Вся электронная библиотека >>>

Биографии писателей >>>

 

 Литература

писателиВеликие писатели

 


Разделы: Классическая литература

Рефераты по литературе

Биографический словарь

   

МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ ШОЛОХОВ (1905-1984)

Вторая половина литературного XX столетия прошла под знаком вопроса: кто написал

"Тихий Дон"? Хотя любой школьник знал ответ - Михаил Шолохов. Многочисленные

статьи, похожие на судебные разбирательства, книги, телевизионные выступления

пытались доказать этому самому "школьнику", что это не так. Громкая шумиха

вокруг "Тихого Дона" приобрела детективные черты и превратилась в одну из самых

скандальных историй века.

Почему авторство Михаила Шолохова вдруг подверглось сомнению? Это случилось не

вдруг. Впервые слухи и намеки на "подлог" возникли в 1928 году, когда журнал

"Октябрь", начиная с январского номера, опубликовал первые две книги "Тихого

Дона". Они сразу принесли Михаилу Шолохову всероссийскую и международную извест-

ность. Сомнения не было - мировая литература пополнилась еще одной великой

книгой.

Изумление, а за ним подозрение вызвал возраст автора - Михаилу Шолохову к

моменту публикации первой книги "Тихого Дона" было всего двадцать два года, а

вторую он закончил в двадцать три Казалось, откуда у совсем молодого человека

такая зрелость суждений и столь блестящее владение литературной формой9 Принять

это как чудо феноменального таланта или Божье вдохновение не могли В молодой

советской стране ни в чудеса, ни в Бога не верили. Возникла версия о некоем

белом офицере, который якобы на дорогах Гражданской войны написал и затем

потерял рукопись книги, а Шолохов нашел и "присвоил".

Под высочайшим руководством Марии Ильиничны Ульяновой была создана специальная

комиссия, куда Михаил Шолохов, как провинившийся школяр, должен был представить

свои черновики "Тихого Дона". Он их представил. Все подозрения тут же рассеялись

"Всякий, даже не искушенный в литературе читатель, знающий ранее изданные

произведения Шолохова, может без труда заметить общие для всех его ранних

произведений и для "Тихого Дона" стилистические особенности, манеру письма,

подход к изображению людей", - констатировали в открытом письме А. Серафимович,

Л. Авербах, В Киршон, А. Фадеев и В. Ставский ("Правда", 29 марта 1929 года)

В 1965 году, после присуждения Михаилу Шолохову Нобелевской премии, старые слухи

всплыли, видимо, на волне чьих-то неутоленных амбиций. Тут уже выступила

"тяжелая артиллерия" - сенсационные книги и статьи, отказывающие Шолохову в

авторстве. Некоторые аргументы представляются настолько наивными, что кажутся

злоумышленными. Например: почему Шолохов ничего больше не создал на уровне

"Тихого Дона"? В качестве контраргумента можно привести исторические аналогии.

Франсуа Рабле, например, называли "мужем единой книги" - "Гаргантюа и

Пантагрюэля"; Сервантес прославился как автор "Дон Кихота", Джонатан Свифт

ничего другого на уровне "Путешествий Гулливера" не написал и т.д.

Однако главным аргументом "плагиата" Шолохова выдвигалось отсутствие рукописи

"Тихого Дона" (была утрачена во время Великой Отечественной войны).

На исходе 1999 года произошла настоящая сенсация, названная событием мирового

значения, - в Москве была найдена рукопись "Тихого Дона"! Ее исчезновение и

поиски "тянут", пожалуй, на одну из самых детективных историй конца второго

тысячелетия. Но обо всем по порядку.

Михаил Александрович Шолохов появился на свет 11 (24) мая 1905 года на хуторе

Кружилине Донецкого округа Области Войска Донского (ныне Шолоховский район

Ростовской области). При рождении он получил фамилию Кузнецов. Ему как сыну

казака был выделен казачий пай земли и предоставлены все казачьи привилегии

Так, уже с загадки, началась биография писателя: почему Кузнецов? Разгадка - в

романтической истории его родителей. Мать Шолохова, Анастасия Даниловна

Черникова, из черниговских крестьян, сирота, до замужества служила горничной у

помещицы в станице Вешен-ской и была выдана насильно замуж за казака-атаманца

Кузнецова Она оставила его, полюбив Александра Михайловича Шолохова К казачеству

он не принадлежал, был родом из Рязанской губернии и часто менял занятия -

подрабатывал "шибаем" (скупщиком скота), выращивал хлеб на арендованной у

казаков земле, служил приказчиком на коммерческом предприятии, а в советское

время заведовал Кар-гинской заготовительной конторой Донпродкома

Их сын Михаил, появившись на свет незаконнорожденным, был записан на фамилию

официального мужа матери Только после смерти Кузнецова в 1912 году Анастасия

Даниловна и Александр Михайлович смогли обвенчаться Михаил был "усыновлен"

настоящим отцом, получил фамилию Шолохов и стал числиться "сыном мещанина"

(некоторые приметы этой истории отражены в рассказе "Нахале-нок").

Александр Михайлович и сам любил читать, и единственного сына рано приобщил к

книгам. На его учебу денег не жалел С шести лет мальчика обучал грамоте сельский

учитель Тимофей Тимофеевич Мрыхин. В 1912 году Михаил поступил в Каргинское

приходское училище в класс Михаила Григорьевича Копылова, впоследствии

увековеченного в "Тихом Доне" под своей фамилией.

В 1914 году отец повез сына в Москву лечиться (болезнь глаз) и устроил в

Снегиревскую больницу, куда попадет с фронта и герой Шолохова Григорий Мелехов.

В Москве Михаил поступил в подготовительный класс гимназии имени Григория

Шелапутина, а в 1915 году был переведен в мужскую гимназию придонского городка

Богучары, где успел окончить только четыре класса

"Поэты рождаются по-разному, - спустя много лет говорил Шолохов. - Я, например,

родился из гражданской войны на Дону". Действительно, отрочество и юность

будущего писателя прошли в эпицентре русской междоусобицы. В годы гражданской

войны он жил под белым казачьим правительством, видел входящую в Богучары

немецкую кавалерию, жестокие схватки белых и красных, наступающую Красную Армию, вешенское контрреволюционное восстание, бегство повстанцев...

В 1920 году советская власть окончательно установилась на Дону. Семья Шолоховых

осела в станице Каргинской Пятнадцатилетний Михайл был "брошен" на

ликвидацию неграмотности среди взрослых хуторян, вел перепись населения, служил

в станичном ревкоме, работал | учителем начальной школы, делопроизводителем

заготовительной конторы... После окончания ростовских налоговых курсов получил

назначение на должность продовольственного инспектора в станицу Букановскую,

затем вступил в продотряд и вместе с ним колесил по хуторам, добывая хлеб по

продразверстке...

Молодая советская власть, как умела, вела свою агитацию. Не избежал

революционного энтузиазма и юный Шолохов: участвовал в рукописной газете "Новый

мир", играл в спектаклях Каргинского народного дома и, надо сказать, пользовался

большим успехом как комический актер. Поначалу там ставились пьесы Александра

Островского, Чехова, но жизнь требовала "новых песен", и Михаил Шолохов, впервые

взявшись за перо, сочинил несколько пьес анонимно - "Генерал Победоносцев"

(бегство белых и торжество красных), "Необыкновенный день" (о советском

Митрофанушке).

Поздней осенью 1920 года в верховьях Дона появились вооруженные группы борцов с

новой властью, вспыхнули мятежи В станицу Каргинскую вошли махновцы, зверски

убили продкомиссара, а Михаила Шолохова взяли в плен. Его допрашивал сам Нестор

Махно, и Михаил вполне мог разделить участь комиссара. Дело, однако, обошлось.

"Батька" пригрозил подростку виселицей, если встретит его еще хотя бы раз, на

том и отпустил. Вспоминая то время, Шолохов писал. < "Гонялся за бандами,

властвовавшими на Дону до 1922 года, и банды гонялись за нами".

В 1922 году, во время работы по продразверстке, Шолохов был приговорен к

расстрелу - уже красными. "Я вел крутую линию, да и время было крутое; шибко я

комиссарил, был судим ревтрибуналом зач| превышение власти... - рассказывал

позже писатель. - Два дня ждал J смерти... А потом пришли и выпустили... Жить

очень хотелось". И здесь Бог не выдал. Расстрел был заменен условным сроком

наказания - трибунал принял во внимание несовершеннолетие "комиссара".

Все кровопролитные события на "тихом" Дону были пережиты Шо-, j лоховым до

восемнадцати лет - он не только все видел, но во многом участвовал, несколько

раз пережил смерть, которая была "отложена" лишь в последнюю минуту. Такой

эмоциональной силы опыт не даст никакой возраст. Теперь оставалось "Тихий Дон"

написать. В октябре 1922 года Михаил Шолохов уехал в Москву учиться.

Поступить в столице на рабфак ему не удалось - он не имел для этого

комсомольской путевки, поскольку не был комсомольцем. Работал грузчиком, мостил

дороги с артелью каменщиков, служил счетоводом... Тогда-то, по его словам, и

появилась "настоящая тяга к литературной работе". С 1923 года Михаил Шолохов

начал посещать собрания и семинары литературной группы "Молодая гвардия", свел

знакомство с молодыми писателями - Артемом Веселым, Михаилом Светловым, Юрием

Либединским, Василием Кудашовым и др , пробовал себя в популярном революционном

жанре - фельетонах, ряд из них опубликовал за подписью М. Шолох, однако вскоре

перешел к рассказам. "Никакой я не газетчик. Нет хлесткой фразы... нет

оперативности... у меня потребность изобразить явление в более широких связях -

написать так, чтобы рассказанное вызывало в читателе думу", - в этом признании

не трудно обнаружить природное "романное мышление" Шолохова.

В конце 1923 года Михаил Шолохов уехал на Дон, где обвенчался с Марией Петровной

Громославской, а в следующем году вернулся в Москву. Первый рассказ "Звери"

(впоследствии "Продкомиссар"), посланный Шолоховым в альманах "Молодогвардеец",

не был принят редакцией: "ни нашим, ни вашим". Наконец 14 декабря 1924 года в

газете "Молодой ленинец" вышел рассказ Шолохова "Родинка", открывший цикл

донских рассказов: "Пастух", "Илюха", "Жеребенок", "Лазоревая степь", "Семейный

человек", "Смертный враг", "Двумужняя" и др. Они были опубликованы в

комсомольской периодике, а затем составили три сборника, вышедшие один за

другим: "Донские рассказы", "Лазоревая степь" (оба - 1926) и "О Колчаке, крапиве

и прочем" (1927). "Донские рассказы" еще в рукописи прочел маститый земляк

начинающего писателя - Александр Серафимович. Он написал к сборнику предисловие,

где восторженно приветствовал молодого "желтоклювого орелика".

Главная дума Михаила Шолохова, объединявшая первые произведения, касалась

Гражданской войны, которая размежевала на только Дон, но и казачьи семьи.

Еще во время работы над "Донскими рассказами" у писателя возник замысел крупного

произведения "Донщина" о корниловском мятеже и участии казаков в походе на

Петроград, а шире - о судьбах казачества в революции. В конце 1925 года Шолохов

возвратился на родину и навсегда поселился в станице Вешенской. Там он приступил

к работе над задуманным романом, но вскоре отложил его.

В конце 1926 года Михаил Шолохов начал свою главную книгу - "Тихий Дон". Поездки

по донских хуторам, беседы со старожилами, работа в архивах Ростова - "материал

и природа", как говорил писатель, были под руками. "В мою задачу входит... показать различные социальные

слои населения на Дону за время двух войн и революции... - писал Шолохов,

объясняя свой замысел. - . .проследить за трагической судьбой отдельных людей,

попавших в мощный водоворот событий, происходивших в 1914-1921 годах".

Первая книга "Тихого Дона" была закончена весной 1927 года, а вторая - осенью (в

нее вошли фрагменты из "Донщины"). После их публикации в журнале "Октябрь"

(1928, № 1-10) стало ясно, что в молодую советскую литературу вошел писатель

мирового значения Этому писателю было всего двадцать три года, и о нем

пятидесятилетний Луначарский, получивший образование в Европе, почтительно

писал: "Еще не законченный роман Шолохова "Тихий Дон" - произведение

исключительной силы по широте картин, знанию жизни и людей, по горечи своей

фабулы. Это произведение напоминает лучшие явления русской литературы всех

времен". В своей манере приветствовал появление нового писателя Горький:

"Шолохов, судя по первому тому, талантлив... Очень анафемски талантлива Русь".

Третью книгу "Тихого Дона" "Октябрь" начал печатать в 1929 году прямо из-под

авторского пера (работа над ней шла с 1929 по 1931 год), но публикацию несколько

раз приостанавливали - критики РАППа обвиняли писателя в оправдании

контрреволюционного Верхне-Донского восстания казаков, о котором шла речь в

этой части.

Шолохов стремился показать трагедию каждой из противостоящих сторон в

Гражданской войне. "Я описываю борьбу белых с красными, а не борьбу красных с

белыми", - объяснял он свою логику в изображении восстания с позиции восставших.

Ему предлагали идеологическую корректировку событий, на что писатель пойти не

мог.

Приходилось Шолохову оправдываться и за идейные "шатания" главного героя: "...не

один Григорий Мелехов и не десятки Григориев Мелеховых шатались до 1920 года,

пока этим шатаниям не был положен предел. Я беру Григория таким, каков он есть,

таким он был на самом деле... от исторической правды мне отходить не хочется".

Кстати, до нашего времени дошла такая байка о Шолохове (среди множества баек и

анекдотов о нем, подтверждающих лишь то, что писатель был мифологизирован еще

при жизни как народный герой):

"Однажды в компании Стецкий сказал, что Григорий Мелехов - настоящая контра.

Шолохов не отреагировал. Стецкий не унимался.

-  Ты, Шолохов, не отмалчивайся!

-  Ответить вам как члену ЦК или лично?

- Лично.

Шолохов подошел к Стецкому и дал ему пощечину. На следующий день Шолохову

позвонил Поскребышев:

- Товарищ Сталин интересуется, правда ли, что вы дали Стецкому пощечину?

-  Правда.

-  Товарищ Сталин считает, что вы поступили правильно".

Эта байка, судя по всему, имеет исторические корни. В июне 1931 года Шолохов

встретился со Сталиным на даче Горького под Москвой. После их разговора судьба

третьей книги "Тихого Дона" была решена положительно - она пошла в печать без

исправлений Почти одновременно с ней Шолохов начал публиковать первую книгу

"Поднятой целины" в журнале "Новый мир". Существует мнение, что эта книга о

коллективизации была написана по сталинскому заказу в обмен на пропуск в печать

третьей книги "Тихого Дона" - о Верхне-Донском восстании. Однако документальных

подтверждений этому нет. (Рукопись второй книги "Поднятой целины" пропала во

время войны, и Шолохов писал ее "заново и по-новому" с 1951 по 1960 год.)

Четвертая, завершающая, книга "Тихого Дона" была дописана почти через десять лет

после двух первых и в 1940 году вышла в сдвоенном номере "Нового мира". За роман

"Тихий Дон" Шолохову была присуждена Сталинская премия 1-й степени, хотя

писатель так и не сделал Григория Мелехова большевиком, храня верность

трагической правде истории - "Судьба Мелехова показывает, что народ воевал и на

стороне красных и на стороне белых" (Петр Палиевский).

В день начала Великой Отечественной войны Михаил Шолохов перечислил свою премию

за роман "Тихий Дон" в Фонд обороны страны, а в июле 1941-го ушел на фронт.

Работал в Совинформбюро, был военным корреспондентом "Правды" и "Красной

звезды", участвовал в боях под Смоленском на Западном фронте, под Ростовом на

Южном фронте. В рассказе "Судьба человека" - вершинном произведении

послевоенного периода - Шолохов показал лучшие черты русского национального

характера в образе Андрея Соколова, благодаря которым Россия сумела одержать

победу.

Огромный архив и библиотека Михаила Шолохова пропали в Ве-шенской во время

войны. Хотя немцам не удалось форсировать Дон, но они бомбили Вешенскую из

артиллерийских орудий. Бомбы попали прямо в дом Шолохова, где погибла мать

писателя, а его рукописи разметало взрывом по улице. Сохранилось всего 140

разрозненных листов черновой рукописи третьей и четвертой книг "Тихого Дона" -

их подобрали красноармейцы.

Исчезли бесследно и рукописи первых двух книг романа - те самые, которые Шолохов

представил высокой комиссии в 1929 году, защищая свою писательскую честь. Для

него это была тяжелая утрата,

особенно ощутимая после получения Нобелевской премии, когда снова всплыла

проблема авторства "Тихого Дона". Интерес к ней был подогрет книгой И.

Медведевой-Томашевской (Париж, 1974) с предисловием и послесловием Александра

Солженицына Прокатилась волна соответствующих публикаций по страницах российской

периодики и во времена перестроечных "сенсаций"...

4 декабря 1999 года "Российская газета" опубликовала статью директора Института

мировой литературы имени А. М. Горького (ИМЛИ) Феликса Кузнецова "Кто держал

Михаила Шолохова в заложниках?". В ней сообщалось, что ИМЛИ удалось разыскать и

приобрести считавшиеся утерянными рукописи первой и второй книг "Тихого Дона":

"В рукописи 885 страниц. Из них 605 написаны рукой М А. Шолохова, 280 страниц

переписаны набело рукой жены писателя Марии Петровны Шолоховой и, видимо, ее

сестер; многие их этих страниц содержат правку М.А. Шолохова. Страницы,

написанные рукой М.А. Шоло-[ хова, включают в себя черновики, варианты и беловые

страницы, а| также наброски и вставки к тем или иным частям текста".

В этой статье Феликс Кузнецов подробно описал десятилетнюю | историю поиска

рукописей, которая далее кратко изложена с его слов. ИМЛИ приступил к розыску

рукописей после решения об издании академического собрания сочинений Михаила

Шолохова. След привел ученых в семью Василия Кудашова. С ним Шолохов подружился

еще в начале своей литературной деятельности и с тех пор, приезжая в Москву,

останавливался в его доме. У него же были оставлены рукописи первых двух книг

"Тихого Дона". Во время войны Василий Кудашов погиб. Сохранились его письма с

фронта, в которых он просил свою жену Матильду Емельяновну вернуть рукописи

Шолохову. В военное время они не встретились, а после войны вдова Кудашова

сообщила шолоховедам, что рукописи пропали во время многочисленных переездов с

квартиры на квартиру.

С 1990 года в московских периодических изданиях начали появляться статьи

журналиста Льва Колодного, из которых явствовало, что он имеет доступ к

рукописям "Тихого Дона", которые считались утерянными. В 1995 году вышла его

книга "Кто написал "Тихий Дон". В ней Лев Колодный рассказал о том, как ему

удалось отыскать рукописи, а также выступил в защиту авторства Шолохова. Однако

сотрудникам ИМЛИ имя владельца рукописей журналист не открыл, предложив свои

услуги в качестве посредника между ИМЛИ и анонимным владельцем для покупки

рукописи. Он назвал и цену - 50 тысяч долларов, а спустя месяц, сославшись на

тяжелую болезнь хозяйки рукописи и необходимость лечения за рубежом, - 500 тысяч

долларов. Таких денег у института, лишенного государственной поддержки, не было

Через несколько лет ниточка снова привела ученых в семью Куда-шовых. К тому

времени вдова Кудашова умерла, а ее дочь сказала, что все переговоры с Колодным

вела мать, поэтому ей о рукописи ничего не известно. Через два года ушла из

жизни и она. Детей у нее не было, а тайна завещания не позволяла узнать имя

наследника. Журналист хранил молчание. Когда несколько страниц из шолоховской

рукописи объявились за рубежом, ученые, опасаясь, что там же окажется и вся

рукопись, обратились в официальные органы.

С помощью Министерства внутренних дел фамилия и адрес наследника были

установлены. По телефону сотрудники ИМЛИ договорились с ним о встрече. Далее

предоставим слово Феликсу Кузнецову: "Первую встречу мы провели вместе с

заведующим отделом новейшей русской (в прошлом советской) литературы А М

Ушаковым. Да, рукопись цела, но что делать с неожиданно свалившейся на голову

рукописью? Мы советуем из патриотических побуждений и уважения к памяти М.А.

Шолохова подарить рукопись ИМЛИ, в крайнем случае, продать ее нам, но, конечно

же, не за фантастическую цену, которая называлась прежде (реплика: это цена

Колодного1), а за реальную, которую в силах заплатить академический институт. "

Так Институт мировой литературы приобрел рукописи Михаила Шолохова. В один из

последних дней уходящего тысячелетия они были выставлены в зале Союза писателей

России, где по этому случаю проводилась конференция, и каждый скептик, впрочем,

как и оптимист, мог увидеть на больших пожелтевших листах текст, написанный

четким каллиграфическим почерком великого писателя, со множеством поправок,

зачеркиваний, вставок на полях... Словом, всю ту титаническую работу, которая

предшествует появлению шедевра. Вот уж действительно: "Рукописи не горят".

В последние годы Михаил Шолохов работал над романом "Они сражались за Родину"

(остался незавершенным). Станица Вешенс-кая стала местом паломничества. В гостях

у Шолохова бывали посетители не только со всех уголков России, но со всех концов

света. Английский писатель Чарлз Сноу, не раз гостивший у Шолохова в станице,

писал о нем в эссе "Тихий Дон" - великий роман"' "Шолохов обладает замечательным

остроумием, какого я не встречал ни у кого больше, - тонким и язвительным в одно

и то же время. Он наделен также редкостным чувством юмора, столь ценным во

взаимоотношениях между людьми... Он не слишком жалует любопытствующих чужаков,

льстецов и подхалимов... Он не любит салонной литературы - по отношению к ней он

нетерпим. Но когда дело касается подлинной беды, вы не обнаружите и следа

нетерпимости с его стороны..."

570

Михаил Александрович Шолохов ушел из жизни 21 февраля 1984 года и погребен в

станице Вешенской - на крутом берегу своего тихого Дона.

 

Любовь Калюжная

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Жизнь и творчество великих писателей»

 

Смотрите также:

 

Гомер   Геродот   Аристотель

 

Ликург IX-VIII вв. до н.э.

 Солон VII-VI вв. до н.э.

Фемистокл VI-V вв. до н.э.

Аристид около 540-467 гг. V до н.э.

Перикл около 490-429 гг. до н.э.

Софокл 496-406 гг. до н.э.  

 Демосфен 384-322 гг. до н.э. 

 Марк Туллий Цицерон 106-43 гг. до н.э. 

 Овидий 43 г. до н.э. -18 г. н.э.

 

Жизнь Замечательных Людей

Данте

 Боккаччо как последователь Петрарки 

 Бомарше

 Беранже

 Эмиль Золя

Сократ

Платон

Аристотель

Сенека

 

Алексей Константинович Толстой   Николай Семёнович Лесков  Александр Сергеевич Пушкин   Иван Сергеевич Тургенев   Николай Васильевич Гоголь   Владимир Иванович Даль   Антон Павлович Чехов   Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин   Иван Алексеевич Бунин    Сергей Тимофеевич Аксаков   Леонид Павлович Сабанеев   Исаак Эммануилович Бабель    Варлам Тихонович Шаламов  Александр Солженицын   Сергей Есенин   Михаил Булгаков   Борис Васильев   Артур Конан-Дойл

 

Розанов: «О писателях и писательстве»

Еще о графе Л. Н. Толстом и его учении о непротивлении злу

Два вида «правительства»

Граф Лев Николаевич Толстой

А.С. Пушкин

На границах поэзии и философии. Стихотворения Владимира Соловьева

Кое-что новое о Пушкине

Памяти Вл. Соловьева

М. Ю. Лермонтов (К 60-летию кончины)

Концы и начала, «божественное» и «демоническое», боги и демоны  (По поводу главного сюжета Лермонтова)

«Демон» Лермонтова и его древние родичи

Счастливый обладатель своих способностей

25-летие кончины Некрасова

Гоголь

О благодушии Некрасова

Ив. С. Тургенев (к 20-летию его смерти)

Среди иноязычных (Д. С. Мережковский)

Американизм и американцы

Литературные новинки

Писатель-художник и партия

Когда-то знаменитый роман

Мечта в щелку

Памяти Ф. М. Достоевского

Толстой и Достоевский об искусстве

На закате дней. К 55-летию литературной деятельности Л. Н. Толстого

На закате дней. Л. Толстой и быт

На закате дней. Л. Толстой и интеллигенция

Метерлинк

Некрасов в годы нашего ученичества

Л. Андреев и его «Тьма»

Автор «Балаганчика» о петербургских Религиозно-философских собраниях

Домик Лермонтова в Пятигорске

На книжном и литературном рынке (Арцыбашев)

На книжном и литературном рынке (Диккенс)

О памятнике И. С. Тургеневу

80-летие рождения гр. Л. Н. Толстого

Л. Н. Толстой

Толстой между великими мира

Великий мир сердца (Нечто о Л. Н. Толстом)

Поездка в Ясную Поляну

Литературные симулянты

Трагическое остроумие

Попы, жандармы и Блок

Загадки Гоголя

Гений формы (К 100-летию со дня рождения Гоголя)

Русь и Гоголь

Мережковский против «Вех» (Последнее Религиозно-философское собрание)

Один из певцов вечной «весны»

Магическая страница у Гоголя

Погребатели России

Куприн

Красота-властительница

Героическая личность

О письмах писателей

Амфитеатров

Полина Виардо и Тургенев

Бедные провинциалы...

В домике Гёте

Алексей Степанович Хомяков. К 50-летию со дня кончины его

Кончина Л. Н. Толстого

Толстой в литературе

Забытое возле Толстого...

А. П. Чехов

Не верьте беллетристам...

Одна из замечательных идей Достоевского

Новые события в литературе

И шутя, и серьезно...

В. Г. Белинский (К 100-летию со дня рождения)

Вековая годовщина

Неоценимый ум

Герцен

Чем нам дорог Достоевский? (К 30-летию со дня его кончины)

Загадочная любовь (Виардо и Тургенев)

Из житейских встреч. К. М. Фофанов

К 20-летию кончины К. Н. Леонтьева

Юбилейное издание Добролюбова

Трагедия механического творчества

Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)

Ропшин и его новый роман

Амфитеатров и Ропшин-Савенков

Жан Жак Руссо

Густая книга

Споры около имени Белинского

Белинский и Достоевский

К 50-летию кончины Аполлона А. Григорьева

Пушкин и Лермонтов

Один из «стаи славной»

Ломоносов. Его личность и судьба

Новое исследование о Фете

Максим Горький и о чем у него «есть сомнения», а в чем он «глубоко убежден»...

Не в новых ли днях критики?

Г-н Н. Я. Абрамович об «Улице современной литературы»

«Святость» и «гений» в историческом творчестве

О Лермонтове

К кончине Пушкина (По поводу новой книги П. Е. Щеголева «Смерть Пушкина»)

К 25-летию кончины Ив. Алекс. Гончарова

О Константине Леонтьеве

Гоголь и Петрарка

С вершины тысячелетней пирамиды (Размышление о ходе русской литературы)

Апокалиптика русской литературы