На главную

Оглавление

 


«Жизнеописания знаменитых греков и римлян»


ДРЕВНИЕ ГРЕКИ

 

Солон

VII-VI вв. до н.э.

 

Знаменитый афинский законодатель и поэт Солон считался в древности одним из «семи мудрецов». Он происходил из знатного, но обедневшего рода. Отец Солона был человеком небогатым, и после его смерти у сына не осталось почти никаких средств к существованию. Принимать помощь от чужих людей юноша не хотел и поэтому решил попытать счастья за морем. В те времена в Афинах торговлей с заморскими странами занимались только немногие смельчаки. На кораблях они отправлялись с афинскими товарами в дальние страны, а оттуда привозили дорого ценившийся в Афинах хлеб. Подобное путешествие было делом опасным, но зато одна удачная поездка могла сделать человека богатым.

 

Солон отправлялся в плавание не только ради наживы, но не для того, чтобы повидать свет, приобрести жизненный опыт и познакомиться с жизнью разных народов. К наживе ради наживы Солон не стремился. В своих стихах он писал, что одинаково, богаты и те,

 

...у кого серебра в изобилье,

Золота   много,   земли   и   плодородных

полей, Есть и кони и мулы. Но счастлив и тот,

кто имеет Крепкие бёдра и грудь, силу и резвость

в ногах...

 

Солон разбогател, но свое доброе имя и доблесть он ценил выше приобретенного богатства.

Вернувшись на родину, Солон застал в Афинах ожесточенную борьбу различных групп населения. Простой люд не имел земли и находился в кабале у кучки знатных (эвпатридов). Народ требовал земли и свободы и> боролся против власти эвпатридов.

 

Солон стал на его сторону и вскоре приобрел уважение и любовь простых людей. Свой чудесный дар поэта Солон отдал на службу народу. Он стал сочинять стихи, которые в Афинах все знали наизусть; в них поэт внушал необходимость взаимных уступок и примирения для блага родины.

 

В это время Афины вели долгую и тяжелую войну за остров Саламин с соседним государством Мегарами. Остров этот закрывал путь кораблям в Афины и из Афин. Мегарцы, владевшие островом, могли легко помешать привозу хлеба в Афины (своего хлеба в Афинах не хватало), и тогда городу грозил голод. Афинянам необходимо было захватить Саламин, чтобы открыть свободный подвоз хлеба. На короткое время афинскому войску удалось овладеть островом, но внутренние волнения и борьба партий привели к тому, что удержать его не смогли.

 

Правившие в Афинах богатые эвпатриды имели достаточно хлеба со своих полей и не нуждались в заморской торговле. Война за Саламин не сулила им выгод, поэтому они издали закон, под страхом смерти запрещавший поднимать в народном собрании вопрос о Саламине.

 

Простые люди — ремесленники, матросы, торговцы, портовые рабочие — стояли за продолжение войны, так как прекращение морской   торговли   вело   к   росту   цен   на хлеб, а это означало для них разорение и нищету.

 

Во главе городского люда Солон боролся за возобновление войны. Чтобы обойти закон, запрещавший поднимать вопрос о Саламине, он притворился сумасшедшим.

 

Как-то раз афиняне увидели странного человека с маленькой шапочкой на голове, который вприпрыжку бежал к городскому рынку. Это был Солон. На рынке его окружила толпа зевак: слух о его помешательстве уже распространился по городу. Солон забрался на камень, с которого обычно говорили ораторы в народном собрании, но вместо речи стал читать нараспев свои стихи:

 

На   Саламин   поспешите,   сразимся   за остров желанный,

этим с себя и с Афин тяжкий мы снимем

позор...

 

Народ откликнулся на призыв Солона и заставил отменить суровый закон, запрещавший вспоминать о Саламине. Война вскоре возобновилась. Во главе афинского войска встал Солон.

 

Вскоре он со всем флотом отплыл к мысу, лежащему против острова Саламин. Здесь афинские женщины справляли тогда праздник фесмофорий в честь богини Деметры. Солон приказал женщинам уйти прочь, а юношам, еще не имеющим бороды, переодеться в одежды женщин, спрятать под платьем оружие и делать вид, что они продолжают празднество. После этого Солон послал на Саламйн верного человека, который должен был выдать себя за перебежчика и посоветовать мегарцам побыстрей отправить корабль на аттический берег, где они смогут захватить знатных афинских женщин.

 

Мегарцы поддались на обман: они высадились на берегу Аттики. Афинские воины неожиданно напали на них и всех перебили. Затем афиняне поплыли на Саламйн и овладели островом.

 

Торжество афинян было полным. Солон прославился и стал самым знаменитым человеком во всей Аттике.

Большинство жителей Аттики во времена Солона занимались сельским хозяйством. Однако уже начали развиваться и ремесла. Кроме крестьян и знати, в Афинах уже жило немало ремесленников, моряков и торговцев, а также иностранцев-метеков.

 

Большинство эвпатридов владели своими родовыми землями и обрабатывали их с помощью рабов и свободных крестьян. В руках крестьян были только мелкие участки земли. Лучшие земли захватили эвпат-риды, а крестьяне зачастую с трудом могли прокормить свои семьи. Им приходилось просить у знати в долг семена, рабочий скот, земледельческие орудия.

 

Мало-помалу крестьяне попадали в долговую кабалу к богачам-эвпатридам или к городским ростовщикам. Трудясь с раннего утра до позднего вечера, крестьянин не мог избавиться от долгов, так как отдавал значительную часть своего урожая эвпатриду. В случае неуплаты в срок земля переходила к кредитору, а крестьянин вместе с семьей становился рабом.

 

Многие крестьяне, измученные непосильным трудом, вынуждены были бросать свои участки, продавать детей в рабство и бежать в город. Наиболее отважные поднимали восстания против эвпатридов, требовали отмены долгов и возвращения своей земли.

 

Народ хотел поставить во главе Афин человека, который смог бы провести необходимые реформы. Взоры всех обратились на Солона. Богатые поддерживали его как человека зажиточного и осторожного, а бедные знали, что он не принимал участия в несправедливых делах эвпатридов.

 

В 594 г до н. э. Солона избрали архонтом, чтобы он прекратил внутренние раздоры. Солон стал посредником между борющимися партиями и получил право отменять или сохранять старые законы и вводить новые.

 

Обе партии предлагали Солону сделаться единоличным правителем для того, чтобы он мог действовать более решительно. Однако Солон отказался, говоря, что тирания — это такое место, на которое не так трудно забраться, как трудно его оставить; да и для государства тирания может стать злом.

 

Но, отказавшись от единоличной власти, Солон не .проявил и излишней мягкости. Он твердо и решительно провел необходимые реформы. По его словам, старался «сочетать силу со справедливостью» и, где только можно, сохранять старые порядки и учреждения. Солон боялся крайностей и потому не хотел и не мог полностью удовлетворить требования обездоленного народа.

 

«Если в государстве перевернуть все вверх дном, то потом не хватит сил поставить все на место»,— утверждал он.

Крестьяне требовали, чтобы землю распределили всем поровну. Солон был против этого и утверждал, что нельзя

дать худым и благородным долю равную иметь...

 

Эвпатридов Солон призывал не быть столь жадными, напоминая, что народ не откажется от своих прав.

 

Прежде всего, Солон издал закон, который должен был удержать бедняков от немедленного восстания. Он отменил все долговые обязательства и запретил на будущее время обращать афинских граждан за долги в рабов.  В Афинах сущест вовал обычай ставить на земле должников каменные столбы, на которых обозначалась сумма долга и срок его уплаты. Пока на поле стоял такой столб, крестьянин не мог распоряжаться своим урожаем. Весь собранный  хлеб   принадлежал   кредитору.

Солон приказал снять с полей все такие столбы.

 

Проданных за долги в рабство за границу Солон велел разыскать и выкупить за государственный счет.

Солон с гордостью писал в одном из своих стихотворений, что о пользе его деятельности свидетельствует сама земля .Аттики, освобожденная им от рабства:

 

...Мать  чёрная  Земля,   с  которой  снял

тогда

Столбов поставленных я много долговых,

Рабыня   прежде,   ныне   же   свободная.

На родину, в Афины, в богозданный град

Вернул   я   многих,   прежде   в   рабство

проданных...

Иных, ещё в позорном рабстве живших

здесь

И трепетавших перед прихотью господ,

Всех я освободил...

 

Этот закон Солона назвали «сисахфия», что   значит   «освобождение   от   бремени».

Однако бедняков не удовлетворил новый закон, они были недовольны тем, что Солон не разделил землю поровну и не установил полного равенства граждан, как это сделал в свое время в Спарте Ликург. Впрочем, афиняне продолжали верить Солону и поручили ему составить новые законы для государства.

 

Солон начал с отмены старинных законов Драконта, которыми за все преступления, даже самые мелкие, установлено -было   только   одно   наказание — смерть.

 

Затем Солон приступил к преобразованию  управления   государством.   До  этого времени власть в Афинах принадлежала эвпатридам, народ не участвовал в управлении. Все дела вершил совет знати (ареопаг), который назначал должностных лиц — архонтов. Суд также находился в руках знатных. Народное собрание не имело почти никакого значения. Солон привлек к управлению государством не только эвпатридов, но и богатых людей простого происхождения. Всех граждан он разделил на четыре разряда в зависимости от их дохода. Граждане первых трех разрядов могли занимать государственные должности и несли службу в сухопутном войске. Бедняки (феты) имели право участвовать только в народном собрании и в судах. У них не было средств на приобретение оружия, и потому в войске они составляли вспомогательные отряды или служили гребцами на кораблях.

 

Высшей законодательной властью в Афинах стало народное собрание. В нем могли участвовать все полноправные афинские граждане; рабы, женщины и метеки не имели никаких политических прав.

 

Из старых государственных учреждений Солон сохранил ареопаг, поручив ему наблюдение за выполнением законов.

 

Солон поощрял развитие ремесел. Для того чтобы в стране не было нищих, он издал закон, по которому сын мог не кормить престарелого отца, если тот не выучил его какому-нибудь ремеслу.

Законы Солона должны были действовать в течение 100 лет.

 

Половинчатость новых законов вызывала постоянное недовольство. К законодателю ежедневно приходили люди: одни просили у Солона разъяснений, другие требовали добавлений к законам и изменений.

 

...я   словно   волк   вертелся   среди   стаи

псов,—

 

вспоминал Солон об этом времени.

 

Солон решил покинуть Афины на 10 лет. Он считал, что за эти годы граждане привыкнут к новым законам, и взял с них клят ву, что они ничего не будут менять в законах до его возвращения.

 

Во время своих странствий Солон побывал в Египте, на острове Кипре, а затем по просьбе лидийского царя Креза приехал в его столицу Сарды, в Малой Азии. Крез1 считался самым богатым из царей того времени. Его дворец блистал великолепием, одежды придворных — роскошью. Каждого встреченного им во дворце придворного Солон принимал за царя. Когда же, наконец, Солона привели к самому Крезу и царь приказал открыть перед афинянином свою сокровищницу, все ожидали, что изумлению Солона не будет границ. Однако Солон остался безразличным.

 

«Знал ли ты кого-либо счастливее меня?» — спросил царь.

 

«Да, конечно,— ответил Солон.— Моего земляка Телла. Он был честным и порядочным человеком, умер, сражаясь за родину, и детей своих воспитал так, что они стали хорошими и уважаемыми гражданами».

 

Крез был очень удивлен, что гость предпочитает судьбу ничтожного афинянина его судьбе. Надеясь, что тот одумается, он спросил: «Кто же, по-твоему, самый счастливый человек после Телла?» Теперь уж он не сомневался, что Солон назовет его имя. Но вместо этого Солон рассказал ему о двух братьях, Клеобисе и Битоне, мать которых была жрицей богини Геры. Юноши выросли могучими богатырями и всегда побеждали во всех состязаниях.

 

Существовал обычай, что жрица Геры в праздник богини должна была торжественно подъехать к храму на колеснице, запряженной белыми волами. Как-то случилось, что в день праздника волов не смогли найти. Тогда юноши сами впряглись в тяжелую колесницу и привезли мать в храм. Все афиняне прославляли братьев, а мать обратилась к Гере с молитвой, прося наградить Клеобиса и Битона за их подвиг высшим счастьем, возможным для человека. Богиня исполнила просьбу матери. В ту же ночь, без боли и печали, они скончались во сне. Что может быть счастливее, чем умереть без страданий на-вершине славы и почета?!

 

«А меня ты не считаешь счастливым?!» — воскликнул царь.

 

«Не знаю,— ответил Солон. Он не желал льстить царю, но и не хотел гневать его.— Боги наделили нас таким умом, который не позволяет предвидеть будущее. Счастливцем можно назвать только того, кто, прожив жизнь до конца, не познал горя и несчастья. Считать счастливым человека, еще живущего,— все равно, что пррвозглашать победителем воина, еще не закончившего поединка». С этими словами Солон удалился.

 

В это время в городе Сардах проживал знаменитый баснописец Эзоп. Встретив Солона, Эзоп сказал ему: «С царями, Солон, или вовсе не следует разговаривать, или надо стараться говорить им только приятное».

 

«А я думаю,— ответил Солон,— с царями или не стоит совсем разговаривать, или надо говорить им чистую правду».

 

Солон оказался прав. Спустя некоторое время Крез потерпел поражение в войне с персидским царем Киром. Крез попал в плен, и по приказу победителя его должны были сжечь на костре. Связанного Креза возвели на костер в присутствии персидских вельмож и самого Кира. Когда языки пламени стали уже лизать сучья костра, Крез стал громко кричать: «О, Солон, Солон!..» Удивленный Кир велел погасить пламя и спросить, кто такой этот Солон, которого несчастный пленник призывает в последние минуты.

 

«Это — греческий мудрец,— ответил Крез.— Он предупреждал меня, что пока человек жив, его нельзя называть счастливцем, так как никто не знает, что с ним случится завтра...» И Крез рассказал Киру, что только на костре он понял, как глупо было похваляться перед Солоном своим богатством, которое он тогда считал равным счастью.

Кир помиловал Креза. Так сказанные некогда мудрые слова Солона спасли жизнь лидийскому царю и отвратили персидского от ненужной жестокости.

 

А в Афинах в отсутствие Солона снова начались волнения.

 

Хотя солоновские законы еще сохранялись, но многие были недовольны своим положением и стремились к государственному перевороту. Среди них выделялся дальний родственник Солона и его соратник по войне за остров Саламин — Писистрат. Это был умный, деятельный человек, понимавший тяжелое положение народа. Писистрат обещал провести передел земли и другие реформы, которых требовали бедняки, и для этого добивался для себя неограниченной власти (тирании).

 

Аристократы боялись, что Писистрат, захватив власть, распределит землю поровну между всеми гражданами. Многие ненавидели Писистрата так сильно, что жизни его угрожала опасность.

 

И вот однажды Писистрат прибежал на площадь народного собрания, обливаясь кровью, крича, что., его противники напали на него и чуть не убили. Хотя кое-кто утверждал, что никто не покушался на Писистрата, а раны он нанес себе сам, народ все же постановил дать ему телохранителей из беднейших крестьян, вооруженных простыми дубинами. С помощью этого отряда Писистрат захватил афинскую крепость (560 г. до н. э.) и стал править подобно древним царям.

 

Враги Писиотрата вынуждены были бежать из Афин. Солон был уже старым человеком и не хотел вмешиваться в борьбу сограждан. Однако поступок Писистрата  вызвал его возмущение.  Несмотря  на свою старость, Солон пошел в народное собрание, которое, согласно обычаю, происходило на рыночной площади. Солон стыдил граждан, подчинившихся насилию, и призывал их не отказываться от древней свободы.

 

«Еще несколько дней назад,— говорил он,— было так легко помешать возникновению тирании. Теперь же, когда она уже выросла и окрепла, искоренить ее будет значительно труднее». Но никто не слушал Солона, все были в страхе. Многие друзья предостерегали Солона и советовали ему бежать, так как Писистрат может расправиться с ним.

 

«На что ты надеешься?» — спрашивали они его.

 

«На   мою   старость»,— ответил   Солон.

 

Он оказался прав. Писистрат не только не стал мстить Солону, но всячески подчеркивал свое уважение к нему. Он оставил в силе большую часть солоновских законов и сам подавал пример повиновения этим законам.

 

Под конец жизни Солон уже не пытался ничего изменить в ходе государственных дел. Он писал стихи, воспевая то, что приносит людям радость,— тихую и мирную жизнь, каждый возраст которой имеет свою прелесть. Жизнь человеческая, по мнению Солона, изменяется каждые семь лет. Первое семилетие завершается тем, что у ребенка происходит смена зубов, к концу второго — у мальчика появляются признаки зрелости, к концу третьего — пробивается борода, и лишь в четвертом семилетии наступает расцвет физических сил. Жениться Солон советует в пятом семилетии. Лучшая пора в жизни мужчины — акме — это годы от 35 до 56, то есть шестая, седьмая и восьмая семилетки.

 

Ум человека в шестую седмицу вполне

созревает

И не стремится уж он к неисполнимым

делам...

...Мощен ещё человек и в девятой, однако

слабеет

В  рвёнье  к  великим  делам   разум  его

и язык.

Если ж достигнет ещё и десятой конца

семилетки,

Не преждевременной смерть будет тогда

для него.

 

Предел возраста, устанавливаемый в стихах Солона, многим казался преувеличенным, так как продолжительность жизни в те времена была короче.

 

Крайний   предел   жития   без   забот,   без болезней — десятков

Шесть   (но не более)  лет, боги, пошлите

вы мне,—

 

писал незадолго до Солона поэт Мимнерм. Жизнелюбивый Солон возражал ему, говоря, что хочет

 

Восемь    десятков    прожить — после  же смерть пусть придёт.

 

Желание Солона исполнилось, он умер глубоким стариком.

 

Преобразования Солона подорвали господство родовой знати, но власть в государстве не перешла к народу. Ее захватили богатые рабовладельцы и крупные торговцы.

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100