На главную

Оглавление

 


«НАЧАЛО ОТЕЧЕСТВА»



ГЛАВА III.           БОРЬБА

 

Крестоносные вторжения

 

В то время как на южные границы один за другим набегали грозные половецкие смерчи, все более тревожной становилась обстановка на другом краю Русской земли, на северных новгородских рубежах. В середине XII столетия, словно вспомнив о былых походах своих неукротимых предков — викингов, шведские феодалы вновь обратили взоры на Восток. Начинается настойчивое продвижение шведов через Финляндию на Русь, в Приладожье.

 

В 1142 году прилетело в Новгород известие о том, что флотилия из 60 боевых судов-шнек короля Сверкера Старшего напала на шедшие в Новгород торговые корабли. За первым грабежом последовали другие. Через 15—20 лет, основательно закрепившись в Финляндии, шведские феодалы-крестоносцы, получив одобрение самого папы римского, решили, что пришло время активных действий против Руси. В середине мая 1164 года новая огромная флотилия из 55 боевых шнек вошла из Финского залива в Неву, поднялась по ней в Ладожское озеро и дальше — в реку Волхов.

 

Целью шведского похода была Ладога — первая русская крепость на 1000-верстном торговом пути, который с древних времен называли путем «из варяг в греки». Ладога имела для Руси особое значение: она была в то время единственной преградой, защищавшей Новгород с моря, — ни Орешек, ни Копорье еще не существовали. Поэтому сил на укрепление Ладоги русские не жалели. Уже в IX—X веках здесь воздвигается, как установил советский археолог А. Н. Кирпичников, каменная крепость — первая на Руси! К середине XII века одних каменных храмов в городе было шесть, а в большом Пскове — лишь четыре. При ладожском посаднике Павле отстраиваются мощные военные укрепления из «дикого камня» — гигантских валунов, собранных в окрестностях города.

 

Поэтому шведы, вышедшие 23 мая 1164 года на берег у ладожской крепости, сквозь дым горевшего посада увидели укрепления, каких им не доводилось встречать в Скандинавии. А посад, расположенный за крепостными стенами, зажгли сами ладожане, когда увидели приближающуюся вражескую флотилию.

Первый штурм был организованно отражен осажденными с большим уроном для рыцарей. А затем решительная вылазка обороняющихся, видимо, отбила у них охоту идти на новый приступ. Каменный орех ладожской крепости оказался явно не по силам самоуверенному крестоносному воинству, и оно отошло от города.

 

5 дней интервенты обдумывали, как взять крепость, готовились к новой попытке. А вечером 28 мая всей своей тяжелой силой вдруг обрушилось на шведский стан новгородское войско! В беспорядочном сражении большинство захватчиков погибло или попало в плен. Разгром был полным. 43 шнеки достались новгородцам, и лишь 12, отбиваясь от наседавших новгородских удальцов, сумели отойти от берега и со всей возможной скоростью — через Ладогу в Неву — бежать на запад. Широко задуманное крестоносное предприятие — захватить Ладогу, закрыть Новгороду выход на Балтику, лишить его возможности вести морскую торговлю, отрезать от финских земель, на которые жадно зарилась шведская корона, а может быть, если повезет, даже сокрушить северорусский Господин-город — полностью и бесславно провалилось. Поражение на полтора века отбило у шведских конунгов охоту даже приближаться к Ладоге — так впечатлила их быстрота и мощь новгородского ответа на иноземное вторжение.

 

Наступление шведов на дружественные Новгороду, а частично подвластные ему в то время земли финских племен и попытки   прямых   вторжений   в   русские   пределы   побудили новгородцев к активным наступательным действиям. В 1187 году новгородцы и входившие в состав феодальной республики карелы нанесли молниеносный удар по крупнейшему городу Швеции — ее политическому центру Сигтуне, известной во всем средневековом мире.

 

Сигтуна была хорошо защищена. С севера ее окружали непроходимые болота, с юга — от моря — извилистые шхеры и гавань, запиравшаяся к ночи цепями, через которые не могли пройти корабли. С востока подступы к городу прикрывали два мощных замка. Весь город был обнесен стеной.

 

Но тем не менее, как горестно сообщала одна из шведских хроник, «они сожгли Сигтуну! И жгли ее настолько до основания, что город больше не поднялся. Ион архиепископ был там убит, этому многие язычники радовались, что христианам так плохо, это радовало земли карел и русов».

 

Удар, нанесенный силами подвластных Новгороду карел, потряс Швецию. Сигтуна никогда не возродилась, а новая столица государства Стокгольм была предусмотрительно построена подальше от моря.

 

Переход Новгорода к активным действиям, хотя и привел к прекращению русско-шведской торговли на целых 13 лет, имел немаловажное значение: он резко затормозил шведское наступление на Финляндию и Русь. Но обострившаяся внутри-русская борьба, а также начало пресловутого немецкого «натиска на Восток» отвлекли Новгород от северных дел и заставили его главное внимание направить на внутренние дела и борьбу с немецкой агрессией.

 

 

 

На главную

Оглавление