Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

АРОН СИМАНОВИЧ

Распутин и евреи

Воспоминания личного секретаря Григория Распутина


Русская история и культура

 

Падение министра внутренних дел Маклакова

 

   Маклаков  попал  в  министры   внутренних   дел   не   вследствие   своих

государственных способностей,  а  исключительно  благодаря  своим  лакейским

способностям. Он умел царя и наследника занимать своими фокусами. Но потерял

он свою должность министра потому, что разошелся с Распутиным. Условия,  при

которых  последовало  падение  Маклакова,  наглядно   характеризуют   власть

царского любимца.

   Я открыл на Фонтанке, в доме №  14  клуб.  Освящение  его  прошло  весьма

торжественно. Основателем клуба считался граф Толстой, а  президентом  клуба

был  выбран  барон  Рооп.   Правление   его   состояло   из   кавалерийского

офицера-поручика  Вермонта(1),  впоследствии  командующего   Северо-западной

белой армией, князя Бермонта-Авалова, графа  Мусвиц-Шадурского,  полковника

кирасирского полка, и прокурора Розена. В  клубе  играли  преимущественно  в

лото, и он должен был  служить  главным  образом  местом  встреч  для  наших

единомышленников. Иногда устраивались вечера и концерты. Я заботился о  том,

чтобы Распутин как можно чаще посещал наш клуб. Этим я хотел заручиться  его

помощью на тот случай, если бы клубу что-нибудь угрожало.

   Распутин  не  играл,  но  он  приходил  на  наши  обеды,  если   на   них

присутствовали люди, которых он ценил. Не приходится  говорить  о  том,  что

наши обеды устраивались  с  большим  великолепием:  ели  и  пили  на  славу.

Распутину подавались его любимые блюда. Это было необходимо потому,  что  он

не ел  мяса,  сладких  блюд  и  пирожных.  Во  время  войны  вина  Распутину

доставлялись из царских погребов или магазина Бродовича. Если Распутин хотел

пить вино вне дома, то его сопровождал полицейский  автомобиль  с  двадцатью

бутылками мадеры.

   Министр внутренних дел Маклаков однажды поручил своему  чиновнику  особых

поручений Николаеву  произвести  ревизию  клуба.  Николаев  нам  сообщил  по

секрету, что целью ревизии является  подыскание  причин  к  закрытию  клуба.

Сначала мы не хотели впутывать Распутина в это дело. Секретарь  клуба  Розен

был  юрисконсультом  очень  влиятельного   реакционного   "Союза   Архангела

Михаила". Мы шутили над тем, что  Маклаков,  несмотря  на  участие  в  клубе

Розена, осмеливался выступать против него. Розен был этим сильно  взбешен  и

говорил, что он уж найдет способ указать Маклакову его  место.  Несмотря  на

это, мы получили через  два  дня  сообщение  градоначальника,  что  клуб  за

несоблюдение устава закрывается.

   Это уже было со стороны Маклакова явное объявление нам войны, и мы решили

добиться падения министра.

 

   По этому поводу я обратился к Распутину и имел с ним следующий телефонный

разговор.

   - Слушай, - говорил я, - нашей хорошей жизни настал конец.

   - Почему? - спросил удивленный Распутин.

   - Закрыли наш  клуб,  потому  что  ты  его  посещал.  Нам  за  это  хотят

отомстить.

   - Приходи ко мне, дурак, - ответил Распутин.

   Я поехал. Он хотел знать, что случилось. Я старался  осветить  дело  так,

что закрытие клуба являлось только интригой против Распутина.

   Распутин обратился к градоначальнику Драчевскому, которому были подчинены

клубы и писал ему

   "Милый, дорогой градоначальник, только в одном месте я мог отдохнуть.

   Отмени твое распоряжение о закрытии клуба,  не  делай  глупостей.  Ты  не

смеешь подставлять нам к горлу нож. Выслушай подателя сего".

   Мы  послали  к  градоначальнику  депутацию,  которая  состояла  из  графа

Толстого, Розена и Вермонта. Градоначальник принял депутацию очень  любезно,

но сообщил ей, что постановление о закрытии клуба состоялось без его ведома.

Он лично ничего против клуба не имеет. Распоряжение о  закрытии  клуба  дано

министром внутренних дел. "Я  получил  от  него  даже  выговор  за  то,  что

задержал на два дня закрытие клуба", - пояснил он.

   Я  поехал  к  Распутину  и  подробно  передал  ему  наши   переговоры   с

градоначальником. Чтобы его  больше  разозлить,  я  прибавил,  что  Маклаков

закрыл наш клуб только потому, что он считает клуб гнездом  Распутина,  где,

по словам Маклакова, конокрад Распутин устраивает свои оргии.

   Распутин  очень  разозлился.  Он  бегал  по  комнате  и  ругал  Маклакова

площадными словами, причем нужно заметить, что Распутин  умел  ругаться.  Он

владел такими отборными ругательствами, что даже мужчинам становилось не  по

себе от них.

   - Если он думает, что он оседлает меня потому, что у него длинные  усы  и

он умеет развлекать наследника, и поэтому он творит разные глупости,  то  он

весьма ошибается. Я ему покажу... Уж помянет он меня.

   Он подсел к своему письменному столу и написал министру следующее письмо:

   "Слушай, министр. Ты  думаешь,  что  потому,  что  царь  привез  тебя  из

Чернигова вследствие твоей длинной бороды, и потому, что  ты  комедиант,  ты

можешь делать все, что ты хочешь. Когда ты приехал из  Чернигова,  твои  усы

были напыщены, но я их тебе сорву. Ты закрыл мой клуб, и за это ты  получишь

щелчок от меня. Благодари Бога  и  отца  Григория,  что  я  ограничусь  лишь

щелчком. Ты был дураком и дураком останешься. Ты можешь на меня  жаловаться,

мне начхать на тебя".

   Распутин передал мне письмо,  вызвал  по  телефону  начальника  охранного

отделения и потребовал подать ему автомобиль. В нем он немедленно отправился

в Царское Село, чтобы жаловаться на Маклакова царю. Перед отъездом он просил

Николая освободиться от других занятий, так как он имеет к нему важное дело.

   Министра  внутренних  дел  немедленно  уволили.  Распутин   сообщил   мне

результат своих переговоров по телефону, и  я  просил  членов  нашего  клуба

отправиться к Маклакову, чтобы передать ему письмо Распутина.

   - Почему вы не передали мне  письма  Распутина  до  моего  увольнения?  -

воскликнул в отчаянии Маклаков. -

   Я закрыл клуб потому, что Распутин творил там разные безобразия.

   - Распутин знал, что вы безобразничаете в других местах, но ничего против

вас не предпринимал, - ответил один из членов нашего клуба.

   Приведенный выше поступок Распутина  сильно  поднял  его  популярность  в

обществе. Все чиновники старались ему  понравиться  и  услужить.  Стремление

заискивать  у  Распутина  принимало  иногда  весьма  некрасивые  формы.  Мне

приходилось часто  наблюдать,  как  высокопоставленные  лица,  миллионеры  и

духовные лица унижались перед этим неотесанным  мужиком.  Одного  слова  его

было достаточно, чтобы  решить  судьбу  человека.  Стремление  получить  при

посредстве всемогущего Распутина всякие выгоды являлось поводом к  выявлению

всевозможных низменных страстей.

 

 «Распутин и евреи »        Следующая страница >>>

 

Последние добавления:

 

Финская война  Налоговый кодекс  Стихи Есенина

 

Болезни желудка   Стихи Пушкина  Некрасов

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души    Орден Знак Почёта 

 

Книги по русской истории   Император Пётр Первый