Вся электронная библиотека >>>

Биографии писателей >>>

 

 Литература

писателиВеликие писатели

 


Разделы: Классическая литература

Рефераты по литературе

Биографический словарь

   

ЧАРЛЗ ДИККЕНС (1812-1870)

Диккенс нуждался в больших успехах, чтобы обрести уверенность в себе. Он знал

мрачное детство, нищету, унижения, насмешки... Он должен был добиться успеха, и

он его добился.

Когда Чарлз Диккенс впервые решился встретиться лицом к лицу с

соотечественниками, знающими его  только по книгам, чтобы выступить с  чтением

своих произведений, залы  брали приступом Во время его посещения Америки залы

оказывались малы, и ему предложили для выступления церковь в Бруклине. С амвона

он читал "Приключения Оливера Твиста".

"Когда отец уезжал в Эмс или работа не позволяла ему делать это самому, он

просил мою мать читать нам сочинения .. Диккенса - этого "великого христианина",

как он называет его в "Дневнике писателя". Во время обеда он спрашивал нас о

наших впечатлениях и восстановлял целые эпизоды из этих романов Мой отец,

забывший фамилию своей жены и лицо своей возлюбленной, помнил все английские

имена героев Диккенса, и говорил о них, как о своих близких друзьях", -

вспоминала Любовь Федоровна Достоевская.

Когда Диккенс ушел из жизни, Лондон пришел в смятение, как после проигранного

сражения. Англичане похоронили своего любимого писателя в Вестминстерском

аббатстве рядом с Шекспиром Большего выражения признательности быть не могло

Чарлз Диккенс родился 7 февраля 1812 года в местечке Лендпорт близ Портсмута в

семье портового чиновника. Чарлз был школьником, когда отец разорился и попал в

долговую тюрьму. Мальчик оставил учебу и устроился на фабрику, изготовляющую

ваксу, чтобы зарабатывать семье на пропитание. Крайняя нищета не позволила ему

получить сколько-нибудь серьезное образование

Вырвавшись из мрачного детства, Диккенс устроился на работу парламентским

стенографом и однажды, с целью подзаработать, попробовал написать несколько

маленьких очерков. Они были опубликованы, и Чарлз начал сотрудничать с газетой в

качестве судебного репортера Тут-то удача и постучалась в его жизнь.

Начинающие издатели подрядили известного художника Роберта Сеймура сделать серию

рисунков, комически обыгрывающих приключения спортсменов-любителей. В то время

шутили, что люди, не умеющие загнать лису, всегда стремятся выдать себя за

сельских джентль-

, знатоков этого дела. К рисункам надо было написать подтекстовки (что-то вроде

нынешних комиксов) Понадобился автор без амбиций, которому можно было бы

заплатить поменьше. К тому же он должен был безоговорочно выполнять указания

художника. Диккенс за это взялся. Через некоторое время случилось несчастье -

Сеймур застрелился. Диккенс к тому времени уже приобрел авторитет у нанявших его

издателей и сам выбрал нового художника, которому уже он диктовал сюжеты. Он

придумывал новых героев, остроумные реплики, забавные приключения. Комическая

история о завсегдатаях "Пиквикс-кого клуба", подписанная псевдонимом Боз,

выходила ежемесячными выпусками по шиллингу штука и вскоре приобрела небывалую

популярность.

Так мистер Пиквик, комический мыслитель и неудачливый, но трогательный

благодетель человечества появился на свет, а затем стал главным героем

знаменитого романа Диккенса "Посмертные записки Пик-викского клуба" (1837)

В мировую литературу Чарлз Диккенс вошел как замечательный юморист и сатирик.

Через год был опубликован новый роман набирающего известность Диккенса -

"Приключения Оливера Твиста" (1838). История мальчика, родившегося в доме

призрения и обреченного на скитания по мрачным трущобам Лондона, тронула сердца

читателей Тем более что маленький герой, невольно втянутый в преступления

грабительской шайки, в конце концов находит богатых покровителей Диккенс вообще

был мастером оптимистических финалов.

Тему униженного детства писатель продолжил в романе "Жизнь и приключения

Николаса Никльби" (1839). Эта страшная история также имела благополучный конец.

Став писателем, Диккенс ни с кем не боролся, не потрясал основ, не посягал в

богоборческом экстазе на роль Творца, как это часто случается с большими

писателями, стремящимися создать мир заново Казалось, что он принимал мир таким,

каким его создал Всевышний, и с наивным простодушием верил, что справедливость

обязательно восторжествует.

К двадцати пяти годам Чарлз Диккенс обрел прочную славу романиста. По

воспоминаниям, в пору молодости он был необычайно артистичен, обладал обаянием и

жизнерадостностью, слыл щеголем и любил пустить пыль в глаза. Испытания,

перенесенные в детстве, выработали у него твердую волю и уверенность в том, что

он обязательно станет "выдающимся человеком". Едва взявшись за перо, он сразу

ок-Рестил себя "неподражаемым".

Думается, основания для этого у него были. Диккенс проявлял талант во всем, за

что брался: сделался первоклассным стенографом, буду-

чи судебным репортером, основательно изучил судопроизводство, став журналистом,

освещал избирательную кампанию по всей стране, а в дальнейшем проявил себя как

один из самых удачливых издателей.

Не повезло ему только с первой любовью. В девятнадцать лет Диккенс влюбился в

Марию Биднелл. Ее отец, лондонский банкир, принадлежал к кругу состоятельных

людей, и молодой человек без гроша в кармане, навещающий дочь, не мог вызвать у

него свадебного энтузиазма. В конце концов и Мария склонилась к тому, что

Диккенс - не лучшая партия.

Казалось, что отвергнутый жених быстро утешился, вскоре женившись на дочери

журналиста - Кэйт Хогарт, с которой прожил двадцать лет, обзавелся десятью

детьми, приобрел всемирную известность и огромное состояние. И только знаменитый

роман "Дэвид Коппер-филд" (1850), напоминающий некоторыми подробностями жизнь

самого Диккенса, рассказывает о сердечной ране главного героя, пережившего

безответную любовь. Это можно было бы считать художественным вымыслом, если бы у

истории Диккенса и Марии Биднелл не было довольно оригинального продолжения.

Через двадцать с лишним лет писатель, заласканный славой и отягощенный семьей,

неожиданно получает от нее письмо и, что удивительно, не ленится тут же

отправить пылкий ответ: "...вдруг узнал Ваш почерк, и непостижимая власть

прошлого захватила меня. Двадцати трех или двадцати четырех лет как будто и не

бывало! Я распечатал Ваше письмо в каком-то трансе, совсем как мой друг Дэвид

Коппер-филд, когда он был влюблен". Начинается пламенная переписка "Я глубоко

уверен в том, что если я начал пробивать себе дорогу, чтобы выйти из бедности и

безвестности, то с единственной целью - стать достойным Вас", - пишет он.

Договоры о встрече, меры предосторожности - Мария замужем, Диккенс тоже не

свободен, но его больше заботит то, что он человек опасный: "...со мною нельзя

показываться в общественных местах, ибо меня знают все".

Наконец первая встреча состоялась - чтобы стать последней. Вскоре Мария,

притязающая на продолжение, получает письмо, исполненное в неожиданной

стилистике: "Скоро я уезжаю, еще не знаю куда, не знаю зачем, обдумывать еще

неизвестно что".

Теперь известно что - после встречи, в том же 1855 году, Диккенс начал писать

роман "Крошка Доррит": главная героиня Флора Фин-чинг, некогда возлюбленная

Артура Кленнема, вышла замуж за другого, а через двадцать лет они снова

встретились. "Флора, когда-то высокая и стройная, растолстела и страдала

одышкой, но это было еще ничего. Флора, которую он помнил лилией, превратилась в

пион, но это бы еще тоже ничего. Флора, чье каждое слово, каждая мысль когда-

то казались ему пленительными, явно стала болтлива и глупа. Это уже было

хуже..." - размышлял разочарованный герой Диккенса, а может, и он сам. Но мы

забежали слишком вперед. Вернемся к Чарлзу Диккенсу, которому не исполнилось еще

и тридцати лет.

С 1842 года начинается новый период в его творчестве - с более жестким взглядом

на окружающее. В тридцать лет Диккенс достиг всего, о чем могут только мечтать

честолюбивые молодые люди, но в его произведениях появляются мрачные

предощущения, что надежды окажутся обманутыми, а идеалы недостижимыми. Он едет в

Америку, надеясь, что в Новом Свете найдет общество, свободное от традиций и

наследственных недостатков, которые начали его раздражать в родной Англии. Нигде

Диккенса так не чествовали, как в Америке, но когда он затронул вопрос о

международном авторском праве (на американских изданиях своих романов он мог бы

составить капитал), на него обрушилась пресса. Он невзлюбил Америку и написал

"Американские заметки", осуждающие делячество и низкий интеллект американцев. В

этой же тональности разочарований написаны "Жизнь и приключения Мартина

Чезлвита" (1844), "Домби и сын" (1848).

К вершинам творчества Чарлза Диккенса относятся такие романы, как "Дэвид

Копперфилд" (1850) - автобиографический "роман самовоспитания" и "Большие

надежды" ("Большие ожидания"; 1861) - роман-биография как жанр с блестящей

детективной завязкой и с "антиостровным" пафосом: "Как раз в то время мы,

британцы, окончательно установили, что и мы сами, и все в нашей стране - венец

творения, а тот, кто в этом сомневается, повинен в государственной измене".

Всего Диккенс написал 15 романов, несколько книг очерков, повестей, рассказов,

также ряд пьес. К концу жизни в его характере стала проявляться

неудовлетворенность своим положением, хотя со времен Вальтера Скотта никто из

профессиональных писателей не жил богаче, чем Диккенс, и никто не был столь

популярен. Им овладели беспокойство, страсть к переменам, в чем, видимо,

сказывалась психологическая усталость.

Диккенсу, столько раз в своих романах пропевшему гимн радостям семейного очага,

стало казаться, что его брак не задался с самого начала, что он обрек себя на

жизнь со скучной и неинтересной женщиной (собственно, ей некогда было

становиться интересной - за пятнадцать лет она родила ему десятерых детей).

После двадцати лет совместной жизни он порывает с женой и сходится с

восемнадцатилетней Эллен Тернан из талантливой семьи актеров, но догнать юность

ему не Удалось. Эллен не принесла ему ни большого счастья, ни покоя.

В последние годы, несмотря на все ухудшающееся самочувствие, Диккенс героически

продолжал испытывать свою волю: выступал с чте-

ниями произведений, почти "беспрерывно писал. Последний роман "Тайна Эдвина

Друда" остался незавершенным.

8 июня 1870 года у Диккенса случилось кровоизлияние. Вечером следующего дня

великого писателя не стало

 

Любовь Калюжная

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Жизнь и творчество великих писателей»

 

Смотрите также:

 

Гомер   Геродот   Аристотель

 

Ликург IX-VIII вв. до н.э.

 Солон VII-VI вв. до н.э.

Фемистокл VI-V вв. до н.э.

Аристид около 540-467 гг. V до н.э.

Перикл около 490-429 гг. до н.э.

Софокл 496-406 гг. до н.э.  

 Демосфен 384-322 гг. до н.э. 

 Марк Туллий Цицерон 106-43 гг. до н.э. 

 Овидий 43 г. до н.э. -18 г. н.э.

 

Жизнь Замечательных Людей

Данте

 Боккаччо как последователь Петрарки 

 Бомарше

 Беранже

 Эмиль Золя

Сократ

Платон

Аристотель

Сенека

 

Алексей Константинович Толстой   Николай Семёнович Лесков  Александр Сергеевич Пушкин   Иван Сергеевич Тургенев   Николай Васильевич Гоголь   Владимир Иванович Даль   Антон Павлович Чехов   Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Алексеевич Бунин    Сергей Тимофеевич Аксаков   Леонид Павлович Сабанеев   Исаак Эммануилович Бабель    Варлам Тихонович Шаламов  Александр Солженицын   Сергей Есенин   Михаил Булгаков   Борис Васильев   Артур Конан-Дойл

 

Розанов: «О писателях и писательстве»

Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о непротивлении злу

Два вида «правительства»

Граф Лев Николаевич Толстой

А.С. Пушкин

На границах поэзии и философии. Стихотворения Владимира Соловьева

Кое-что новое о Пушкине

Памяти Вл. Соловьева

М. Ю. Лермонтов (К 60-летию кончины)

Концы и начала, «божественное» и «демоническое», боги и демоны  (По поводу главного сюжета Лермонтова)

«Демон» Лермонтова и его древние родичи

Счастливый обладатель своих способностей

25-летие кончины Некрасова

Гоголь

О благодушии Некрасова

Ив. С. Тургенев (к 20-летию его смерти)

Среди иноязычных (Д. С. Мережковский)

Американизм и американцы

Литературные новинки

Писатель-художник и партия

Когда-то знаменитый роман

Мечта в щелку

Памяти Ф. М. Достоевского

Толстой и Достоевский об искусстве

На закате дней. К 55-летию литературной деятельности Л. Н. Толстого

На закате дней. Л. Толстой и быт

На закате дней. Л. Толстой и интеллигенция

Метерлинк

Некрасов в годы нашего ученичества

Л. Андреев и его «Тьма»

Автор «Балаганчика» о петербургских Религиозно-философских собраниях

Домик Лермонтова в Пятигорске

На книжном и литературном рынке (Арцыбашев)

На книжном и литературном рынке (Диккенс)

О памятнике И. С. Тургеневу

80-летие рождения гр. Л. Н. Толстого

Л. Н. Толстой

Толстой между великими мира

Великий мир сердца (Нечто о Л. Н. Толстом)

Поездка в Ясную Поляну

Литературные симулянты

Трагическое остроумие

Попы, жандармы и Блок

Загадки Гоголя

Гений формы (К 100-летию со дня рождения Гоголя)

Русь и Гоголь

Мережковский против «Вех» (Последнее Религиозно-философское собрание)

Один из певцов вечной «весны»

Магическая страница у Гоголя

Погребатели России

Куприн

Красота-властительница

Героическая личность

О письмах писателей

Амфитеатров

Полина Виардо и Тургенев

Бедные провинциалы...

В домике Гёте

Алексей Степанович Хомяков. К 50-летию со дня кончины его

Кончина Л. Н. Толстого

Толстой в литературе

Забытое возле Толстого...

А. П. Чехов

Не верьте беллетристам...

Одна из замечательных идей Достоевского

Новые события в литературе

И шутя, и серьезно...

В. Г. Белинский (К 100-летию со дня рождения)

Вековая годовщина

Неоценимый ум

Герцен

Чем нам дорог Достоевский? (К 30-летию со дня его кончины)

Загадочная любовь (Виардо и Тургенев)

Из житейских встреч. К. М. Фофанов

К 20-летию кончины К. Н. Леонтьева

Юбилейное издание Добролюбова

Трагедия механического творчества

Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)

Ропшин и его новый роман

Амфитеатров и Ропшин-Савенков

Жан Жак Руссо

Густая книга

Споры около имени Белинского

Белинский и Достоевский

К 50-летию кончины Аполлона А. Григорьева

Пушкин и Лермонтов

Один из «стаи славной»

Ломоносов. Его личность и судьба

Новое исследование о Фете

Максим Горький и о чем у него «есть сомнения», а в чем он «глубоко убежден»...

Не в новых ли днях критики?

Г-н Н. Я. Абрамович об «Улице современной литературы»

«Святость» и «гений» в историческом творчестве

О Лермонтове

К кончине Пушкина (По поводу новой книги П. Е. Щеголева «Смерть Пушкина»)

К 25-летию кончины Ив. Алекс. Гончарова

О Константине Леонтьеве

Гоголь и Петрарка

С вершины тысячелетней пирамиды (Размышление о ходе русской литературы)

Апокалиптика русской литературы