Вся электронная библиотека >>>

 Политология

 

 

 

Политология


Раздел: Экономика и юриспруденция

 

Театрализация  политического процесса

 

Развитие СМИ, особенно телевидения, усилило тенденцию к сти­ранию линии разграничения между программами новостей и раз­влекательными программами. И там, где важность информации определяется и оценивается ее рекламными качествами, неизбеж­но растет разрыв между реальным миром и миром, предлагае­мым СМИ. Составители информационных программ, озабочен­ные соображениями развлекательности, предпринимают все возможное для превращения реальности, в нечто развлекатель­ное. Они могут выдумать материал, исказить факты, отбросить или изменить «скучные» факты, людей, события, соответству­ющим образом подправив и «упаковав» их, опустить ключевую информацию. И это естественно, поскольку главная задача те­левизионной программы состоит в том, чтобы завоевать и сохра­нить аудиторию.

В последнее время резко возросло значение «символической политики», «политики театра», основанной на образах или «имиджах» политических деятелей, специально сконструирован­ных на потребу господствующим умонастроениям и вкусам. Под воздействием как объективных изменений в политическом процессе, так и специфики современных СМИ избирательные кам­пании выливаются в своего рода популярные спектакли или даже спортивные репортажи со своими победителями и проиг­равшими. Кандидат, который хочет добиться успеха, должен быть актером, уметь вести себя перед телекамерами, играть свою роль в спектакле. В настоящее время существует множество статей и книг с детальными рекомендациями, как демонстриро­вать себя на телеэкране, какие использовать жесты, как говорить и т.п. В одной из своих статей журнал «Камбио-16», например, давал испанским политическим деятелем следующие рекомен­дации: «выступая по телевидению, кандидат должен говорить не так, как он это делает на публичном митинге, т.е. офици­ально. требовательно, высокопарно, а, наоборот, мягким, заду­шевным голосом, без категорических утверждений, почти умо­ляюще, избегая триумфалистских фраз и глаголов в инфинитиве и императиве, которые являются свидетельством жесткости и прагматизма».

Для исправления дефектов и ошибок в речи кандидатов ис­пользуется электронная техника, например логометр, исправля­ющий невнятное произношение, плохую дикцию, быструю речь. Особенно гипертрофированные формы при создании имиджа приобретает «конструирование» физических, внешних характе­ристик кандидатов. В этом плане к настоящему времени утвер­дилась целая галерея героев, жестов, мимических упражнений. Это — знаменитая «молодежная» прическа и «спортивная» внешность Дж. Кеннеди, «простецкие» манеры и жесты Дж. Кар­тера, не менее знаменитая, почти «детская» улыбка Р.Рейгана, которая, несмотря на возраст последнего, превратилась в его «то­варный знак», и т.д. Примечательно, что изменение прически то­го или иного кандидата зачастую преподносится СМИ чуть ли не как сенсация.

Неудивительно, что в избирательных кампаниях элемент ре­гулирования и манипулирования приобрел столь важное значение. Манипуляторский характер деятельности специалиста по созда­нию и «продаже» имиджей особенно откровенно сформулировал один из помощников Р.Никсона Р.Прайс: «Мы должны иметь полную ясность в одном: избиратель реагирует на образ, а не на человека. Значение имеет не то, что есть, а то, что проеци­руется и... не столько то, что проецируется, сколько то, что избиратель воспринимает. Поэтому мы должны, менять не че­ловека, а производимое впечатление». В избирательных кампаниях все действия кандидата тщательно режиссируются в соот­ветствии с подобными установками. Менеджеры избирательной кампании, специалисты по средствам массовой информации и опросам общественного мнения внимательно контролируют, что говорит и делает их кандидат, куда и как он идет, что могут вы­явить в его поведении телекамеры.

Одержимость внешними показателями и театральностью на­шла наиболее законченное выражение в Р.Рейгане. Как утверж­дал один из сотрудников штата по проведению избирательной кампа­нии Рейгана в 1976 г., эта кампания напоминала «голливудскую картину». Рейган, продолжал этот деятель, «проводит кампанию подобно оперной звезде в концертном турне. Он играет свою роль так долго, что это <то, что он играет.— К.Г.> кажется ему ре­альным. Его выступления отличаются тщательной инсценированностью. У него всегда открытое улыбающееся лицо. Он легко па­рирует вопросы репортеров и корреспондентов. Одним словом, он «стопроцентный американец», открытый, простой человек, «хо­рошей парень».

Эти особенности СМИ, достигшие своей наиболее завершен­ной формы в США, во все более широких масштабах перенима­ются партиями и политическими деятелями европейских стран. Здесь постепенно также внедряются американские стандарты по­литического маркетинга. В данной связи ведущие органы СМИ обратили внимание на роскошную постановку церемонии посе­щения Ф.Миттераном после своего избрания на пост президен­та усыпальницы выдающихся деятелей — Пантеона. Совершен­но сознательно этому зрелищу был придан характер какого-то священнодействия на глазах у всей Франции. Под звуки «Гим­на радости», который исполнял под дождем Парижский хор, те­лезрители увидели президента, в одиночестве шествующего сре­ди холодного мрамора надгробий. Словно по мановению волшебной палочки у него в руках возникала одна роза за дру­гой, которые он возлагал на надгробия Жана Жореса, Жана Мулена и других. Покоренный зритель, как отмечает Б.Ридо, за­бывал о хорошо поставленном освещении, о подозрительной толкотне операторов с телекамерами, все было направлено на то, чтобы показать самою душу Миттерана, как бы приобщить каж­дого к интимной сущности президента в момент его молитвы.

Очевидно, что уходят в прошлое выступления политичес­ких деятелей с импровизированных трибун и напыщенные хо­дульные речи, а также «ораторский стиль» ведения кампаний.

Вместо них политику избирательной кампании формируют спе­циалисты по опросам общественного мнения и исследователи по­литической конъюнктуры. Все это способствует тому, что СМИ концентрируют внимание на наиболее драматических событиях и действиях, значительно обедняя и упрощая действительное по­ложение в стране и в мире. Так, освещение избирательных кам­паний зачастую ограничивается сообщениями о том, где канди­дат находится и перед кем он выступает. Характер повседневного проведения кампании заставляет кандидатов иметь заранее под­готовленную речь, которая с незначительными модификациями повторяется на следующих друг за другом выступлениях. Для ре­портеров эти речи дают мало нового материала. Обвинения и контробвинения между кандидатами носят более драматичес­кий характер, и они более привлекательны для передачи через средства массовой информации, в результате для реальных и сложных общественных проблем остается мало места.

Это особенно верно в отношении телевидения, где потребность в эффектных, бросающихся в глаза визуальных эффектах ото­двигает на задний план действительно актуальные социально-экономические и политические проблемы. Внимание концентриру­ется на второстепенных вопросах и малозначащих противоречиях между партиями, а то и отдельными политическими деятелями, на хорошо известных или импозантных личностях, на всем том, что выглядит драматически, зрелищно, отвлекая внимание об­щественности от главных проблем, стоящих перед обществом.

Чрезмерное значение придается фактам, не имеющим сколь­ко-нибудь заметного влияния на общественную жизнь. Как ут­верждал французский обозреватель журнала теленовостей П.Саба, телепередача должна быть прежде всего зрелищной, ее конструкция зависит в большей степени от материалов, имею­щихся у редакции, нежели от «реальной иерархии событий дня». Схематизируя события или решения, прибегая к реклам­ному стилю политических заявлений (например, «французский народ — особый народ», «французские трудящиеся— лучшие в Европе»,— говорил Жискар д'Эстен), «политизированным» формам рекламных объявлений, СМИ превращают политическую информацию в «товар» с хорошими рыночными возможностями.

В итоге наблюдается тенденция к преобладанию студийных передач над прямыми. По-существу телевидение, как и пресса, прибегает к реконструкции события в студийных условиях и не демонстрирует их в процессе совершения. Все меньше и меньше следуя за реальной действительностью, телевидение прояв­ляет тенденцию привлекать ее в телестудию в час выпуска новостей. За счет свертывания традиционных информационных пе­редач растущее значение приобретает тенденция к организации событий в самой студии. Это более надежно, это проще снимать, это непосредственно транслируют в эфир, создавая иллюзию подлинности. В итоге логика телевидения берет верх над логи­кой жизни.

Усиливается жажда быстрых результатов, что значительно умень­шает вероятность принятия политическими деятелями долговре­менных решений в отношении важных проблем, способствует кон­центрации внимания кандидатов во время избирательной кампании главным образом на текущих конъюнктурных вопро­сах. При многочисленности кандидатов расхождения между ни­ми по существу основных общенациональных проблем, как пра­вило, незначительны. Поэтому как в публичных действиях самих претендентов, так и в их освещении органами СМИ акцент часто делается не на анализе общественной проблематики, не на политической платформе кандидатов, а на их личности, на их «способности» управлять страной. Разумеется, проблемные мо­менты сохраняют свою значимость, особенно в периоды кризи­сов и социально-политической напряженности в обществе, но в очень общей, символической форме.

При таком положении может создаться ситуация, когда по­беду на выборах одерживает не тот, кто действительно осознает реальные проблемы, стоящие перед страной, и предлагает наи­более оптимальные пути их решения, а тот, кто способен обес­печить себе наибольшую популярность в глазах общественного мнения и, умело используя средства массовой информации, «продать» себя и свою предвыборную программу как можно большему числу избирателей.

Другими словами, телевидение обладает большей способно­стью подать личность, нежели идею или программу. В резуль­тате политики максимально персонифицируются. Политичес­кая жизнь превращается в аренду столкновения личностей, которых можно заснять на пленку. Их можно пригласить в сту­дию, побеседовать с ними. Комментарий к их словам заменяет комментарий к событиям реальной жизни. Вопросы многочис­ленных журналистов, прямые опросы зрителей, их телефонные звонки в студию — все это свидетельствует о том, что в полити­ке, которой посвящена передача, оцениваются прежде всего че­ловек, его способность судить о делах, убеждать людей, его пси­хология и характер, способность владеть собой, но уж никак не его политика.

Зная это, политический деятель часто стремится не к тому, чтобы его высказывания передавали суть проблемы, а к тому, что­бы они производили впечатление. В США этот момент приобрел прямо-таки гигантские масштабы на партийных съездах, кото­рые, по сути дела, представляют собой тщательно подготовлен­ные рекламные спектакли. В 1980 г. три основных телесети США израсходовали на освещение партийных съездов 40 млн долл. Примечательно, что в освещении съезда республиканской пар­тии принимало участие в общей сложности 12 тыс. человек, т.е. в 6 раз больше людей, чем число его делегатов. И это естествен­но, поскольку, как отмечает Э.Костикян, «электронная политичес­кая система» вознаграждает «исполнителя», актера, «электрон­ную личность», людей, лучше проявивших себя в «электронной политике», основанной на манипулировании настроениями и по­ведением избирателей.

Все это в совокупности создает возможность для выдвижения на политическую арену малокомпетентных деятелей. Амери­канскую политологию, например, не перестает интриговать фе­номен «кандидата от СМИ» Дж. Картера. О Картере—обществен­ном деятеле до предвыборной кампании знали не более 1% американцев. Картер—претендент на президентское кресло до­стиг в ходе избирательной борьбы перевеса над всеми соперни­ками. Картер—президент даже по словам симпатизировавших ему наблюдателей, на редкость быстро обнаружил неспособность ру­ководить простейшими государственными делами. Результатом телевизионного обмана, подмены содержания формой во время предвыборных кампаний явилось последующее неизбежное ра­зочарование в политике правительства, лидер которого, казав­шийся таким обаятельным с экранов телевизоров, не сумел ре­ализовать большинство своих предвыборных обещаний.

Но это лишь одна сторона деятельности СМИ. Если же взять все доводы и аргументы в совокупности, то можно сделать вы­вод, что СМИ превратились в одну из важнейших конструкций в инфраструктуре подсистемы политического, взяв на себя суще­ственную роль соединения последнего с гражданским обществом.

 

  

К содержанию:  Политология. Учебник для высших учебных заведений

 

Смотрите также:

 

...науки после 1945 г. Эксперты ЮНЕСКО. Американская политология....

Политология в США ориентируется преимущественно на прикладные эмпирические исследования.

bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-…

 

Становление политической науки. Начало политической науки во Франции...

Однако постепенно американская политология сосредоточилась на конкретно-эмпирических исследованиях деятельности правительственных институтов и политического поведения людей.

bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-…

 

ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. Политология и социология. Происхождение семьи...

Политология и социология. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Фридрих Энгельс.

bibliotekar.ru/engels/

 

...государство и политику породило новую отрасль знаний — политологию...

§ 1. Введение. Стремление ряда ученых научно постичь государство и политику породило новую отрасль знаний — политологию (политическую науку)...

bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-…

 

Теория государства и права в системе юридических наук и ее соотношение...

В свою очередь, политология использует положения и выводы теории государства и права по вопросам понимания политической власти и государства, функций и механизма государства...

bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/3.htm

 

Политическая наука стремится стать наукой, опирающейся на достоверные...

В настоящее время история политических и правовых учений представляет собой историческую часть не только философии права, но и политологии.

bibliotekar.ru/istoria-politicheskih-i-pravovyh-…

 

Административно-государственное управление в странах Запада: США...

Для студентов, обучающихся по направлениям и специальностям «Политология», «Государственное и муниципальное управление», «Юриспруденция».

bibliotekar.ru/administrativnoe-pravo-7/index.htm

 

...Арон. В отличие от специальной науке о политике - политологии...

В отличие от специальной науке о политике - политологии - политическая философия рассматривает эти принципы в мировоззренческом плане и соотносит их с философскими...

bibliotekar.ru/filosofiya/119.htm

 

Понятие режим. Понятие государственно-политического режима....

Небезынтересно, что в политологии эта проблема исследуется в относительно более широком ракурсе как весь политический режим, в то время как в конституционном праве...

bibliotekar.ru/konstitucionnoe-pravo-1/113.htm

 

ФИЛОСОФИЯ. Учебник по философии

Область научных интересов - политическая философия, политология. Грязное Александр Феодосиевич - доктор философских наук...

 

Выдающаяся роль в критике кейнсианства и в разработке...

Круг исследовательских интересов Ф. Хайека необычайно широк - экономическая теория, политология, методология науки, психология, история идей.

bibliotekar.ru/economicheskaya-teoriya-3/81.htm

 

Научный менеджмент» в США, лидером которого был Ф.Тейлор, является...

Его огромное наследие, включающее работы по социологии и политологии, религии и экономике, методологии науки, проникнуто сравнительно-историческим подходом.

bibliotekar.ru/menedzhment-2/120.htm

 

Концепции плюралистической демократии. Морис Ориу. Основное внимание...

К середине столетия институционалистические концепции заняли господствующее положение во французской политологии (это отразилось и на учебных планах университетов...

 

Последние добавления:

 

 Педагогика

Деловая психология