Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

История раскрывает тайны


Связанные разделы: Русская история

Рефераты

 

ПСКОВСКАЯ РЕСПУБЛИКА

 

В псковской округе в 1649—1650 годах были неурожаи. Не считаясь с этим, правительство поручило псковскому богатому купцу Емельянову закупить на местном рынке значительные партии хлеба. Хлеб предназначался для Швеции, которой Россия обязалась возместить убытки, связанные с массовым уходом в русские пределы населения из пограничных областей, уступленных шведской стороне по условиям Столбовского мирного договора 1617 года. Цены на рынке резко поднялись. Псковичи жаловались воеводе, что «хлеба купить стало негде». Воевода оставил просьбу без ответа.

Убедившись, что власти не идут им навстречу, многие псковичи вооружились кто чем мог и воспрепятствовали вывозу хлеба из города. Воевода ничего не смог поделать. Прибытие в Псков шведского уполномоченного для приема хлеба подлило масла в огонь.

Началось восстание. Были разгромлены дворы Емельянова и других богатеев. Воевода утратил власть над городом, а в марте его отстранили от ДОЛЖНОСТИ. Власть фактически перешла к органу земского самоуправления—«всегородней избе». Первоначально во главе избы стояли «лучшие» люди, не заинтересованные в обострении обстановки.

Самый активный период деятельности «всегородней избы» приходится на май — начало августа 1650 года, когда главную роль в ее делах стали играть представители посадской бедноты и прежде всего — хлебник Гаврила Демидов, последовательный и решительный борец за интересы простого народа.

Правительство пошло на замену воеводы. В Псков прибыл новый управитель князь и окольничий Львов. Но и он также оказался не у дел. Восставшие завладели городскими ключами и печатью, воеводская канцелярия бездействовала. Хотя в состав псковского выборного органа входили делегаты от сословий, в том числе и от дворян, последние не поддерживали восставших и искали случая вступить в соглашение с московскими властями.

Окончательные решения принимал сход псковичей, созываемый звоном «сполошного  колокола. Перед народом читали грамоты, объявляли новости, проводили допросы в особо важных случаях.

Предводители восстания во главе с Гаврилой Демидовым пользовались высоким авторитетом среди псковичей. Как ни пыталась царская власть в своих посланиях во Псков уверить, будто «воровство* (так на официальном языке назывались тогда антиправительственные и антифеодальные выступления) — дело рук немногих «бунтовщиков», это не прошло. Псковичи стояли на своем: они действуют «всем городом». Царская грамота признавала: «...псковичи государской милости не ради и его, государевы, грамоты не послушали и поставили ни во что, и меж себя укрепились, что им в городе сидеть». Это подтверждает и новгородский митрополит Никон в письме царю: «У пскович учинено укрепление великое и крестное целованье было, что друг друга не подать и стоять заодно».

Городская беднота в течение всего восстания и даже после «замирения* была наиболее последовательной силой антиправительственного лагеря. Далее в те дни, когда, казалось, «замирение» было предопределено, готовилось крестоцелование по этому случаю, псковичи между собой говорили: «Целовали де мы государю крест одино-ва и за то де крестное целованье и помираем*.

Немало усилий и изощренности понадобилось посланцам Земского собора, псковским администраторам и церковникам, чтобы добиться принесения присяги от псковичей. Пришлось использовать проверенный метод — обращение к «лучшим* людям Пскова. Согласно словам псковского воеводы Львова, который присутствовал в соборной церкви во время приведения псковичей к кресту с повинной, «завотчики» (в том числе Г. Демидов) «говорили во все люди, чтоб тебе, государю, креста не целовать... Да оне же, изменники... говорили про тебя... и твою, государеву, скипетродержаву, что уму человеческому не вме-стимо.,. и к повинной... рук не приложили».

Отвергая  власть  местного  воеводы,  повстанцы  выражали  мысль о личном приезде царя в их город для выяснения претензии псковичей. В том случае, если царь пошлет на Псков «бояр с ратными людьми... и они де жен своих и детей всех побьют, а сами де на зелье все хотят помереть». Обратим внимание на эти слова. Они означают, что псковичи готовы были взорвать порох («зелье») и погибнуть, но не подчиниться царской силе. Такая отчаянная решимость очень показательна. Она под стать самым высоким и героическим деяниям по защите родной страны от иноземных поработителей. Ведь речь идет о детях и внуках тех, кто в 1581 году превратил Псков в недоступную твердыню для войск прославленного полководца Стефана Батория.

Во время восстания псковичи послали на имя царя большую челобитную, которая пришлась не по вкусу правительству. В челобитной говорилось о делах государственного значения. С этим в Москве примириться не смогли. От имени царя дьяк Волошенинов, отвечая на челобитную, заявил: «И нам, великому государю, указывать не довелось, холопи наши и сироты (крестьяне и посадские) нам никогда не указывали*.

Псковичи предлагали выборность судей и другие демократические перемены в управлении, не покушаясь на верховную власть царя. На это из Москвы последовал ответ: «И того... николи не бывало, что мужиком з бояры и с окольничьими и с воеводы у росправных дел быть, и вперед того не будет».

Пока восставшие находились у власти в мятежном Пскове, они предприняли разнообразные меры по обороне города от возможных приступов царских войск, организовали снабжение населения оружием и продовольствием, бдительно следили за соблюдением порядка. Одно время в Пскове закрыли кабаки. Вплоть до жесткой военной блокады Пскова отрядами Хованского (что послужило едва ли не главной причиной прекращения восстания) в городе не ощущалось недостатка в продовольствии. Повстанческие власти — и это чрезвычайно важно — выдавали участникам боевых операций против правительственных войск («тем, кто выходят из города на выласку битца») по пяти четвериков хлеба на месяц «из дворянских житниц... а из государевых де житниц... ничево не давали». Что же касается боеприпасов, то их забирали «из государевы казны». Конфискованное имущество дворян шло на общие нужды. А враги восстания, не уставая, распространяли слухи, рассылали грамоты о бесчинствах и разбоях в восставшем Пскове.

Привлекает внимание еще одна сторона деятельности повстанческого руководства — использование документов для связи и оповещения.

Призывы к восстанию в виде писем исходили из Пскова неоднократно и рассылались в «пригороды и волости. Уже после окончания восстания у псковских челобитчиков на дороге в Москву, в Клину, по доносу были изъяты «смутные письма», содержание которых не раскрыто в источниках.

Псковское восстание 1650 года, таким образом, являет собой яркий пример деятельности повстанческого управления в течение нескольких месяцев. Несмотря на неудачу восстания, оно показало силу сопротивления народных масс растущему угнетению. Большое значение имеет тот факт, что в этом стихийно возникшем «бунте» налицо, с точки зрения исторической перспективы, те зародыши организованности и сплоченности, которые будут характеризовать восстания позднейших времен.

Восставшие совсем неплохо управляли городом и округой без царских администраторов и дворян.

При первом удобном случае псковичи были готовы возродить органы самоуправления времен восстания. Воевода Хованский доносил в Москву, что посадские люди Пскова имеют свой суд и в съезжую избу не ходят. Более того, они с приставами доставляют дворян в земскую избу» «и от того де дворяне плачут». Свои наблюдения Хованский резюмировал так:   «Нынешнее, государь, своевольство немного до прежнего дурна не дошло, естли бы попродлилось». Воевода, разумеется, имел в виду восстание 1650 года.

В марте — апреле 1650 года восстанием был охвачен Новгород Великий. Примерно месячный срок, в течение которого новгородский воевода Хилков был отстранен от управления, ознаменовался деятельностью земской избы. В Новгороде не нашлось столь радикально настроенных вожаков, как в Пскове. Тем не менее и здесь жители обязались круговой порукой о невыдаче друг друга перед лицом возможной царской опалы.

Прослеживается несомненная связь новгородского восстания с псковскими событиями. Восставшие новгородцы особое внимание обратили на то, чтобы отстраненные царские власти не могли переписываться с Москвой. Тщательным образом учрежденные повстанцами заставы и караулы отыскивали у проезжих людей письма и грамоты. Отобранные документы прочитывались и наиболее важные из них оглашались на площади.

Действия новгородских повстанцев во многом напоминали псковские события.

В глазах правительства восстание псковичей приобрело столь опасный оборот, что потребовалось созвать специальный земский собор для принятия мер к «замирению» взбунтовавшегося города. Не решились царские власти на массовые репрессии.

Мы рассмотрели интересующую нас тему лишь на материалах первой половины XVII столетия. А ведь была еще Крестьянская война 1667—1671 годов во главе со Степаном Разиным. В 1695—1698 годах жители Красноярска и уезда не подчинялись воеводам. Изгоняли царских администраторов в Кайгородке, Нерчинске и других пунктах. Но и этого достаточно, чтобы представить накал борьбы народных масс за лучшую долю. В ходе восстаний устранялись царские воеводы, повстанцы стремились собственными силами организовать управление, демократизировать всю жизнь своего города или уезда. Идеи социальной справедливости противопоставлялись приниженному, угнетенному положению народа.

Наши предки не желали чувствовать себя рабами, они боролись как умели и как могли.

Демократические традиции в отечественной истории нельзя забывать. Они напоминают нам о необходимости упорно работать во имя совершенствования нашего общества, заботиться о нравственном здоровье народа.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «История раскрывает тайны»

 

Смотрите также:

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская