро настали иные времена.

 

«В год 6495 [987. —Авт.] созвал Владимир бояр своих и старцев градских и сказал им: «Вот приходили ко мне булгары [мусульмане. — Авт.], говоря: «Прими закон наш». Затем приходили немцы и хвалили закон свой. За ними пришли евреи. После же всех пришли греки [византийцы.—Авт.], браня все законы, а свой восхваляя, и многое говорили, рассказывая от начала мира, о бытии всего мира. Мудро говорят они, и чудно слышать их, и каждому любо их послушать, рассказывают они и о другом свете: если кто, говорят, перейдет в нашу веру, то, умерев, снова восстанет и не умереть ему вовеки; если же в ином законе будет, то на том свете гореть ему в огне! Что же вы посоветуете, что ответите?» И сказали бояре и старцы: «Знай, князь, что своего никто не бранит, но хвалит. Если хочешь в самом деле разузнать, то ведь имеешь у себя мужей: послав их, разузнай, какая у них служба и кто как служит богу». И понравилась речь их князю и всем людям; избрали мужей славных и умных, числом десять, и сказали им: «Идите сперва к булгарам [мусульманам. — Авт.] и испытайте веру их». Они же отправились и, придя к ним, видели их скверные дела и поклонение в мечети, и вернулись в землю свою. И сказал им Владимир: «Идите еще к немцам, высмотрите и у них все, а оттуда идите в Греческую [византийскую. — Авт.] землю». Они же пришли к немцам, увидели службу их церковную, а затем пришли в Царьград и явились к царю. Царь же спросил их — зачем пришли? Они же рассказали ему все. Услышав их рассказ, царь обрадовался и сотворил им честь великую в тот же день. На следующий же день послал к патриарху, так говоря ему: «Пришли русские испытывать веру нашу. Приготовьте церковь и клир и сам оденься в святительские ризы, чтобы видели они славу бога нашего». Услышав об этом, патриарх повелел созвать клир, сотворил по обычаю праздничную службу, и кадила возожгли и составили пение и хоры. И пошел с русскими в церковь, и поставили их на лучшем месте, показав им церковную красоту, пение и службу архиерейскую, предстояние дьяконов и рассказав им о служении богу своему. Они же были в восхищении, удивлялись и хвалили их службу. И призвали цари Василий и Константин, и сказали им: «Идите в землю вашу», и отпустили их с дарами великими и с честью. Они же вернулись в землю свою. И созвал князь Владимир бояр своих и старцев и сказал им:

 

«Вот пришли посланные нами мужи, послушаем же все бывшее с ними», — и обратился к послам: «Говорите перед дружиною!» Они же сказали: «Ходили де к булгарам, смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда-сюда, как бешеный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую [византийскую. — Лет.] землю, и ввели нас туда, где служат они богу своему, и не знали — на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой и не знаем, как и рассказать об этом! Знаем мы только, что пребывает там бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах! Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать в язычестве!» Сказали же бояре: «Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей!» И спросил Владимир: «Где примем крещение?» Они же сказали: «Где тебе любо!»

 

В следующем, 988 году князь приказал кумиров, стоявших за теремным двором, ниспровергнуть — одних посечь, а других сжечь. Перуна же повелел привязать к конскому хвосту и тащить с горы по Боричеву спуску на Ручей. На глазах потрясенной киевской толпы вчерашнего бога сбросили в Днепр. По всему городу были посланы глашатаи зачитывать княжеский указ, где предписывалось каждому жителю от мала до велика назавтра принять крещение. С рассвета множество людей загнали в воды Днепра под молитвы, творимые священником. Считалось, что тем самым они очищаются от языческой скверны, как бы смывают ее днепровской водой.

 

После крещения началось широкое строительство церквей, причем сооружались они, как правило, на тех местах, где раньше были языческие святилища и стояли идолы. Так христианская церковь пыталась полностью подчинить сознание людей и изгнать из их памяти даже воспоминания о старых родовых поверьях.

Христианство стало распространяться по всей Руси, и плеть феодала с тех пор стала неразлучна с крестом церковника, освящавшим княжеский и боярский произвол.

 

 

 

На главную

Оглавление