Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

  

Финансы и статистика

Налоги


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Глава1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

 

 

Налоги представляют собой обязательные сборы, взимаемые государством с хозяйствующих субъектов и с граждан по ставке, установленной в законодательном порядке. Налоги являются необходимым звеном экономических отношений в обществе с момента возникновения государства. Развитие и изменение форм государственного устройства всегда сопровождаются преобразованием налоговой системы. В современном цивилизованном обществе налоги — основная форма доходов государства. Помимо этой сугубо финансовой функции налоговый механизм используется для экономического воздействия государства на общественное производство, его динамику и структуру, на развитие научно-технического прогресса.

Налоги подразделяются на прямые и косвенные, причем это подразделение известно с глубокой древности. Критерием такого деления является теоретическая возможность переложения налогов на потребителей. Данный критерий предполагает, что окончательным плательщиком прямых налогов становится тот, кто получает доход, владеет имуществом и т. д., в то время как окончательным плательщиком косвенных налогов выступает потребитель товара, на которого налог перекладывается путем надбавки к цене. Следует иметь в виду, что это именно теоретическое предположение, ибо на практике может происходить иное. Прямые налоги при определенных обстоятельствах также могут оказаться переложенными на потребителя через механизм роста цен. Косвенные налоги не всегда могут быть в полном объеме переложены на потребителя, поскольку рынок необязательно в прежнем объеме примет товар по повышенным ценам.

Проблемы налогообложения постоянно занимали умы экономистов, философов, государственных деятелей различных эпох. Один из основоположников теории налогообложения А. Смит (1723—1790) говорил о том, что налоги для того, кто их выплачивает, — признак не рабства, а свободы. Ф. Аквинский (1225 или 1226—1274) определял налоги как дозволенную форму грабежа. Ш. Монтескье (1689—1755) с полным основанием полагал, что ничто не требует столько мудрости и ума, как определение той части, которую у подданных забирают, и той, которую оставляют им.

Итак, налоговая система возникла и развивалась вместе с государством. На самых ранних ступенях государственной организации начальной формой налогообложения можно считать жертвоприношение. Не следует думать, что оно было основано исключительно на добровольных началах. Жертвоприношение было неписаным законом и, таким образом, становилось принудительной выплатой или сбором. Причем процентная ставка сбора была достаточно определенной. В Пятикнижии Моисея сказано: «...и всякая десятина на земле из семени земли и из плодов дерева принадлежит Господу». Итак, первоначальная ставка налога составляла 10% от полученных доходов.

По мере развития государства возникла «светская» десятина, которая взималась в пользу влиятельных князей наряду с десятиной церковной. Данная практика существовала в различных странах на протяжении многих столетий: от Древнего Египта до средневековой Европы. Так, в Древней Греции в VII-VI вв. до н. э. представителями знати были введены налоги на доходы в размере одной десятой или одной двадцатой части доходов. Это позволяло концентрировать и расходовать средства на содержание наемных армий, возведение укреплений вокруг городов-государств, строительство храмов, водопроводов, дорог, устройство праздников, раздачу денег и продуктов беднякам и на другие общественные цели.

В то же время в древнем мире имелось и серьезное противодействие прямому налогообложению. В Афинах, например, считалось, что свободный гражданин

не должен платить прямых налогов. Другое дело — добровольные пожертвования. Но когда предстояли крупные расходы, то совет или народное собрание города устанавливали процентные отчисления от доходов.

Многие стороны современного государства зародились в Древнем Риме. Проследим за развитием там налоговой системы. Первоначально все государство состояло из города Рима и прилегающей к нему местности. В мирное время денежных податей граждане не платили. Расходы по управлению городом и государством были минимальными, поскольку избранные магистраты исполняли свои должности безвозмездно, порой вкладывая собственные средства. Это было почетно. Главную статью расходов составляло строительство общественных зданий. Эти расходы обычно покрывала сдача в аренду общественных земель. Но в военное время граждане Рима облагались налогами в соответствии со своими доходами.

Определение суммы налога (цена) проводилось каждые пять лет избранными чиновниками-цензорами. Граждане Рима делали цензорам заявление о своем имущественном состоянии и семейном положении. Таким образом, закладывались основы декларации о доходах.

В IV—III вв. до н. э. Римское государство разрасталось, основывались или завоевывались новые города-колонии. Происходили и изменения в налоговой системе. В колониях вводились коммунальные (местные) налоги и повинности. Как и в Риме, их величина зависела от размеров состояния граждан. Определение суммы налогов производилось каждые пять лет. Римские граждане, проживающие вне Рима, платили как государственные, так и местные налоги.

В случае победоносных войн налоги уменьшались, а порой отменялись совсем. Необходимые средства обеспечивались контрибуцией завоеванных земель. Коммунальные же налоги с тех, кто проживал вне Рима, взимались регулярно.

 



Рим превращался в империю, в состав которой входили провинции. Жители провинций были подданными империи, но не пользовались правами граждан. Они были обязаны платить налоги, что было свидетельством их зависимого положения. Единой налоговой системы не существовало. Те города и земли, которые оказывали наиболее упорное сопротивление

римским легионам, после завоевания облагались более высокими налогами. Кроме того, римская администрация зачастую сохраняла систему налогов, сложившуюся в данной местности до завоевания римлянами. Изменялось лишь направление и использование поступающих средств. Так было, например, в Сицилии, когда она в 227 г. до н. э. стала провинцией Рима.

Длительное время в римских провинциях не существовало государственных финансовых органов, которые могли бы профессионально устанавливать и взимать налоги. Римская администрация прибегала к помощи откупщиков, деятельность которых она не могла в должной степени контролировать. Результатом были коррупция, злоупотребление властью, а затем и экономический кризис, разразившийся в I в. до н. э.

Необходимость реорганизации финансового хозяйства Римского государства была одной из важнейших задач, которые решал император Август Октавиан (63 г. до и. э. — 14 г. н. э.). Во всех провинциях им были созданы финансовые учреждения, осуществлявшие контроль за налогообложением. Были значительно уменьшены услуги откупщиков, а там, где они сохранились, за их деятельностью устанавливался строгий государственный контроль. Была заново проведена оценка налогового потенциала провинций с целью более справедливого распределения налогов и увеличения их отдачи. Для этого были проведены обмеры каждой городской общины с ее земельными угодьями. По каждому городу был составлен кадастр, содержавший данные о землевладельцах. Затем производилась перепись имущественного состояния граждан. Переписью руководили наместники провинций совместно с прокураторами, возглавлявшими финансовые учреждения провинций. Каждый житель был обязан в определенный день представить властям общины свою декларацию.

Налоговые документы хранились в финансовом органе и служили базой для последующих переписей имущественного состояния (цензов).

Что же представлял собой провинциальный ценз в Римской империи? В Иудее, например, сведения о землевладении содержали:

наименование отдельного подворья, к какой общине оно относится и в каком угодье находится, кто является его двумя ближайшими соседями;

количество моргенов пахотных угодий, которые могут быть засеяны в ближайшие десять лет;

сколько на участке имеется виноградных лоз;

сколько моргенов земли и сколько деревьев насчитывают оливковые плантации;

сколько моргенов лугов будет скошено в ближайшие десять лет;

сколько приблизительно моргенов земли отводится под пастбища;

сколько моргенов земли приходится на лесные угодья, способные давать деловую древесину;

пол и возраст всех членов семьи1.

Владелец земли был обязан оценить свои доходы сам.

Чиновник, контролирующий проведение ценза, имел полномочия уменьшить налог в тех случаях, когда в силу объективных причин снижалась продуктивность хозяйства. Так, если часть виноградных лоз погибла или засохли маслины, то они в ценз не включались. Но если владелец земли вырубил виноградные лозы или оливковые деревья, то ему приходилось привести уважительные причины, по которым он это сделал. В противном случае выкорчеванные деревья включались в ценз.

Главным источником доходов в римских провинциях служил поземельный налог. В среднем его ставка составляла одну десятую доходов с земельного участка, хотя применялись и особые формы налогообложения, например налог на количество фруктовых деревьев, включая виноградные лозы.

Облагалась налогом и другая собственность: недвижимость, живой инвентарь", ценности.

Каждый житель провинции должен был платить единую для всех подушную подать.

Существовали и косвенные налоги, а именно налог с оборота обычно по ставке 1%; особый налог с оборота при торговле рабами по ставке 4% и налог на освобождение рабов по ставке 5% от их стоимости. В 6 г. п. э. император Август ввел налог с наследства по ставке 5%. Налогом с наследства облагались лишь граждане Рима. Налог носил целевой характер. Полученные средства направлялись для пенсионного обеспечения профессиональных солдат.

Государственные финансовые органы непосредственно не взимали налогов с граждан. Это делали общины. А вот оценку и определение налоговых поступлений общин, контроль за сроками поступления налогов государство держало в своих руках через органы фиска.

Уже в Римской империи налоги выполняли не только фискальную функцию, но имели роль дополнительного стимулятора развития хозяйства. Поскольку налоги вносились деньгами, население было вынуждено производить излишки продукции, чтобы продавать их. Это способствовало расширению товарно-денежных отношений, углублению процесса разделения труда, урбанизации.

Многие хозяйственные традиции Древнего Рима перешли к Византии. В ранневизантийскую эпоху до VIT в. включительно существовал 23 вид прямых налогов. Среди них: поземельный налог, подушная подать, налоги на оснащение армии, налог на покупку лошадей, налог на рекрутов, заплатив который можно было освободиться от воинской повинности, пошлина на продажу товаров (обычно ее ставка составляла 10— 12.5%), пошлина на выдачу государственных актов и т. д. Если строящееся здание превышало установленные заранее размеры, то взимался штраф, получивший название «налог на воздух». Особые налоги платили сенаторы, а также чиновники и военные, получившие повышение в должности.

Широко практиковались в Византии чрезвычайные налоги: на строительство флота, содержание воинских контингентов и пр.

Надо отметить, что обилие налогов отнюдь не привело к финансовому процветанию Византийской империи. Наоборот, чрезмерное налоговое бремя имело своим последствием сокращение налоговой базы, а далее последовали финансовые кризисы, ослаблявшие мощь государства.

Несколько позже стала складываться финансовая система Руси. Объединение Древнерусского государства началось лишь с конца IX в. Основным источником доходов княжеской казны была дань. Это был по сути сначала нерегулярный, а затем все более систематический прямой налог. Князь Олег после своего утверждения в Киеве занялся установлением дани с подвластных племен. Как сообщает историк С. М. Соловьев: «Некоторые платили мехами с дыма, или обитаемого

жилища, некоторые по шлягу от рала»!. Под шлягом, видимо, следует понимать иноземные, главным образом арабские, металлические монеты, обращавшиеся тогда на Руси. «От рала» — это значит с плуга или сохи.

Дань взималась двумя способами: «повозом», когда она привозилась в Киев, и «полюдьем» когда князья или княжеские дружины сами ездили за нею.

Косвенное налогообложение существовало в форме торговых и судебных пошлин. Пошлина «мыт» взималась за провоз товаров через горные заставы, пошлина «перевоз» — за перевоз через реку, «гостиная» пошлина — за право иметь склады, «торговая» пошлина — за право устраивать рынки. Пошлины «вес» и «мера» устанавливались соответственно за взвешивание и измерение товаров, что было в те годы довольно сложным делом.

Судебная пошлина «вира» взималась за убийство, «продажа» — за прочие преступления. Судебные пошлины составляли обычно от 5 до 80 гривен.

После татаро-монгольского нашествия основным налогом стал «выход», взимавшийся сначала баскаками — уполномоченными хана, а затем самими русскими князьями. «Выход» взимался с каждой души мужского пола и со скота.

Каждый удельный князь собирал дань в своем уделе сам и передавал ее великому князю для отправления в Орду. Сумма «выхода» стала зависеть от соглашений великих князей с ханами. Конфликт Дмитрия Донского (1359—1389) с темником Мамаем, фактически правителем Золотой Орды, по свидетельству С. М. Соловьева, начался с того, что «Мамай требовал от Димитрия Донского дани, какую предки последнего платили ханам Узбеку и Чанибеку, а Дмитрий соглашался только на такую дань, какая в последнее время была условлена между ним самим и Мамаем; нашествие Тохтамыша и задержание в Орде сына великокняжеского Василия заставили потом Донского заплатить огромный выход... брали по полтине с деревни, давали и золотом в Орду. В завещании своем Дмитрий Донской упоминает о выходе в 1000 руб.»2 А уже при князе Василии Дмитриевиче упоминается «выход» сначала в 5000 руб., а затем в 7000 руб. Нижегородское княжество платило в это же время дань в 1500 руб.

Помимо «выхода», или дани, были и другие ордынские тяготы. Например, «ям» — обязанность доставлять подводы ордынским чиновникам. Сюда же следует отнести содержание посла Орды с огромной свитой.

Взимание прямых налогов в казну самого Русского государства было уже невозможным. Главным источником внутренних доходов стали пошлины.

Уплата «выхода» была прекращена Иваном III (1440—1505) в 1480 г., после чего вновь началось создание финансовой системы Руси. В качестве главного прямого налога Иван III ввел «данные» деньги с черносошных крестьян и посадских людей. Затем последовали новые налоги: «ямские», «пищальные» — для производства пушек, сборы на городовое и засечное дело, т. е. на строительство засек — укреплении на южных границах Московского государства. Иван Грозный ввел стрелецкую подать для создания регулярной армии и «полоняничные» деньги для выкупа ратных людей, захваченных в плен, и русских, угнанных в полон.

Для определения размера прямых налогов служило «сошное» письмо. «Сошное» письмо предусматривало измерение земельных площадей, в том числе застроенных дворами в городах, перевод полученных данных в условные податные единицы «сохи» и определение на этой основе налогов. «Соха» измерялась в четвертях или четях (около 0,5 десятины), ее размер в различных местах был неодинаков. По свидетельству В. О. Ключевского, наиболее нормальными размерами «сохи» промышленной, посадской или слободской были: «40 дворов лучших торговых людей, 80 средних и 160 молодших посадских людей, 320 слободских. Кроме нормальных тяглецов из торговых людей, были еще маломочные, называвшиеся бобылями; в соху входило втрое больше бобыльских дворов, чем дворов молодших торговых людей.

 «Сошное письмо» составлял писец с состоявшими при нем подьячими. Описания городов и уездов с населением, дворами, категориями землевладельцев i сводились в писцовые книги. «Соха» как единица измерения налога была отменена в 1679 г. Единицей для исчисления прямого обложения к тому времени стал Двор.

Косвенные налоги взимались через систему откупов, главными из которых были таможенные и винные. В середине XVII в. была установлена единая пошлина для торговых людей — 10 денег (5 копеек) с рубля оборота.

Политическое объединение русских земель относится к концу XV в. Однако стройной системы управления государственными финансами не существовало еще долго. Большинство прямых налогов собирал Приказ большого прихода. Однако одновременно с ним обложением населения занимались территориальные приказы. В первую очередь Новгородская, Галичская, Устюжская, Владимирская, Костромская чети, которые выполняли функции приходных касс; Казанский и Сибирский приказы, взимавшие «ясак» с населения. Поволжья и Сибири; Приказ большого дворца, облагавший налогом царские земли; Приказ большой казны, куда направлялись сборы с городских промыслов; Печатный приказ, взимавший пошлину за скрепление актов государевой печатью; Казенный патриарший приказ, ведающий налогообложением церковных и монастырских земель. Помимо перечисленных налоги собирали Стрелецкий, Посольский, Ямской прика-

зы. В силу этого финансовая система России в XV— XVII вв. была чрезвычайно сложна и запутана.

Несколько упорядочена она была в царствование Алексея Михайловича (1629—1676), создавшего в 1655 г. Счетный приказ. Проверка финансовой деятельности приказов, анализ приходных и расходных книг позволили довольно точно определить бюджет государства. В 1680 г. доходы составляли 1 203 367 руб. Из них за счет прямых налогов было обеспечено поступление 529481,5 руб., или 44% всех доходов; за счет косвенных налогов — 641394,6 руб., или 53,3%. Остальную сумму (2,7%) давали чрезвычайные сборы и прочие доходы. Расходы составляли 1 125 323 руб.

Надо отметить, что неупорядоченность финансовой системы в то время была характерна и для других стран.

Современное государство раннего периода новой истории появилось в XVI—ХУПвв. в Европе. Это государство еще не имело теории налогов. Практически не существовало крупного постоянного налога, поэтому периодически парламенты выдавали разрешения правителям производить взыскания и вводить чрезвычайные налоги. Плательщиками налогов обычно выступали люди, принадлежавшие к третьему сословию, т.е. сельские жители и горожане недворянского происхождения. Налоговое право постоянно было в центре всех дискуссий вокруг распределения бремени и тягот страны.

Государство не имело достаточного количества квалифицированных чиновников, и в результате сборщиком налогов стал, как правило, откупщик. В странах континентальной Европы практиковался метод, при котором определенный налог, как только было получено право на его взимание, выставлялся на торги для сдачи в откуп. Кто предлагал самую высокую цену, тому он и продавался. Вся сумма немедленно поступала в княжескую или королевскую казну. А далее откупщик, наделенный уже государственными ■ полномочиями, вместе со своими помощниками и субарендаторами старался получить прибыль. Естественно, откупщиков ненавидели. Проблема справедливости налогообложения стояла очень остро.

Отношение к налогам давно привлекает внимание ученых и государственных деятелей. В изданной в 1625 г. книге «Опыты или наставления нравственные и политические» английский философ Ф. Б-JKOH (1561—1626), лорд-хранитель большой печати при короле Якове Стюарте, писал: «Налоги, взимаемые с согласия народа, не так ослабляют его мужество; примером тому могут служить пошлины в Нидерландах и до известной степени субсидии в Англии. Заметьте, что речь у нас идет сейчас не о кошельке, а о сердце. Подать, взимаемая с согласия народа или без такового, может быть одинакова для кошельков, но не одинаково ее действие на дух народа»1.

Но только в самом конце XVII — начале XVIII в. в европейских странах стало формироваться административное государство, создававшее чиновничий аппарат и достаточно стройную и рациональную налоговую систему, состоящую из прямых и косвенных налогов. Из косвенных налогов особую роль стал играть акциз. Обычно он взимался непосредственно у городских ворот со всех ввозимых и вывозимых товаров. Иногда налогом облагалось только то, что ввозилось в страну, т.е. от него освобождались товары, идущие на экспорт. Размеры акциза колебались обычно от 5 до 25%. Какого-либо научного обоснования размеров налогообложения не было.

Налоги на предметы потребления давали крупные доходы, но они не в малой степени сдерживали развитие торговли.

Из прямых налогов основная масса доходов приходилась на подушный и подоходный налоги. От них были освобождены дворянство и духовенство. Зато буржуазия и крестьянство отдавали государству в виде прямых налогов 1U—15% от всех своих доходов.

Отсутствие теории налогообложения, необдуманность практических мер порой приводили к тяжелым последствиям. Примером неумелой налоговой политики могут служить меры, принимавшиеся в начале царствования упоминавшегося уже Алексея Михайловича. Он вел войны со шведами и поляками, требовавшие огромных расходов. К тому же Россию во второй половине сороковых годов XVII в. постигло несколько неурожайных лет и падеж скота от эпидемических болезней. Правительство прибегало к экстренным сборам. С населения взимали сначала двадцатую, потом десятую, затем пятую деньгу. То есть прямые налоги «с животов и промыслов» поднялись до 20%. Увеличивать их дальше стало невозможно. И тогда была пред-

принята попытка поправить финансовое положение с помощью косвенных налогов. В 1646 г. был повышен акциз на соль с 5 до 20 коп. за пуд. Кстати, эту меру применяли и в других странах. Расчет был на то. что соль потребляют все слои населения и налог разложился на всех равномерно.

Однако на деле оказалось, что тяжело пострадало беднейшее население. Оно кормилось главным образом рыбой из Волги. Оки и других рек. Выловленная рыба тут же солилась дешевой солью. После введения указанного акциза солить рыбу оказалось невыгодно. Рыба портилась в огромном количестве. Возник недостаток основного пищевого продукта1. К тому же у людей, запятых тяжелым физическим трудом, соляной обмен наиболее интенсивен и соли им требуется больше.

В России соляной налог был временно отменен после народных (соляных) бунтов, и началась работа по упорядочепшо финансов на более разумных основаниях.

Эпоха Петра I (1672—1725) характеризуется постоянной нехваткой финансовых ресурсов из-за многочисленных войн, большого строительства, крупномасштабных государственных преобразований. Для пополнения казны изобретались вес новые способы, вводились дополнительные налоги, вплоть до анекдотичного налога на бороды и усы. Царь учредил особую должность — прибыльщики, обязанность которых «сидеть и чинить государю прибыли», т.е. изобретать новые источники доходов казны. Так был вве,ден гербовый сбор, подушный сбор с извозчиков (десятая часть доходов от их найма), налоги с постоялых дворов, печей, плавных судов, арбузов, орехов, продажи съестного, найма домов, ледокольный и другие налоги и сборы. Облагались даже церковные верования. Например, раскольники были обязаны уплачивать двойную подать.

В то же время Петром I был принят ряд мер, чтобы обеспечить, как мы сказали бы сейчас, справедливость налогообложения, равномерную раскладку налоговых тягот. Тяжесть некоторых прежних налогов была ослаблена, причем в первую очередь для малоимущих людей. Для устранения злоупотреблений при переписи

дворов введена была подушная подать. Автор «Истории Петра Великого» А. С. Чистяков пишет: «Подушные были невелики: с крестьян дворцового и синодского ведомства и с крепостных подушных брали по 74 коп., а с государственных крестьян кроме 74 коп. взыскивали еще по 40 коп., вместо оброков, которые дворцовые, синодские и крепостные крестьяне платили своим ведомствам или помещикам. Заплативши эти 74 или 114 коп., крестьянин не знал никаких денежных и хлебных поборов. Подушные собирались в три срока: зимою, весною и осенью. С купцов и цеховых брали по 120 коп. с души»1 (орфография современная).

Доходы государства постоянно росли. В 1710 г. они составили 3 134000 руб., в 1722 г. — 7 859 833 руб., в 1725 г. — 10186 707 руб. Во второй половине царствования Петра I Российское государство, несмотря на огромные издержки, обходилось собственными доходами и «не сделало ни копейки долгу»2.

В последней трети XVIII в. в Европе активно разрабатываются проблемы теории и практики налогообложения.

В 1770 г. министр финансов Франции известный аббат Тэрре собственноручно начертал на письме одного интенданта: «Я больше стараюсь добиться равенства в распределении налога, чем точной уплаты два-дцатины»3. Назначенный министром финансов в конце 1769 г. в период жесточайшего финансового кризиса Франции аббат Тэрре вынужденно вводил новые налоги. При этом он отдавал предпочтение косвенным налогам, поскольку считал, что «налоги на расходы наименее обременительны... они взимаются постепенно и, так сказать, незаметно»4. В то же время Тэрре исходил из целесообразности дифференциации косвенных налогов: продукты первой необходимости (зерно) должны быть от него освобождены, скот должен облагаться очень незначительно, вино — немного больше, грубые ткани — очень мало, а предметы роскоши — очень высоко и т.д.3

В это же арем.ч н России прямые налоги в бюджете играли второстепенную роль по сравнению с налогами косвенными. Так, подушной подати собиралось в .... 1763 г. 5667 тыс. руб., или около 30% всех доходов, а в 1796 г. — 24721 тыс. р уб., или 33% доходов. Очень незначительные суммы приносили подворная подать и промысловый налог.

Косвенные налоги давали 42% в 1764 г. и 43% в 1796 г . Почти половину этой суммы приносили питейные налоги.

Развивались и бюджеты городов, где все большую роль начинали играть так называемые оброчные статьи. Налоги взимались с содержателей илотомоен и прорубей, с перевозов, с рыбных ловель, с подвижных лодок, за запись в городовую обывательскую книгу и др. Тогда же появляются и первые заемные средства в бюджетах городов, и проценты со вкладов в банки.

Превалирующим среди доходов, как видно из табличных данных, являются отчисления от государственной монопольной торговли винно-водочными изделиями. Однако и налоги занимают довольно заметное место, принося более 23% всех доходов столицы. Заем уже появился, но пока не играл существенной роли. Субсидий и дотации от государства не было. Бюджеты

российских городов основывались на собственных доходах.

В этот же период (последняя трель XVIII в.) создавалась теория налогообложения. Ее основоположником можно назвать шотландского экономиста и философа А, Смита.

В вышедшей: в 1776 г. книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» он писал: «Подданные государства должны по возможности соответственно своей способности и силам участвовать в содержании правительства, т.е. соответственно доходу, каким они пользуются под покровительством  и защитой  государства.   Налог, который обязывается уплачивать каждое отдельное лицо, должен быть точно определен, а не ....'■ ;ц, произволен. Срок уплаты, способ платежа, сумма ■ п. платежа — все это должно быть ясно и опреде-.-..- г:; ленно для плательщика и для всякого другого , . ■:.'; лица. Там, где этого нет, каждое лицо, облагае-. ;   мое данным налогом, отдается в большей или меньшей степени во власть сборщика налогов, который  может  отягощать  налог  для  всякого неугодного ему плательщика или включать для себя  угрозой  такого  отягощения  подарок  или ;        взятку.

Неопределенность обложения развивает наглость и содействует подкупности того разряда :. людей, которые и без того не пользуются популярностью даже в том случае, если они не отличаются наглостью и подкупностью. Точная определенность того, что каждое отдельное лицо обязано платить, в вопросе налогового обложения представляется делом столь большого значения, что весьма значительная степень неравномерности, как это, по моему мнению, явствует из опыта всех народов, составляет гораздо меньшее зло, чем весьма малая степень неопределенности.

Каждый налог должен взиматься в то время или тем способом, когда и как плательщику должно быть удобнее всего платить его. Каждый налог должен быть так задуман и разработан, чтобы он брал и удерживал игз карманов народа возможно меньше сверх того, что он приносит государственному казначейству.

Налог может брать или удерживать из карманов народа гораздо больше того, что он .при-.

носит в казну государства следующими путями: во-первых, его собирание может требовать большого числа чиновников,  жалованье которых в состоянии поглощать большую часть той суммы, какую приносит налог, и вымогательства которых могут  обременить  народ дополнительным налогом. Во-вторых, он может затруднять приложение труда населения п препятствовать ему заниматься теми промыслами, которые дают средства к существованию и работу множеству людей.   Обязывая  людей  платить,   он  может  тем самым уменьшать или даже уничтожать фонды, которые позволяли бы им осуществлять эти платежи с большей легкостью. В-третьих, конфискациями и другими наказаниями, которым подвергаются несчастные люди, пытающиеся уклониться от уплаты  налога,  он  часто разоряет их и таким образом уничтожает ту выгоду, которую общество могло бы получить от приложения их :       капиталов. Неразумный налог создает большое ;:       искушение для контрабанды, а кары за контра-'- . >  банду должны усиливаться в соответствии с ис-•-       кушением.   Вопреки  всем  обычным  принципам .у ■     справедливости закон сперва создает искушение, .   а затем наказывает тех,  кто  поддается ему, и притом он усиливает наказание соответственно К        тому самому обстоятельству, которое, несомненно,  должно   было   бы  смягчать  его,   а  именно соответственно искушению совершить преступление. Очевидная справедливость и польза этих щн ложений обращали на себя большее или меньшее внимание всех народов»1.

Итак, из приведенной цитаты можно вывести четыре основных принципа, которые не устарели и до нашего времени.

1.         Принцип    справедливости,    утверждающий    всеобщность обложения и равномерность распределения налога между гражданами соразмерно их доходам.

2.         Принцип    определенности,    требующий,    чтобы сумма, способ и время платежа были точно заранее известны плательщику,

3.         Принцип удобности предполагает, что налог должен взиматься в такое время и таким способом, когорые представляют наибольшие удооства для плательщика.

4. Принцип экономии, заключающийся в сокращении издержек взимания налога, в рационализации системы налогообложения.

Именно в конце XVIII в. закладывались основы современного государства, проводящего активную экономическую, в том числе финансовую и налоговую, политику. Это касается стран Западной Европы, это относится и к России. Еще при Петре I были образованы 12 коллегий, из которых четыре заведовали различными финансовыми вопросами: камер-коллегия, штатс-контор-коллегия, ревизпон-коллегия и ком-мерц-коллегия. Екатерина II (1729-—1796) преобразовала систему управления финансами. В 1780 г. была создана экспедиция о государственных доходах, в следующем году она разделилась на четыре самостоятельные экспедиции. Одна из них заведовала доходами государства, другая -- расходами, третья — ревизией счетов, четвертая — взыскиванием недоимок, недоборов и начетов. В 1802 г. манифестом Александра I «Об учреждении министерств» было создано Министерство финансов и определена его роль. В манифесте говорилось: «Должность Министра финансов имеет два главных предмета: управление казенными и Государственными частями, кои доставляют Правительству нужные ... доходы и генеральное всех доходов разеигнование по разным частям Государственных расходов»1.

В 1811 г. управление финансами было разделено между тремя ведомствами. Министерство финансов занималось всеми источниками доходов, Государственное казначейство ведало расходами, Государственный контролер занимался ревизией всех счетов. Через 10 лет Государственное казначейство было включено в Министерство финансов на правах департамента.

Ни протяжении XIX в. главным источником доходов оставались государственные прямые и косвенные налоги. Основным прямым налогом была подушная подать. Количество плательщиков определялось по ревизским переписям.

Начиная с 1863 г. с мещан вместо подушной подати стал взиматься налог с городских строений. Отмена подушной подати началась в 1882 г.

Второе место среди прямых налогов занимал оброк. Это была плата казенных крестьян за пользование землей. Ставка оброка дифференцировалась по классам губерний.

Купечество платило гильдейскую подать — процентный сбор с объявленного капитала. Данный сбор был введен еще Екатериной И в1775 г. для купцов I. II  и III гильдий вместо подушной подати. Он составлял  1 % от капитала, но за 50 лет вырос до 2,5% для купцов III гильдии и 4% для купцов II и 1 гильдий. Размер капитала записывался «по совести каждого». Кроме того, действовала патентная система обложения торговли и промышленности. Были введены билеты на лавки, т. е. плаха за каждое торговое заведение.

Наряду с основными ставками по прямым налогам вводились надбавки целевого назначения. Таковы были надбавки на строительство государственных больших дорог, устройство водных сообщений, временные надбавки для ускорения уплаты государственных долгов (действовали с 1812 по 1820 г.). С дворян, имевших доход выше установленного размера; взимался только последний из перечисленных налогов — на уплату долгов. Причем дворяне, которые жили за границей не по службе и проживали доходы вне отечества, «должны были платить вдвое».

 Кроме государственных прямых налогов функционировали земские (местные) сборы. Земским учреждениям предоставлялось право определять сборы с земли, фабрик, заводов, торговых заведений.

Вот что гласит «Выписка из Положения о доходах и расходах Московской Столицы, состоявшегося по мнению Государственного Совета, высочайше утвержденному 13 апреля 1823 года»'.

«Доходы Московской Столицы:

Сборы с городских недвижимых собственностей.

2.         Сборы с промышленности и промышленников.

3.         Сборы с совершаемых частными людьми актов if публичной продажи.

4.         Окладные доходы, предоставленные от казны и от общественных имуществ.

5.         Разные случайные и непредвиденные доходы».

Налог на недвижимую собственность был установ

лен в размере 0,5% с оценки ее, произведенной в 1821 г.

В 1831 г. дополнительно регламентируются торговые сборы. Появляется документ «Об определении соответственного акцизного сбора с разного звания торгующих людей в пользу Санкт-Петербургской и Московской Столиц. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 31 октября 1831 года». В нем предлагается означенный сбор производить следующим образом:

«...с иногородних купцов I и II гильдий, одних, не имеющих в столице собственности и производящих оптовую торговлю, — по полупроценту с гильдейского капитала;

с иногородних купцов III гильдии, доставляющих съестные припасы, — по 50 руб. с лица;

с иногородних купцов I и II гильдий, записанных для мелочного торга в Ш гильдию, — на сем же основании. Если они производят и оптовую торговлю, то обязаны платить особо по полупроценту с гильдейского капитала.

С находящихся в приказчиках и сидельцах, кроме помощников их и рабочих:

по 20 рублей с по 15 рублей с

иногородних купцов III гильдии — по 25 рублей с лица;

иногородних купеческих детей лица;

иногородних мещан и крестьян лица.

С иногородних членов купеческих семейств, в одном капитале состоящих и производящих торговлю не для своего семейства, а для посторонних — по 20 рублей с лица».

Меньшие сборы предусматривались с торгующих крестьян.

В апреле  1836 г.  были «высочайше утверждены» новые налоги и сборы «для приращения городских доходов». Были введены налоги:

«А. С торговых и ремесленных заведений.

I.          С магазинов, лавок и прочих торговых заведе

ний, с жилых домов, подворьев, портерных и овощных

лавочек.

II.        С постоялых дворов, содержимых купцами и

мещанами.

III.       С фабрик и заводов по числу на оных рабочих. Б. С разных лиц, обязанных по занятиям и промыслам своим платежом акцизы городу.

IV.       С занимающихся извозчичьим промыслом.

V.        С извозчичьих колод.

В. С разных других статей городских доходов.

VI.       С торговых частных бань.

VII.      С провозимых через таможню товаров.

VIII.    Возврат от разных ведомств издержек, употребляемых из городских доходов на освещение фонарей.

IX.       С пивоварен.

Г. Сборы существующие, по коим допускается усиление.

X.        С трактирных заведений.

XI.       С протеста векселей и явки заемных писем.

XII.      С записи контрактов у маклеров»1.

Надо отметить, что к концу прошлого века все суммы, включая земские, стали поступать в кассу государственного казначейства.

В восьмидесятых годах XIX в.  наряду с общей отменой подушной подати стало внедряться подоходное налогообложение. Был установлен налог на доходы с ценных бумаг. Затем государственный квартирый налог.

Существовали специальные государственные сбо-! ры. Таков, например, введенный в 1834 г. сбор с проезда по законченному к тому времени шоссе Санкт-Петербург—Москва. К 1863 г. этот сбор распространился на 23 шоссейные дороги. Взимались сборы с пассажиров железных дорог, пароходств, с железнодорожных грузов, перевозимых большой скоростью, сборы в морских портах.

Действовали пошлины с имущества, переходящего по наследству или по актам дарения. В зависимости от степени родства они имели сгавку от 1 до 6% стоимости имущества.

Существовали паспортные сборы, в том числе с заграничных паспортов. Облагались полисы по страхованию от пожара.

Среди косвенных налогов в прошлом веке крупные доходы Российскому государству давали акцизы на табак, сахар, керосин, соль, спички, прессованные дрожжи, осветительные нефтяные масла и ряд других товаров.

Значительными были поступления от производства и торговли алкогольными напитками.

Система акцизов, как и таможенные пошлины, имела отнюдь не только фискальный характер. Она обеспечивала государственную поддержку отечественным предпринимателям, защищала их в конкурентной борьбе с иностранцами.

В 1898 г. Николай II утвердил Положение о Государственном промысловом налоге. Налог просуществовал вплоть до революции 1917 г. Промысловые свидетельства согласно этому Положению должны были выбираться на каждое промышленное предприятие, торговое заведение, пароход. Свидетельство могло получить как физическое, так и юридическое лицо. Так обеспечивался единый подход к гильдейскому купечеству и акционерным обществам. Были введены 3 торговых и 8 промышленных разрядов, по которым взимался основной промысловый налог. Право на вступление в купечество давало владение предприятиями торговли по промысловым свидетельствам 1—2-го разрядов и промышленными предприятиями по свидетельствам 1—5-го разрядов.

Основной промысловый налог состоял из налога с торговых заведений и складских помещений, налога с промышленных предприятий и налога со свидетельств на ярмарочную торговлю. Они взимались при ежегодной выборке промысловых свидетельств по фиксированным ставкам, дифференцированным по губерниям России.

Дополнительный промысловый налог по размеру превосходил основной и зависел от размера основного капитала и прибыли предприятия. Кроме того, он зависел и от характера предприятия — являлось ли оно гильдейским или акционерным обществом.

Принадлежавшие купцам предприятия и заведения вносили дополнительный налог в виде раскладочного сбора и процентного сбора с прибыли. Сумма раскладочного сбора определялась один раз в три года законодательно и ежегодно раскладывалась в губерниях по предприятиям. Сбор с прибыли составлял 3,33% с той части прибыли, которая в 30 раз превышала размер основного промыслового налога.

Акционерные общества платили дополнительный промысловый налог в форме налога с капитала и процентного сбора с прибыли. Налог с капитала взимался по ставке 0,15%. С капитала менее 100 руб. он

не взимался. Процентный сбор с прибыли устанавливался пропорционально чистой прибыли. Сама чистая прибыль рассчитывалась в процентах к основному капиталу.

Как видим, ставки налога вне всякого сомнения стимулировали промышленников России к получению максимальной прибыли.

Выше мы в основном вели речь об общегосударственных налогах, лишь упомянув о земских сборах. Но уже в конце XIX столетия и особенно в XX в. в жизни человеческого общества огромную роль стали приобретать крупные города. В связи с этим интересно проанализировать, из чего складывались доходы городов России. Возьмем, для примера, крупнейший город Москву. В табл. 1.3 приведены данные о доходах за 1890—1891 гг.

Как видим, налоговые поступления обеспечивали более 60% всех доходов. А если добавить к ним сборы с особых предприятий и сборы с городских изданий — эти своего рода отчисления от прибыли предприятий, подведомственных городской Управе, то общая сумма налогов  составит  70—75%   доходов.  

Наиболее крупным из прямых налогов был налог с недвижимых имуществ. В указанный период он взимался по ставке 9%. В 1890 г. данный налог обеспечил поступления 2,3 млн. руб. из 4,14 млн. прямых налогов, в следующем году — 2,8 млн. руб. Это не говорит о повышении налоговой ставки или о резком росте недвижимости. Просто на рубеже утих лег Московской городской Управой была произведена переоценка недвижимых имуществ.

Значительную сумму среди прямых налогов давал налог на право в Москве торговли и промыслов. Сюда входили стоимость патентов, купеческих свидетельств, свидетельств на право мелкой торговли, сборы с торговых и промышленных заведений, трактиров, огоро-

дов, постоялых дворов, лошадей, содержащихся частными лицами.

Косвенные сборы и пошлины взимались за клеймение мер, гирь и весов, за утверждение планов и чертежей на постройки в частных владениях, за прописку, выдачу справок из адресного стола. К этой же статье относились сборы с аукционной продажи, векселей, заемных писем и договоров, судебных пошлин.

Под особыми предприятиями подразумеваются подведомственные городской Управе бойни, водопроводное хозяйство, ассенизационный обоз, городская типография, а также газеты: «Известия Московской городской Думы», «Ведомости Московской городской полиции», «Справочные цены», «Адрес-Календарь» и другие городские издания.

Город не имел налоговой инициативы. Налоги, которые он мог собирать в свою пользу, были установлены в выпущенном правительством Городовом положении. Там же была определена максимальная ставка налога с суммы чистого дохода от недвижимого имущества — 10%.

Указанный периос) можно назвать начальным периодом урбапиищии и развития капитализма в России. Оба этих процесса лишь набирали силу. Подъем промышленности, торговли, концентрация производства и капитала, строительная лихорадка, бурный рост населения еще впереди. Медленно росли в 90-е годы прошлого века и доходы городского бюджета. В 1891г., как показано выше, они составили сумму 8.1 млн. руб., в 1899 г. — 11,9 млн. руб. со среднегодовым приростом 475 тыс. руб. Для сравнения скажем, что за девять лет XX в. (1901-1910 гг.) среднегодовой рост доходов города составил 2255 тыс. руб., а за последующие три года — 4100 тыс. руб.

Происходили не только количественные, но и качественные изменения. К 1913 г. Москва стала по количеству жителей девятым городом мира и ^вторым в России. Она уступала лишь Лондону, Нью-Йорку. Парижу, Берлину, Чикаго, Вене, Петербургу, Филадельфии. Являясь вторым промышленным центром страны, Москва имела гораздо большее значение, чем Петербург, с точки зрения оптовой торговли, транспортного сообщения внутри страны. Был привлечен громадный иностранный капитал, чему способствовали налоговые и пошлинные льготы.

Ставка налога с недвижимого имущества в 1900 г. была доведена до законодательно установленного максимума, т.е. до 10%. В 1901 г. она вновь была понижена до 9%. В 1902 г. составила 9,5%, а с 1903 г. вновь установилась в размере 10%. Стоимость недвижимого имущества в городе за указанные 13 лет почти удвоилась. Сумма налогов на торговлю и промыслы также быстро росла количественно -— более чем в полтора раза, но структура ее оставалась неизменной. По-прежнему значительные поступления ниш от трактирных заведений.

В период нэпа существовали различные формы собственности, действовали экономические законы, что являлось одним из главных условий функционирования налоговой системы. Опыт двадцатых годов показал, чго нормальное налогообложение возможно лишь при определенном построении отношений собственности, которые обеспечивали бы правовую обособленность предприятий от государственного аппарата управления. Это обособление необходимо не только для создания правильного налогообожения, но и нормального механизма перелива капитала между отраслями и предприятиями, для формирования рынка капиталов.

В двадцатые годы делались попытки организовать национализированные предприятия как акционерные общества, работающие на основе государственного капитала. Но в те годы подобные попытки успехом не увенчались.

Финансовая система во время нэпа имела много специфических особенностей, но тем не менее она отталкивалась от налоговой системы дореволюционной России как от исходного пункта и воспроизводила ряд ее черт. Однако складывающаяся система налогообложения характеризовалась почти полным отсутствием данных для определения финансового положения различных категорий налогоплательщиков, что предопределяло весьма примитивные способы обложения.

В 1923—1925 гг. существовали следующие виды налогов:

I.          Прямые налоги. К ним относились сельскохозяй

ственный, промысловый, подоходно-имущественный,

рентный налоги, гербовый сбор и тому подобные пош

лины, наследственные пошлины.

II.        Косвенные налоги: акцизы и таможенное обло

жение.

Акцизы были установлены на продажу чая, соли. табачных изделий, спичек, нефтепродуктов и некоторых других потребительских товаров.

Прямые налоги являлись орудием финансовой по

литики — рычагом перераспределения накапливаемых

в процессе хозяйствования капиталов и в то же время

они становились существенным фактором роста до

ходов бюджета

В 1922—1923 гг. прямые налоги составляли около 43% всех налоговых поступлений в бюджет, в 1923— 1924 гг. — 45%. в 1925—1926 гг. — 82%.

Промысловым налогом облагались торговые и промышленные предприятия, а также единоличные ремесла и промысловые занятия.

Плательщиками промыслового налога были все агенты производства и обращения.

Величина налога равнялась 1.5% с торгового оборота. Но кроме этого уравнительного сбора в состав промыслового входил еще и патентный налог. Стоимость патента варьировалась по разрядам в зависимости от вида занятий и географического положения региона.

Уравнительный сбор тоже не всегда был равен 1,5%. В пищевой промышленности он составлял от 1,5 до 2%, на предметы роскоши — от 2 до 6%. В условиях неустойчивой конъюнктуры и падающей валюты данный способ промыслового обложения (уравнительный сбор на оборот) наиболее надежно гарантирует фискальные результаты.

Уравнительный сбор представлял собой, по сути дела, налог с оборота, позволяющий относительно равномерно облагать все товары, улавливать и аккумулировать в бюджете излишки доходов.

В общемировой практике налог с оборота в конечном счете эволюционировал в налог на добавленную стоимость. В экономике России эволюция была обратной — в сторону сближения налога с оборота с акцизами — определенной фиксированной надбавкой к цене товара в пользу государственной казны.

На протяжении многих лег налог с оборота вызывал отклонение цен на товары от их стоимости, препятствовал установлению рыночных цен и развитию хозрасчетных отношений.

Другим важнейшим прямым налогом был подоходно-поимущественный. Им облагались как физические, гак и юридические лица: акционерные общества, товарищества и т.п. Поимущественное обложение представляло собой прежде всего налог на капитал. Государственные предприятия были освобождены от поимущественного обложения, но платили подоходный налог в размере 8%.

Поимущественное обложение прогрессивно возрастало по мере увеличения размера имущества. В ре-_ зультате всякое слияние капиталов — создание товари-

ществ, акционерных общее! в вело к удвоению и утроению обложения. Дважды, по сути дела, облагались и доходы участников акционерных обществ: сначала как совокупный доход акционерного общества, а затем как выплаченные дивиденды.

Подобный налоговый гнет толкал частных предпринимателей на путь быстрой наживы, спекуляции, препятствовал рациональной концентрации и накоплению капитала даже на самом примитивном уровне.

В дальнейшем финансовая система нашей страны нюлюционировала в направлении, противоположном процессу общемирового развития. От налогов она перешла к административным методам изъятия прибыли предприятий и перераспределения финансовых ресурсов через бюджет страны. Полная централизация денежных средств и отсутствие какой-либо самостоятельности предприятий в решении финансовых вопросов лишали хозяйственных руководителей всякой инициативы и постепенно подводили страну к финансовому кризису. Кризис разразился па рубеже 80 90-х годов; его возникновению способствовал и ряд других объективных и субъективных факторов.

Теория налогообложения всегда пыталась решить «вечный» вопрос: что целесообразнее, обеспечить формирование бюджета чисто фискальными методами или снижением налогов добиваться стимулирования предпринимательской деятельности и расширения налоговой базы?

В качестве исторического документа можно привести выдержку из документа, подготовленного известным деятелем Австрии К. Меттернихом (1773—1859) и переданного им 15 декабря 1820 г. русскому царю Александру I во время очередного Венского конгресса. Задавшись вопросом, что должны делать правительства, К. Меттерних пишет: «Они должны уделять пристальное внимание состоянию финансов своей страны, чтобы путем облегчения общественных повинностей и налогов дать вкусить их народам от благотворности не воображаемого, а реального мира»'.

Российский министр финансов граф Е. Канкрин (1774—1845), занимавший этот пост при Александре I и Николае I, призывал к очень большой осторожности в установлении новых налогов2.

Но вернемся в XX век. Профессор и государственный деятель послевоенной Германии Л. Эрхард пишет: «Надо признать весьма справедливыми пожелания как всех граждан, так и хозяйственных кругов, направленные на снижение налогового бремени»1. И далее отмечает, что если удастся добиться требуемой «стабилизации расходов и развитие производительности будет расти теми же темпами, легко себе представить и вычислить, какое снижение налогов окажется возможным. Только таким путем можно добиться настоящего и реалистичного решения угнетающей всех нас налоговой проблемы»2.

Надо сказать, что налоговая политика Л. Эрхарда в период, когда он был министром хозяйства, а затем канцлером Федеративной Республики Германии, среди других принятых по его инициативе мер сыграла немалую роль в 'жопомическом подъеме послевоенной Германии.

В 70 -80-е годы в западных странах распространилась и получила признание бюджетная концепция А. Лэффера. А. Лэффер исходил из того, что налоговые поступления являются продуктом двух основных факторов: налоговой ставки и налоювой базы. Рост налогового бремени может приводить к увеличению государственных доходов только до какого-то предела, пока не начнет сокращаться облагаемая налогом часть национального производства. Когда этот предел будет превышен, рост налоговой ставки приведет не к увеличению, а к сокращению доходов бюджета (так называемая кривая Лэффера). В связи с этим задачу оживления деловой активности предстоит решать путем облегчения налогового гнета. Снижение ставки налогообложения приводит к росту производства, который в дальнейшем компенсирует временное уменьшение поступлений. Повышение роста производства без инфляции достигается главным образом умелым манипулированием налоговыми ставками, налоговыми льготами и прогрессивностью налогообложения.

Во второй половине 80-х — начале 90-х годов XX в. ведущие страны мира, такие, как США, Великобритания, Германия, Франция, Япония. Швеция и некоторые другие, провели налоговые реформы, направленные на

ускорение накопления капитала и стимулирование деловой активности. В УТИХ целях снижены ставки налога па прибыль корпораций. Например, в США ставка корпорационного налога уменьшена с 46 до 34%; в Великобритании — с 45 до 35%; во Франции — в 1986 т. с 50 до 45%, а в 1991 г. — до 42%; в Японии — и 1989 г. с 42 до 40%, а в 1990 г. — до 37,5%. В 1994 г. началось постепенное проведение налоговой реформы и Дании.

Одновременно в этих странах снижен верхний уровень налогообложения личных доходов физических лиц, расширены интервалы необлагаемого дохода.

Надо отметить, что снижение прямых налогов потребовало некоторого увеличения косвенных налогов, таких, как налог на добавленную стоимость, налог с продаж. Наблюдается и увеличение поземельного налога. Реформам сопутствуют усиление системы контроля за соблюдением налогового законодательства и ужесточение экономических санкций и административных мер по отношению к тем, кто его нарушает.

Начало девяностых годов явилось также периодом возрождения и формирования налоговой системы Российской Федерации.

В новой налоговой системе одно из главных мест заняли косвенные налоги на потребление: налог на добавленную стоимость и акцизы, входящие в цепу товара (работ, услуг). Здесь уместно вспомнить не только практические шаги аббата Тэрре, но и теоретические разработки английского экономиста В. Петти (1623—1687), автора трудовой теории стоимости, который писал: «Доводы в пользу акциза сводятся к следующему.

Во-первых, естественная справедливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что он действительно потребляет. Вследствие этого такой налог вряд ли навязывается кому-либо насильно, и его чрезвычайно легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходимости.

Во-вторых, этот налог, если только он не сдается на откуп, а регулярно взимается, располагает к бережливости, что является единственным способом обогащения народа, как это ясно видно на примере голландцев и евреев и всех других людей, наживших большие состояния.

В-третьих, никто не уплачивает вдое или дважды за одну и ту же вещь, поскольку ничто не может быть потреблено более одного раза.

Между тем мы часто наблюдаем, что в иных случаях люди уплачивают одновременно ренты со своих земель, со своих дымовых труб, со своих титулов, а также пошлины (которые уплачиваются всеми людьми, хотя купцы более всего говорят о них). Они уплачивают также добровольные взносы и десятины. Между тем при акцизе никто не должен, собственно говоря, платить еще и другим способом и больше чем один раз.

В-четвертых, при этом способе обложения можно всегда иметь превосходные сведения о богатстве, росте, промыслах и силе страны в каждый момент. В силу всех этих причин при акцизе требуются не отдельные соглашения с семьями и не сдача всего налога на откуп, а собирание его особыми чиновниками, которые, будучи полностью заняты, не потребуют и четвертой части расходов, каких требует взимание наших теперешних многочисленных и многообразных налогов»1.

Проблема соотношения прямых и косвенных налогов в современных экономических условиях при переходе хозяйства нашей страны к рынку еще нуждается в серьезном исследовании и научном обосновании.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Налоги»

 

   Смотрите также:

 

Азбука экономики    Денежно-кредитная сфера   Денежные операции   Международные расчеты и валютные операции   Акцизы

 

Налоговый учет российских организаций

Понятие и виды налогового учета

Основные элементы налогового учета

Принципы ведения налогового учета

Основания и порядок проведения налогового учета российских организаций

Постановка на налоговый учет без заявления организации

Заявительный порядок постановки на налоговый учет

Налоговый переучет организаций и снятие с налогового учета

Ответственность организаций за непостановку на налоговый учет

Заключение

 

Финансовый менеджмент (курс лекций)

Налоговая система Российской Федерации

Налог на имущество

Налог на доходы с физических лиц

Налог на добавленную стоимость (НДС)

Финансовый контроль

Организация финансового контроля

Виды финансового контроля






Rambler's Top100